ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Большевики и Германия в годы Первой мировой войны

 Кадр из кинохроники 1917 года – Ульянов-Ленин и немецкие офицеры на перроне около «запломбированного» вагона.Важнейшее место среди проблемных тем и скрытых реалий германско-российских и германо-советских отношений первой половины XX в. занимает весьма щепетильная и дискуссионная по сей день тема связи большевиков, радикальной и умеренной демократии России с кайзеровской Германией, а также связанный с ней вопрос о финансировании Берлином в 1914-1917 гг. революционизации и сепаратизации Российской империи, а затем финансировании и поддержке большевистского режима в Советской России и СССР.

Немецкая помощь непосредственно большевикам оценивается по-разному - от 20 тыс. до 50 млн. марок золотом, максимальная оценка эквивалентна 9 тоннам золота1. Однако не все считают, что участие немецких денег в Российской революции, её подготовке и победе в 1914-1920 гг. и далее доказано2. По мнению немецкого историка Элизабет Хереш, революционизация и сепаратизация России стоили германскому правительству 1 миллиард марок3. Она же полагала, что большевики получали деньги на революцию не только от правительства Германского рейха, но и из США и Великобритании4. Здесь видную роль играл Л. Д. Троцкий (Бронштейн). По утверждению Юрия Фелынтинского, всего на революционную пропаганду и специальные цели, в том числе в России, кайзеровская Германия потратила не менее 382 млн. марок в ценах тех лет5. По Михаилу Веллеру, большевикам в 1917 г. полагалось из Берлина 3 млн. золотых марок в месяц, лишь бы они вели активную революционную пропаганду в России6. В 1918 г., опять же по М. Веллеру и М. Буровскому, Берлин предоставил большевикам, в июле-августе, 3 млн. золотых марок, чтобы удержать большевистское правительство В. И. Ульянова-Ленина у власти7.

Многие историки полагают, что Берлин и антицаристскую (антиромановскую) оппозицию в России связывал общий интерес - устранение династии Романовых, и что В. И. Ульянов-Ленин являлся германским шпионом. Другие считают, что он и большевики не являлись германскими агентами, а участвовали в заговоре вместе с Германским рейхом против России и династии Романовых преследуя каждый свои конкретные цели -Германия добивалась раскола Антанты и пыталась таким образом выбить Россию из войны, посадив там марионеточное прогерманское правительство, а В. И. Ульянов-Ленин и большевики готовы были во время захвата власти и разжигания мировой революции взять деньги у кого угодно (речь при этом о какой-либо нравственности и морали не шла, речь шла о революционной необходимости). Известный российский и советский дипломат, германист Юлий Квицинский в своей книге «Россия-Германия. Воспоминания о будущем» отметил: «Октябрьская революция была делом Ленина. Это под его руководством она свершилась, поколебав устои всего мира. Немцы, конечно, помогли победить Ленину и большевикам. Из песни слов не выкинешь. Помощь, в том числе финансовая была, но её роль не следует преувеличивать. Наверное, позднее, уже в годы советской власти, Берлин был готов отрубить себе ту руку, которой помогал большевикам»8. По мнению Ю. Квицинского, Германия немало сделала и для укрепления советского государства. Но, Германией, полагает Ю. Квитинский, «в действительности двигали и во время царизма, и во времена СССР всегда одни и те же, если угодно, достаточно откровенные и своекорыстные интересы, обнимаемые емкой формулой «Дранг нах Остен»9.

Теперь обратимся к истории.

5 июля 1917 г. петроградская газета «Живое слово» опубликовала сенсационный материал под названием «Ленин, Ганецкий и К° - шпионы!». Вслед за ней разоблачительные статьи напечатали «День», «Вечернее время», «Новое время», «Утро России», «Русская воля», «Биржевые ведомости» и другие газеты. Суть сенсации состояла в том, что поводом для обвинения В. Н. Ульянова-Ленина и большевиков в скрытых контактах с немцами в годы Первой мировой войны послужили признания в апреле 1917 г. завербованного германской контрразведкой прапорщика 16-го Сибирского стрелкового полка Дмитрия Спиридоновича Ермоленко, взятого в плен под Варшавой в ноябре 1914 г.10

25 апреля 1917 г. Д. С. Ермоленко был переброшен немцами в тыл 6-й русской армии для агитации в пользу скорейшего заключения сепаратного мира с Германией. Получая инструкции на ведение агитации в январе 1916 г., офицеры германского Генерального штаба Шадицки и Люберс (о них, как о реальных лицах писал А. Ф. Керенский) сообщили ему, что такого рода агитацию в России ведут председатель украинской секции «Союза освобождения Украины» А. Скоропись-Иолтуховский и лидер большевиков В. И. Ульянов-Ленин11. Д. С. Ермоленко было также сказано, что В. И. Ленину Берлином поручено всеми силами стремиться к подрыву доверия русского народа к Временному правительству. На допросе у начальника контрразведки Петроградского военного округа полковника Бориса Никитина прапорщик-предатель сознался в том, что деньги на антирусскую агитацию им получались у некого Свендсона, служащего в Стокгольме при германском посольстве12. Д. С. Ермоленко, согласившийся работать на немцев за 8 тыс. рублей ежемесячно и успевший до ареста выслать семье в Хабаровск 50 тыс. рублей, так и показал: «...Связь мою по шпионажу я должен иметь с находящимся в Стокгольме при германском посольстве неким Свендсоном, с которым имеют дело все организации, работающие в России в пользу Германии»13.

Действительно, Н. Свендсон в то время являлся резидентом германской политической разведки при немецком посольстве в Стокгольме и осуществлял связь «под крышей» посольства с германской агентурой в России. Ключевую роль среди последней играли украинские сепаратисты (Н. Скоропись-Иолтуховский, М. Меленевский, В. Дорощен-ко, А. Шептицкий, М. Грушевский, А. Жук, М. Зализняк и др.) и большевики (В. И. Ульянов-Ленин, К. Радек, В. Боровский, А. Луначарский, В. Антонов-Овсеенко, примкнувший к большевикам в 1917 г. Л. Д. Троцкий и др.). Немецкий генерал Макс Гофман откровенничал в 1919 г.: «В действительности Украина -дело моих рук, а вовсе не творение сознательной воли русского народа. Никто другой, как я, создал Украину, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с одной частью России»14.

«Миссия» В. И. Ульянова - Ленина Берлином в отношении России рассматривалась более масштабно. 3 декабря 1917 г. статс-секретарь Р. фон Кюльман телеграфировал секретарю МИДа при германском Генеральном штабе: «Распад Антанты и последующее возникновение в результате этого выгодных нам политических комбинаций является важнейшей целью нашей дипломатии во время войны. Россия (на мой взгляд) является самым слабым звеном в цепи противника. Задача, следовательно, заключается в том, чтобы ещё больше расшатать это звено и, когда представится возможность, вырвать его из цепи. Эта цель лежит в основе всей подрывной деятельности за линией фронта внутри России, а для этого прежде всего необходимо всячески содействовать сепаратистским тенденциям и оказывать поддержку большевикам. Ведь до сих пор, пока они не стали получать от нас по разным каналам и под разными предлогами постоянных субсидий, они не имели возможности создать свой главный печатный орган «Правду», чтобы вести действенную пропаганду и существенно расширить до того времени узкую базу своей партии»15.

Вильгельм II приказал выделить огромные средства на подготовку «назначенной» революции в России, что диктовалось военными и геополитическими планами кайзера и Германии. Всего на «мирную пропаганду», в том числе в России, и специальные цели опять же не только в России, по мнению А. Ф. Керенского и историка Юрия Фелын-тинского, Берлин потратил, как уже было сказано ранее, не менее 382 миллионов марок16. Уже 11 марта 1915 г., подтверждает один из официальных документов, «для ведения революционной пропаганды в России» было выделено 2 миллиона марок17. Примерно с этого времени немецкие деньги через посредничество различных банков и агентуры золотым потоком поплыли в партийные кассы большевиков. Германское правительство рассматривало возможную русскую революцию как часть подрывной акции по разрушению Антанты. Оно не без основания надеялось, что революция приведет к распаду Российской империи, выходу её из войны и заключению сепаратного мира, который обещали дать революционеры в случае прихода к власти. Германии этот мир был необходим ещё и потому, что уже в 1917 г. она не обладала нужными силами и средствами для ведения войны на два фронта18.

Ключевую роль в организации финансирования большевистской партии немецкими деньгами сыграли Я. С. Фюрстенберг (Ганецкий) и А. Л. Парвус (Гельфанд)19.

Фюрстенберг (партийная кличка - Ганецкий) Яков Станиславович (1879-1937 гг.) -деятель польского, литовского и российского революционного движения. Родился в Варшаве в богатой семье. Учился несистематически общественным и естественным наукам в Берлине, Гейдельберге, Цюрихе. Директор конторы немецкого агента Парвуса (Гельфанда) в Скандинавии. Председатель следственной комиссии (вместе с Лениным и Зиновьевым) по делу оправданного провокатора Романа Малиновского. В 1914 г. способствовал освобождению В. И. Ульянова-Ленина из австрийской тюрьмы. Во время Первой мировой войны примыкал к «Циммервальдской левой». В 1917 г. вместе с В. Воровским и К. Ра-деком оставлен Лениным в Стокгольме под видом представителя Заграничного бюро ЦК РСДРП(б) для осуществления финансирования и связей партии. Связь Я. Ганецкого с кайзеровским правительством установлена из архивов МИД Германии; пользовался для своей секретной переписки немецким дипломатическим шифром. После Октябрьского переворота - главный комиссар банков, дипломат. Участник секретного «Дополнительного соглашения» с Германией в августе 1918 г., согласно которому увеличивались продовольственные и денежные обязательства Советской России. В биографии Я. Ганецкого-Фюрстенберга много невыясненного. Ряд протоколов ЦК РСДРП(б) по его «делу» не опубликован. Расстрелян в 1937 г.

Парвус Александр Львович (настоящие фамилия и имя - Гельфанд (Гельфонд) Израиль Лазаревич (1867-1924 гг.)). Родился в Минской губернии (местечко Березино), детство провел в Одессе. В 1891 г. окончил Базельский университет. В социал-демократическом движении с 1890-х гг. Идеолог первой русской революции, создатель теории перманентной революции, позднее подхваченной Л. Д. Троцким (Бронштейном). Один из руководителей Петербургского Совета рабочих депутатов в 1905 г. Публицист, автор ряда книг и брошюр псевдосоциалистического содержания. В годы Первой мировой войны - крупнейший «агент влияния» германского правительства, организатор провокационных политических забастовок в России. Советник кайзеровского правительства по вопросам русской революции. Миллионер, под прикрытием торговых сделок направлял немецкие деньги и средства, полученные коммерческим путем, большевикам для пораженческо-пропагандистской и революционной работы в России; осуществлял тайную и легальную связь германских агентов с русскими предателями и шпионами. Активно содействовал отправке первого «запломбированного вагона» (В. И. Ленин, Г. Зиновьев и другие) из Швейцарии через Германию в Петроград. Организационно-финансовая помощь А. Парвуса германо-большевистскому сговору неопровержимо доказана опубликованными материалами из архивов МИД Германии. После Октябрьского переворота В. И. Ленин не разрешил ему переехать в Советскую Россию. Политический авантюризм А. Парвуса проявился и в период «спартаковского» движения (ноябрь 1918 г.) в Германии. В Советском Союзе имя беспринципного и аморального проходимца, сыгравшего выдающуюся пагубную роль в истории России первых двух десятилетий XX в., тщательно замалчивалось.

Активно участвовали в передаче немецких денег большевикам М. Ю. Козловский, Е. М. Суменсон, А. М. Коллонтай и К. Радек.

Козловский Мечислав Юрьевич (1876-1927 гг.) - социал-демократ, петербургский адвокат, находился в конспиративных связях с А. Парвусом-Гельфандом. По информации газеты «Единство», состоял формально в г. Вильно членом «Союза русского народа», выступал с провокационными погромными речами. Согласно данным русской контрразведки, перед Октябрьским переворотом получал через Я. Ганецкого-Фюрстенберга в Стокгольме и Е. М. Суменсон в Петрограде крупные суммы денег на большевистские цели. В июле 1917 г. был арестован, обвинялся в государственной измене. По некоторым данным, дал показания следственной комиссии Временного правительства. Освобожден из тюрьмы одним из последних осенью 1917 г. Был представителем ЧК в Петрограде, возглавлял Малый Совнарком РСФСР.

Суменсон Евгения Маврикиевна - двоюродная сестра Я. Ганецкого-Фюрстенберга, одно время служила в Варшаве в коммерческой конторе Генриха Фюрстенберга, брата вышеназванного большевика. Под прикрытием фальшивых торговых операций выступала в Петрограде посредницей в получении огромных денежных сумм от Я. Ганецкого-Фюрстенберга (Стокгольм) и передаче их крупным большевистским деятелям. Была арестована в июле 1917 г., на следствии призналась в преступных действиях; её показания содержатся в 18-м томе Дела о государственной измене В. И. Ленина (всего известен 21 том). Освобождена из тюрьмы под залог в 15 тысяч рублей в октябре 1917 г.

Коллонтай (урожденная Домонтович) Александра Михайловна (1872-1952 гг.) - деятель международного и российского революционного движения, дипломат. В годы Первой мировой войны и эмиграции (страны Европы, США) занималась пропагандистской работой, направленной на поражение Госсии. В июле 1917 г. была арестована за участие в организации вооруженного восстания в Петрограде и по подозрению в государственной измене; давала показания следственной комиссии Временного правительства (т. 18-й и др. из неопубликованного архивного дела). В прессе той поры обсуждался факт передачи А. Коллонтай и Я. Ганецким-Фюрстенбергом через Стокгольмский «Nya-Banken» крупной суммы денег на счет Е. М. Суменсон в Сибирский банк в Петрограде. Вместе с другими большевиками осенью 1917 г. была выпущена из тюрьмы под денежный залог. Входила в состав Совнаркома как народный комиссар общественного (государственного) призрения.

К. Б. Радек (Собельсон, 1885-1939 гг.), клички Крадек, Парабеллум, - польско-немецко-русский революционер. В годы Первой мировой войны сотрудничал с А. Парву-сом и Георгом Скларцем, а через них - с германским правительством. К. Радек был исключен из польской, а затем и из германской социал-демократической партии по инициативе Ф. Дзержинского и Р. Люксембург, обвинявших К. Радека в мошенничестве (растрате общественных денег) и провокаторстве (сотрудничестве с германским и австровенгерским правительствами). К. Радек, однако, был взят под защиту В. И. Лениным и восстановлен, но уже в российском социал-демократическом крыле. Видимо, имел отношение к организации убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург в январе 1919    г. В 1919-1924 гг. - член ЦК, член президиума Исполкома Коминтерна. С марта 1920    г. секретарь Коминтерна, ответственный за подрывную деятельность, прежде всего в Германии и Китае. В 1923 г. стал на путь оппозиции, в частности по вопросу германской революции, которую, как считала оппозиция, И. В. Сталин «провалил». Примерно с этого времени К. Радек начинал терять власть, его сняли со всех постов, а в декабре 1927 г. постановлением Пятнадцатого съезда партии исключили из ВКП(б) в числе других 75 оппозиционеров и выслали в Ишим. Летом 1929 г. К. Радек в письме на имя ЦК раскаялся в своей оппозиционной деятельности, восстановлен в партии и работал в «Известиях». В 1935 г. входил в состав конституционной комиссии ЦИК СССР. В 1936 г. снова исключен из партии, арестован, выставлен обвиняемым на январском процессе 1937 г. (вместе с Ю. Пятаковым, Г. Сокольниковым, Л. Серебряковым и др.) осужден по делу так называемого Параллельного антисоветского троц-кисткого центра. Приговорен к десяти годам, убит в заключении. 13 июня 1988 г. пленумом Верховного суда СССР приговор по делу К. Радека был отменен.

С немецкой стороны германские интересы в России через и с помощью большевиков «проталкивали», реализуя геополитические интересы кайзера Вильгельма II и воен-но-промышленных кругов Германии, естественно щедро оплачивая «работу» В. И. Ульянова-Ленина и других российских револю-ционеров-радикалов из числа меньшевиков и эсеров, такие известные личности и политики как граф В. фон Мирбах (первый германский посланник в Советской России, убит 6 июля 1918 г.), К. фон Гельферих, Р. фон Кюльман, К. фон Рицлер, у. фон Брокдорф-Ранцау и другие, а также разветвленная сеть резидентов немецкой разведки типа Н. Свендсона.

Карл Гельферих (1872-1924 гг.) - государственный деятель, дипломат, экономист. Его труд о деньгах часто упоминается с эпитетом «классический». С 1906 г. - один из директоров Анатолийской (Багдадской) железной дороги. С 1908 г. - директор Немецкого банка. С февраля 1915 г. - один из влиятельных членов правительства, сначала как статс-секретарь в министерстве финансов, затем -статс-секретарь внутренних дел и до ноября 1917 г. - вице-канцлер. Один из руководителей финансовой политики Германии в Первую мировую войну. В ноябре 1917 г., после образования правительства во главе с канцлером Гертлингом, ушел в отставку, руководил работами по подготовке будущих мирных переговоров. Был назначен преемником В. фон Мирбаха на пост германского посла в России, куда отбыл из Берлина 26 июля. Однако 6 августа покинул Москву и больше уже в Россию не возвращался.

Рихард фон Кюльман (1873-1948 гг.) -германский дипломат. В 1900 г. начал дипломатическую карьеру в качестве атташе германского посольства в Петербурге. В 1904-1909 гг. - поверенный в делах в Танжере, в 1909-1914 гг. - советник посольства в Лондоне. После начала Первой мировой войны - в Константинополе. С августа 1917 по июль 1918 г. -статс-секретарь иностранных дел.

Курт Рицлер (Рюдорфер, 1882-1955 гг.) -германский дипломат, философ и публицист. С мая 1913 г. - постоянный помощник при министерстве иностранных дел. В августе 1914 г. был назначен в свиту кайзера в Ставке. В январе 1915 г. переведен в имперскую канцелярию. В сентябре 1917 г. назначен консулом при посольстве в Стокгольме во главе вновь созданной русской секции. В апреле 1918 г. отозван в Берлин и в апреле же отправился работать с графом В. фон Мирбахом, послом в Москве. После убийства В. фон Мирбаха в июле исполнял обязанности посла вплоть до отозвания в Берлин в августе 1918 г. Автор ряда работ по вопросам мировой политики.

Свендсон Н. - резидент политической немецкой разведки в Стокгольме в годы Первой мировой войны. Осуществлял связь «под крышей» посольства с германской агентурой в России. Прапорщик Д. С. Ермоленко показал: «...связь мою по шпионажу я должен иметь с находящимся в Стокгольме при германском посольстве неким Свендсоном, с которым имеют дело все организации, работающие в России в пользу Германии» (Материалы предварительного следствия о вооруженном выступлении в Петрограде 3(16)-5(18) июля 1917 г. Корректура №244. - бывший Центральный партийный архив, ф. 4, оп. 3, д. 41, л. 2).

Не случайно многие из этих лиц будут после 1917 г. составлять круг «друзей Советской России», в том числе В. фон Мирбах и особенно у Брокдорф фон Ранцау (1869-1928 гг.) - первый германский министр иностранных дел с декабря 1918 по июнь 1919 г. после отречения Вильгельма II и посол Германии в СССР в 1922-1928 гг.20. С Россией у. фон Брокдорф-Ранцау был связан давно. С 1897 по 1901 г. он служил секретарем германского посольства в Санкт-Петербурге. Во время Первой мировой войны он занимал должность кайзеровского посланника в Дании (в 1912-1918 гг.). Именно он открыл дверь германского посольства в Копенгагене для известного политического авантюриста и революционе-ра-бизнесмена А. Парвуса (Гельфанда). Первая встреча между ними состоялась уже в августе 1915 г.21

Граф стал постоянным ходатаем по делам А. Парвуса в германском МИДе. Разумеется, опытный дипломат отдавал себе отчет в том, насколько «рискованно стремиться использовать силы, стоящие за Гельфандом», но полагал, что «если мы (Германия - В. К.) откажется от его услуг из опасения оказаться неспособными управлять этими силами», то это станет «проявлением нашей слабости»22. С политической и финансовой помощью рейха и лично уфон Брокдорф-Ранцау АПарвус разработал план русской революции, результатом которой должно было стать свержение царя и заключение мира с Германией23. Контакты между ними продолжались и далее. Германский посланник в Копенгагене помогал переправке В. И. Ульянова-Ленина и других русских революционеров из Швейцарии через Германию в Петроград в апреле 1917 г.

В конце 1914 г. (шла Первая мировая война) А. Л. Парвус разработал план, который в источниках проходит как «План русской революции» или «Меморандум доктора Гельфанда», и представил его по рекомендации Макса Циммера германскому послу в Копенгагене Конраду Фрайхерру фон Ван-генхайму24. Смысл «плана Парвуса» сводился к союзу между правительством кайзеровской Германии и русскими революционерами с целью свержения самодержавия и захвата власти социалистами в России, правительство которой подпишет сепаратный мир Германией и двинет революцию в другие страны. А. Парвус доказывал во время своей аудиенции у К. Ф. фон Вангенхайма, что «Россию можно победить только в том случае, если ослабить её внутренними беспорядками, подрывающими царский режим, и распадом великой империи на отдельные мелкие части, за счёт чего она потеряла бы свою боевую силу», а для этого нужны немецкие деньги, чтобы «организовать революцию в России, да ещё и гражданскую войну, которая приведёт к свержению царя»15.

По мнению Элизабет Хереш, немецкого историка, автора многих книг по истории России, Берлин принял «план Парвуса» и его реализация в жизнь «стоила германскому правительству примерно один миллиард марок, в сегодняшнем эквиваленте»25. 9 января 1915 г. К. Ф. фон Вангенхайм информировал своего шефа в германском МИДе, статс-секретаря и государственного министра Пруссии Готтлиба фон Ягова о встрече с А. Парвусом телеграммой следующего содержания26:

«Известный русский социалист и публицист д-р Гельфанд, один из лидеров последней русской революции, который эмигрировал из России и которого несколько раз высылали из Германии, последнее время много пишет здесь, главным образом, по вопросам турецкой экономики. С начала войны Парвус занимает явно прогерманскую позицию. Он помогает д-ру Циммеру в его поддержке украинского движения, а также сделал немало полезного в деле основания газеты Бацариса в Бухаресте. В разговоре со мной, устроенном по его просьбе Циммером, Парвус сказал, что русские демократы могут достичь своих целей, только путем полного уничтожения царизма и разделения России на более мелкие государства. С другой стороны, Германия тоже не добьётся полного успеха, если не разжечь в России настоящую революцию. Но и после войны Россия будет представлять собой опасность для Германии, если только не раздробить Российскую империю на отдельные части. Следовательно, интересы Германии совпадают с интересами русских революционеров, которые уже ведут активную борьбу. Правда, отдельные фракции разобщены, между ними существует несогласованность. Меньшевики ещё не объединились с большевиками, которые, между тем, уже приступили к действиям. Парвус видит свою задачу в объединении сил и организации широкого революционного подъёма. Для этого необходимо прежде всего созвать съезд руководителей движения — возможно, в Женеве. Он готов предпринять первые шаги в этом направлении, но ему понадобятся немалые деньги. Поэтому он просит дать ему возможность представить его планы в Берлине. Он, в частности, убеждён, что если издать некий имперский циркуляр, который пообещает немецким социал-демократам в награду за патриотическое поведение немедленное усовершенствование начальных школ и сокращение рабочего дня, то это окажет существенное влияние не только на немецких социалистов, служащих в армии, но и на русских, придерживающихся тех же политических взглядов, что и Парвус. Сегодня же Парвус уехал через Софию и Бухарест в Вену, где он встретится с русскими революционерами. Д-р Циммер прибудет в Берлин одновременно с Парвусом и сможет организовать необходимые встречи с ним. По мнению Парвуса, действовать следует быстро, чтобы русские новобранцы прибывали на фронт уже «заражёнными» революционным микробом. Было бы желательно, чтобы статс-секретарь иностранных дел принял Парвуса».

Уже 10 января Г. фон Ягов попросил Генеральный штаб разрешить принять А. Павруса в Берлине, а 13 января проинформировал Ставку верховного главнокомандования обо всём происходящем, пригласив в столицу Германии доверенное лицо канцлера Т. фон Бетмана-Гольвега в Ставке Курта фон Рицлера «на встречу с русским революционером Парвусом в Берлине»27. На пути в Берлин А. Парвус провёл встречу в Бухаресте с Христо Раковским, который «ещё до встречи с Парвусом работал на Германию»28.

В марте 1915 г. А. Парвус прибыл в Берлин с масштабным планом действий - «Подготовка массовой политической забастовки в России», который под названием «Меморандум д-ра Гельфанда», известен теперь не менее, чем «Апрельские тезисы» В. И. Ленина или «Четырнадцать пунктов» американского президента В. Вильсона29. Его содержание и смысл хорошо известны. «Меморандум д-ра Гельфанда» убедил статс-секретаря министерства иностранных дел Германии Г. фон Ягова просить министра финансов 6 июня 1915 г. о выделении 15 млн. марок «на революционную пропаганду в России»30.

В декабре 1915 г. А. Парвус снова посетил Берлин. На сей раз, впрочем как и ранее, его особо опекал и протежировал германский посол в Копенгагене и один из ответственных организаторов русской революции, у. фон Брокдорф-Ранцау. А. Парвуса встретили в Берлине хорошо; по его словам, он был «необычайно вежливо принят во всех самых важных государственных учреждениях», после чего «у него создалось впечатление, что его предположения были встречены с одобрением во влиятельных кругах министерства иностранных дел и финансов»31. А. Парвус запросил у немцев «для полной организации русской революции», которую он назначил на январь 1916 г., 20 млн. рублей и полагал, что для начала ему понадобится 1 млн. рублей, который требовался для передачи через своего агента в Петроград для ведения там подрывной работы32.

Как информировал канцлера Т. фон Бетмана-Гольвега 21 декабря 1915 г. сам уфон Брокдорф - Ранцау, «д-р Гельфанд сказал также, что для полной организации русской революции нужно около 20 миллионов рублей. Эта сумма, конечно, не может быть распределена сразу, так как это могло бы привести к обнаружению источника этих денег. Однако, принимая во внимание тот факт, что следует перейти к действиям, он предложил в министерстве иностранных дел, чтобы сумма в один миллион рублей была немедленно выдана его тайному агенту. Этот тайный агент полностью согласен с ним в том, что революция начнется примерно 9-22 января и что, даже если она не охватит сразу же всю страну, она сделает невозможным возврат к прежнему положению и к стабильности. В 1905 г. буржуазные партии поддержали революцию и по собственному почину платили заработную плату бастующим рабочим. Теперь же буржуазия не сочувствует революционному движению, и вследствие этого революционный комитет должен нести все расходы. Его агент, который возвращается в Россию примерно через неделю, сразу же по возвращении начнёт устанавливать связи между разными революционными центрами, но это невозможно без довольно больших материальных ресурсов.

Принимая всё это во внимание, д-р Гельфанд попросил меня поддержать его просьбу, которую он высказал лично в Берлине, о выдаче его тайному агенту названной суммы. Он особо подчеркнул, что это должно быть сделано немедленно, так как его агент не может больше откладывать своё возвращение в Петроград и вернётся в Россию самое позднее через неделю, даже если к тому времени он не получит требующихся денег.

Я прошу Ваше превосходительство послать мне телеграммой инструкции, чтобы я мог сообщить д-ру Гельфанду о решении. Осмелюсь заметить, что его просьба не есть попытка удовлетворения его собственных интересов, она вытекает из практических соображений без всяких побочных личных целей»33.

На самом деле А. Парвус приукрашивал свой прием в Берлине, чтобы усилить своё «впечатление» перед шефом (уфон Брок-дорф-Ранцау - В. К.) и получить желанный миллион рублей. Министр финансов К. Гельферих в своем письме заместителю статс-секретаря министерства иностранных дел А. Циммерману 26 декабря 1915 г. писал: «На самом деле я обошелся с Гельфандом более сдержанно, чем он изобразил это в Копенгагене. По-моему, он слишком нафантазировал в своих планах, особенно в так называемом финансовом плане, в котором мы вряд ли сможем участвовать. С другой стороны, стоит обсудить вопрос о предоставлении в его распоряжение 1 млн. рублей, который он просит для пропаганды. Если министерство иностранных дел считает этот расход оправданным и полезным, я не буду возражать. В этом случае я прошу Вас прислать заявление в обычной форме и сослаться на нашу личную договоренность»34.

Таким образом, за 1915 г. Германия и российская радикальная оппозиция провели значительную работу, направленную против России с целью её ослабления и вывода из «большой войны», что соответствовало военным и геополитическим интересам германских правящих кругов, финансовой олигархии (промышленников и банков) и верхушки военных. Всё начиналось в принципе 9 сентября 1914 г., менее чем через 1,5 месяца после начала Первой мировой войны, когда тогдашний германский канцлер Т. фон Бетман-Гольвег вместе со своими советниками разработал т.н. «Большую программу целей войны», которая предусматривала против Антанты прямые военные наступательные операции и «разложение вражеской страны изнутри». В применении к России второе означало только одно: свержение царистской системы «изнутри» путем революции и искусственной стимуляции сепаратизма «нерусских губерний» по всему периметру гигантской Российской империи35. Реализации этих целей в жизни должны были служить «программа революционизации» и «программа инсургенизации» в форме подстрекательства к мятежу национальностей Российской империи. Разработка и выполнение всего вышеназванного были возложены на министерство иностранных дел Германии и политический сектор германского Генерального штаба армии.

Наряду с канцлером Т. фон Бетманом-Гольвегом и Г. фон Яговым, статс-секретарем министерства иностранных дел и прусским государственным министром, движущей силой всей этой деятельности по ослаблению и развалу России стали унтер-статс-секретарь Артур фон Циммерман (в ноябре 1916 г. - августе 1917 г. он - статс-секретарь на Вильгель-мштрассе), статс-секретарь германского МИДа в августе 1917 г. - июле 1918 г. Рихард фон Кюльман, а также главы дипломатических миссий кайзеровской Германии: граф у. фон Брокдорф-Ранцау в Копенгагене (Дания), барон Люциус фон Штедтен в Стокгольме (Швеция), барон Гизберт фон Ромберг в Берне (Швейцария), барон фон дем Буше-Хадденхаузен в Бухаресте, и барон Ганс фон Вангенгейм в Константинополе (Турция)36. Трое первых отвечали за «северную линию» в Петрограде, так называемое «Северное подполье», а Г. фон Вангенгейм курировал подстрекательские антирусские акции и мятежи на Украине и в Закавказье. Идеологическое обоснование и определение «программы ин-сургенизации» дал урождённый балтийский немец, ученый, теолог и журналист Пауль фон Горбах: он обозначил её как «стратегию апельсиновой корки»37. По П. Рорбаху, нет ничего проще, чем расчленить Россию «как апельсин, без ножа и ран, на её естественные исторические и этнические составные части»: Финляндию, Польшу, Бессарабию, Прибалтику, Украину, Кавказ и Туркестан. Эти окружающие ядро страны периферийные провинции должны были вновь стать независимыми государствами, но под германским контролем.

Довольно быстро оформилась сеть ведомств и контор для реализации этих политически и стратегически важных и деликатных для Германии целей: Генеральный штаб, министерство иностранных дел, отделение III секретной службы при штабе командования Оберост (Верховного командования на Восточном фронте), кайзеровские миссии в нейтральных государствах и их информаторы, курьеры, диверсанты, агитаторы и т.д. Германское Казначейство, Рейхсбанк, Дойче Банк и Коммерцбанк уже в 1915 г. через эти и другие каналы переправили первые миллионы марок, рублей и шведских крон для революционеров в России, а также соответствующие деньги во Францию, Великобританию и США. В. И. Ленину и его соратникам немецкие деньги пошли в том же году прежде всего через А. Гельфанда (Парвуса) и его «Торговую и экспортную компанию АО» в Копенгагене38. 29 декабря 1915 г. он дал собственноручную подписку немцам, что «получил миллион рублей многими банкнотами для поощрения революционного движения в России от германской миссии в Копенгагене»39. А руководил германским посольством в Дании у. фон Брокдорф-Ранцау - будущий германский посол в СССР в 1922-1928 гг.

В 1915 г. к работе с русской радикальной оппозицией и сепаратистами активно подключается шеф отделения секретных служб III в политического сектора немецкого Генерального штаба Рудольф Надольный. Именно он 3 мая 1915 г. направил на Вильгель-мштрассе 8-ми страничный доклад под номером Nr. Pol. 1479, с грифом «секретно», автором которого был ещё один тогда законспирированный немецкий агент, эстонец Александр Кескюла. Его в свое время взял в разработку барон Г. фон Римберг в Берне.

А. Кескюла рекомендовал Р. Надольному сделать основную ставку в антироссийской подрывной деятельности не на меньшевиков, а на большевиков, поскольку «Ленин обладает самой жестокой и беспощадной энергией», а «фракция Ленина быстрее всех национально-русских революционных организаций прошла путь к самой радикальной оппозиции»40. Кстати, Р. Надольный много позже, после 1933 г., станет германским послом в Москве).

К весне 1916 г. связи германского Генштаба и МИДа были достаточно неплохо отлажены. Через Финляндию и Прибалтику к большевикам в России и многочисленные каналы, прежде всего через фирму А. Парвуса и германские дипломатические миссии в Европе и Турции, к В. И. Ленину и его соратникам в эмиграции потекли многомиллионные суммы немецких денег на подрывные акции в самой России и на фронт, где бились против немцев русские армии (в первую очередь на агитацию, террористические акции и закупку оружия для боевиков). Сам В. И. Ленин в те годы особо доверял акции подобного рода польскому революционеру Якову Фюрстенбергу (Ганецкому), с которым провёл два года в политическом подполье в Поронине под Краковом. После прихода к власти именно Я. Ганецкого-Фюрстенберга В. И. Ленин назначит заместителем директора большевистского Государственного банка. И. В. Сталин после смерти В.И. Ленина уберёт Я. Ганецкого-Фюрстенберга как одного из последних оставшихся в живых свидетелей миллионных сделок большевиков с кайзеровской Германией41.

В годы Первой мировой войны Я. Га-нецкий-Фюрстенберг выступал как компаньон А. Гельфанда-Парвуса в Стокгольме. По Элизабет Хереш, существовало «восемнадцать персон, которых Парвус постоянно использует в качестве агентов в Копенгагене, восемь из них находятся здесь постоянно, а десять курсируют между скандинавскими странами и Госсией»42. В их числе Георг Скларц (официальных владелец берлинской экспортной фирмы А. Парвуса в Копенгагене), с которым постоянно контактировал у. фон Брокдорф-Ранцау, двоюродная сестра Я. Ганецкого-Фюрстенберга Евгения Суменсон и её сожитель Мечислав Козловский. Заметим также, что Я. Ганецкий-Фюрстенберг был женат на кузине лидера австрийских социал-демократов Виктора Адлера. Именно Я. Ганецкий-Фюрстенберг обратился к В. Адлеру за помощью, когда В. И. Ленин в начале войны в 1914 г. вместе с несколькими единомышленниками находился в заключении в тюрьме в Галиции. И В. Адлеру удалось с помощью премьер-министра Австро-Венгрии графа Шнорка вызволить В. И. Ульянова-Ленина43. На А. Парвуса-Гельфанда активно работали также близкий соратник В. И. Ленина Александр Шляпников, будущий председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий, и, не безызвестный Карл Радек. Осенью 1915 г. партнерами А. Парвуса были ещё два близких соратника В. И. Ульянова-Ленина - Леонид Красин и Вацлав Боровский. А. Парвус назначил Л. Красина управляющим Петроградским филиалом фирмы «Сименс-Шукерт», а В. Воровского - руководителем отдела этого же филиала44. Последний открыл импортноэкспортное бюро фирмы «Сименс-Шюкерт» в Стокгольме и до приезда туда Я. Ганецкого-Фюрстенберга являлся ещё представителем торгово-экспортной конторы А. Парвуса. И, конечно же, на А. Парвуса, а значит и на В. И. Ульянова-Ленина, активно работала Александра Коллонтай - в прошлом дочь состоятельного царского генерала с Украины, большевичка в годы войны и любовница A.    Шляпникова, как и Е. Суменсон - сожительница М. Козловского, который в годы Первой мировой войны «становится ленинским бухгалтером и по германо-российскому революционному сотрудничеству» и в отличие от А. Парвуса-Гольфанда, как и Я. Ганец-кий-Фюрстенберг, «принадлежит к кругу ближайших доверенных лиц вождя революции»45. И А. Коллонтай и М. Козловский и Я. Ганецкий-Фюрстенберг получат от B.    И. Ленина после победы «октябрьской революции» 1917 г. высокие государственные должности. Александра Коллонтай будет не тронута В. И. Сталиным и в ходе «борьбы с врагами народа» в 1930-е гг. И в этом также одна из тайн советской истории и большевизма до его прихода к власти в России. У А. Парвуса были и другие не менее решительные женщины, чем А. Коллонтай. Так, давняя подруга А. Парвуса-Гельфанда Екатерина Громан (мать его сына Льва) занималась особенно деликатными заданиями - например, контрабандой оружия в Россию46.

С А. Парвусом и его Институтом изучения социальных последствий войны в Копенгагене тесно связаны многие социал-демократы европейских стран, в том числе датский социалист Свен Триер, норвежский социалист Альфред Крузе (он же Николай Гордон), шведы X. Г. Штрем, Я. Брантинг и Г. Меллер, швейцарский социал-демократ и журналист Карл Моор и другие. Все они находятся на службе у А. Парвуса и германского МИДа. Даже Максим Горький публиковался в одном московском издательстве, финансируемом русскими посредниками германского правительства47.

Германский посол в Копенгагене у. фон Брокдорф-Ранцау весьма высоко оценивал А. Парвуса-Гельфанда. 10 августа 1915 г. он писал в МИД: «Я считаю Гельфанда не только опытным знатоком России и всех стран Балканского региона, но и уверенным в себе политиком широкого диапазона, чьими советами мы вне всяких сомнений можем пользоваться, пока он, как сейчас, на нашей стороне и в наших руках». И спустя три дня добавил: «Теперь я ближе познакомился с доктором Гельфандом и считаю его значительной личностью, чью выдающуюся силу... мы обязательно должны использовать с выгодой для себя на протяжении войны, а если возможно -то и после...»48. После таких рекомендаций к А. Парвусу, а через него к большевикам и другим российским революционерам, потекли немецкие деньги, выделяемые германским министерством финансов по просьбе германского МИДа и Генштаба - 2 млн. марок в марте, затем 4 млн., и, наконец, 5 млн. - в июле 1915 г. В конце осени того же года на «революционизацию» России А. Парвус запросил у Берлина 20 мнл. рублей. Как уже говорилось выше, А. Парвус назначил русскую революцию на январь 1916 г. «Победа и первое место в мире Германии обеспечены, если удаётся своевременно революционизировать Россию и тем самым подорвать коалицию» - ликуя, писал осенью 1915 г. у. фон Брокдорф-Ранцау в своём послании канцлеру Т. фон Бетману-Гольвегу49. 29 декабря 1915 г. А. Парвус получил в немецком посольстве в Копенгагене обещанную сумму в размере 1 млн. рублей50.

Наступило 9(22) января 1916 г. и никакой революции в России не произошло. Германскому послу в Копенгагене пришлось давать по этому поводу объяснения самому канцлеру51, уфон. Брокдорф-Ранцау сообщал в Берлин 10(23) января 1916 г. о том, что «сумма в 1 млн. рублей, предоставленная в его распоряжение, была немедленно выслана, уже доставлена в Петроград и используется по назначению. Гельфанд настаивал приступить к действиям 22 января. Однако его агенты решительно отсоветовали, говоря, что немедленные действия были бы преждевременны»52. «Организации, - продолжал у. фон Брокдорф-Ранцау, - по-прежнему твердо намерены начать революционную борьбу; но за последние два месяца политическая ситуация изменилась так, что выступать немедленно было бы неразумно.

Оппозиция буржуазных партий против революционного восстания и сейчас сильнее прежнего. Правительство также не сидит сложа руки, а искусно противодействует революционному движению. Оно дало руководящие посты нескольким деятелям, которые были до войны выразителями революционных идей, и этим сильно ослабило движение. Далее, оно приняло меры к улучшению снабжения продовольствием жителей Петрограда...

Однако наибольшим препятствием является позиция правого крыла, которое хотело бы использовать восстание в своих целях. В революционном лагере опасаются, что если бы восстание произошло в данный момент, реакционеры смешались бы с революционерами, что бы внести в движение анархию. Революционеры не настолько уверены в своем контроле над массами, чтобы утверждать, что они останутся хозяевами положения, если эти массы выйдут на улицу. По всем этим соображениям отложить необходимо восстание до того времени, когда такая уверенность появится»53.

Не принесли успеха Берлину активные действия немецких официальных лиц, дипломатов и военных по достижению сепаратного мира с Россией и через «нереволюционные» каналы. А усилий официального Берлина в этом плане было весьма много. Генерал Фалькенгайм, начальник Германского генерального штаба, в ноябре 1914 г. признавался: «Пока Россия, Франция и Англия выступают вместе, мы не можем победить наших противников так, чтобы обеспечить себе достойный мир. Или Россия или Франция должны быть отколоты. Прежде всего мы должны стремиться к тому, чтобы вынудить к миру Россию»54. В то же время статс-секретарь иностранных дел Г. фон Ягов обратился к бывшему послу Германии в Петербурге Ф. фон Пурталесу с просьбой найти возможность связаться с кем-нибудь из хорошо знакомых русских с тем, чтобы внести раскол в доме Романовых и среди российской правящей элиты, но так, чтобы «мы не должны даже показать, что мы хотим заключить мир». Берлин зондировал почву на предмет мирных переговоров и заключения сепаратного мира с Россией через посредников с С. Ю. Витте, С. Д. Сазоновым, Б. В. Шнормером и даже самим Николаем II55. Случайная встреча в Стокгольме в июле 1916 г. немецкого банкира М. Варбурга с заместителем председателя Государственной думы А. Д. Протопоповым и членом    Гсударственного    совета Д. В. Олсуфьевым также не прибавила оптимизма германской стороне в вопросе возможности заключить сепаратный мир с Россией56.

У Берлина оставался один путь - использовать в борьбе с Россией и домом Романовых русских революционеров в эмиграции, особенно их радикальное крыло (большевиков), которое открыто выступало за поражение России в войне. К их «разработке» были привлечены политические деятели, дипломаты, финансовые магнаты, военное руководство и контрразведка во главе с начальником кайзеровской секретной службы полковником Вальтером Николаи, старым и надежным куратором большевиков со времён Первой мировой войны57.

Факт сотрудничества В. И. Ленина с германскими властями и верховным командованием кайзеровских сухопутных сил (ОХЛ) всегда ставил советских историков в весьма щекотливое положение. Даже в перестроечное время (1980 - 1990-е гг.) тезис о сотрудничестве В. И. Ленина и большевиков с немцами представлялся как сомнительный и не вполне доказанный. При этом авторы самокритично признавали, что этот вопрос ещё не изучен в советской историографии.

После распада СССР сомнения многих российских авторов рассеялись. Наряду с немецкими источниками, историками были дополнительно оценены разные документы из российских архивов, которые предоставляли доказательства сотрудничества болыневиков с внешнеполитическими и военными противниками России. На этом основании биограф В. И. Ленина Дмитрий Волкогонов говорил о беспримерной государственной измене Ленина и называл его «историческим преступником»58.

Особенно много разговоров возникло вокруг поездки В. И. Ленина из швейцарской эмиграции в Россию через Германию в апреле 1917 г. в так называемом «опломбированном вагоне»59.

Когда весть о свержении царя достигла Швейцарии, В. И. Ленин изъявил желание немедленно вернуться на Родину. Но выполнить это желание было не так-то просто. Правительства стран Антанты и Временное правительство стремились не допустить возвращения В. И. Ленина в Россию: они понимали, какую опасность может иметь ленинская пораженческая и революционная пропаганда для боеготовности России. 17 марта 1917 г. В. И. Ленин писал своему товарищу по партии Я. Ганецкому: «Вы можете себе представить, какая пытка для всех нас сидеть здесь в такое время»60.

Л. Д. Троцкий в «Истории русской революции» отмечал, что В. И. Ленин неистово стремился выбраться из своей швейцарской клетки. В конце концов, он решил прямо договориться с немцами о проезде через германскую территорию. Этого ждали в Берлине. Германское правительство и ОХЛ дали своё согласие. 23 марта 1917 г. государственный статс-секретарь министерства иностранных дел Циммерман телеграфировал представителю министерства иностранных дел в ОХЛ Лерснеру: «Так как мы заинтересованы в росте влияния радикального крыла русских революционеров, мне представляется возможным разрешить их проезд через Германию. Я бы ходатайствовал об исполнении этого». Лерснер ответил: «ОХЛ телеграфирует: Против проезда русских революционеров возражений нет»61.

27 марта 1917 г. поезд с В. И. Лениным и его приближёнными отправился в путь из Берна. «Даже среди военных грузов это был груз особой взрывной силы», — писал позже Л. Д. Троцкий. В. И. Ленин без всяких колебаний принял предложение немцев о сотрудничестве. Но обвинения, предъявленные ему политическими противниками в том, что он немецкий агент, были в высшей степени наивными. В. И. Ленин не был ничьим агентом. Он работал только на себя и для достижения своей цели — мировой пролетарской революции. Он хотел разрушить господствующий строй как в России, так и в Германии. Но неуверенное в себе и слабое послереволюционное правительство России свалить было намного легче, чем германский военный режим. Верный своему девизу «разорвать цепь империализма в её самом слабом звене», В. И. Ленин хотел сосредоточить все свои усилия на России62.

Л. Д. Троцкий так резюмировал суть соглашения между В. И. Лениным и Э. фон Людендорфом, самым влиятельным человеком в ОХЛ, а значит и в Германской империи: «Людендорф надеялся, что революция в России деморализует царскую армию... Со стороны Людендорфа это была авантюра, вызванная тяжёлым военным положением Германии. Ленин использовал расчёт Людендорфа, но при этом он имел и свой расчет. Людендорф сказал себе: Ленин свергнет патриотов, а потом приду я и задушу его и его друзей. Ленин сказал себе: я поеду в его железнодорожном вагоне... и по-своему отплачу ему за эту службу»63.

Поездка В. И. Ленина через Германию, по мнению Л. Люкса, была лишь началом сотрудничества большевиков с германским руководством. Последнее, после свержения царя, стремилось заключить сепаратный мир с Временным правительством, а также пыталось установить контакты с антивоенно настроенными членами Петросовета. Но все эти по пытки провалились. Временное правительством хотело продолжать войну, и поэтому немцы решили его устранить. В этом решении они были едины с В. И. Лениным. Широкая антивоенная пропаганда, которую В. И. Ленин вёл после возвращения в Россию, была бы невозможна без немецких денег. Многие документы однозначно указывают на то, что сотрудничество В. И. Ленина с германским правительством было до Октябрьской революции очень интенсивным64. Так германский посол в Берне Ромберг в письме канцлеру Т. фон Бетман-Гольвегу 30 апреля 1917 г. сообщал о своем разговоре с ближайшим соратником В. И. Ленина швейцарским социал-демократом Фридрихом Платтеном: «Господин Платен, сопровождавший Ленина в его поездке через Германию, сегодня посетил меня, чтобы от имени русских поблагодарить за оказанное содействие. Путешествие прошло превосходно... Ленину был его сторонниками оказан блестящий приём. Можно сказать, что за него 3/4 рабочих Санкт-Петербурга... Из замечаний Платтена следовало, что эмигрантам очень не хватает средств на пропаганду, в то время как их противники, естественно, располагают неограниченными средствами»65.

Чтобы, по крайней мере, частично устранить это неравновесие, германское руководство нашло множество каналов финансирования большевиков. Этот факт полностью доказывается многими немецкими и русскими документами. Причем это не только известные «Документы Сиссона», но и обнаруженные американцами в горах Гарца в конце Второй мировой войны в пяти замках тысячи отчетов, писем и телеграмм, раскрывающих закулисные отношения между большевиками и правительством кайзера Вильгельма II, между ленинцами и министром иностранных дел Германии, а также опубликованные и неопубликованные документы из российских архивов, которые стали доступны исследователям после 1985 г.

Большевистская революция 1917 г., окончательно выведшая Россию из войны, в корне изменила соотношение сил в Европе. В первый раз после битвы на Марне, то есть более чем через три года после начала войны, германский генеральный штаб снова получил основания надеяться на победу. Мюнхенский историк Томас Ниппердей в этой связи писал: «Всемирно-историческим результатом русской революции чуть было не стало изменение судьбы войны в пользу рейха — окончилось то, чего со времён Бисмарка опасалась германская политика, то, что с 1914 г. делало ситуацию столь сложной — воина на два фронта»66.

 

Космач Вениамин Аркадьевич, 
декан исторического факультета Витебского государственного
университета им. П. М. Машерова, доктор исторических наук, профессор.
Журнал «Псковский военно-исторический вестник» № 2 / 2016

 


 

1 См.: Пайпс Р. Русская революция: В 2 ч. М., 1994. ч. 2. С. 84-86; Никитин Б. В. Роковые годы: (Новые показания участника). М., 2007. С. 5-36; Земан 3. А., Шарлау В. Парвус - купец революции. Нью-Йорк, 1991; Земан 3. А., Шарлау В. Кредит на революцию: план Парвуса. М., 2007; Шиссер В., Трауптман И. Немецкие деньги для русской революции. М., 2004; Хереш Э. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. М., 2004; Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. М., 1993. С. 210-226; Ляндерс С. Немецкое финансовое участие в русской революции // Россия в 1914 г.: Новые подходы и взгляды. СПб., 1993. Вып. 1. С. 60-64; Он же. Новые документы о финансовых субсидиях большевикам в 1917 г. / / Отечественная история. 1993. № 2. С. 128-143; Мелъгунов С. П. Золотой ключ большевиков. Нью-Йорк, 1989; Сикорский Е. А. Деньги на революцию:    1903-1920:    Факты. Версии.Размышления. Смоленск, 2004. С. 203-282, 509; Старцев В. И. Немецкие деньги и русская революция: неписанный роман Фердинанда Оссендовского. СПб., 2006; Germany and Revolution in Russia, 1915-1918: Documents from Archives of the Gernan Foreign Ministry. London - New-York, 1958 и др.
2   См.: Соболев Г. А. Тайна «немецкого золота». СПб.; М., 2002; Он же. К вопросу о «германском факторе» в февральских событиях 1917 г. в Петрограде / / Россия в XX веке: проблемы политической, экономической и социальной истории России. СПб., 2008. С. 9-18.
3   Хереш Э. Купленная революция... С. 4.
4   Там же. С. 25-27; 169-170.
5   Соболев Г. А. Тайна «немецкого золота»... С. 24; Фелъштинский Ю. Г. Германия и революция в России. 1915-1918. Сборник документов. М., 2013. С. 9.
6   См.: Веллер М., Буровский М. Гражданская история безумной войны. М., 2007. С. 124.
7   Там же. С. 139.
8   Квицинский Ю. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М., 2008. С. 46.
9   Там же. С. 54-55.
10   См.: Тайна Октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор. Документы, статьи, воспоминания: Сборник / сост. В. И. Кузнецов. СПб., 2001. С. 5, 7, 59, 348, 353.
11   Там же. С. 7, 59, 353-354.
12   Там же. С. 7.
13   Цит. по: Там же. С. 354.
14   Цит. по: Тайна Октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор. Документы... С. 10.
15   Там же. С. 11.
16   См.: Керенский А. Ф. Россия на историческомповороте / / Вопросы истории. 1991. № 2-3. С. 180.; Фелъштинский Ю. Деньги для диктатуры пролетариата / / Родина. 1990.    №    1. С. 43;Фелъштинский Ю. Г. Германия и революция в России... С. 9.
17   Тайна Октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор... С. 8.
18   См.: Николаевский Б. М. Тайные страницы истории. М., 1995. С. 234.
19   См.: Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота». СПб., 2002; Хереш Э. Купленная революция... ; Кретинин С. В. Александр Парвус: между российской революцией и немецкими деньгами / / Люди между народами. Действующие лица российско-германской истории XX в.: Материалы конференции российских и немецких историков 25-29 апреля 2009 г., Тутцинг, ФРГ. М., 2010. С. 26-32.
20   См.: Хавкин Б. «Парии Версаля», объединяйтесь! «Красный граф» Брокдорф-Ранцау в Советской России / / Родина. 2012. № 5. С. 97-101.
21   Там же. С. 98.
22   Земан 3., Шарму у. Кредит на революцию. План Парвуса. М., 2007. С. 174
23   См.: Хереш Э. Купленная революция... С. 352-369; Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы. // Николаевский Б. М. Тайные страницы истории... С. 239-252; Хавкин Б. Родина «задешево» для «доктора Слона». Александр Парвус - финансист революции и «сутенер империализма» //Родина. 2008. №6-7.
24   См.: Хереш Э. Купленная революция.... С. 7.
25   Там же. С. 4.
26   Цит. по: Германия и русские революционере в годыПервой мировой войны. Документы.    / /Николаевский Б. М. Тайные страницы истории... С. 238-239.
27   Там же. С. 239; Хереш Э. Купленная революция... С. 8.
28   Хереш Э. Хереш Э. Купленная революция... С. 8.
29   См.: Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... С. 38-40; Хереш Э. Купленная революция... С. 102-108; Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы... С. 239-252.
30   Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы... С. 253; Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... С. 40.
31   Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы... С. 255.
32   Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... С. 41.
33   Цит. по: Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы... С. 256.
34   Там же... С. 256-257.
35   См.: Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка: Немецкие деньги для русской революции. М., 2004. С. 19.
36   Там же. С. 19,49.
37   Там же. С. 20-21.
38   Там же. С. 31-43.
39   Там же. С. 35.
40   См.: Там же. С. 47-48.
41   Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка... С. 56-57.
42   См.: Хереш Э. Купленная революция... С. 150.
43   См.: Там же. С. 153.
44   Там же. С. 162.
45   См.: Шиссер Г., Трауптман И. Русская рулетка... С. 89.
46   См.: Хереш Э. Купленная революция... С. 166.
47 Хереш Э. Купленная революция... С. 166,169.
48 Цит. по: Там же. С. 181-182
49   См.: Там же. С. 194-195.
50   См.: Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... С. 40-41.
51   Там же. С. 41; Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны... С. 260-261.
52   Там же. С. 260.
53   Цит. по: Там же. С. 260-261.
54   Цит.по: Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... Г. 25.
55   Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота»... С. 26-28.
56   Там же. С. 30.
57   Николаи В. Тёмные силы: Интернациональный шпионаж и борьба с ним во время мировой войны и в настоящее время. М., 1925.
58   Люкс Л. История России и Советского Союза: От Ленина до Ельцина. М., 2009. С. 26.
59   См.: Мелъгунов С. П. Как большевики захватили всласть. «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции. М., 2014. С. 554-578.
60   См.: Люкс Л. История России и Советского Союза... С. 9-10.
61   См.: Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко - большевистский заговор... С. 303.
62   Люкс Л. История России и Советского Союза... С. 27.
63   Там же. С. 27.
64   См.: Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко - большевистский заговор. С. 293-319; Фелъштинский Ю. Г. Германия и революция в России. 1915-1918. Сборник документов... С. 44-258.
65   См.: Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко - большевистский заговор... С. 311-312.
66 Цит. по: Люкс Л. История России и Советского Союза... С. 66.

 

Источники и литература

  • Веллер М., Буровский М. Гражданская история безумной войны. М., 2007.
  • Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. Документы / / Николаевский Б. И. Тайные страницы истории. М., 1995. С. 233-412.
  • Земан 3. А., Шарлау В. Кредит на революцию: план Парвуса. М., 2007.
  • Земан 3. А., Шарлау В. Парвус - купец революции. Нью-Йорк, 1991.
  • Квицинский Ю. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М., 2008.
  • Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте / / Вопросы истории. 1991. № 2 - 3.
  • Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. М., 1993.
  • Космач В. А. Германия в 1918-1923 гг.: рождение и первые годы Веймарской республики. Псков, 2015.
  • Космач В. А. Германия после Первой мировой войны: Ноябрьская революция и первые годы Веймарской республики (1918-1923 гг.). Витебск, 2010.
  • Космач В. А. История Германии в годы Веймарской республики. Ноябрьская революция и становление республики (1918 - 1923 гг.). Псков, 2014.
  • Кретинин С. В. Александр Парвус: между российской революцией и немецкими деньгами // Люди между народами. Действующие лица российско-германской истории XX века: Материалы конференции российских и немецких историков 25-29 апереля 2009 г., Тутцинг, ФРГ. М„ 2010. С. 26-32.
  • Ланник Л. В. Германская военная элита периода Великой войны и революции и "русский след" в её развитии. Саратов, 2012.
  • Люкс Л. История России и Советского Союза от Ленина до Ельцина. М., 2009.
  • Ляндерс С. Немецкое финансовое участие в русской революции // Россия в 1914 г.: Новые подходы и взгляды. СПб., 1993 г. Вып. 1. С. 60-64.
  • Ляндерс С. Новые документы о финансовых субсидиях большевикам в 1917 г. // Отечественная история. 1993. № 2. С. 128-143.
  • Максимычев И. Россия-Германия. Война и мир. От мировых войн к европейской безопасности. М., 2014.
  • Мелъгунов С. П. Золотой ключ большевиков. Нью-Йорк, 1989.
  • Мелъгунов С. П. Как большевики захватили власть. "Золотой немецкий ключ" к большевистской революции. М., 2014.
  • Никитин Б. И. Роковые годы:    Новые показания участника. М., 2007.
  • Николаевский Б. И. Тайные страницы истории / ред.-сост. Ю. Г. Фельштинский. М., 1995.
  • Николаи В. Тёмные силы:    Интернациональный шпионаж и борьба с ним во время мировой войны и в настоящее время. М., 1925.
  • Пайпс Р. Русская революция: В 2 ч. М., 1994. Ч. 2. Большевики в борьбе за власть 1917-1918 гг. Первая мировая война:    дискуссионные проблемы истории. М., 1994.
  • Россия в годы Первой мировой войны: экономическое положение, социальные процессы, политический кризис / отв.ред. Ю. А. Петров. М., 2014.
  • Сикорский Е. А. Деньги на революцию: 1903-1920:    Факты. Версии. Размышления. Смоленск, 2004.
  • Соболев Г. А. К вопросу о «германском факторе» в февральских событиях 1917 г. в Петрограде / / Россия в XX веке: проблемы политической, экономической и социальной истории России. СПб., 2008. С. 9-18.
  • Соболев Г. А. Тайна «немецкого золота». СПб., 2002.
  • Старцев В. И. Немецкие деньги и русская революция:    Ненаписанный роман
  • Фердинанда Оссендовского. СПб., 2006.
  • Тайна Октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский    заговор.
  • Документы, статьи, воспоминания: Сборник / сост. В.И. Кузнецов. СПб., 2001.
  • Фельштинский Ю. Г. Германия и революция в России. 1915-1918. Сборник документов. М„ 2013.
  • Фельштинский Ю. Г. Деньги для диктатуры пролетариата // Родина. 1990. № 1. С.41-45.
  • Хавкин Б. Л. Родина «задешево» для «доктора Слона». Александр Парвус - финансист революции и «сутенёр империализма» // Родина. 2008. № 6-7.
  • Хавкин Б. Л. Русский фронт Первой мировой войны (1914-1918 годы) / / Новая и новейшая история. 2014. № 2. С. 21-31.
  • Хереш Э. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. М., 2004.
  • Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка: Немецкие деньги для русской революции. М., 2004.
  • Germany and revolution in Russia, 1915-1918: Documents from Archives of the German Foreign Ministry / Z.A. Zeman. London-New-York, 1958.
  • Ludendorf E. Meine Kriegseriimerurigen. Berlin, 1919.

 

Комментарии   

 
# Ю. Василевский 21.04.2017 16:30
Переливание из пустого в порожнее. Тема уже настоллько зажеванная, что, казалось бы, ничего уже немвыжать, а её мусолят и мусолят.
Уже первое утверждение: от 20 тыс до 50 млн.... И ссылки на источники совершенно ненаучного характера. Это, типа, как взятка то ли в рубль, то ли в миллион. Да и дальше не лучше.
Совершеннная белиберда. Новизны ноль, интерпретация хромает на обе ноги.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Starover 22.04.2017 08:45
Авхивы германского МИДа-это километровые полки с документами,кот орые ждут серьезных исследований с нашей стороны.Для этого нужна системная,после довательная работа и весьма значительное финансирование.
Я бы без сомнения доверил деньги автору для таких работ,нет сомнения,что этот исследователь, со своими студентами, только за один летний сезон работы в немецких архивах накопал бы много интнресного.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Ю. Василевский 22.04.2017 23:36
Если-бы да кабы.... А пока лучше почитайте указанную в списке книгу Соболева. Она как раз разоблачает домыслы и фальсификации по теме "немецкого золота".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Starover 24.04.2017 21:15
В принципе,"деньг и" могут быть и "витебских".Не сомневаюсь,что таких в Берлине живет немало. Выделить комнату для двух- трех исслелователей не есть задача недостижимая,на прокорм тоже уйдет не так уж и много.Найти среди "вгушников" знающих немецкий, также не будет трудно. Зато потом,получив результат,можно будет гордиться-это сделали мы,витебские.
Таких уже разноцветными ленточками не купишь.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Ю. Василевский 25.04.2017 05:57
Замечательный план! Надеюсь, вскоре порадуете результатами! Успехов!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 168 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте