ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Иоан Флеров. «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России». (Часть I, Отделение I)

 Во времена, когда Западная Русь (Украина и Белоруссия) была под властью польско-литовских магнатов и  католическим гнетом, православные братства были основной опорой в борьбе западно-русского народа. Братства организовывали православных, занимались благотворительностью и просвещением, а также играли важную роль в сопротивлении ополячиванию и окатоличиванию. Пример работы православных братств актуален и сейчас, когда на Украине и в Белоруссии, при активном участии внешних сил, православная Церковь под угрозой раскола и опять наступает униатсво. Учитывая важность данной темы, мы продолжаем публикацию в современной орфографии книги Иоана Флерова «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России».  По мере подготовки, книга будет выкладываться частями. Ранее мы опубликовали Вступление, а сейчас представляем Первую часть книги.

 Редакция сайта «Западная Русь»

 




 

 

Открыть книгу в формате PDF

О ПРАВОСЛАВНЫХЪ

ЦЕРКОВНЫХЪ БРАСТВАХЪ,


ПРОТИВОБОРСТВОВАВШИХЪ УНIИ ВЪ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ,
ВЪ XVI, XVII, И XVIII СТОЛЕТIЯХЪ.

Созижду Церковь Мою, и врата
адова не одолеть ей.
Мат.  
XVI, 18

 

СОЧ. СВЯЩЕННИКА, МАГИСТРА,

Iоанна Флерова.


САНКТПЕТЕРБУРГЪ
.

ИЗДАНИЕ КНИГОПРОДАВЦА Н. Г. Овсянникова.

1857.

 

 


                           

                     

Оглавление:

 

       Вступление
       Часть I
       Отделение первое      

 

           Устройство православных церковных братств.

 

      Отделение второе.

 

       Об отношении братств ко властям гражданской, духовной и между собою.

       

     Часть I I

 

     Отделение первое  -

 

           Цель братств и средства к достижению цели.


           Отделение второе

 

             Глава I.    Братские школы и типографии.

            Глава II.   Заботливость братств о построении и благолепии православных храмов.
            Глава III.  О стремлении братств поддерживать Православие  чрез охранение прав Церкви и порядка по ее управлению.

         Глава IV.  О материальных средствах братств.

 

 

                                                                                                          

 



 

 

ЧАСТЬ 1.

УСТРОЙСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ ЦЕРКОВНЫХ БРАТСТВ.

 

Братства, как определённые общественные учреждения, имели: 1) свой определенный состав и внутреннее управление, и 2) — свои отношения ко властям гражданским, духовным и между собою. С этих двух сторон мы и рассмотрим их в первой части нашего исследования.

 

ОТДЕЛЕНІЕ ПЕРВОЕ.

О СОСТАВЕ И ВНУТРЕННЕМ УПРАВЛЕНИИ БРАТСТВ.

 

ГЛАВА I.

О ЧЛЕНАХ СОСТАВЛЯВШИХ БРАТСТВА.

Братства обыкновенно учреждались при Церквах или монастырях и от них получали свое название; так напр., Братство Львовское называлось Братством Успения Пресвятой Богородицы; Братство Виленское — Братством Св. Троицы; Братство Луцкое — Крестовоздвиженским; Киевское и Могилевское — Богоявленскими; — от имени тех храмов, при которых они были устроены. Для сего, члены Братства, или вновь основывали Церкви (63), или прежде сего построенные принимали в свое распоряжение, с дозволения короля (64). Кроме Церквей, Братства учреждали и имели на своем содержании и попечении монастыри, богадельни, госпитали, странноприимные дома, школы и типографии.

Желая основать то или другое Братство, православные составляли для него устав, руководствуясь уставами прочих старейших Братств (65). — В братском уставе были изложены и правила, которые члены Братства обещались клятвенно исполнять, и цель, к которой должно было стремиться Братство, и права, коими оно должно было пользоваться; такой устав они представляли королю на утверждение; король одобрял их богоугодное дело и давал свою грамоту на учреждение Братства (66). Тогда же члены Братства вписывали имена свои в так называемый Братский каталог, или список (67).

(63) Пам. Киев. Ком. Т. I. гр. 3; Т. II. грам. 4. стр. 86. —Могил. Ведом. 1847 г. А№ 32. стр. 775—776.

(64) Так напр. Братство Виленское устроилось при церкви Святой Троицы, построенной еще в 1330 г. Мариею, супругою Ольгерда. Она была возобновлена и украшена княгиней Еленой, супругою короля Александра, и особенно в 1590 году князем Константином Ивановичем Острожским (собран. Вил. грам. приложение III. стр. ХХХѴІІІ.). В 1584 году бурмистры, радцы и лавники Виленские, православной Веры, получили от короля «jus patronatus» над монастырем Святой Троицы, где находилась и церковь Свято-Троицкая (Акты Запад. Рос. Т. III. № 144. стр.£286.). Братство Львовское устроилось при церкви Успения Пресвятой Богородицы, построенной также прежде (Ж. Μ. Η. П. 1849 года. Апрель, отд. II стр. 3.).

(65) Могил. Губер. Ведом. за 1851 год. № 35.

(66) Собр. Вил. грам. Ч. И. №№4, 16, 31 и 42.

(67) Там же. № 16. стр. 36.

Каталоги эти обыкновенно начинались так: «на сие (то есть — на учреждение Братства), мы все, нижеименованные лица, люди обоих сословий: духовного и светского, согласившись одним сердцем и одними устами, и целовав честный крест, каждый за всех и все за каждого, держась православия и соединившись духом пламенной любви, для соблюдения нижеписанных христианских братских повинностей и порядков, в сей братский список вписываемся» (68).

Члены, из которых состояло то или другое Братство, были разного звания и чина, как-то: митрополиты, архиепископы, епископы, игумены, иноки, священники, а из светских: князья, дворяне, паны, шляхтичи, мещане (69).

(68) Смотр. «Уписъ Кiевскаго Братства»—(1616—1631 года);—в Памяти. Киевск. Комм. Т. II. отд. I. стр. 39

(69) Некоторые из каталогов Братских дошли до нашего времени, напр., список замечательнейших лиц; вписавшихся в книгу Львовского Братства, со времени основания сего Братства Антиохийским патриархом Иоакимом в 1586 году (Пам. Киев. Ком. Т. III. стр. 90—93); каталог лиц, принадлежавших к Луцкому Братству (Киевл. за 1841 год. стр. 317); также список некоторых лиц—более замечательных, принадлежавших к Могилевскому Богоявленскому Братству (Мог. Губ. Вeд. за 1847 г. № 35. стр. 831—832). Из этих каталогов видно, что к Братствам действительно принадлежали члены разного сословия и звания. Напр., к Братству Могилевскому: Петр Могила и Сильвестр Коссов—митрополиты Киевские; Иосиф Горацкий, епископ Мстиславский; Каллист Заленский и Иерон Климович, наместники епископии Бeлорусской; Иоанн Огинский—тиун Тройский; Богдан и Михаил Стеткевичи—каштеляны Новогородские; князь Петр Трубецкой; граф Игнатий Рудаковский, посланник Российский для защиты православия и проч. Всех выписных братий, с 1634 по 1734 год, было более 300 (см. выше). В 1596 году, в Братство Львовское вступили князья Кирилл и Роман Ружинские, и князь Адам Вишневецкий (Ж. Μ. Η. П. 1849 г. за месяц Май. стр. 74). В 1591 году, в Виленское братство вступили Полоцкий архиепископ, многие сенаторы и из, «кола рыцарского (дворяне)». (Там же. стр. 64|с В Луцкий Братский каталог—полковник Константин Волк, сотник Антон Дамлевич, Семен Скороход и другие Запорожские козаки—» со всеусердием вписывали имена свои и обещания готовымися быти при Вeрe и Церкви святой Восточной, примножати и размножали даже до послeдняго времени» (см. Луцкий каталог). Кромe того, из многих грамот, данных, в разное время, тому иди другому Братству, видно, что в Братства могли вписываться лица всeх сословий и чинов (Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 4. грам. Ш; собр. Вил. грам. Ч. II. № № 1, 4, 16 и пр.).

 Из дошедших до нас каталогов братских видно, что к членам Братств принадлежали некоторые из господарей Молдавских и Валахских, и многие из знатнейших Фамилий русских (70). Были примеры, что в Братства вступали священники с целыми приходами, как напр., в 1591 году, Гологурский священник со всем своим приходом вступил в Братство Львовское (71). В последствии; в числе членов Братств встречаются и лица женского пола (72). К Братству могли принадлежать лица, бывшие прихожанами других церквей (73). От членов Братства, равным образом, не требовалось, чтобы они были жителями того города, где находилось Братство; напротив, они могли иметь жительство в городах отдаленных и даже в других государствах (74).

(70) Так Львовское Братство в списках сочленов своих считало Молдавских и Волохских господарей, князей Острожских, Слуцких-Олельковичей, Вишневецких, Коширских, Рожинских, Збаражских, Дубровицких, Заславских, Пронских, Путятичей, Панов, Немировичей, Бучацких, Сташков, Завишей, Кирдеев, Юршей и проч. К Братствам Виленскому и Могилевскому «крестоносному» причислялись князья Голыпанские, Друцкие, Лукомские, Полубенские, Соколинские, Горские, Огинские, паны Ильиничи, Скумины, Тишкевичи, Пузыны, Гарабурды, Ходкевичия Стеткевичи, Воловичи, Хребтовичи, Кмиты, Корсаки, Довайны, Сапеги, Древинские, Войны, Тризны, Одинцы, Корольковичи, Горностаи, и друг. (См. Акт. Зап. Рос. Т. IV. прим. 22. стр. 7.).

(71) Ж. Μ. Η. П. 1849 г. за Май месяц, стр. 62.

 (72) В 1630 г. в Братство Львовское вписалась Молдавская княжна Анна Могилянка (там же. месяц Июнь стр. 143. См. также Мог. Вед. 1847 г. № 32. стр. 777.).

(73)    См. чин Львовского Братства, переданный Братству Берестейскому (Собр. грам. и акт. Мин. Губ. Л? 139. стр. 305). Также Пам. Киев. Ком. Т. III. стр. 13. пунк. 24.

(74)    Так напр. между вписными братьями Могилёвского Братства, кроме войтов, бурмистров, радцов и прочих граждан Могилевских, встречаются имена граждан Киевских, Виленских, Смоленских, Слуцких, Оршанских, Дисненских, Полоцких, Шкловских, Кричевских, Горецких (Мог. Вед. 1847 г. Л? 35. стр. 831, 832.). А что членами Братства могли быть иностранцы или жители других государств, это подтверждается примером господарей Молдавских и Волохскнх, принадлежавших к Львовскому братству, а также примером графа Игнатия Рудаковскаго, бывшего в Польше посланником от восточной России, для защиты православия, и вписавшегося в Могилевское Братство (см. выше, прим. 69 и 70).

Члены Братства обыкновенно навивались братьями (75), или братчинами (7б). — Когда кто-либо желал вновь вступить в Братство, мещанин, или шляхтич, живущий в предместий, или вообще из какого бы звания кто ни был, как туземец, так и сторонний; то он должен был прежде всего объявить о себе Братству чрез братского пресвитера. И ежели он соглашался исполнять все Братские правила и постановления, то должен был целовать честный крест из рук пресвитера и руку иерейскую, и каждому брату подать руку свою, в знак верности тому Братству (77). Вообще, при вступлении в Братство, присягали в хранении тайны, в верности и послушании (78).

(75) Соб. Вил. гр. Ч. II. гр. 3. стр. 6; гр. 4. стр. 8; грам. 11, стр, 24. Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 10 и. много друг. мест.

(76) Ж. Μ. Η. П. статья: Летоп. Львовского Братства, — 1849 г. Апрель, Май и Июнь; 1850 г.— Май, Июнь, Июль, Август—на каждой странице.

(77) Уст. Луц. Брат. пун. 1;—Львов. Брат. пункт 3.

(78) Ж. Μ. Η. П. 1849 г. за Июнь. отд. II. стр. 148.

 



 

ГЛАВА II.

О ВЗАИМНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ОВЯЗАННОСТЯХ ЧЛЕНОВ БРАТСТВ

1) ВЫБОР СТАРШИХ БРАТЧИКОВ И ЗНАЧЕНИЕ ИХ В БРАТСТВЕ.

Каждый год братчики должны были выбирать из среды своей четырех, особенно честных и добродетельных мужей, для попечения обо всем, что необходимо и полезно Братству и им поручать старейшинство над Церковным Братством (79). Выбор же четырех старших братий и распределение между ими должностей и «послуг Церковных», смотря по достоинству, кто к чему способен, происходил в определенный день, «в первую неделю Антипасхи» (т. е. в неделю Фомину) (80). Никто не должен был противиться выбору; а если бы кто сделал это без всякой уважительной к тому причины, то подвергался штрафу — именно, давал три безмена воску (81). Избранные таким образом в старшие братья назывались «рочными справцами» (82) или «справцами известного рока», (года) (83), также старшими (84), старостами (85), или наконец — старшими братчиками, как это было в Братстве Львовском (86). Братчики обязаны были повиноваться старшим братчикам и во всем оказывать им уважение. Старший братчик был самым ближайшим лицом, к посредству которого прибегали члены Братства в случаях несогласий и споров; он был первым судьей, который судил виновных (87). По отношению ко всему Братству, старшие братчики были представителями его пред гражданским начальством; так они, от лица всего Братства, представляли королю грамоты па утверждение Братских прав и привилегий (88), в случае обид и притеснений, вносили протесты в городские книги, ходили по судам, вели продолжительные процессы, подавали королю апелляции (89).

(79) Уст. Львов. Брат. пунк. 5; Уст. Луцк. Брат. пун. 1; см. также собр. грам. Мин. Губ. № 139. стр. 307.

(80) Уст. Луц. Братства, пун. 1. и многие друг. места.

(81) Устав Львов. Брат. пункт 8.

(82) Собр. Вил. грам. Ч. II. Л? 4. стр. 11. 

(83) Там же, № 1. стр, 1.

(84) Там же. № 16. стр. 32.

(85) Там же. № 2. стр. 3 и 4.

(86) Почти на каждой странице в Лет. Львовского Братства (см. выше, прим. 76).

(87) Собр. Вил. грам. Ч. И. № 4. стр. 11;—№ 16. стр. 35 — 36; Устав Могил. Брат. (Могил. Губ. Вед. 1848 г. № 10). 

(88) Собр. Вил. грам. Ч. II. 16. стр. 32;—№ 31. стр. 75.

(89) Ж. Μ. Η. П. 1849 г. Апрель, отд. II. стр. 12; Май. отд. II, стр. 79, 81 снос. со стр. 74; 1850 г. Май. отд. II. стр. 59 и 71.

 

Гражданское начальство, с своей стороны, обращалось прямо к старшим братчикам, когда дела касалось всего    Братства, требовало    к    себе для ответа и подвергало их    штрафу и    наказанию    за    все Братство (90). Старшие братчики действовали во всех подобных случаях от лица всего Братства, и потому в королевских грамотах мы нередко встречаемся с выражениями: такие-то «рочные справцы предстали пред нами именем всее брати Братства» такого-то (91), или    — «в особе всего Братства Церковнаго» такого-то (92). Вообще значение старших братчиков можно выразить следующими словами членов Луцкого    Братства, по случаю    собрания их, в 1686 году, для выбора старост: «мы.... (такие-то), говорится в их постановлении, единогласно,-.из среды себя избрали старших братий и смотрителей Церкви Божией (таких-то), даючи означенным их милостям полную свободу и всякого рода власть печись о благосостоянии Божией Церкви нашей Луцкой Братской и монастыря нашего; и что упомянутые их милости постановят, то долженствует быт столь же важным,> . как бы совершено было в собственном присутствии всех нас» (93).

(90) В 1596 году король Сигизмунд III поручил Львовским бурмистрам и радцам употребить все средства, дабы Братство склонить к Унии. Поэтому магистрат с небывалою вежливостью пригласил старших братчиков в ратушу; каждый бурмистр и радца в самых льстивых выражениях представляли, что вступлением в Унию братчики обеспечат себе и своему потомству покой и счастье и будут наравне с ними свободно пользоваться торговыми и ремесленными правами. Молча, с покорностью слушали Русины соблазнительные речи; кланялись, ни соглашаясь, ни отказываясь, и ушли домой (Ж. Μ. Η. П. 1849 г. месяц Май. отд. II. стр. 75). В 1623 году умер один из зажиточных братчиков Львовского Братства, и тело его провожали в церковь со свечами; за это магистрат посадил старших братчиков в тюрьму и присудил их к денежному взысканию (там же, месяц Июнь. отд. II. стр. 138). В 1648 году один из членов Братства был болен при смерти. Приглашенный на дом священник нес святые дары при свечах и колокольчике. За это старшие братчики позваны в ратушу и присуждены к уплате 30 гривен (там же, стр. 163). Много было и других случаев; смотр. напр. Ж. Μ. Η. П. 1850 г. месяц Май. отд. И. стр. 71, 83, 95 и пр.).

(91) Собр. Вил. грам. Ч. II. № 16. стр. 38.

(92) Там же. № 31. стр. 83.

(93) Пам. Киев. Ком. Т. и отд. I. стр. 192.

 

 2) ОБЯЗАННОСТИ ЧЛЕНОВ БРАТСТВ

а) Обязанности общие для всех членов.

α)Все братчики должны были в известное время вносить в Братскую кружку известное количество денег.

β) Оказывать вспоможение обедневшим, разорившимся и вообще потерпевшим несчастие — вписным членам Братства.

у) Присутствовать, в назначенное время, при совершении службы Божией, во храме Братском.

δ) Присутствовать при погребении умершего брата, провожать прах почившего до самой могилы, и потом поминать его в установленные для этого дни.

ε)Заботиться о благолепии Церкви и монастырей, о содержании причта, хорошего проповедника и певчих.

ζ) Заботиться о школах, типографиях, богадельнях и вообще о всех благотворительных Братских учреждениях; и наконец

η) Неопустительно приходить на Братские сходки или собрания—это составляло главнейшую обязанность каждого братчика.

Что же касается до членов Братства, живших в других городах, то они безусловно обязывались к выполнению только некоторых из показанных пунктов; потому что, очевидно, не могли присутствовать ни при Богослужении, совершаемом в Братских храмах, ни при погребении умерших членов Братства, ни на Братских сходках. Общим наказанием за нарушение обязанностей Братских назначался штраф или деньгами, или известным количеством воска; а в Братстве Львовском виновные наказывались, кроме того, еще сидением, или заключением на колокольне (94).

b) Особенные обязанности старших братчиков.

а) Старшие братчики должны были иметь в своем заведывании и распоряжении Братскую казну. Из Братских взносов, вкладов и вообще доходов, составлялась Братская кружка, которая находилась в скевофилакии, т. е. казнохранилище Церковном. Один старший братчик имел у себя ключ от сего казнохранилища, а другие два держали у себя ключи от самой кружки; выдачи же на разные нужды производились в заседании Братства в присутствии всех. Четвертый старший братчик имел в своем заведывании реестры приходов и расходов денежных, и всяких других взносов и выдач в Братстве (95).

β) Хранить Братское имущество и всячески заботиться о том, чтобы оно не терпело убытка, но более и более умножалось (96).

у) По окончании годовой своей службы, представить пред всею братией во всем отчет, во свидетельство своей честности, и выдать прибыль (97),

δ) —Заботиться о благолепии Церкви Божией и монастыря (98).

ε) —Распоряжаться всем и устроять во всем наилучший порядок к умножению славы Божией (99).

ζ) —Наконец должны были наблюдать за исполнением обязанностей Братских (100), за порядком и благочинием во время Братских собраний (101), прекращать споры и ссоры между братьями (102), и наконец представлять дела на рассмотрение всего Братства (103).

Налагая такие обязанности на старших братчиков, Братские постановления требуют строгого их исполнения. «Старшие братья», говорится в Братских уставах, «должны усердно исполнять свои обязанности: проклят бо всяк творяй дело Господне с небрежением (104)».    За вину свою они наказывались вдвое и втрое, в сравнении с младшими: «ибо они», говорится в уставах, «достойны большаго наказания чести ради (105)». 

 

(94) Все эти сведения извлечены из уставов Братств — Львовского, Виленского, Могилёвского, Луцкого, и друг.

(95) Устав Луцкого Братства, пунк. 5; уст. Львовск. Братства, пун. 5 и 6.

(96) Собр. Вил. грам. Ч. II.  16.

(97) Уст. Луцк. Братства пун. 5; уст. Львов. Брат. пункт 7; собр. Вил. грам. Ч. II. № 16; Ж. Μ. Η. П. за 1849 г. мес. Июнь. отд. И. стр. 159—160.

(98) Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I. стр. 192.

(99) Там же. стр. 199.

(100) Устав. Львов. Братства, пун. 5, 25.

(101) Собр. Вил. грам. Ч. II. № 16. стр. 35.

(102) Там же. № 4, стр. 11.

(103) Там же. Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I. стр. 116.

(104) Уст.- Львов. Брат. — Пам. Киев. Ком. Т. III. отд. I. стр. 8. пункт 8.

(105) Там же. стр. 10. пункт 14.

 



 

 

ГЛАВА III.

О ВНУТРЕННЕМ УПРАВЛЕНИЙ БРАТСТВ, ИЛИ О БРАТСКИХ СОБРАНИЯХ.

Понятия о Братских сходках или собраниях.

Высшим судилищем Братским, где все братчики общим голосом решали свои Братские дела, были Братские сходки, или собрания. Совещание было общее; сперва обсуживали дело младшие братья, а потом уже решение утверждалось старшими (106). Если бы кто из братьев, будучи простым и неученым, не сумел сам изложить своего дела; то ему позволялось избрать себе искуснейшего брата, который бы мог объяснить его дело (107). Первоначально за порядком, во время Братских заседаний, наблюдали старшие братчики (108), но в последствии (в 1660 г.) в Братстве Львовском учреждена была для этого должность маршала, который обязан был смотреть чтобы во время совещаний и подачи голосов каждый занимал свое место, держал себя прилично, не прерывал речей другого и т. д. (109). Совещания и действия Братства во время заседаний, вносились в книгу (110). Дела и совещания Братские должны были оставаться под покровом тайны, и никто из братчиков не смел выносить их на сторону, под страхом наказания (111). Братчики собирались на свои сходки, сколько по делам Братским, столько же и в видах назидания. «В определенный день», говорится в уставе Львовского Братства, «братья должны сходиться в избранный дом с любовью и миром, отдавая один другому предпочтение, стараясь о добром пред Богом и людьми (112)».

(106)    Пам. Киев. Ком. Т. III. отд. I. стр. 10. пункт 17.

(107)    Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 47. пун. 9; Т. III. стр. 11. пун. 18.

(108)    См. выше прим. 101.

(109) Ж. Μ. Η. П. 1850 г. Май. отд. II. стр. 71.

(110) Там же. 1849 г. Май. отд. II. стр. 79.

(111) Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 47. пункт 10; Т. III, отд. I. стр. 11. пун. 19: собр. древн. грам. и актов городов Мин. губ. № 139. стр. 304.

(112)    Пам. Киев. Ком. Т. III. отд. I. стр. 6. пункт 1.

Запрещено было оскорблять друг друга даже малейшим словом: в противном случае виновный подвергался наказанию и обязывался тотчас же, не выходя из собрания, испросить прощение у брата со всем Братством (113). Запрещено было также произносить какие-либо невежливые и оскорбительные для доброго чувства слова: «егда сходитеся», говорит устав Братский словами Апостола, «кийждо вас псалом имать, учение имать (114)». Сошедшиеся в Братство, по окончании положенных занятий, должны были читать священные книги и скромно друг с другом беседовать о предметах нравственных и к назиданию служащих: «и только такие предметы», говорится в Братских уставах, «должны иметь место (115)». Братские сходки происходили обыкновенно в дому Братском, построенном при Братской церкви, на церковной земле, и освобожденном от всяких повинностей и податей(116).

(113)    Там же. Т. I. отд. I. стр. 46. пун. 8; Т. III. стр. 9. п. 10.

(114) Там же. Т. III. стр. 9. пунк. 11; Т. I. стр. 46. пун. 8.

(115)    Там же. Т. I. стр. 46—47. пун. 8; Т. III. стр. 9 пун. 12.

(116) Мог. Вед. 1847 г. № 10.

 

Время, когда происходили Братские собрания.

На обыкновенную сходку братья сходились каждую неделю, тотчас после утрени (117); а на главную, для пространнейшего совещания, раз в месяц, после полудня (118); это было определенным и не переменяемым временем Братских собраний. Впрочем, если случались в Братстве какие-либо важные дела, требовавшие общего, безотлагательного решения, то Братские сходки могли происходить и в другое время, не в счет обыкновенных собраний (119). Чтобы каждый знал, когда будет происходить собрание, обыкновенно обносили по всему Братству Братское знамя (120).

(117) Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 42.

(118Там же. Т. III. стр. 7.

 (119) Там же.

(120) Там же. Т. I. стр. 42. пун. 3; Т. III. стр. 7. пунк. 2.

Таким знаменем служил известный какой-либо знак, напр. в Братстве Луцком — круглая медаль с четырьмя ушками и с изображением в средине креста, попирающего полумесяц (121). Если после того, как по всему Братству обнесено было Братское знамя, не захотел бы кто из братий явиться на Братскую сходку, отзываясь крайними к тому препятствиями; то он должен был уведомить об этом старшого брата. Но если после открывалось, что ему не было к тому препятствий, то виновный подвергался известному наказанию (122).

(121) В Памятнике Луцкого Братства, написанном в 1677 году иеромонахом Иеремией Савицким, изображен на обороте 1-го листа герб Луцкого Братства. Сверху и снизу сего герба Савицкий написал следующие стихи:

Сверху.

«Брацтво Луцкое крестъ Христовъ за гербъ маетъ,
«Стьімъ живетъ, жити маетъ и умираетъ.
«Скрестомь Христа всѣ маютъ спотъкати души.
«Здѣ впѣсаніе кгды Христосъ всѣхъ на судъ руши.
«Христе Боже, дай намъ Тебе оглядати.
«На онъ часъ, и одесную Тебе стати.

Снизу герба:

«Боже тойжь страшнаго суду годины.
«Непомли налѣвицу грѣшнаго худины.
«Але за модлами презмене зде вписаныхъ душъ.
«И всѣхъ святыхъ Твоихъ худину зземлѣ внебо рушь.»

(См. 2 кн. Киевлян. за 1841 год стр. 314 — 317; а сам герб изображен в Пам. Киев. Ком, Т. I. стр. 273 — 274).

(122) Пам. Киев. Ком. Т. III. стр. 13. пунк. 25.

 

Порядок в заседаниях Братских

Как происходили Братские заседания, можно судить по одной статье, написанной в Луцком сборнике в 1620 году, где довольно подробно описан порядок Братских собраний (123).

 Именно:

«При открытии и заседании Братства.

«Во-первых:

«На обычном месте в доме Братском должен быть «застланный стол, на котором поставлены будут Евангелие, и заезженные свечи, и Братский ларец. Тогда священник, или старшие братия, должны вставши пропеть «достойно», и следующее предисловие имеет быть прочитано.

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и присно Девы Марии, силою честнаго и животворящаго креста Господня. Сие богоугодное, законное, церковное Братство законно и вечно соблюдать предано Духом Святым от самого Господа и Спаса нашего Иисуса Христа и Господа славы, святым Его Апостолам, а от них святым церквам по всей вселенной. Также и нам, здесь находящимся, волею, благословением и утверждением единой, во истину святой соборной и апостольской церкви, светлосиятельнаго Сиона сынам, от святых Отцев наших четырех патриархов предано Братство сие и законы его хранить и соблюдать в вечные роды. И о сем у нас слово. Свят храм Твой, о Боже, и дивен в правду, сказал дивный пророк. Господь же наш Иисус Христос в священном Евангелии говорит: «аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. Заповедь новую даю вам, да «любите друг друга, и о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Да и в Ветхом Завете сказано: «возлюбиши Господа Бога твоего от всея души твоея, и от всего сердца твоего, и от всех сил твоих; а ближняго твоего, яко сам себе; и в сию обою заповедно весь закон и протоцы висят». «Бог бо любы есть, и пребывая в любви, в Боге пребывает, и Бог в нем». Ибо и пророк сказал: «се «что добро или что красно, но еже жити братии вкупе. О сем бо Господь обеща нам живот вечный».

Потом скажет:

Господа братия! Кто знает что-либо, относящееся к Братству, пуст объявляет.

А кто бы также обязан был внести долг, или какой доход братский, пусть взнесет.

Наконец:

Если кто имеет дело какое до Братства или до кого-либо, пуст исполняет, и прочая.

 

Дела, подлежавшие рассмотрению Братских собраний.

Дела, подлежавшие рассмотрению Братских собраний, могут быть разделены на три рода; это 1) дела по охранению благочиния и порядка в Братстве; 2) дела по благоустройству Братства; и наконец 3) дела, касавшиеся всех православных жителей юго-западной России, как-то: охранение прав всего южнорусского народа, и поддержание Веры православной.

1) Дела по охранению благочиния и порядка в Братстве.

а) Братские собрания рассматривали и решали споры и ссоры между братьями. Если бы обиженный кем-либо захотел жаловаться, то он должен был обратиться к ротным справцам, которые выслушавши его жалобу, отлагали ее на следующий день; а потом, на другой день, сошедшись в дому Братском, все братья судебным порядком решали то дело между собою, и правого оправдывали, а «виннаго виною Братскою карали». Строго воспрещалось, чтобы обиженный, помимо Братского суда, искал себе справедливости в других присутственных местах, как духовных, так и светских; «потому что», говорится в уставе Виленского Братства, «таких дел никогда не судили никакия начальства, ни духовныя, ни светския, но рассмотрение их всегда подлежало Братскому собранию (124)».

(123) Там же. Т. I. стр. 116—120.

(124) Собр. Вил. грам. Ч. II. 16. стр. 35.

 

b) —Судили и наказывали нарушителей обязанностей Братских, КАК-ТО: не посещавших Церкви Божией в назначенные Братством дни, не присутствовавших при погребении умерших братий, опускавших Братские собрания—и наконец, как особых преступников, нарушителей тайны Братских собраний (125).

c) —Здесь же наконец судимы были и все те братья, кои своею порочною, нечестивою жизнью унижали все Братство и служили для него упреком и соблазном (126).

Чтобы никто из виновных не укрылся от Братского суда, Братские правила предписывали каждому знающему о поступке другого, не скрывать, но обличать его в Братстве. «А кто утаит зло», говорится в уставе Львовского Братства, «тот должен быть наказан при виновном, как раззудят братия (127)». Виновных обыкновенно призывали к суду для ответа, присуждали к тому иди другому наказанию, как-то: к платежу денег, воска, к сидению на колокольне (128). Если же подсудимые не являлись на суд, и если вина их была очень значительна, как напр. измена Братству в верности; то виновных исключали из Братства, вычеркивая самые имена их из Братских списков, или каталогов (129). Виновные, присужденные к известным наказаниям, напр. к штрафу, должны были выполнить оные, в присутствии же собрания. Если кто не мог отдать Братского штрафа; то должен был, не отходя, поставить поручителями за себя двух братий, до другого собрания (130).

(125) Пам. Киев. Ком. Т. I. стр. 50—51; Т. III. стр. 11. пунк. 19: стр. 13. пунк. 25; стр. 42. пунк. 8.

(126) Там же. Т. I. стр. 41—42. пунк. 2; Т. III. стр. 41. пун. 7.

(127) Там же. Т. III. стр. 9—10. пунк. 13.

(128) Последнее наказание было только в Братстве Львовском; впрочем, и здесь оно было заменено в 1644 г. штрафом (Ж. М.Η. П. 1849 г. Июнь. отд. II. стр. 16

(129) Ж. Μ. Η. П. 1849 г. Май. отд. Ш стр. 85.

(130) Пам. Киев. Ком. Т. III. стр. 9—-10. пункты 13—16.

 

Важность Братского суда.

Патриарх Антиохийский Иоаким дал Львовскому Братству право «обличать и наказывать не покоряющихся истине, а пребывающих в нераскаянии — отлучать от церкви (131)». И потому Братский суд был судом церковным, и пренебрегший им судился, как преступник против церкви. Имея такую высокую власть, Братство, на суде своем, действовало следующим образом:

Если бы какой брат вел себя непристойно и уклонялся от своих обязанностей если бы кто из братий не жил в единомыслии с Братством, но противомыслием посевал соблазн между братией; то братия, в своем собрании, тихо и с братскою любовью, напоминали ему о том один и несколько раз. А если бы он не уважая их напоминаний, продолжал безбоязненно в грехах смертных жить, и оставался в бесчинстве; то такого братья отлучали от общего Братства, для сохранения чистоты Братства. Если виновный и после этого пренебрегал церковным судом Братским; то был судим, как преступник против церкви. И если в продолжение четырех недель не приносил раскаяния; то, по Евангелию Христову, его отлучали от церкви, как неверующего и явного грешника. Тогда священник обличал его пред всеми во храме и отлучал от церкви. С отлученными таким образом никто не должен был иметь общения; в противном случае, вместе с ними подвергался осуждению. Наконец, если Братство отлучало какого брата от церкви чрез своего священника; то протопопы и епископ не должны были благословлять его до тех пор, пока он не покорялся Братству (132).

Таким образом, отлучение Братским собранием от церкви, не могло снять никакая духовная власть, даже епископская, и никто не смел иметь общения с отлученным братом. Одно только раскаяние, одна только покорность Братству, могли возвратить в недра святой церкви отлучённого (133). Возводя решение Братского суда на такую высокую степень, патриарх Иоаким, давший устав Львовскому Братству, заключает его, между прочим, такими словами: «Мы Иоаким, Божиею милостию патриарх великой Антиохии, посланный от собора патриархов, властию Божиею повелеваем ненарушимо, вечно хранит сие предание, и даем право сему церковному Братству обличать противников закона Христова, и всякое безчиние отлучать от церкви (134)».

(131) Там же. стр. 3—5.

(132)    См. Пам. Киев. Ком. Т. О стр. 40—41. пунк. 2;—стр. 47—48. пунк.11;-Т.ІІІ.стр. 11—12. пунк.20, 21; стр.15.пунк.28; стр.41.пунк.7.

(133)   Там же. Т. Ш. стр, 41—42. пунк. 7.

(134)    Там же Т. III. стр. 14. пунк. 27.

 

2) Дела, касавшиеся благоустройства Братств.

Руководимые любовью к ближним, Братства повсюду учреждали больницы, богадельни, странноприимные дома, церкви, монастыри, школы и типографии, —а потом всеми мерами заботились о том, чтобы поддержать, улучшить и обеспечить все сии благодетельные учреждения. И так как дело это касалось всех братий, то и было предметом постоянных рассуждений на Братских собраниях (135). Посему-то в уставе Луцкого Братства говорится, что «когда будут (братия) сходиться, то в своем собрании должны заботиться и рассуждать о всяком благе ближних своих (136)». «Братия», предписывается уставом Могилёвского Братства, «должны прилежать к недельным сходкам для совещания о благочестии и церковном благолепии (137).

Кроме того, в Братских собраниях старшие братья ежегодно давали отчет в управлении имуществом, представляли всему Братству реестры приходов и расходов и выдавали прибыль. Здесь же производился выбор новых старших братчиков и распределение их по должностям (138), а также выбор игуменов и священников к Братским монастырям и церквам (139).

Наконец, в присутствии всех братий производилась выдача денег на разные нужды (140). В 1685 году Львовское Братство постановило в своем собрании, что, если нужно произвести постройку или сделать подарок из Братских сумм, то для сего не довольно согласия нескольких членов, а необходимо отбирать голоса всех (141).

(135) Там же. Т. I. стр. 51—52. пун. 17; Ж. Μ. Η. П. 1849 г. Июнь. отд. II. стр. 149.

(135 136 137 138 139) Пам. Кіев. Ком. Т. I. стр. 45. пун. 7.

(137) Могил. Ведом. 1847 г. № 10.

(138) Пам. Кіев. Ком. Т. I. стр. 40. пунк. 1; стр. 43—44. пун. 5; Т. III. стр. 8. пунк. 5—7; собр. Вил. грам. Ч. II. № 16 стр. 35.

(139) Пам. Кіев. Ком. Т. I. грам. XXVI—XXIX.

(140) Там же. Т. I. стр. 43. пун. 5.

(141) Ж. Μ. Η. П. 1850 г. Май. отд. II. стр. 96.

 

3) Дела относительно охранения прав всего южнорусского народа и поддержания Веры православной.

Бедственные обстоятельства, в коих находились, во времена Унии, народ южнорусский и Вера православная, требовали постоянных и продолжительных совещаний; потому что не проходило дня, когда бы Фанатизм врагов не изобретал новых средств к угнетению русского народа, твердо стоявшего за православие. И как все, что только имело отношение к Вере православной и южнорусскому народу, находило для себя опору в Братствах (142); то сии последние, в своих собраниях, должны были всячески заботиться о том, как бы противодействовать Унии, как бы предупредить то или другое бедствие, грозившее гибелью Вере православной, как бы уничтожить несчастие уже, постигшее южнорусский народ. Читая летопись Львовского Братства, мы встречаем почти на каждой странице, что для защиты Веры православной и прав русского народа Братство, в своих собраниях, придумывало тысячу различных средств и постоянно предпринимало те или другие меры (143). Братства никогда не покидали кроткой цели благотворения и мирных занятий, для которых были основаны; а потому нельзя думать, чтобы в целом составе своем они принимались за оружие, в защиту поруганной Веры и прав целого народа; но, без всякого сомнения, отдельные лица, входившие в состав духовных Братств (к Луцкому принадлежало много Запорожских Козаков), не только не были чужды войн того времени, но и принимали в них деятельное участие. И, очень вероятно, что такие лица нередко были поощряемы к тому в Братских заседаниях, которые должны были оставаться тайною для посторонних, по правилам Братских уставов (144). Замечательно, что в сих последних нет указания на то, чтобы в собраниях Братских совещались о поддержании Веры православной и защите русского народа; но причина этому понятна. Братские уставы утверждались королями: но могли ли Польские короли согласиться на уставы, если бы в них высказывались пункты, прямо противные их видам и политике?

(142) Там же. 1849 г. Май. отд. II. стр. 81.

(143) Ж. Μ. Η. П. 1849 г. Май. отд. II. стр. 70—72, 79—80, 81— 82, 89, 91, 96—98; Июнь. стр. 135, 151, 153, 154, 155, 162; 1850 г. Май. стр. 67, 68, 81, 88—91, 93; Июнь. стр. 125, 130, 132, 133, и проч.

(144) От. Запис. 1845 г. Т. LXIII. стр. 42,—в отд. Критики.

 

Рассуждая и совещаясь в своих собраниях о способах поддержать Веру православную и облегчить участь страждущих собратий, братья здесь же утешали себя взаимно, посреди всеобщих бедствий, здесь же, так сказать, вдыхали друг в друга твердость и самоотвержение к защите святого дела и клялись твердо стоять в Вере отцов своих. Так, когда и самые грамоты королевские не могли обеспечить благосостояния Веры православной; тогда, 10 Августа 1700 года, собрались все члены Львовского Братства в заседание и единогласно приговорили: «одного желать; друг за друга стоять крепко; до последнего издыхания защищать древнюю Веру, права и вольности Братства; опять отправить депутатов в Варшаву, и для поддержания православия употребить помощь послов земских (145)».

Братские сходки, будучи тайною для посторонних, потому самому подвергались иногда гонениям и клеветам, со стороны врагов православия. Так в 1609 году, когда Троицкий монастырь, по приказанию короля, был занят Униатами; и Братство Троицкое перешло к церкви Святого Духа, король Сигизмунд III, запрещая братьям переход к новой церкви, между прочим, пишет: «к тому же эти новые братчики (146) имеют обыкновение в некоторых местах города Вильны собираться на свои сходки тайно и явно, и там производят денежные сборы на бунты и смуты, вредные для общественного порядка. Поэтому мы приказываем, чтобы каждый нашею правительственною силою, по долгу своего звания, недопущал таких сходок в церквах и домах, и непослушных наказывали денежною пенею, а в случае надобности и лишением жизни (147)». Не тоже ли было и в первые времена христианства, когда собрания верующих, собрания мира и любви, подвергались, со стороны язычников, жестоким гонениям и клевете?

(145) Журн. Мин. Нар. Просвещ. за 1850 год, месяц Июнь, стр. 132.

(146) Братство это было вовсе не новое и от самого Сигизмунда имело грамоты на свое учреждение; а также и на свои сходки; новым же называется потому только, что от церкви Святой Троицы, где первоначально было устроено, перешло, вопреки воле королевской, к церкви Святого Духа (собр. Вил. грам. Ч. II. № № 21, 24 и проч.).

(147) Собран. Вил. грам. Ч. II. М 23,—смот. здесь грам. короля от 1609 года.

 



 

Продолжение


 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 149 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте