ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Иоан Флеров. «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России». (Часть II. Отделение II. Глава IV)

Завершающая глава книги Иоана Флерова «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России», изданной в 1857 году в Санкт-Петербурге (Предыдущая глава).

 

 




 

 

Открыть книгу в формате PDF

О ПРАВОСЛАВНЫХЪ

ЦЕРКОВНЫХЪ БРАСТВАХЪ,


ПРОТИВОБОРСТВОВАВШИХЪ УНIИ ВЪ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ,
ВЪ XVI, XVII, И XVIII СТОЛЕТIЯХЪ.

Созижду Церковь Мою, и врата
адова не одолеть ей.
Мат.  
XVI, 18

 

СОЧ. СВЯЩЕННИКА, МАГИСТРА,

Iоанна Флерова.


САНКТПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАНИЕ КНИГОПРОДАВЦА Н. Г. Овсянникова.

1857.

 

 


                           

                         Оглавление:

       Вступление
       Часть I
       Отделение первое      

           Устройство православных церковных братств.

                                                                                                      

     Отделение второе.

       Об отношении братств ко властям гражданской, духовной и между собою.

                                                                                  

     Часть I I

     Отделение первое  -

           Цель братств и средства к достижению цели.


           Отделение второе

             Глава I.    Братские школы и типографии.

            Глава II.   Заботливость братств о построении и благолепии православных храмов.
            Глава III.  О стремлении братств поддерживать Православие  чрез охранение прав Церкви и порядка по ее управлению.

         Глава IV.  О материальных средствах братств.      
                                                                                         

 



 

 

ЧАСТЬ II. Отделение второе. Глава IV

 

О МАТЕРИАЛЬНЫХ СРЕДСТВАХ БРАТСТВ.

 

Доходы Братств были или постоянные, или зависели от случайных обстоятельств, и потому могут званы единовременными.

 

1) Постоянные источники доходов.

 

а) Взносы, делаемые членами того или другого Братства, в урочное время. Взносы эти были или определенные, или зависели от доброхотности и известного состояния жертвователя, и происходили не в одно и то же время в том или другом Братстве. Именно, —

 

Уставом Львовского Братства предписывалось, чтобы

 

аа) каждый желающий вступить в Братство, давал при вступлении шесть грошей;

 

bb) каждый брат, приходя в Братское собрание; чрез каждые четыре недели, вносил в Братскую кружку полгроша; а если кто жил далеко и не мог посещать собраний, тот обязан был вносить разом, за целый год, требуемую сумму, то есть — шесть грошей (614). В 1608 году, Братство увеличило количество взноса, постановив, чтобы люди достаточные вносили по злотому, а прочие по 24 гроша в год (615).

 

Уставом Могилёвского Братства требовалось, чтобы каждый брат, как при вступлении, так и при общей складке, происходившей однажды в год — в четвертую неделю по Рождестве Христовом, давал в Братскую кружку — «по воле своей и возможности (616)».

 

В уставе Виленского Братства, кроме этого, требовалось еще, чтобы каждый член Братства, приходя каждую неделю к ранней службе Божией, давал «на ялмужну» (милостыню) и также, сообразно с своим усердием и средствами, «водлуг воли и преможенья своего» (617).

 

Члены Луцкого Братства, подобно Львовским, вносили в Братскую кружку при вступлении шесть грошей, и потом чрез каждые четыре недели, являясь на собрания, давали по четыре белых (монеты). «Если же кто жил далеко и не мог так часто являться на сходках, тот обязан был уплатить одним разом в год причитающийся по реестру взнос (618)».

 

Тоже самое соблюдалось, с незначительною разницею, и в неставропигиальных Братствах (619).

(614) Пам. Киев. Ком. Т. III. отд. I. пун. 2, 3 и 4.

(615) Ж. М. Н. П. 1849 г. Июнь. отд. II. стр. 148.

(616) Могил. Вед. 1847 г. № 10.

(617) Собр. Вил. грам. Ч. II. № 4. стр. 9.

(618) Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I, VII. стр. 40, 42—13.

(619) См Устав Братства Могилёвского при церкви св. Николая в г. Могилеве (Могил. Вед. 1851 г. № 35. пунк. 1, 2 и 3). Пятым пунктом, кроме того, предписывалось, чтобы при совершения месячной службы Божией каждый брат присылал стакан меду, и чтобы воск, приносимый людьми к богослужению, поступал в Братский ларец; а шестым пунктом было постановлено, чтобы ларец для взноса был выставляем, с дозволения старшого в Братстве, у церковной ограды. См. также устав Берестейского Братства (собр. грам. Мин. Губ. № 139. стр. 229—307).

 

b)    Другим источником доходов были недвижимые имущества. Братства владели домами и землями, которые были освобождены королями от всяких повинностей и сборов, и постоянно приносили Братствам доход (620).

(620) Ж М. Н. П. 1850 г. Май. отд. II. стр. 70; Могил. Вед. 1847 г. № 10; Собр. Вил. грам. Ч. II. М № 2, 5, 8, 18, 27, 29, 34, 35; Минское соборное, госпитальное, православное Братство имело бумажную или хлебную мельницу, для дохода Братству, на содержание госпиталя, а также владело землями и сеножатьями (собр. Мин. грам. № № 42 и 68. стр. 119; также № 83. стр. 150; №118. стр. 237); о Братстве Луцком см. в Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I, XVIII, XIX. стр. 159—163; также XXXIII. стр. 252—254. Иногда Братства отдавали свои недвижимые имущества под аренду частным лицам. Так напр., в грамоте короля Стефана от 1582 г. говорится, между прочим, что Виленское Братство владело банями каменными («лазни мурованые») с принадлежащими к ним службами («со всим будованем»); домом и хижинками («халупками»), которые куплены им и, для большей прибыли пшитальной, отданы под аренду, — «и тые доходы от того арендара отбираючи ведле постановления старших своих бурмистров и радец виленских стороны закону греческаго на шпиталь, на опатрене и живности на дрова людей убогим вшпиталю спаском мешкаючим дают и оборочают» (Собр. Вил. грам. Ч. II. № 1. стр. 2).

 

c)    Многие Братства пользовались правом, издавна существовавших в юго-западной России, — варить мед, без платежа капщизны, для шести праздников в году: св. Духа, Божией Матери, Покрова, св. Николая, Рождества Христова и Великого Дня (621). Братья пили приготовленный мед, на Братских беседах, по три дня в каждый праздник, а остаток Меда, после трехдневного срока, имели право продавать в пользу Братства. Воск от меда был обращаем на свечи в церковь; а прибыль или барыш («зыск медовый») на потребности, и на слуг церковных, также на госпитали, и на милостыню людям убогим (622).

(621) Напр. Виленское Братство (см. Собр. Вил. грам. Ч II. № № 1, 2 и 16); Минское Братство, три раза в год (собр. Мин. грам. № 148. стр. 331); Бобруйское Братство (там же. № 120. стр. 246).

(622) См. предыдущее примеч. — В XVI веке, то есть прежде введения Унии, в православном Виленском Братстве на бывших в праздничные дни беседах и пиршествах, участвовали обыватели Римско-католического исповедания (см. Собр. Вил. грам. Ч. II. гр. 1538 г. стр. 35, 36, и 42). Грамотою, от 1608 г. короля Сигизмунда III (Собр. Вил. грам. Ч. II. №16) определен был порядок и постановлены правила, коих должны были держаться братья на своих пиршествах или беседах. Таковы были некоторые пункты означенной грамоты: 1) годовые старосты, или сами, или чрез ключников своих, должны были тщательно наблюдать («пильне смотрети»), чтобы все братья, принадлежащие к Братству, а также и приходящие в гости сидели в дому Братском учтиво, не молвили между собою неприличных («збытных») слов, не ложились на стол и не разливали Братского меду, но держали бы себя прилично, в меру пили, и никаких неприятностей не делали. 2) А если б кто, сделавшись хмельным («бысе хто упивши»), произнес какие-либо непристойные слова, или улегся на стол, или питье разливал: тогда старосты сперва должны были сделать таковому выговор, а потом, если виновный не послушался бы их, «маяли его виною Братскою карати, чим братя обложат». 3) Если б кто в дому Братском учинил ссору или драку (зваду), и обиженный захотел бы жаловаться, таковый должен тотчас же обратиться с жалобою к тамошним старостам, которые, выслушавши его жалобу, имеют отложить ее на завтрашний день; а потом, сошедшись на другой день в дому Братском, вся братия того Братства судебным порядком решают то дело между собою и «виновного мают виною Братскою карати». 4) Если б кто в дому их Братском оскорбил или обругал старосту, или ключника, того «виною Братскою мают карати». 5) Также, если б ключник был непослушен старосте и не хотел приготовлять меда в известное время, тогда должно сделать ему выговор, а если не исправится, то подвергнуть наказанию. 6) Если кому-либо из духовных лиц, какого бы исповедания они ни были—Греческого или Римского, как принадлежащих к Братству, так и не принадлежащих, но приходящих на Братскую беседу по приглашению, или по собственному желанию покупающих право на вход в Братские пиршества,—если кому- либо из таковых лиц случилось иметь в беседе с кем-либо ссору; тогда никто из них не должен прибегать к постороннему суду—и именно, люди Римской веры к своему бискупу, а Греческой—к митрополиту и к врадникам, и никакой не должен искать себе помощи от уродов своих; но каждый должен искать себе справедливости и удовлетворения в Братстве «и судку Братскому послушен быти». 7) Если б шляхтич, или дворянин, или другого звания человек, не принадлежащий к Братству, пожелал присутствовать на Братской беседе, и купил бы себе на это право («або се хто на ден вкупит хотечи меду их братского напити, и беседу збратею мети» — стр. 35), или был бы от кого приглашен туда, таковый не должен быть разборчив на места, но где придется, там и сидеть; старосты же, с своей стороны, зная каждого, должны и места предлагать, сообразные с званием и чином; наконец 8) никто не должен был входить в Братскую светлицу с оружием и водить с собою туда слуг и проч.

 

 

d) Главнейшим же источником Братских доходов были Братские типографии (623). В Братских типографиях постоянно печатались богослужебные и вообще духовного содержания книги, и продавались по всей юго-западной России (624). О важности Братских типографий, в этом отношении, можно судить уже потому, что враги православия не иначе могли обратить Львовское Братство к Унии, как чрез учреждение своей типографии, в подрыв Братской, чрез что Братство лишилось возможности не только вести со врагами процесс, но даже покрывать свои домашние расходы (625).

 

2) Единовременные источники Братских доходов.

 

a)    Штрафы или пени, платимые членами Братства в случае нарушения кем-либо из них той или другой Братской обязанности. Количество штрафа за известный проступок присуждалось самими братьями и вписывалось в книгу Братских постановлений. Пеня обыкновенно уплачивалась или деньгами, или воском, и поступала в Братскую кружку (626).

 

b)    Пожертвования, равно как и духовные завещания частных лиц, нередко отписывавших огромные движимые и недвижимые имущества в пользу того или другого Братства. До нас сохранилось не мало записей о пожертвованиях и вкладах, сделанных благочестивыми христианами, для поддержания Братских благотворительных учреждений (627). Такими пожертвованиями и вкладами было особенно богато Львовское Братство. Не проходило почти ни одного года, когда бы благочестивые христиане не делали пожертвований на сооружение и благоукрашение храма, на содержание причта, проповедника и певчих, на монастыри, госпитали, школы и типографии (628).

(623) См. выше, примеч. 409 и 410

(624) См. выше, примеч. 411, 412 и 418.

(625) См. выше статью о типографиях, и особенно прим. 426.

(626) Пам. Киев. Ком. Т. I, VII. пунк. 2, 8, 10, 14; Т, III, I. пунк. 10, 11, 16, 25; гр, V. пункты: 8, 9; собр. Вил. грам. Ч. И № 4 и 16; Могил. Вед. 1847 г. №10 и мн. друг.

(627) Собр. Вил. грам. Ч. И. №№8, 27, 29, 35, 36, 40, 41, 44, 45 и 46; собр. Мин. грам. № М 68, 76, 81, 83, 96, 104, 118, 127, 151; Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I, XIII. стр. 132; XV. стр. 139; XVI. стр. 146; XIX стр. 163; XXIV. стр. 178; XXXIII. стр. 252 и друг.

(628) См. выше статью: Заботливость Львовского Братства о построении и благолепии храмов и вообще о правосл. богослужении. О таких пожертвованиях и вкладах говорится почти на каждой странице летописи Львовского Братства.

 

с) Если же и этих средств было недостаточно для покрытия всех расходов, то Братства прибегали к складчине между собою (629), или к сбору от доброхотных деятелей (630), или, что также нередко случалось, делали воззвания ко всему русскому народу о помощи (631).

 

При таких источниках доходов, Братские имущества должны были находиться в более или менее цветущем состоянии. К сожалению, до нас не о всех Братствах дошли сведения, какими каждое из них располагало суммами, хотя несомненно, что все они владели достаточными средствами для покрытия своих огромных расходов. О Братстве Луцком известно, что оно владело капитальной, эвинциональной суммой, простиравшейся до 150,000 злотых польских (632). О материальных средствах Львовского Братства сохранились довольно подробные сведения, именно:

 

В 1648 году, 12 Мая, при годовой ревизии кассы Львовского Братства, оказалось в наличности 8,215 злотых и 17 грошей, под ручными залогами — 12,180 злотых и 8 грошей, и по заемным письмам 15,036 злотых. Это составляло тогда огромный капитал; но наступившая жестокая казацкая война истощила все запасы (633). Вскоре после обревизирования кассы, князь Иеремия Вишневецкий и Иероним Радзеиовский, при ограблении Львова, взяли от Братства наличными деньгами и драгоценными вещами 27,398 злотых и 15 грошей (634); а в 1672 году, когда Турки наложили на город Львов контрибуцию в 80,000 талеров, Львовское Братство лишилось почти всего благоприобретения (635).

 

Несмотря на это, когда в 1687 году Братство обревизировало свое имущество и сосчитало кассу, то в последней оказалось: талеров битых (по 6 злот. 15 грош.) 883; талеров левковых (по 5 злот. 15 грош.) 618; червонцев 63; христинок (по 4 злот.) 20; урлов имперских (по 1 злот.) 1760; тьенфов (по 1 злот. 3 гр.) 1330 и мелкою монетою 1916 злот. 28 грошей (636).

 

В 1690 г. по обревизировании Братской кассы, найдено в ней 24,521 злот. 19 грош. (637). В 1695 г., хотя издержано было более 24,000 злотых, но еще осталось в кассе 49,747 злот, и 25 грошей (638).

 

В 1704 г. шведский король Карл XII осадил Львов, взял его штурмом, и сперва отдал на разграбление войску, а после наложил контрибуцию. Дела были в таком положении, что Братство отдало не только все деньги и серебряные вещи, кроме спрятанного одного креста, но даже и Евангелие, пожертвованное в 1664 г. Анной Могилой—Потоцкой. Алтарь и образа обнажены были от всех украшений. Все потери Братства простирались до 120,000 злотых (639). Такое крайнее истощение Братской кассы, вместе с подрывом Братской типографии, заставило Львовскую ставропигию согласиться на принятие Унии (640).

(629) См. выше примеч. 561.

(630) Собр. Вил. грам. Ч. II. ЛР №44, 45 и 46; Пам. Киев. Ком. Т. I. отд. I, VIII. стр. 75.

(631) См. выше примеч. 562,

(632) Временник, 1848 г. статья. Луцк и его древности, стр. 37.

(633) Ж. М. Н. П. 1849 г. Июнь. отд. II. стр. 163.

(634) Там же. 1850 г. Май. отд. II. стр. 65.

(635) Там же. 1850 г. Май. стр. 82—83.

(636) Там же. стр. 95—96.

(637) Там же. Июнь, отд, И. стр. 112.

(638) Там же. стр. 127.

(639) Там же. стр. 136.

(640) Там же. стр. 136—140.

Историческое исследование о православных церковных Братствах показывает, что учреждение их было вполне благодетельно для церкви православной в юго-западной России. Возникши из духа Евангельской любви, вызванные историческими обстоятельствами времени, Братства получили устройство, приспособленное как к состоянию южнорусских православных христиан, так и к потребностям всей юго-западной церкви. Располагая значительными средствами, вещественными и нравственными, пользуясь большими правами от властей гражданской и духовной, поставленные как бы охранителями прав всего русского народонаселения и блюстителями Веры православной, Братства с редким усердием и полным самоотвержением подвизались на высоком поприще служения церкви православной. Не говоря уже о тех бесчисленных благодеяниях, какие изливали Братства на всех бедных, несчастных и убогих, доставляя им приют и пропитание в своих богадельнях и больницах, — вспомним только о главных их заслугах для поддержания и охранения правосл. Веры. Никакая жестокая мера, употребленная со стороны врагов к истреблению православия, не осталась без сильного противодействия со стороны церковных Братств. Они поддерживали и охраняли православие по всем сторонам христианской жизни; по учению, богослужению и церковному управлению. Братские училища распространяли свет Веры православной по всем пределам юго-запада России и доставляли церкви православной не только достойных пастырей, но и многих ученых мужей, с успехом препиравшихся с еретиками в защите чистоты и святости древнего восточного православия. В то же время Братские типографии снабжали богослужебными и духовного содержания книгами все юго-западные монастыри и церкви. Построенные и благолепно украшенные Братствами храмы представляли собою почти единственное довольно безопасное место для совершения богослужения в то тяжкое время, когда все православные церкви были отнимаемы и уничтожаемы врагами. Наконец Братства принимали деятельное участие и в церковном управлении: среди смут и беспорядков, происходивших в церкви и грозивших ей крайнею опасностью, они бодрствовали на страже церкви православной и всеми возможными средствами заграждали сей виноградник Христов, раскапываемый от противников (641). Такая ревность и усердие Братств в защите св. дела принесли неоцененные благодеяния для церкви православной.

 

Православные церковные Братства более 200 лет поддерживали и охраняли православие, и история их в течение сего времени представляет отрадное явление самоотвержения и великодушной борьбы с бесчисленными трудностями и несравненно сильнейшими врагами.

 

Львовское Братство от самого основания своего (с 1439 г.) до 1708 г. служило опорою церкви православной во всей Галиции. Но, наконец, в 1708 г. враги успели поставить его в самое бедственное положение: всякое сношение с патриархом было запрещено под смертной казнью; во всем Польском государстве уже не было православного митрополита и даже епископов; все магнаты и большая часть шляхты были обращены в Унию и только кое-где незначительное духовенство, монахи и слабые Братства остались при древнем исповедании; искать покровительства было уже не у кого, тем более, что и справедливый король Август отказался от престола, а Станислав Лещинский, известный ревнитель латинской веры почти везде был признан королем и надеяться на его сострадание было невозможно. Хотя двор Московский, к которому всегда были обращены взоры правосл. Руси, от времени до времени вступался за свободу православия, обеспеченную Андрусовским миром; но польское правительство не исполняло его требований, и теперь, до случая жестокой войны, без сомнения, немного имело побуждений останавливаться над ними. Преследования от латинников, магистрата и епископа (Иосифа Шумлянского), который с той поры, как Лещинский удержался на престоле, стал смелее, с часу на час более и более тяготел над русинами. Продолжая борьбу, необходимо было и тягаться по судам, а для этого нужны были деньги, тощая, как и члены Братства, и церковная касса нашествием, поборами Шведов истощились в конец; главнейший; и теперь единственный, источник доходов заключался в типографии, но и тот подорван жестоким епископом, учредившим свою типографию при Юрьевской церкви. Целую зиму Братство размышляло о своем печальном положении, и наконец признало, что ничего не остается более, как волею-неволею соединиться с епископом, и подчиниться папе (642).

(641) Слова патр. Иерусалимского Феофана Минск. Братству: см. Акт. Зап. Рос. Т. IV. № 219. стр. 508.

(642) ж. М. Н. П. 1850 г. Июнь. отд. II. стр. 138—139.

Виленское Братство более 200 лет выдерживало неравную борьбу с ожесточенными противниками (643). В 1720 г. униатский синод, с утверждения папы Бенедикта XIII, издал особый для себя устав, аккредитованный польским правительством, и сделавшийся сильнейшим оплотом Унии. Многолетние ее усилия увенчались полным успехом: почти все русское духовенство, мещанство и поселяне окончательно обращены были в Унию. Тогда в Вильне оставался в православии один только Братский Святодуховский монастырь; прочие или сделались жертвою пожаров, или были обращены в униатские храмы (644).

 

Луцкое Крестовоздвиженское Братство более столетий служило средоточием и опорою православия на Волыни (645). Братство начинает видимо слабеть не ранее, как со времени присоединения Малороссии к Московскому государству. С той поры оно начинает подвергаться различным обидам и притеснениям, от которых напрасно стараются оградить его правосл. епископы силою своей власти. Самые собрания Братства, как видно из актов, становятся реже, отменяются за недостатком членов; выборы в должности по управлению Братским имуществом делаются затруднительнее; избранные, лишенные прежнего энтузиазма, отказываются; в актах Братства, вписавшихся на западнорусском наречии, начинает появляться язык польский и, наконец, неизвестно, когда и как, Братство исчезает, и имущества его переходят в руки латинского духовенства (646).

 

Киевское Братство оставило по себе памятник, достойный усердия и ревности чад прав. церкви. Киевская школа, учрежденная Братством, пережила все перевороты, происходившие в Малороссии, со времен Петра Могилы сделалась главною опорою православия в южной России, а в последствии служила главным средоточием просвещения для всей России и восточной, и юго-западной.

 

Могилевское Братство, не смотря на все гонения и преследования от врагов, сохранило заветную, святыню Руси правосл. веру до того самого времени, когда Могилев со всею юго-западною Россией снова возвращен был под сень древнего отечества (647).

(643) Ж. М. В. Д. 1847 г. Ч. II. стр. 26.

(644) Памяти, книж. Вил. губ. 1852 г. Ч. И. стр. 85; Вил. губ. Вед. 1838 г. №11.

(645) Пам. Киев. Ком. Т. I. предисловие, стр. VII.

(646 Там же. отд. I; чит. XX—XXXI. стр. 167—204; Отеч. Зап. 1845 г. Т, ХІЛІІ. год VII. отд. крит. стр. 44.

(647) Могил. губ. Вед. 1847 г. № 32 и 34.

 

Таким образом Братства удержали юго-западную церковь от всецелого порабощения Риму (648). Охраняемая и поддерживаемая Братствами, она долгое время боролась с Унией и, не смотря на все козни, насилия и преследования, каким подвергались православные, не могла быть совершенно подавлена врагами. Южнорусские христиане страданиями своими за Веру православную стяжали для себя такие же мученические венцы, как и христиане первенствующей церкви; ибо просвещенные верою Христовою латины и униаты не уступали в изобретении средств мучений самым язычникам (649). Гонимые постоянно обращались с жалобами на притеснителей то к Св. Синоду, то к Двору Российскому (650), прося себе защиты и умоляя о покровительстве наконец промыслу Божию угодно было положить предел, страданиям юго-западной церкви. В царствование, блаженной памяти, Императрицы Екатерины II, после многих тщетных усилий образумить гонителей, юго-западная Россия была возвращена под сень древнего отечества (651). Тогда большая часть православных была уже обращена в Унию; но несмотря на это прав. Вера встретила всеобщее к себе сочувствие. Любовь и преданность Братств к православию осталась, и после них, как бы священным наследием для всех чад юго-западной России. Находясь долгое время в Унии (1596—1839), они, может быть, утратили несколько национальных черт, но не потеряли сочувствия и любви к древнему восточному православию, так что в продолжение самого короткого срока (1795—1839 г.), после присоединения юго-западной России к восточной; тихо и мирно водворилась там (в 1839 г.), в царствование, блаженной памяти благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича, св. Православная Вера, которой враги между тем не могли уничтожить в течение целых двух столетий (1567—1796г.).

(648) Там же. 1845 г. №40.

(649) о кровавых страданиях правосл. южнорусских Христиан особенно с ХѴ и XVII столетия, см. Ист. Русской церкви—преосв. Филарета. Т. V. § 19. стр. 93—116; о страданиях же в XVI и ХѴТІ веках, говорено было выше.

(650) Там же. стр. 99.

(651) Там же. стр. 111.

 

 

КОНЕЦ.

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 76 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal

Антология современной западнорусской поэзииБелорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства  исторических источников

Отечественная война 1812 г. в истории БелоруссииЗападнорусский календарь