ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Роль императорской гвардии в Февральской революции 1917 года

 Генерал Деникин считал Февральскую революцию неизбежным историческим процессом1. Деникин считает, что несмотря на то, что десятки поколений людей воспитывались на формуле, как он сам говорит: «За Веру, Царя и Отечество», этот лозунг мало укоренился в сознании основной массы населения. И когда в декабре 1907 года Деникин ехал из Харбина в Петроград, то что он видел в пути, повторяло с фотографической точностью то, что произошло в феврале 1917 года, лишь масштабы были меньше. Причины разложения армии Деникин видит в том, что народные массы от духовных ценностей, стали тянутся к материальным, или как говорит сам Деникин, утробным ценностям. Деникин подтверждая свои слова приводит пример, как в первую неделю Февральской революции, в 4-й стрелковой дивизии, на месте алтаря походной церкви, вырыли отхожее место, и солдаты вместе с офицерами смотрели на это равнодушно, что говорит о полном моральном разложении армии. А 9 марта 1917 года. Священный Синод, направил послание в действующую армию, с призывом принят революцию.

Причины разложения офицерского корпуса, генерал Деникин видит в том, что после первой русской революции, офицерский корпус был взят под надзор корпусом полиции, и довольно часто многих офицеров арестовывали без всяких на то причин. Эта система сыска создала нездоровую атмосферу в армии.

Деникин пишет, что с середины 19 века, армейское офицерство стало терять свою сословность. Офицером могли стать очень широкие слои населения, что радикально отличало армейский офицерский корпус от гвардейского, где офицерами становились только представители дворянства. Во время первой мировой войны, все это вызвало некомплект в частях гвардейской пехоты, а ряды пополняли офицерами добровольцами из гвардейской кавалерии.

В феврале 1914 года, министр внутренних дел Российской империи, Дурново П.Н., подает Николаю 2 меморандум, в котором предостерегает от вступления в будущую войну, описывая последствия такого шага для России. Все предостережения из этого меморандума сбылись. Уже через четыре месяца после начала Первой мировой войны. Русская Армия стояла перед катастрофой. Генерал Данилов, бывший генерал-квартирмейстер Ставки, писал: «Размер потребностей превзошел все самые широкие предположения и потому удовлетворение их встречало все возраставшие затруднения. Тыл не поспевал за фронтом, и армия с каждым днем все уменьшалась в своем составе, как равно уменьшалась степень ее обеспеченности. Мы стояли перед безусловной необходимостью коренного обновления нашей вооруженной силы2».

Россия вступила в Мировую войну слабо подготовленной: количество производства военной амуниции и снаряжения не поспевала за потребностями армии, производство продовольственных товаров, не могло в полной мере обеспечить все потребности армии и тыла, а к концу 1916 года, началу 1917, снабжение продовольствием действующей армии, даже гвардейских частей, стало очень скудным, вводились три постных дня, в тылу ситуация была еще хуже, хотя катастрофической ее нельзя назвать, так как не смотря на возросшую инфляцию, царское правительство старалось ее компенсировать ростом зарплат.

Октябрьскую революцию, по сути, спровоцировало само Временное правительство. Так 1 марта 1917 года, в газете «Известия», Временным правительством был опубликован приказ №1, для солдат Петроградского гарнизона, который спровоцировал неконтролируемое движение в армии. Он предписывал не отдавать честь офицерам вне службы, а самим офицерам обращаться к солдатам на «вы». Приоритет в выполнении приказов делился следующим образом: выполнять только приказы Петросовета, и лишь затем, при условии не-противоречия приказам Петросовета, приказы ВКГД. В результате солдаты начали переизбирать командный состав, хотя в Приказе №1 об этом не говорилось. За Приказом №1, последовал Приказ №2, в котором говорилось о недопустимости выборности офицеров, но это уже не могло остановить разложение армии3.

С первых дней после Февральской революции, начались массовые убийства офицеров, «буржуев», и просто несогласных с новым строем. В одном лишь Кронштадте восставшие матросы убили более 120 офицеров.

Но необходимо сказать, что таким образом настраивали солдат только Московский и Петроградский Советы рабочих и солдатских депутатов, и конечно же Временное правительство, во главе с Керенским. В остальной же части России, Советы солдатских и рабочих депутатов, не проявляли агрессии по отношению к старому режиму, а даже наоборот, очень положительно относилось к офицерам царской армии. Например когда Великий князь Николай Николаевич выехал 7 марта 1917 года из Тифлиса, чтобы возглавить армию, то его на пути в Ставку встречали «хлебом-солью», и только Московский и Петроградский Советы, вынесли постановление об аресте всех членов царской семьи. Керенский хотел сам возглавить армию.

«Могу вас заверить, - объявляет Керенский на собрании солдатских и офицерских депутатов, - что Николай Николаевич главнокомандующим не будет». Узнав об этом в Ставке, Николай Николаевич 12 марта 1917 года подает в отставку, а в месте с ним, военный министр Гучков, уволил в отставку 150 старших офицеров. Армия оказалась на грани разложения.

С осени 1916 года повсюду в Петрограде росло недовольство, распространялись слухи о царской семье. К февралю 1917 года гвардейская пехота, перестала существовать, а те кто остался, с доблестью сражались на фронте. В Петрограде же, размещались запасные батальоны гвардейских полков, в которые вследствие больших потерь, стали набирать всех подряд. Унтер-офицеры часто издевались над солдатами, а офицерам не было до этого дела, ведь прибывая с фронта они старались в первую очередь попасть домой, а не следить за дисциплиной в вверенных им частях. Сами казармы были переполнены. Все это создавала благоприятную среду для распространения революционных идей среди солдат Петроградского гарнизона, того гарнизона который должен был подавить революцию, а не стать ее движущей силой4.

В феврале 1917 г.. Петроградский гарнизон состоял из 100 000 человек. Большая часть этих людей была слабо обучена, и по словам полковника Д. Ходнева, представляла собой «полчища». В случае восстания, рассчитывать на них было нельзя. Также незадолго до начала восстания, в Петроград Прибыло два донских казачьих полка: 1-й Донской казачий генералиссимуса князя Италийского, графа Суворова-Рыминского и 4-й Донской казачий атамана графа Платова. Но так как после революции 1905 года, казаков стали называть палачами, то с начала восстания, казаки действовали нерешительно, а отдельные части даже перешли на сторону восставших, в частности убили полковника Крылова.

В своих воспоминаниях Милюков, говорит, что Николай II, 25 февраля 1917 года телеграфировал Хабалову приказ, о том чтобы тот открыл огонь по толпе, хотя сам в своих «Воспоминаниях», пишет следующее: «Вечером 25 февраля царь телеграфировал Хабалову: «повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией5». В этом приказе нет распоряжения царя стрелять в толпу, да и сама толпа представляла отнюдь не просто забастовку недовольных положением жителей Петрограда. В толпе протестующих и среди гарнизона Петрограда были провокаторы, которые подстрекали людей на совершение противоправных действий в отношении представителей власти, и эти провокаторы, первыми начали стрелять из толпы протестующих по солдатам.

Генерал Кутепов, бывшей в то время в чине полковника, командиром 2-го батальона Преображенского полка, отмечал, что на фронте не было никаких волнений, а когда он приехал в Петроград, то увидел что по улицам ходят толпы манифестующих, офицеры ведут разговоры о расширении полномочий Государственной Думы. Повсюду царят пораженческие настроения.

Генерал Кутепов пишет: 27 февраля, в девятом часу утра, меня вызвали к телефону. Так как я еще не встал, то попросил сестру пойти переговорить. Она мне сказала, что поручик Макшеев просит меня спешно приехать на Миллионную. Предвидя что-то недоброе, я быстро оделся и приехал на собрание на Миллионную, где поручик Макшеев мне сообщил, что в казармах гвардейской Конной артиллерии взбунтовалась часть Волынского запасного полка и его учебная команда, что взбунтовавшиеся Волынцы ворвались в казармы нашей нестроевой роты, заставили присоединиться к себе солдат Преображенского запасного полка, а когда, находившейся там, числящийся по общей армии, заведующий полковой швальней полковник Богданов хотел выгнать Волынцев со двора, то был там же ими заколот6».

Генерал Кутепов в те дни в Петрограде, возглавил роту Кексгольмского запасного полка, и получил приказ идти к Окружному Суду. По пути от Миллионной к Окружному Суду, генерал Кутепов видел отдельных людей которые стреляли в сторону его отряда, но вооруженных толп не было.

Солдаты по большей части были настроены мирно, и не желали учувствовать в беспорядках, но среди них были люди в штадском которые говорили солдатом, что «уже поздно», «что их за бунт все равно расстреляют», и солдаты поддавшись на уговоры подстрекателей, постепенно только разжигали революцию. Вот в частности что отмечает генерал Кутепов: «Мне доложили, что толпа солдат, заполнившая Баскову улицу, спокойно стоит, и просит чтобы к ним вышел кто-либо из офицеров, так как они бояться что их расстреляют. Я подошел к углу Артиллерийского переулка и, увидя, что там, главным образом, находятся солдаты Литовского полка, я приказал их командиру построить их и привести ко мне, на что он ответил отказом. Тогда я сказал - если вы боитесь пойти, то пойду я. Когда я подходил к толпе, то ко мне вышел унтер-офицер, и сказал, что солдаты бояться заходить в казармы, так как думают что их расстреляют, и попросил чтобы я успокоил их. Я сказал что их не расстреляют, что я не допущу этого. В ответ из толпы раздалось несколько голосов - «Товарищи! Он врет, вас расстреляют».

Как видно, и среди манифестантов и среди солдат, были подстрекатели, которые провоцировали людей на агрессию. Революцию 1917 года начал не народ, так как никакого отсутствия хлеба в Петрограде не было, и не армия, так как в 1916 году Россия добилась больших военных успехов, и на фронте все было спокойно, ее начали именно в тылу, пуская слухи о царской семье и об отсутствии хлеба, пользуясь отсутствием должного контроля офицерами среди солдат, и агентируя в переполненных казармах. Февраль 1917 года для заговорщиков был во многом последним месяцем, когда они могли совершить революцию, ведь на весну 1917 года планировалось большое наступление стран Антанты, в котором России отводилась ведущая роль, и подъем патриотизма в случае успеха наступления, лишал бы революцию успеха.

Но давайте ненадолго отвлечемся непосредственно от темы. Самым «элитным» среди гвардейских полков считался Конный полк. В нем служили представители старейших фамилий. Так вот, 8 марта 1917 г. Командир полка Свиты Его Величества генерал-майор Гартман прочел офицерам и солдатам полка царский манифест об отречении. После этого в полку начался стихийный митинг, на котором активнее всех выступил нижний чин 4-го эскадрона георгиевский кавалер, большевик Ефим Ершов. Вскоре он стал одним из солдатских лидеров и вошел в полковой комитет7.

Вот что сказал Деникин, командующий 8 корпусом, находящимся в Румынии, узнав о свержении царя: «Моим всегдашним искренним желанием было, чтобы Россия дошла до этого путем эволюции, а не революции».

Позднее по поводу Февральской революции, и действиях Временного правительства после нее, Деникин писал: «Революция была неизбежна. Ее называют всенародной. Это определение правильно лишь в том, что революция явилась результатом недовольства старой властью решительно всех слоев населения... Революцию ждали, ее готовили, но к ней не подготовился никто, ни одна из политических группировок... После 3 марта и до Учредительного собрания всякая верховная власть носила признак самозванства, и никакая власть не могла удовлетворить все классы населения ввиду непримиримости их интересов и неумеренности их вождей8». То есть, причиной Октябрьской революции стала Февральская революция.

Еще один будущий командующий «белыми» армиями «Юга» России, после поражения Деникина - барон Врангель, отнесся к отречению Николая 2 спокойно, но когда узнал об отречении его брата Михаила, сказал что «это конец это анархия». Многие царские офицеры, действительно спокойно отнеслись к отречению Николая 2, но они надеялись что на престол взойдет его брат Михаил. Но Временное правительство только прейдя к власти, решило что присутствие членов царской семьи у власти, и вообще на свободе, угрожает самому Временному правительству, решило арестовать всех членов царской семьи.

Теперь необходимо выяснить роль генералов в заговоре против Николая 2. В 17 часов 28 февраля 1917 г. Царский поезд вышел из Могилева в царское Село. Ораторов Думы в Петрограде охватывает паника, при одной масле о том, что царь приедет в столицу, ведь тогда придется отвечать за содеянное. Для заговорщиков было нужно любой ценой остановить поезд, но открытый мятеж, мог наоборот привести к свержению заговорщиков. Не допустить царя в Петроград было возложено на А.А. Бубликова. Именно он создал ложную информацию что железнодорожный путь возле Луги перерезан революционными войсками. Далее ближайшее окружение царя уговорило его повернуть поезд на Псков, где якобы под командованием генерала Н.В. Рузского еще оставались надежные части Северного фронта. Это как оказалось было западней, а генерал Рузский являлся одним из заговорщиков.

Вечером 28 февраля 1917 г., генерал Алексеев, который также являлся одним из заговорщиков, информировал генералов, что заговорщики захватили важнейшие административные здания, а генералу Иванову, отправленному царем в Петроград для подавления мятежа, посылает совершенно противоположную телеграмму: «Частные сведения говорят, что 28 февраля в Петрограде наступило полное спокойствие. Войска, примкнув к Временному правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное правительство под председательством Родзянки, заседая в Еосударственной Думе, пригласило командиров воинских частей для получения приказов по поддержанию порядка. Воззвание к населению, выпущенное Временным правительством, говорит о незыблемости монархического начала в России, о необходимости оснований для выбора и назначения правительства. Ждут с нетерпением прибытия Его Величества в царское, чтобы представить ему все изложенное и просьбу принять это пожелание народа».

Как видно из этой телеграммы, цель Алексеева была помешать генералу Иванову подавить восстание. И что самое печальное, таких генералов как Алексеев, было большинство. Заговор готовился уже давно9.

Боткин Д.С., брат расстрелянного с Царской Семьей лейб-медика, писал в 1925 году: «Революция началась задолго до того дня, когда А.И. Гучков и Шульгин добивались в Пскове отречения государя. Как теперь установлено. Государь фактически был узником заговорщиков еще до подписания отречения. Когда царский поезд остановился на станции Псков, Государь уже не был его хозяином. Он не мог направлять свой поезд согласно его желанию и усмотрению, и сама остановка в Пскове не была им намечена. Генерал Радко-Дмитриев говорил впоследствии, что если бы Государь, вместо того, чтобы ожидать в своем вагоне думских делегатов из Петрограда, сошел бы на станции Псков и поехал в автомобиле по направлению расположения войск вверенной ему армии, события приняли бы совсем иной оборот10».

Таким образом Февральская революция, действительно была «буржуазной». Чтобы подтвердить этот вывод, можно рассмотреть экономическую ситуацию в Петрограде. Такпо состоянию на 23 февраля 1917 г., согласно оценке Петроградского градоначальника Балка А.П., хлеба должно было хватить на 22 дня, и даже пессимистичной оценке генерала Хабалова С. С, хлеба оставалось на 10-12 дней, то есть не о какой нехватке продовольствия не могло быть и речи. Слух о нехватке хлеба был запущен специально, чтобы спровоцировать людей на волнения, а дальше использовать толпу в своих целях. Так собственно все и вышло. Среди ма-нифестующих 23 февраля были люди с оружием, которые «подогревали» толпу, а как только начались стычки с полицией, открыли огонь по полицейским из толпы, что спровоцировало еще большие волнения.

Теперь давайте посмотрим на уровень жизни рабочих накануне Февральской революции. Хотя цены к концу 1916 году и выросли в 3 раза по отношению к 1914 г., но также к 1917 г., квалифицированный рабочий оборонного завода в Петрограде получал не меньше пяти рублей в день, чернорабочий - трех, в то время как фунт черного хлеба стоил 5 коп., говядины - 40 коп., сливочного масла - 50 коп., и все эти продукты были в продаже. Покупательная способность средних зарплат российских рабочих была такой, как у европейских, и лишь немного ниже, чем у американских. Карточная система, кроме сахара, в царской России не вводилась. В то же время во всех других воюющих странах карточная система на продукты питания была всеобъемлющей.

В феврале-марте 1917 г., средняя зарплата по России составляла 163,3 рублей. В месяц, минимальная 112 рублей, а максимальная 400 рублей11.

На Обуховском заводе в Петрограде, средняя зарплата составляла около 300 рублей., а минимальная 160 рублей, максимальная 400 рублей.

В феврале 1917 года по распоряжению Морского ведомства, среди рабочих Обуховского завода, в Петрограде, было проведено анкетирование о минимальном бюджете рабочей семьи. Согласно этому анкетированию, средняя стоимость содержания семейства из трех человек была определена в 169 рублей в месяц, из которых 29 рублей шли на жилье, 42 рубля на одежду и обувь, остальные 98 рублей на питание. Конечно очевидно, что редкая семья в то время в России состояла из трех человек, но при этом минимальная зарплата рабочего практически равнялась «прожиточному минимуму» определенного им самим, а не правительством, а средний заработок, значительно превышал минимальный, и позволял содержать семью более чем из трех человек, и это в военное время.

Таким образом, очевиден тот факт, что предпосылок осуществления Февральской революции «с низу» не было. Уровень жизни российских рабочих был на уровне европейских, и лишь немногим отставал от американского, и это при том что США еще не вступили в войну. Февральская революция была подготовлена «сверху», генералами и депутатами Государственной Думы, часть из которых, быть может и не хотела тех последствий, к которым привели их действия.

Но вернемся к событиям, происходившим в Петрограде. В самом начале Февральской революции, капитан 2-го гвардейского стрелкового батальона А.А. Артоболевский, записал в своем дневнике: «Убийство Распутина не только не успокоило офицерское мнение, а, наоборот, обострило его критическое отношение к правительственному режиму и подорвало остатки доверия к Николаю 2. Общество стало открыто восставать против самодержавия и требовало ответственного министерства. Эти же идеи проникали в военную среду, даже в ряды гвардии и царствующего дома12».

Как видно из этой записи, революционные идеи проникли даже в Армию. Но не стоит забывать, что данную запись сделал капитан запасного батальона, и сделал, находясь в Петрограде, а не на фронте. Ведь на фронте революционные идеи отсутствовали, пропагандой занимались именно в тылу. Конечно определенную роль в недовольстве царским правительством сыграло и сокращение снабжения, но в Петрограде оно было отнюдь не на катастрофическом уровне, как было видно ранее минимальный запас хлеба был всегда на уровне не менее 10-12 дневного запаса, заработная плата вполне удовлетворяла большую часть потребностей рабочих семей. И даже давайте посмотрим на снабжение Армии на фронте - вводились три постных дня, условия жизни были хуже чем в тылу, но при этом революционных настроений не было, как не было и массовых братаний - массовые братания как явление повседневности, стали регулярными как раз после прихода к власти Временного правительства, но никак не до. Именно Временное правительство разложило Армию. Ведь как вспоминали позднее сами идеологи Февральской революции, они торопились начать революцию до планировавшегося на апрель 1917 года наступления Русской Армии, хотя сами ранее говорили, что провели революцию из-за слабости царя и его неспособности к командованию. В этих объяснениях видно явное противоречие. Февральская революция осуществлялась не «на благо России», а для захвата власти в своих интересах идеологами Временного правительства.

Еще задолго до начала Февральской революции, сразу после вступления России в Первую мировую войну, оппозиционные царскому правительству партии Государственно Думы, стали вести агитацию против царского режима, а не против войны. И даже министр снабжения Великобритании в то время, Ллойд Джордж, несмотря на то, что Англия была союзницей Императорской России, «открыто выражал свою радость, что от грома германских пушек рушатся тысячелетия оковы русского народа!13»...

Поляков Сергей Александрович,
 аспирант кафедры Отечественная история
Орловского Государственного Университета
Ученые записки Орловского государственного университета. № 4 / 2013

 


 

1 Генерал Деникин А.И. «Очерки русской смуты» Т.1, Выпуск 1. Париж. 1921 г.
2 Головин Н.Н. «Военные усилия России в мировой войне» 1-е изд. Париж: Товарищество объединенных издателей, 1939 г. Т.2
3   Зубов А.Б. «История России. 20 век». ACT. Москва, 2009 г.
4 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф.5881. Оп.1. Д.528.
5   Милюков П.Н. «Воспоминания». М., 1990 г. Т.2.
6   Генерал Кутепов «Первые дни революции в Петрограде» Сборник статей. Париж. 1934 г.
7   Дерябин А.И., Дзысь И. «Первая мировая война. Кавалерия Российской императорской гвардии». ACT. 2001 г.
8   Венков А.В., Шишов А.В. «Белые Генералы». Феникс. Ростов-на-Дону. 2002 г:
9   Мультатули П.В. «Господь да благословит решение мое...»СПб.:Сатисъ, 2002 г.
10   Ольденбург С. С. «Царствование Императора Николая 2» СПб: Петрополь, 1991 г.
11   Прокопович С.Н. «Народный доход в западноевропейских странах» М., 1992 г.
12   Артоболевский Н.А. «Первые дни революции во 2-м гвардейском запасном батальоне». Памятные дни. Из воспоминаний гвардейских стрелков. Таллин. 1939 г. Вып.З.
13Галушкин Н.В. «Собственный Его императорского Величества конвой».Под ред. Стрелянова (Калабухова) П.Н. М., 2004 г:

 

Библиографический список

1.    Деникин АЛ Очерки русской смуты Т. 1, Выпуск 1. Париж. 1921 г.
2.    Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. 1-е изд. Париж: Товарищество объединенных издателей, Т.2. 1939.
3.    Зубов А.Б. История России. 20 век. ACT. Москва, 2009 г.
4.    МилюковП.Н. Воспоминания. М., 1990 г. Т.2.
5.    Генерал Кутепов. Первые дни революции в Петрограде. Сборник статей. Париж. 1934 г.
6.    Дерябин АЛ, Дзысъ II. Первая мировая война. Кавалерия Российской императорской гвардии. ACT. 2001 г.
7.    Венков А.В., Шишов А.В. Белые Генералы. Феникс. Ростов-на-Дону. 2002 г.
8.    Мулътатули П.В. Господь да благословит решение мое.... СПб.:Сатисъ, 2002 г.
9.    Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II СПб: Петрополь, 1991 г.
10.    Прокопович СЛ. Народный доход в западноевропейских странах. М., 1992 г.
11.    Артоболевский Н.А. Первые дни революции во 2-м гвардейском запасном батальоне. Памятные дни. Из воспоминаний гвардейских стрелков. Таллин. 1939 г. Вып.З.
12.    Галушкин ЛВ. Собственный Его императорского Величества конвой.Под ред. Стрелянова (Калабухова) П.Н. М., 2004 г.
13.    Из воспоминаний полковника Д. Ходнева «Февральская революция и запасной батальон лейб-гвардии Финляндского полка». Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф.5881. Оп.1. Д.528.

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 132 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal

Антология современной западнорусской поэзииБелорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства  исторических источников

Отечественная война 1812 г. в истории БелоруссииЗападнорусский календарь