ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

В.Н. Черепица. Гродненский исторический калейдоскоп. Глава 3. - 3.7.Празднование 900-летия крещения Руси в Гродненской губернии

 предыдущее   -  в начало главы 

3.7.Празднование 900-летия крещения Руси в Гродненской губернии

 Памятная медаль к 900-летию Крещения РусиПразднование 900-летия крещения Руси, широко отмечавшееся в 1888 году по всей России, вызвало большое внимание к юбилею всей православной печати [93]. Не оставались в стороне при освещении юбилейных мероприятий и «Литовские епархиальные ведомости» («ЛЕВ»), печатный орган Литовской епархиальной консистории, издававшийся в Вильно в 1863–1917 годах на русском языке. Многолетним редактором журнала (1870–1902 годы) являлся протоиерей Иоанн Котович – выпускник Санкт-Петербургской духовной академии,  ученик  профессора  этой  академии,  замечательного  историка  и публициста М. О. Кояловича [140]. Полностью разделяя мировоззрение своего учителя на историческое прошлое и будущее Северо-Западного края, редактор издания приложил немало усилий для показа торжества Православия на белоруско-литовских землях с целью сближения народа Западной России со всей остальной частью страны и одновременного ослабления польскокатолического влияния. Последнее обусловило разносторонний показ на страницах издания того, как осуществлялось проведение юбилейных торжеств не только в своеобразных столицах империи, включая Петербург, Москву, Киев и Вильно, но и на местном уровне, включая города и села Гродненской губернии, входившей в состав Литовской епархии.

При всем верноподданическом духе корреспонденции, помещаемой на страницах «ЛЕВ», нельзя не заметить особой избирательности редактора и редакции издания по отношению к их содержанию. Если при освещении юбилейных торжеств в Москве и Петербурге основное внимание редакции обращалось на их внешнюю сторону (описание крестного хода, участие в ней представителей правящей династии, высшего духовенства, гражданских и военных чинов, процедуры водоосвящения, салюта, парада войск, хода самого молебствия, отъезда почетных гостей праздника и т. д.)., то при освещении торжественного собрания Санкт-Петербургского славянского благотворительного общества («ЛЕВ», 1988, № 30) основное внимание «ЛЕВ» было обращено на внутреннюю сущность и значение 900-летнего юбилея в истории России и всего славянского мира. Так, после описания празднично декорированного зала, где проходило торжественное собрание и состава почетных частей, внимание читателей обращалось на содержание выступлений членов благотворительного общества: «После пения тропаря Св. князю Владимиру, председатель собрания генерал Киреев произнес речь, в которой указал на то, что «между Русью и православной церковью существовала связь еще до Владимира, но Русь стала Святой и в ней органически окрепла связь между церковью и государством только после Крещения. Приняв христианство, она сделалась носительницей тех высоких идеалов, которые делают русский язык общественным языком и дают ему право на широкое распространение в будущем, среди других соплеменных нам народностей».

Судя по объему, отведенному в журнале под содержание второго доклада, с которым выступил доктор права Живный, его идеи особенно были близки редакции во главе с Иоанном Котовичем. Главный тезис выступления Живного сводился к тому, что тысячу лет перед нами славянский народ был единым: он был объединен Кириллом и Мефодием как в церкви, так и в отношении письменности и литературному языку, и это единство было утверждено на Востоке Св. Владимиром. Всегда и везде, где оно было нарушено, славянство стремилось восстановить его и притом не для политических и государственных целей, а для мирного и просветительского труда в духе народном.

Однако  на этот народ,  по  мнению  докладчика, поднимаются  его «противники, прибегающие к т. н. «панславизму», чтобы набросить подозрения на его законные устремления к объединению». Затем докладчик показал, в каких формах и видах может проявляться панславизм: «1) политический панславизм – соединение всех славян в одном государстве; 2) литературный панславизм – соединение всех славян в области письменного языка для достижения общей литературы; 3) религиозный панславизм – соединение всех славян в одной православной церкви; 4) культурный панславизм – соединение всех славян в области языка и церкви, этих двух условий общей культуры; 5) народный или национальный панславизм – соединение  всех  славянских народов в один народ под названием славянского». Доктор Живный также отметил, что «политическое соединение славян было бы бесцельно, так как политический долг каждого гражданина, т. е. военная служба и денежные подати везде одинаковы; оно было бы и недостижимо, ибо славяне никогда не были соединены политически и поэтому у них нет общего историкополитического сознания, каковым обладает народ немецкий; напротив того, у каждого славянского племени политическая история протекала особняком и нередко даже между разными племенами возникали несогласия и раздоры. Наконец, политическое соединение было бы обусловлено революционными движениями, на которые никогда не решатся славяне, верные монархическому принципу законности. И в действительности славянский народ, ни в целом, ни в какой-то части или партии, не стремится к политическому соединению; ни в Австрии, ни на Балканском полуострове, ни в России не существует политикопанславистской партии. Но славяне должны стремиться – и действительно стремятся – к другого рода единению, к другому виду панславизма: к историческому панславизму их достойного преемника – Св. Владимира, то есть к восстановлению Кирилло-Мефодиевского просветительного подвига, к восстановлению народного и культурного единства. Благодаря подвигам св. Владимира, русское племя осталось верно этому преданию, этим основам народного и культурного единства славянского народа; оно осталось верным православной церкви, кириллице и древнеславянскому языку, из которого развился мировой и литературный язык русский. Сербам и болгарам также удалось сохранить православную церковь, одну из основ славянского культурного единства, а потому им не может быть затруднительно принять мировой язык русский, как литературный для высшей науки».

Что же касается западных славян – чехов, словаков, словенцев и хорватов, то они, по мнению докладчика, «должны возвратиться к богослужению на родном и искони присущем церкви древнеславянском языке, и они на самом деле стремятся к этому народному культурному завоеванию, дабы воспользоваться русской культурой, а вместе с тем, поддерживать и свое племенное наречие. Русский язык как общеславянский, развивавшийся от восточнославянского церковного и литературного, только один в состоянии помочь славянам, подобно немцам, образовать единый  исторический организм».

Народное и культурное единство славян, по мнению  Живного, «необходимо, возможно и законно, а стремление к этому единству, к народному и культурному панславизму – честно, ибо оно идет историческим путем, предначертанным такими деятелями, которые причислены к лику святых, как Св. Владимир и оба исполина славянской истории, Св. первоучители Кирилл и Мефодий. Русский народ может гордиться тем, что в царствование Его Величества Государя Императора Александра Александровича состоялись торжества 900-летия памяти св. Владимира и 1000-летие памяти св. Кирилла и Мефодия».

Речь доктора Живного, отмечал журнал, была встречена «единодушными и долгими рукоплесканиями», после чего слово было предоставлено историку О. Ф. Миллеру, «очертившему исторически, шаг за шагом» влияние христианской религии на народные мировоззрения: «При Владимире  новая вера сразу переродила язычников и сделала их нравственными и добрыми. Об этом говорят летописи и законодательства тогдашних времен, отрицающие убийства, милующие виновных и основанные на христианской любви. Новая вера была принята добровольно без принудительных мер и в то время, когда в Европе господствовала инквизиция, на Руси не было иного меча, кроме духовного. Так было до XVII – XVIII вв.; приближаясь к этому времени, законодательство делается строже, введение цивилизации сопровождается кровавыми мерами, и затем, в самый разгар «просветительского периода», в разгар философствований о гуманности, миллионы крестьян закрепощаются и получают свободу только при гуманнейшем и полном чистой христианской любви царствовании Императора Александра II». В этом месте, подчеркивало издание, оратор был прерван сочувственными аплодисментами», в дальнейшей речи он высказал надежду, что «мы, так называемые интеллигенты, не сделавшие до сих пор для простого народа ничего, должны проникнуться духом христианской любви, принесенной нам с Крещением, и восполнить это пробел, и тогда все Юлианы-отступники должны будут преклонятся перед нами и воскликнуть: «Ты победил, Галилеянин!».

После этого, отмечалось в корреспонденции, были прочитаны некоторые из полученных поздравительных телеграмм и стихотворения Я. Н. Полонского, начинавшиеся словами: «Жизнь без Христа не жизнь, а сон». Затем по требованию присутствовавших хором был исполнен народный гимн, покрытый громким «ура». Приверженность редакции к идеям славянофилов была традиционно сильно по причине дружбы, связывающей редактора журнала Иоанна Котовича со своим учителем М. О. Кояловичем и идейным вдохновителем последнего И. С. Аксаковым [144].

В унисон юбилейному собранию в Петербурге звучали и опубликованные в журнале материалы о проходящим в это же время в Москве Славянском съезде, об отношении к славянам простого русского народа. Тут же посещались тексты отдельных приветственных адресов к заграничным славянам, и в них также подчеркивалась связь между 900-летним юбилеем и указанным съездом. Вот фрагменты одного из них («ЛЕВ», 1888, № 32): «Мы, нижеподписавшиеся представители крестьян разных губерний, живущих ныне в Москве, всего в количестве   20 000   человек,   неизреченно   духовно   веселимся   и   сердечно радуемся, воочию видя вас, всякого звания и чина наши братья-славяне, прибывшие из ближних и дальних стран в богоспасаемый град Киев, мать городов русских, колыбель и купель святой Руси, для совокупного и единомышленного прославления Господа за дарование нашему отечеству дара небесного. Мы, русские люди, долгое время пребывавшие во тьме язычества, здесь впервые святою ревностью нашего равноапостольного князя Владимира были приведены в познание и истинной веры и таким образом увидали свет истинный, приняли Духа Небесного и причастились высшей, совершеннейшей во Христе жизни, – той спасительной жизни, которая, при содействии всенощной благодати Божией, так, чудодейственно духовно переродила, воспитала, возрастила, распространила, объединила, укоренила, прославила и возвеличила дорогое наше царство Всероссийское».

С особым удовлетворением было опубликовано в журнале письмо профессора Петербургской духовной академии М. О. Кояловича, не сумевшего по   болезни   принять   участие   в   московских   и   киевских   мероприятиях:

«Знаменитый, ширью раздвинувшей славяно-русский кругозор, отец равноапостольного князя Владимира, Святослав Игоревич, когда утвердился на славянской реке Дунай, в болгарском Переяславце, сказал: «То есть середина моей земли. Летописец влагает в уста Святослава такое объяснение этого решения, что в Переяславец стекались разные товары из Царьграда, Чехии, Руси. Но при всей важности торговли и для этого времени, нужно помнить, что Святослав был не торговец, а государь, и смотрел на дела не глазами торговца (он был даже, как известно, великим презрителем благ жизни), а глазами государя. Своим орлиным славяно-русским взором он обнимал и великое пространство Руси с Балтийским, Kacпийским, Азовским и Черным морями, и балканские страны до Царьграда включительно, и западнославянские области до верховьев Дуная. В болгарском Переяславце перед этим орлиным взором Святослава действительно была середина славянской земли, и еще более обширной, чем та, какую усматривали до Святослава болгарский царь Сименон и после Святослава – знаменитейшие сербские государи. Исторические судьбы решили иначе. Серединой славянорусской земли надолго стал доблестный Киев; затем в труднейшие времена русской жизни это значение получила изумительно практическая Москва, у которой оно историческими же судьбами исторгнуто для Петербурга. Но для чего исторгнуто? На это никто не может ответить удовлетворительно, следовательно, и не может верить в бесповоротность этой передачи.

Утвердилось научное недоразумение, что история не повторяется. Не повторяет она себя ученически, буквально, ибо всегда прилагать к старому новый труд, но постоянно повторяется в том смысле, что хранит, оживляет исторические начала жизни и не возвращается к древнейшим своим задачам, почему-либо пренебреженным. Позволительно, поэтому, думать или, хотя бы мечтать, что и для русского средоточия настанет время обратного движения и воскрешения того, что было хорошо, жизненно и запущено лишь на время! Может, настанет время, что средоточие русской жизни передвинется назад в Москву, а затем... позволим себе скромное мечтание... когда на месте Турции и Австрии будут все славянские государства, окажется нужным вспомнить старую матерь русских городов Киев и призвать его серединою всеславянской земли.

Никого не должно удивлять, а тем более возмущать такое мечтание. Враги России, известно, как шумно и смело разрушают, дробят ее и даже проповедуют скорое осуществление своих злобных мечтаний. Мы гораздо скромнее и терпеливее их. Ничего не предрекавшая в близкое время, мы, стоя теперь в преддверии тысячелетия Крещения Руси, пожелаем лишь того, чтобы, когда состоится это тысячелетие и соберутся в Киев на это торжество представители всех славянских племен, они могли свободно и смело, едиными устами воскликнуть на весь мир: «то есть середина нашей славянской земли». Как подтвердила последующая история государства и православия, эти мечты историка во многом оказались провидческими.

В журнале публиковались также и приветственные письма друг другу архиереев Православной церкви по случаю юбилея. В качестве примера приведем здесь письмо архиепископа Виленского и Литовского Александра (Лаврова-Платонова) к епископу Симферопольскому Мартиниану (Миратовскому): «Отношением от 7 июля сего года Вы и Ваше преосвященство, удостаиваете меня высокой чести быть приглашенным к участию в великом торжестве, имеющем быть в Херсонесском монастыре в память 900-летия крещения Руси. Приношу Вашему Преосвященству мою глубокую благодарность за оказанную мне честь, которою с великим утешением воспользовался бы, тем более, что при этом имел бы возможность увидеть епархию, которой епископом я был некоторое время, но которой давно не видел. Но к глубокому сожалению не могу иметь этого утешения, так как в Великий день 15 июля обязан быть на своем месте, где предполагается особенное торжество при собрании всех гражданских и военных чинов, которых в Вильно великое множество. Не могу предложить и викариям моим отправиться в Тавриду, так как каждый день из них живет в губернском городе – один в Ковно, другой в Гродно, где также предполагаются торжественные собрания на богослужение и крестные ходы, в присутствии всех гражданских и военных властей. Смиренно прошу ваше преосвященство простить мне, что не могу исполнить вашего желания и доставить себе великое утешете видеть благословенную Тавриду и ее святыни и красоты природы. Смиреннейше прошу принять приветствие с великим всероссийским и вашим особенным торжеством. Молитвами Св. равноапостольного князя Владимира да устроит Господь ваше торжество к духовному утешению Вашего Преосвященства и паствы Вашей. Смиреннейше испрашивая себе архипастырского благословения Вашего Преосвященства и святительских молитв, с глубочайшем почитанием и совершеннейшею преданностью имею честь пребыть Вашего Преосвященства, Милостивейшего Архипастыря и Отца. Смиреннейший послушник Алексей, Архиепископ Литовский». Весьма подробно описывались в «ЛЕВ» молебствия, крестные ходы и также торжественные собрания, посвященные юбилею, проходившие в Вильно и Ковно. Как правило, все они осуществлялись по одному и тому же сценарию: вначале проходили церковные, а затем светские и общенародные мероприятия. Вот как освещалось последнее в журнале («ЛЕВ», 1888, № 31) применительно к Ковно: «В 5 часов пополудни, в зале городской думы было торжественное собрание, в котором по предварительно составленной программе происходило следующее: 1) apxиeрейские певчие пропели стихиру: «Днесь благодать святаго Духа насъ собра»; 2) настоятель ковенского Александро-Невского собора, священник Д. Ярушевич, произнес речь о благотворном влиянии на жизнь и нравы русского народа православной христианской веры; 3) архиерейские певчие пропели киевским напевом тропарь и кондак Св. князю Владимиру; 4) преподаватель мужской классической гимназии г. Энгель предложил собранию подробный рассказ о жизни и деяниях Св. князя Владимира; 5) в ходе рассказа певчими пропет был гимн Св. князю Владимиру, написанный К. К. Случевским, положенный на ноты господином Главачем. Заинтересованная содержанием и музыкой этого гимна публика выразила желание, чтобы он был повторен, – и певчие исполнили это. По окончании господином Энгелом 2-й половины рассказа, пропето было киевским напевом величание Св. князю и вслед затем народный гимн «Боже, Царя храни», который присутствовавшие в coбpaнии слушали стоя. В заключение интеллигентными посетителями coбрания предложено было по экземпляру брошюры «К 900-летию крещения Руси», изданной Виленским Св. Духовским братством, а воспитанникам разных учебных заведений и детских приютов – крестики и медальоны. Coбрание окончилось в половине 7 часа пополудни. Высокопреосвященному Платону, митрополиту Киевскому и Галицкому в день торжества были посланы от Пожайского Успенского монастыря и от Ковенского Свято-Никольского братства приветственные адреса». Следует заметить, что в рамках празднования 900-летнего юбилея Крещения Руси в городе прошло и освящение Ковенской крепости, первый камень в основании которой был заложен в 1883 году. Описание хода этой церемонии («ЛЕВ», 1988, № 41) завершалось текстом приветственной телеграммы, полученной от императора из Петербурга: «Поздравляю от всей души с освящением новой крепости; молю Бога, дабы Он благословил новые твердыни на крепкую защиту нашей матушки России. Искренне благодарю всех за добрую память. Николай».

Переходя к освещению празднования юбилея на территории Гродненской губернии, важно подчеркнуть большую источниковедческую ценность корреспонденций, полученных редакцией журнала из Гродно, Пружан, Супрасли, Изабелина и других мест Принеманского края. В них передан не только дух прошедших в этих населенных пунктах праздничных мероприятий, но и масса деталей, имеющих важное историко-краеведческое значение. С учетом этого, данные корреспонденции помещаются здесь с небольшим сокращением: «г. Гродно. Гродна наша, древнее достояние сыновей Владимира святых Бориса и Глеба,торжественно отпраздновала юбилей крещения Руси. 14-го июля, в 7 час. вечера, отслужено было Преосвященным Aнастасием, епископом брестским, всенощное бдение, совершенное с особенною торжественностью; храм был богато освящен и украшен зеленью. Перед солеею были поставлены иконы св. Владимира и Ольги, обвитые гирляндами из зелени и сверху украшенные коронами с крестами, искусно сделанными из живых цветов. Во время помазания народа алеем, казначеем гродненского братства раздавались иконки, акафисты и брошюры, изданная С.-Петербургским славянским, благотворительным, обществом в память празднуемого события. По окончании всенощной, во время выхода народа из собора, путь к улицам был освещен бенгальскими огнями.

На следующий день, 15-го июля, в 9 час. утра, в собор прибыл Преосвященный Анастасий и начал литургию в сослужении епархиального и военного духовенства, а в конце обедни протоиереем собора, отцом Опоцким, была сказана применительно к празднуемому событию прочувствованная речь, в которой уважаемый проповедник высказался о том великом значении, какое имеет Св. Владимир для христианской Руси». При словах «съ миромь языдемъ» началось при колокольном звоне всех церквей города шествие крестного хода, который направился к тому месту р. Немана, где находится Коложанская церковь, построенная несколько веков тому назад во имя сыновей св. Владимира – св. Бориса и Глеба, чтобы у подножия этого древнейшего свидетеля православия в г. Гродно совершить водосвятие и принести Господу Богу благодарственную молитву.

Ранее улица, ведущая из города к этому месту, была чрезвычайно узка, грязна, с одной из сторон проходила канава, по которой стекали нечистоты города, рытвины и кучи мусора делали ее невозможной не только для въезда, но даже для беспрепятственного хода; сама набережная Немана была неровна и неудобна для водосвятия. Но благодаря живейшему участию, принятому в этом празднестве его превосходительством господином начальником губернии, столь неудобное место приобрело ко дню торжества не только приличный, но даже привлекательный вид: все неровности были скопаны, рытвины засыпаны, канава вымощена и засыпана песком, а возле, на шестах, были обвиты гирлянды из дубовых листьев. Все улицы, по которым двигалась процессия, были украшены многочисленными флагами, зеленью, а по сторонам стояли войска 26-й пехотной дивизии, которые при приближении шествия брали «на караул», а хоры музыкантов играли «Коль славен». Река Неман с обеих сторон была, также обставлена войсками, за Коложанской церковью расположилось 8 пушек артиллерии. Погода благоприятствовала. Шествие двигалось в следующем порядке. Впереди был несен фонарь, за которым  шли представители цехов со значками, за ними дьякон с кадильницей, мальчики и девочки приюта, между которыми были несены две хоругви Борисо-Глебского монастыря, затем следовали народные школы, предшествуемые иконою виленских мучеников, за ними – представители полков 26-й пехотной дивизии, каждые со своими полковыми иконами, – монахи и монахини с иконами и хоругвями своих монастырей, за ними несена была Коложанская икона Божьей Матери, сопровождаемая представителями городской думы, с городским головою во главе; членами Софийского православного братства была несена «братская» икона Спасителя, за которой шли ученицы и ученики двуклассной братской школы, и представители от братства, – за ними – ученицы и ученики гимназий с иконами Св. равноапостольного князя Владимира и Св. княгини Ольги, затем певчие, одетые в парадные кафтаны, за ними многочисленное духовенство, с преосвященным Анастасием во главе, наконец, г. губернатор, начальник дивизии и другие важные представители властей города, за ними – народ. Достойно внимания, что в числе представителей разных учреждений, шедших в процессии, были ученики учрежденной братством церковноприходской деревенской школы и крестьяне из подгородных деревень со свечами в руках.

Наконец, процессия приблизилась к реке. Здесь участники шествия расположились в известном указанном порядке, а духовенство взошло на устроенный на плотах павильон, убранный многочисленными флагами, гирляндами и венками из зелени. На реке против и по сторонам павильона стояли: пароход на якоре, лодки охотничьи, команда 26-й дивизии, множество рыбачьих лодок, разукрашенных флагами, гирляндами и цветами, с массою зрителей. Преосвященный владыка (по чину 1 августа) совершил освящение воды. При погружении Св. креста, по сигналу военного начальства, из орудий был произведен салют 101 выстрелом.

Шествие процессии, если на него смотреть со стороны, было великолепно. Праздничная одежда, богатые иконы, хоругви, богатые облачения духовенства, торжественное выражение лиц присутствующих и чрезвычайно стройное и благоговейное шествие, предваряемое музыкальными хорами полков и сопровождаемое стройным пением архиерейских певчих, – все это сильно действовало на сердца православных христиан, переполняло души их восторгом и радостью, что они сподобились по воле Божей праздновать 900летнюю годовщину того величайшего события, благодаря которому русский народ, коснувшийся издревле невежества язычества, просветился светом христианской религии и достиг такого общественного и политического могущества».

Несколько скромнее, но столь же насыщено, прошли торжества и в других городах Гродненской губернии. «Пружаны. Праздник 900-летия крещения русского народа прошел у нас весьма торжественно. Накануне праздника в соборе отслужено протоиереем Жуковичем, при участии двух священников, всеночное бдение, причем литургия совершена была на площади. От собора к тому месту, где на другой день имели освящать воду, к небольшой городской речке, на всем протяжении поставлены были шесты, убранные зеленью в виде крестов; рано утром дорогу эту посыпали желтым песком, зеленою травою и украсили разноцветными флагами. Город принял праздничный вид, тем более, что почти с восходом солнца по всем улицам запестрили в праздничных платьях толпы поселян, стекавшихся с окрестных деревень. С 8-ми часов утра начались служения. Сначала отслужена была местным благочинным в старой Христо-Рождественской церкви ранняя обедня; затем в половине десятого часа началась обедня в Пречистенской церкви, где служил священник Калишевич, и, наконец, в 11 часов стал служить обедню в соборе протоиерей Жукович. Народу собралось очень много. На поздней обедне соборным священником Гомолицким сказано было подобающее настоящему случаю поучение. По окончании служения начался крестный ход. Шествие началось с собора; по пути к соборному крестному ходу присоединились крестные ходы Пречистенской и Христо-Рождественской церквей и в таком виде направились к месту освящения воды. Картина шествия крестного хода была прекрасна. При хорошей погоде, по дороге, украшенной зеленью и флагами, тянулась бесконечная вереница по-праздничному разодетого народа, со множеством хоругвей и икон, несомых впереди духовенства, при стройном и громком пении певчими праздничного тропаря. Все это вместе взятое производило какое-то особенно торжественное настроение, – чувствовалось, что сегодня в городе большой национальный праздник.

Шествие, наконец, приблизилось к месту освящения воды. Накануне место это обсажено было густо елками и сама часовая украшена гирляндами из дубовых листьев и разных цветов. По окончании водосвятия, крестный ход направился обратно, причем протоиерей Жукович окроплял по пути народ освященною водою, a певчие пели тропарь св. равноапостольному князю Владимиру. Против церквей Пречистенской и Христо-Рождественской крестный ход остановился и протоиерей, взойдя на особо устроенное для этого возвышение, начал служить молебен святому Владимиру. По прочтении евангелия крестный ход в полной совокупности направился к собору. По окончании молебна и провозглашении многолетия Царствующему дому и Святейшему Синоду, а затем вечной памяти всем князьям и царям земли русской за насаждение ими на Руси христианства, началось целование св. креста, причем раздавались народу книжки, иконки и крестики. Из церкви разошлись после трех часов. В пять часов была вечерня; по окончании вечерни протоирей Жукович с крестным ходом пошел из собора в Пречистенскую церковь, где, почти до 9 часов, происходили чтения о жизни и деятельности святого князя Владимира. Слушателей набралось до 1000 слишком человек. Чтение вели протоиерей Жукович и священник Калишевич. По окончании чтения был крестный ход из Пречистенской церкви в старую ХристоРождественскую и на этом окончилось празднование в Пружанах 900-летия крещения русского народа. Этот праздник надолго останется в памяти пружанцев как по великому стечению народа, так особенно по той торжественности, с какою он сопровождался. Нужно сказать слово правды, что в устройстве описанного праздника и в придании ему особенного благочиния и торжественности много потрудились: протоиерей Жукович, староста соборный Лука Белецкий, смотритель тюремного замка Осип Новицкий и исправник И. Коялович».

Из Белостокского уезда в адрес редакции «ЛЕВ» также пришла корреспонденция  о  юбилейных   торжествах.   «Супрасль.  Девятисотлетнюю годовщину Крещения Руси праздновали в Супрасли с должною торжественностью. Было немало богомольцев из деревень на всеночном бдении. К литургии же собралась масса народу из соседних деревень. На литургии в обычное время сказано было отцом настоятелем приличное слово. Крестный ход совершен был на реку Супрасль, где устроен был очень красивый павильон. В крестном ходе участвовали почти все супральские фабриканты с семействами и другие. На фабриках работы не производились. После вечерни совершен был акт в народном училище, помещающемся в монастыре. Акт открылся пением стихиря «Днесь благодать св. Духа нас собра». Затем сказана была наставником речь: «Князь Владимир до крещения». После этой речи был пропет тропарь Св. князю Владимиру (композиция господина Львовского). После тропаря сказана была речь законоучителем Алексеем о том, каким стал князь Владимир после крещения. После этого был пропет конкордат Св. князю Владимиру того же композитора. Затем одним из учеников произнесено было стихотворение «Киев». Акт был закончен пением гимна «Боже, царя храни». Учеников собралось более 30-ти. Было несколько человек и родителей, которые оставались в монастыре до вечера в ожидании акта. После крестного хода было роздано народу брошюр издания славянского благотворительного общества и киевской народной школы более 400 экземпляров – весь запас такой имелся».

Из Волковысского уезда в редакцию пришла корреспонденция из м. Изабелин: «Праздник 900-летия крещения Руси надолго останется в памяти жителей м. Изабелина и вообще всего прихода как пo многочисленному стечению народа, так и особенно по той торжественности, с какой он сопровождался. Накануне праздника еще с 5-ти часов вечера начали собираться ко всенощному бдению прихожане, а также ученики приходского училища и 4х школ грамоты. Всенощное бдение с акафистом пели девочки церковной школы грамоты, приготовленные к этому празднику местным священником отцом Федором Дружиловским.

Утром 15-го июля, несмотря на неблагоприятную погоду, собралась к литургии масса народу, как прихожан, так и местных жителей, состоящих попреимуществу из лютеран, реформатов и католиков. В 8 часов местный священник начал с амвона чтение «Жития Святого равноапостольного князя Владимира, составленное профессором И. И. Малишевским; православные и иноверцы с живым интересом слушали историю Крещения Руси и рассказы о Св. Владимире. В 10 часов началась божественная литургия, которую пели два хора: хор учеников Изабелинского приходского училища, составленный учителем Котовичем, по преимуществу из проживающих в местечке и посещающих училище лютеран, реформатов и католиков и хор девиц церковной школы грамоты, прекрасно устроенный местным священником. Стройное пение обоих хоров и приносимые народом молитвенные благодарения Богу за наших предков, через Крещение Руси Св. Владимиром, святой веры проводили трогательное впечатление и представляли умилительную картину благоговения. В конце обедни сказано священником подобающее настоящему случаю поучение. После обедни, при пении тропаря Св. Владимиру, был совершен крестный ход к мосту освящения воды. Место это было украшено флагами, гирляндами, венками из зелени, равным образом, и самый путь от церкви к Иордани был уставлен елками, флагами и усыпан зеленью. Прояснившаяся погода вполне благоприятствовала  торжеству шествия, которое, при множестве разодетого по праздничному народа, при множестве хоругвей и иконы св. Владимира, украшенной живыми цветами, при стройном пении певчими обоих хоров, попеременно, тропаря празднику, – представляло чудное зрелище и сильно действовало на сердца православных xpистиан, сподобившихся, по воле Божьей, быть свидетелями и участниками такого необычного празднества.

По окончании водосвятия крестный ход отправился в здание Изабелинского приходского училища, где местным священником предложена была всем собравшимся беседа о том, что 900-летие крещения Руси есть вместе с тем и 900-летие церковной школы и вообще всякой доброй христианской школы. Затем отслужен был молебен с провозглашением многолетию Государю Императору, Государыне Императрице, Наследнику Цесаревичу и всему Царствующему Дому, окончившийся пением всеми собравшимися молитвы за Царя и гимна: «Боже, Царя храни». Здание училища было украшено флагами, а портрет Государя Императора и икона св. Владимира – гирляндами и венками из зелени.

Из училища крестный ход возвратился в церковь, где, после пения всем народом молитвы «Под твою милость», розданы были, в память празднуемого события,   ученикам   и   грамотным   прихожанам   300   троицких   листков:

«Владимир –  христианин»,  «Избрание веры» и  «Св.  Ольга»  и 12  книжек  – «Житие Св. равноапостольного князя Владимира», составленное И. И. Малишевским, а неграмотным – крестики. Народ до позднего вечера не расходился по домам, а расположившись группами около церкви, с живым интересом, слушал чтение грамотными полученных в церкви брошюр» [73].

Логическим завершением корреспонденции из Гродненской губернии стала публикация в неофициальном отделе («ЛЕВ», 1888, № 41) статьи П. Мелиоранского «О русской Гродненской старине в память о Св. равноапостольном князе Владимире». Из «Памятной книжки Гродненской губернии за 1888 год» об авторе известно следующее: «Павел Дмитриевич Мелиоранский – инспектор дирекции народных училищ Гродненской губернии. Кандидат С.-Петербургской духовной академии, женат, на службе 10 лет, в должности с 1884 года, кавалер орденов Св. Анны и Святого Станислава 3-й степени» [90]. Судя по месту получения образования и содержанию его статьи ее автор в полной мере разделял мировоззрение профессора М. О. Кояловича, а потому и его материал получил полное одобрение со стороны редактора «ЛЕВ» протоиерея Иоанна Котовича. В указанной статье П. Д. Мелиоранский, по сути, стал первым исследователем, который в духе Кояловича подошел к осмыслению места в Гродно и всего края в истории Руси и Православной церкви. В концептуальном и фактологическом освещении юбилейной темы применительно  к  истории  города,  он  во  многом  сделал  то,  что  взял  в последующем на вооружение Е. Ф. Орловский в своем труде «Очерк истории города Гродно» (1889).

Ограничение в объеме данной публикации не  позволяет  должным образом передать содержание статьи П. Д. Мелиоранского, но главный назидательный смысл этой публикации достаточно хорошо передает следующее заключение ее: «Гродненские обитатели должны прозреть древнейшую судьбу своего происхождения и своей веры, а  также почувствовать и уразуметь, что Гродно – древний русский город, и что гродненцы были давними исповедниками той святой православной веры, которая привнесена была в Россию и водворена в ней Св. Владимиром и его потомками, что разноверие и иноплеменность, которые мы теперь наблюдаем в здешней стране, явилось здесь гораздо позднее, как наросты на теле коренного здешнего народа. Нам остается желать и стараться, чтобы эта древнерусская вера православная процветала по-прежнему в нашем Принеманском крае и попрежнему же объединяла здесь западнорусский народ, пробуждала в нем его общерусское сознание и укрепляла его духовные силы, чтобы он мог окончательно сбросить с себя все черное, навеянное ему пришельцами, и стать цельным русским народом. И пусть своими молитвами помогут нам в этом стремлении христианской идеи и наставник русского народа. Св. равноапостольный князь Владимир, а также св. сыновья его Борис и Глеб, древнейшие св. покровители г. Гродно и молитвенники за здешний народ [73].

Таким образом, освещение празднования 900-летия крещения Руси на территории Гродненской губернии, позволило редакции «ЛЕВ» в меру своих сил и возможностей не только раскрыть ход и духовную атмосферу юбилейных торжеств, но и вооружить своих читателей пониманием роли и значения самого акта Крещения в исторической, политической, национальной жизни белорусского народа в духе теории западнорусизма, вполне разделяемой редакцией «Литовских епархиальных ведомостей» в последней четверти XIX века.

предыдущее   -  в начало главы
 

Продолжение следует

Комментарии   

 
+15 # Чалдон 16.08.2015 18:26
Этот биографический рассказ о великом и до сих пор малоизвестном народу русском деятеле Галичины и всей России Я.Ф. Головацком очень ценен и востребован. Автор сделал важное дело, наш ему поклон.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+8 # Игорь Б. 18.08.2015 09:23
Язык изъустный народа, е запенне правдиве и перше жерело для письменного языка, бо в устах народа найчистЪйше заховуются всЪ формы, цЪлый лад и склад языка, правый дух его; за для того здавалося и нам совсЪм так писати, як народ говорит, подобно як то зробили побратимцЪ наши словаки и лужичане, котри не мавши подставы в старинных памятниках свого языка, скроили нове правописанье, поднесли живущiй народный язык до книжнаго, поповняючи его словами из других словенских языков. Алежь, чи и мы так убогiи, без забытков свого языка, чи и нас так давно давила змора чужеплеменной мовы и не допускала развитья народной...Тiи то стародавни памятники руски суть родным накорЪнком, на котром мае вырости дерево народное словесности...Н а том предвЪчном тлЪ розмалюемо своеродными красками образ нашего народного житья; на той каменной цолтЪ, на сем народном цЪльцю, а не на утлом деревью самого простонародного языка побудуемо храм народного просвЪщенiя, народной словесности, котра не буде хвиленоб забавкою декого, але заживным кормом всего народа. Буде то храм народного развитья, котрый перестоит вЪки, и котрого жадна сила не здолЪе ани звихнути, ани повалити - Я. Головацкий. Росправа о языцъ южнорусском и его нарЪчiях
sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+8 # Чалдон 19.08.2015 12:39
Цитирую Игорь Б.:
...
sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Насколько я вижу, этот ресурс ресурс невольно стал заменой недавно исчезнувшему парному проекту "МНИБ-Украински е страницы", который много лет выкладывал в Интернете источники и литературу по украинскому вопросу и "благополучно" исчез после начала войны на Донбассе. Насколько эта замена полна, оценивать не берусь, но что на сайте выложено много материалов и он пополняется далее, это точно. Интересно, кто взял на себя этот труд?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 154 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal