ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Протестантизм в Беларуси / Православие и католичество в Беларуси

Кальвинисткий собор оборонительного типа 2-й половины XVI века в поселке Первомайск под МинскомВторая  и третья части четвертой главы (Брестская  церковная уния: прошлое и настоящее) книги Л.Е.Криштаповича «Беларусь как русская святыня»

Протестантизм в Беларуси

Протестантизм, разорвавший средневековые путы, которые католическая церковь набросила на европейские народы, освобождает последние от материального и духовного гнета Ватикана и выводит их на дорогу развития государственной и национальной жизни. В Западной Европе на основе принципов Аугсбургского религиозного мира[1] постепенно пробивает идея религиозной веротерпимости, которая впоследствии трансформируется в чисто светский принцип общественной и государственной жизни.

«Поэтому-то протестантизм и не был, как называли его враги, аберрацией, происшедшей от случайных причин, а был, напротив того, существенно нормальным движением и законным выражением потребностей европейского ума»[2]. К этим словам английского мыслителя Бокля следует добавить, что протестантизм был не только выражением европейского ума, но и выражением всей западной буржуазной цивилизации, ориентирующейся на захват других земель и наживу.

В борьбе с протестантизмом католицизм объединяет свои силы, создает свой по геростратовски знаменитый орден иезуитов, ставший во главе контрреформационного движения в Западной Европе. Постепенно религиозные войны на Западе улеглись, протестанты и католики вынуждены были на время примириться, чтобы еще раз столкнуться между собой в западноевропейских буржуазных революциях, в результате которых католическая религия в ее средневековом папистском варианте окончательно была разбита.

Широкое распространение протестантских вероучений наблюдалось и в Великом княжестве Литовском, хотя им и не удалось глубоко укорениться в национальную и государственную структуры и вытеснить католичество.

Правда, первоначально казалось, что католичество потерпело полное поражение. Протестантство к середине XVI века буквально заполонило Литву и Русь. Особенное покровительство протестантству оказывал литовский князь Николай Радзивилл Черный. В Литовском сенате, как отмечает М. Коялович, только два сенатора – виленский епископ и жмудский – были латинского вероисповедания. Остальные сенаторы-католики перешли в протестантство.

И все-таки протестанты были вынуждены уступить католикам. Причина неуспеха протестантского движения в Великом княжестве Литовском кроется как в узости социальной базы, так и в особенности мировоззрения этой формы религии. Протестантство в основном распространялось среди той части городского населения, которое было чужеродным по отношению к коренным жителям Великого княжества Литовского – белорусам и украинцам. Протестантство в форме лютеранства принимали, главным образом, выходцы из немецких земель. Протестантство в форме кальвинизма принимали литовские князья. Но протестантство практически никак не затрагивало основную массу жителей Великого княжества Литовского, которое оставалось православным. Мировоззренческая сущность протестантизма, выражающаяся в апологии индивидуального произвола и меркантилизма, в корне противоречила нравственно-религиозным и национальным устоям православного населения, которые можно выразить следующими словами: «Кто не в Бога богатеет, недостоин звания христианина».

Протестантизм, попавший на православную почву, так и не сумел привиться и, за исключением некоторого количества городских жителей и некоторых княжеских родов, остался чужд нашему народу. В какой-то степени это сумел подметить современный белорусский философ И.Ф. Рекуц: «Дело еще в том, что, являясь всецело продуктом религиозного экспансионизма, протестантское миссионерство в Беларуси всегда очень тесно переплеталось и переплетается с различными политическими акциями со стороны стоявших и стоящих за ним определенных сил Запада, что придавало и придает этому миссионерству нередко агрессивно-воинствующий характер. Как ранее, так и теперь это миссионерство осуществляется на базе мощной финансовой поддержки западных кругов и центров и, как правило, под прикрытием развертывания благотворительной, миротворческой или культурно-просветительской деятельности»[3].

Протестантизм с его меркантильным истолкованием христианской религии, с перенесением проблемы веры из сердца человека в кошелек, с апелляцией больше к земному, чем к Небесному, фактически расшатывал основы самого религиозного учения. В социально-экономическом отношении протестантизм, выражающий интересы нарождающейся буржуазии, сыграл важную роль в генезисе капитализма, хотя бы потому, что он, по выражению К. Маркса, превратил все праздничные дни в рабочие будни. В общественно-политическом отношении протестантизм стоит на голову выше схоластических манипуляций католических философов. Исторический, филологический, хронологический, рационалистический подходы к толкованию библейских текстов, церковной истории пробивают брешь в догматическом учении католицизма и никакие схоластические потуги не могут спасти церковь Апостола Петра от поражения. Кроме того, разделение на католиков и протестантов в Западной Европе носило в основном сугубо политический, экономический и конфессиональный характер, очень слабо затрагивая национальную проблему.

Православие и католичество в Беларуси
Православный храм оборонительного типа в деревне Мураванка Гродненской области церковь Рождества БогородицыИначе обстояло дело на Руси. Католическая церковь, чувствуя себя обделенной на Западе, резко активизируется на Востоке. Католицизм полностью восстанавливается в Польше, а орден иезуитов раскидывает свои сети на территории Беларуси, Украины и Литвы с целью распространения власти Римского Папы на православное население. Правда, пока идет Ливонская война, правительство Речи Посполитой, польский король понимают неуместность и несвоевременность всяких проектов о церковной унии; ведь в польско-литовских войсках едва ли не большая половина – это представители тутейшего русского народа (белорусы и украинцы). Более того, на сейме в Варшаве 28 января 1573 года была принята Конституция о религиозной веротерпимости в стране, о свободе и ненарушимости греческой веры, т.е. православия.

Однако механизм контрреформации (орден иезуитов) запущен, остановить его невозможно, столкновение между православием и католицизмом, несмотря на временное протестантское препятствие, неизбежно. Иезуиты ведут целеустремленную критику варшавской Конституции о религиозной веротерпимости; новый польский король, Сигизмунд III, надеясь возвратить себе шведский престол, делает ставку на иезуитов в вопросе о церковной унии. Идеологическое противоборство между православием и католицизмом разгорается. Это противоборство характеризуется некоторыми особенностями по сравнению с религиозной борьбой в Западной Европе.

На Западе протест против католической церкви идет как бы из среды самих католических идеологов. Например, основатель немецкого протестантизма Мартин Лютер был членом августинского монастыря, а затем доктором богословия Виттенбергского университета. Католичество выступает против протестантизма в качестве правоверного учения против ложной, неистинной религии. Истинная, Божья церковь, берущая свое начало от Апостола Петра, борется против изобретенного Лютером или Кальвином по существу своему еретического учения. Так аргументировали сторонники католицизма на Западе. Искренне верующий человек, воспитанный в лоне католической ортодоксии, вполне мог сомневаться в правоверности лютеранства или кальвинизма. Откуда простой человек мог разобраться в тех евангельских или догматических спорах между протестантами и католиками, в тех протестантских обличениях Римского Папы и всего его двора в антихристианском образе жизни. Неслучайно, что страны наиболее отсталые в экономическом отношении (Испания, Португалия, Италия) так и не примкнули к протестантизму. Они в другое время и в другой форме сделали то, что сделал протестантизм в Англии, Голландии, Германии.

Не так складывалась ситуация во взаимоотношениях между православием и католичеством в Великом княжестве Литовском. Здесь их роли как бы поменялись. С точки зрения православия именно католицизм как раз является ложным учением, поскольку его происхождение и догматическое «обоснование» совершилось в более позднее время. Так, например, один из известных защитников и пропагандистов русской веры, сыгравший значительную роль в развитии национальной культуры Беларуси и Украины, московский перебежчик князь Андрей Курбский в письме к православному виленскому мещанину Кузьме Мамоничу говорит о православной религии как о «правоверии» или «истинном богословии» в противоположность католичеству, которое является лишь «полуверием» или «новомысленной и хромой феологией».

Как доказывали православные идеологи (клирик[4] Острожский, Стефан Зизаний и др.) ложность католической доктрины? Обычно доказательство неистинности католического учения велось с точки зрения православной догматики. Опровержение католической аргументации шло как по линии привлечения соответствующих библейских текстов, так и путем обращения к авторитету отцов православной церкви – Иоанну Златоусту, Василию Великому, Григорию Богослову, Афанасию Великому, Иоанну Дамаскину. Такие догматические споры между православием и католичеством, как, например, об исхождении Святого Духа, об опресноках, о чистилище, о субботнем посте, о бракосочетании священников, которые велись в то время, традиционно разрешались православными богословами авторитетом Библии и святых отцов церкви.

Такой способ аргументации свидетельствовал о том, что защитники православной веры борются против католицизма с позиции догматики и церковного авторитета. И в этом смысле их логика, так сказать, уступает «диалектическим софизматам» (выражение князя Андрея Курбского) католических писателей, которые защищали римский костел не только с позиции Священного Писания и Церковного предания, но и определенной системой логических рассуждений. Казалось бы, такое интеллектуальное превосходство неминуемо приведет православных ревнителей к поражению. Однако этого не случилось. И этому есть свое объяснение.

Католический храм оборонительного типа в деревне Камаи Витебской области костел св. Иоанна КрестителяКатолические мыслители, отшлифовавшие методы борьбы в схватках с протестантами заимствовали от последних оружие рационалистической критики христианских произведений и церковной догматики. С этим, уже в достаточной степени освоенным опытом соединения догматического и критического мышления, католические идеологи вступили в религиозную полемику с православием, где под видом рационалистической критики православной религии, преследовали цель окатоличивания белорусского и украинского населения. Исторически вышло так: православные защитники белорусской народной культуры, чтобы противодействовать агрессии католического рационализма, вынуждены были облачаться в наряд православной догматики.

В тех конкретно-исторических обстоятельствах православный догматизм защитников русской веры был прогрессивнее католической диалектики, так как за внешне религиозно-догматической полемикой между идеологами «истинного богословия» и «ложной феологии» скрывалось реальное содержание демократического протеста «тутэйшага» русского народа (белорусов и украинцев) против польско-литовского угнетения. Объективно выходило, что защита православной религии в то время означала защиту национального развития Беларуси и Украины. Историческая заслуга православных писателей накануне церковной унии состоит в том, что их просветительская деятельность способствовала консолидации «тутэйшага» русского народа (белорусов и украинцев) и теоретически обосновала необходимость подготовки национальных кадров, способных идейно противостоять католической экспансии.

Решающим фактором, обострявшим религиозную полемику и осложнявшим возможный компромисс между православием и католичеством, был фактор национальный. Конфронтация двух вероисповеданий одновременно вела к столкновению различных национальностей, поскольку православные отождествлялись с русским народом (белорусами и украинцами), католики же – с поляками и литовцами. Религиозная борьба тесно переплетается с национальной и классовой проблематикой. С одной стороны, польско-литовские магнаты, к которым в последующем переходит денационализировавшаяся православная шляхта, а с другой – крестьяне, мещане, духовенство, казачество.

 

 


[1] Аугсбургский религиозный мир заключен 25 сентября 1555 г. между протестантскими князьями Германии и императором Карлом V на рейхстаге в Аугсбурге. Он подвел черту под войнами между католиками и протестантами, подтвердил завоевания протестантов в Германии, признал лютеранство официальным вероисповеданием и санкционировал секуляризацию церковных имуществ.

[2] Бокль Г. Т. История цивилизации в Англии. – СПб., 1896. – С. 207.

[3] Рекуц И.Ф. Протестантизм и художественная культура Беларуси. – Мн., 1995. – С. З.

[4] Клирик – служитель православной церкви.

Лев Криштапович

 

Продолжение

Перейти к содержанию всей  книги

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 196 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal

Антология современной западнорусской поэзииБелорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства  исторических источников

Отечественная война 1812 г. в истории БелоруссииЗападнорусский календарь