ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Цивилизационное единство белорусского и русского народов как фактор победы в Отечественной войне 1812 года

Доклад Льва Евстафьевича Криштаповича на конференции  "Отечественные войны Святой Руси", посвященной 200-летнему юбилею Отечественной войне 1812 года.  Конференция состоялась 22 июня 2012 года в Бресте.

В этом году белорусско-российское общество отмечает важную дату в истории наших братских народов – 200-летие Отечественной войны 1812 года. В рамках Союзного государства Беларуси и России запланировано проведение ряда мероприятий военно-патриотического характера.

Так по местам сражений пройдут воспитанники суворовских училищ Беларуси и России. Это придаст импульс российским и белорусским структурам в области туризма, станет ежегодным и будет использоваться для военно-патриотического воспитания молодежи Беларуси и России. Из бюджета Союзного государства выделены средства на восстановление в поселке Красный памятника героям Отечественной войны 1812 года.

Актуальность этого исторического события обусловлена еще и тем, что современные «переоценщики» исторических фактов стремятся фальсифицировать не только конкретные события Отечественной войны 1812 года, но и весь смысл истории нашего общего Отечества. Они стараются изобразить дело таким образом, что эта была обыкновенная русско-французская война, ничего общего не имеющая с защитой Отечества. Всячески стремятся польскую шляхту назвать белорусской, а польские военные формирования Иосифа Понятовского, Доминика Радзивилла и других наполеоновских марионеток представить в качестве белорусских корпусов, воевавших на стороне французов. При этом ставят знак равенства между агрессорами и защитниками Отечества, лицемерно призывают вспомнить всех земляков, воевавших, дескать, по обе стороны, насыпать в их честь курганы, поставить им памятники. Так фальсифицируется Отечественная война 1812 года в Беларуси, когда, как справедливо заметил Президент Александр Лукашенко, пытаются «растворить наше прошлое в истории как Польши, так и Литвы». Вот почему восстановление исторической правды об Отечественной войне 1812 года важно для понимания подлинной истории нашей страны, общности исторических судеб белорусов и русских и сохранения их единства как главного условия развития Беларуси и России в современном мире.

 

Сражение за свою историю

Отечественная война 1812 года – эпохальное событие в истории белорусского народа. Эта была война не только против вражеского нашествия, но и война за свою культуру и веру, за право иметь свое Отечество, за свое историческое развитие. «Всеобщая война народов против Наполеона, - писал Ф. Энгельс, - была ответной реакцией национального чувства, которое Наполеон попирал ногами у всех народов» [1].

Проблема здесь еще и в том, что наполеоновское нашествие для Беларуси представляло собой одновременно и польское нашествие с целью восстановления власти польского панства на белорусских землях. Не следует забывать того, что прошло совсем немного времени, когда белорусский народ освободился от национального и религиозного угнетения польских магнатов. Весь XVIII век до окончательного раздела Речи Посполитой в 1795 году характеризуется ожесточенной борьбой белорусов против польской шляхты. Крупное восстание белорусских крестьян против польских феодалов произошло в 1740 – 1744 годах в Кричевском старостве, принадлежавшем польскому князю Иерониму Радзивилу, одному из наиболее омерзительных угнетателей белорусского народа. Лишь только с помощью королевских войск Иерониму Радзивилу удалось расправиться с восставшими крестьянами. «Многих мужиков, поймав, за ребра на кручье, других по деревьям перевешено», - отмечал современник [2].

Несмотря на жестокое подавление крестьянских восстаний в Беларуси, было очевидно, что процесс воссоединения белорусов с русским народом остановить было нельзя. Белорусы прекрасно видели и понимали, что их главный враг – польский пан и латинский иезуитизм. Сами иезуитские миссионеры, видя провал своей политики среди белорусов, в сердцах и произносили: «Грубый и окаменелый в схиме (православии – авт.) народ»[3]. Еще после первого раздела Речи Посполитой та часть нашего народа, которая осталась во власти польского правительства, в своем прошении на имя Екатерины II высказала проникновенную мечту: «Когда же и для нас взойдет солнце, когда и мы будем присоединены к единоверной России, избавимся от ига Польского!» [4] С исторической точки зрения присоединение Беларуси к России в конце XVIII века, несмотря на крепостническую политику царизма, следует считать прогрессивным событием, устранившим угрозу денационализации белорусского народа.

Таким образом, Отечественная война 1812 года против наполеоновского нашествия была для белорусов одновременно и национально-освободительной войной против польской агрессии.

 

Моральный облик польских помещиков

Общеизвестно, что после разделов Речи Посполитой польские помещики сохранили все свои сословные привилегии и земельные владения в Беларуси, хотя и ненавидели как белорусских крестьян, так и российскую власть. Тем не менее, несмотря на свою ненависть ко всему русскому и православному, они занимали господствующее положение как в дворянском сословии, так и на государственной службе. Например, Людвиг Каминский был председателем Минского главного суда, Игнатий Монюшко – минским уездным предводителем дворянства, Михаил Пузына – минским подкоморием. Но как только наполеоновские войска подходили к Минску, то все они радостно приветствовали французов как своих избавителей от власти российского императора Александра I. «Непобедимые войска Великого Наполеона, императора французского, короля Италийского, избавителя Польши, сегодня вступили в наш Минск», - с восторгом сообщала «Gazeta Minska» [5]. С такой же эйфорией были встречены польской шляхтой французы и в Борисове. В городе была учреждена временная администрация из польских помещиков: Пиуса, Тышкевича, Воловича, Слизни и Стацевича, которые горячо приветствовали своих, как они говорили, освободителей. Таким же образом встречали французов польские помещики и чиновники и в других белорусских городах, стараясь при этом передать в руки захватчиков находившееся в их ведении государственное имущество.

Чтобы рельефнее оттенить нравственный уровень польской знати, приведем прокламацию комиссии временного правления Минской губернии, учрежденной приказом наполеоновского маршала Даву: «Граждане – поляки! Час нашего счастья наступил. Попечением величайшего из монархов и мужеством непобедимых войск его мы возвращены отчизне. Временное правительство, учрежденное по приказанию князя Экмюльского, маршала французской империи, объявляет вам правило оного и доводит до сведения вашего о столь радостном для сердца поляков событии в надежде, что каждый добрый поляк будет содействовать его начинаниям, направленным к счастью отечества и осуществлению предначертаний Великодушного Избавителя, Великого Наполеона»[6].

И это произносили люди, многие из которых были награждены русскими государственными орденами и присягнувшие на верность Александру I. Более гнусного отношения польской шляхты к понятиям чести и верности присяге представить себе нельзя. И вообще, какова стилистика! Как это похоже на воззвания фашистских прислужников времен Великой Отечественной войны, для которых Гитлер был «освободителем» их отчизны.

 

 

Налетела саранча

 

В отличие от польской шляхты белорусское население с первых же дней войны поднялось на борьбу против захватчиков. Крестьяне повсеместно выходили из повиновения польским помещикам, ярым приверженцам Наполеона. Они со всем своим имуществом скрывались в лесах или отходили вместе с отступающими русскими войсками, так что вступление французов в опустевшие деревни совсем не походило на торжественные встречи их со стороны польской шляхты и как нельзя лучше показывало, что захватчики находятся не в польской стране, а на белорусской земле. Таким образом, в самый судьбоносный момент нашей исторической жизни во всей своей силе проявилось цивилизационное единство белорусов и русских, которое и было главным фактором победы наших братских народов в Отечественной войне 1812 года.

Значительную роль в своей завоевательной политике в Беларуси Наполеон отводил именно польским администрациям и польским войскам, входившим в состав его Большой армии. В Могилеве находится польский корпус князя Иосифа Понятовского, генерал Домбровский охранял Могилев, Минск и коммуникации между ними, а генерал Брониковский был назначен Наполеоном минским губернатором. Из Виленской, Гродненской, Минской губерний и Белостокской области Наполеон образовал Временное правление Великого Княжества Литовского, а в Могилевской и Витебской губерниях были созданы свои особые правления, состоявшие из польских помещиков и ксендзов. Цель этих марионеточных администраций заключалась в том, чтобы обеспечивать захватчиков продовольствием, одеждой и дополнительными воинскими формированиями для охраны коммуникаций в Беларуси и борьбы с русскими войсками и белорусскими партизанами. Так польский князь Доминик Радзивилл, который владел Несвижем, сформировал целый полк для Наполеона. Полк этот во время Отечественной войны был почти полностью уничтожен. Русский адмирал Чичагов сообщал Александру I, что уцелевших польских вояк Радзивилл отправил в Несвиж с обозом в 50 возов с награбленной в Москве добычей. Обоз этот попал в руки русской армии. Князь Радзивилл разразился по этому случаю оскорбительными для русских воинов намеками. За это, пишет Чичагов, я позволил порыться в подвалах его замка. Там нашли сокровища: жемчуг, бриллианты, золотые монеты и т.д., которые были награблены Радзивиллами в течение нескольких веков их господства в Беларуси.

Вся польская шляхта в Беларуси приняла присягу на верноподданство Наполеону. Принявшие присягу получали цветную кокарду, которую обязаны были носить на рукаве. Нечто вроде бело-красно-белой полицейской повязки и герба «Погоня» во время фашистской оккупации Беларуси. Активно французским захватчикам помогали и другие слои польского общества. Так полоцкие иезуиты в течение четырех месяцев обеспечивали продовольствием весь штаб наполеоновских военачальников - сначала Удино, а потом Сен-Сира. Разумеется, Наполеон меньше всего думал о реализации польских мечтаний. Для него было важно только снабжение своей армии. Как говорил маршал Даву в Могилеве, Наполеон требует от поляков трех вещей: «хлеба, хлеба и хлеба».

Вторжение армии Наполеона в пределы Беларуси сразу же, как признавали сами французские генералы, «приняло характер варварского нашествия». Беспощадный грабеж белорусского населения при содействии польской шляхты стал системой снабжения наполеоновской армии с первых же дней войны. Войска Наполеона, точно саранча, истребляли все на своем пути. Солдаты грабили население, забирали у него продовольствие, скот, лошадей, ломали и жгли постройки, табунами лошадей кавалерии и артиллерии уничтожали посевы и травы. Отряды фуражиров и банды мародеров разбойничали, расстреливали мирных жителей, насильничали, отнимали имущество, деньги и ценности.

17 июня 1812 года в Гродно прибыл брат Наполеона, вестфальский король Жером Бонапарт с корпусом вестфальцев и польским корпусом Понятовского. Он разрешил своим войскам (немцам и полякам) открыто грабить население города. «Жером потребовал от населения города полмиллиона порций хлеба, говядины и водки» [7]. На пути своего движения войска Жерома Бонапарта разграбили Слуцк. «Наступил грабеж, люди уходили куда могли. Солдаты бегали по домам, рубили шкафы и сундуки…одни с нагайками, другие с саблями обнаженными требовали денег» [8].

Повсеместное разорение учинили на своем пути до Витебска французские и итальянские солдаты корпуса, которым командовал итальянский вице-король Евгений Богарне. Проходя через местечко Докшицы, они полностью разграбили его и сожгли. «Такое большое село как, например, Задвинская Слобода в 120 дворов, находившееся в 10 километрах от Бешенкович, было разграблено, сожжено и насегда исчезло с лица земли» [9]. И так повсюду, как в Беларуси, так и в России.

Рассказывают такой случай с пророческим оттенком. Какой-то польский генерал, квартировавший в Могилеве, проходя мимо огорода, заметил старуху, которая, согнувшись, тщательно чего-то искала. Генерал спросил ее, чего она там ищет? – Та ответила, что ищет что-нибудь из овощей после грабежа французов. Тогда генерал спросил, помнит ли она такое же тяжелое время для жителей? – А как же, ответила старуха, помню, было такое время, когда налетевшая саранча все истребила, да тогда наступили морозы и саранча погибла.

Наглядное представление о масштабах наполеоновского грабежа дает гибельная переправа французов через Березину у деревни Студенки. Как рассказывает белорусский историк XIX века Адам Киркор, «в Березине много было найдено в каретах, фургонах, ящиках – денег, драгоценностей. Все это забирали крестьяне, развозили по господским домам и продавали за бесценок. Золотые часы, цепочки, кольца, серебряные сосуды и несессеры продавались за несколько копеек. Железных разных изделий собрано было столько, что железа хватило для домашнего употребления лет на двадцать. Находилось много таких предметов, как, например, мраморные статуи, большие картины и т.п. Конечно, все эти предметы были награблены».[10]

 

Борьба белорусского народа против наполеоновских захватчиков

Политика грабежа и насилия, которую осуществляли наполеоновские солдаты в Беларуси, еще больше усиливала ненависть белорусского народа к иноземным поработителям. Крестьяне и жители городов делали все для того, чтобы сорвать мероприятия наполеоновских войск по сбору продовольствия, гужевого транспорта, одежды. Жители оставляли свои дома и уходили в леса, угоняли скот, прятали продовольствие и другое имущество.

На ход борьбы, на ее формы и методы значительное влияние оказывала специфика природных условий того времени. Территория белорусского края в то время была покрыта огромными лесными массивами и сильно заболочена, вследствие чего повсюду царило большое бездорожье. Знание лесистой и заболоченной местности, ее дорог и троп, умение свободно ориентироваться при передвижениях было большим преимуществом белорусов перед чужеземцами. Это преимущество и особенно возможность использовать места надежных укрытий в непроходимых для врага лесах объективно способствовали успешной борьбе белорусского народа против наполеоновских захватчиков.

В начальный период, пока русские армии отходили в глубь страны, белорусы оказывали им всемерную помощь продовольствием, подводами, давали надежных проводников и разведчиков, и даже принимали участие в боевых операциях вместе с русскими войсками. В этом плане особенно примечателен подвиг белорусского крестьянина Слуцкого уезда. Дело было так. Польский корпус князя Понятовского, принимавшего участие в преследовании 2-й русской армии Багратиона, выслал отряд поляков в местечко Грозово с предписанием забрать у жителей этого местечка 35 тысяч фунтов хлеба, 150 волов, 250 гарнцев водки, 120 пудов овса и 250 фунтов соли и доставить все это продовольствие в местечко Копыль Слуцкого уезда. В предписании указывалось, что оно должно быть приведено в исполнение под угрозой «строжайшей военной экзекуции». Крестьянин, взявший на себе роль проводника польского отряда, сумел привести неприятеля в расположение русской армии. Грозное предписание было передано командующему русской армии князю Багратиону. Неприятельский отряд был уничтожен. Жаль только, что имя и дальнейшая судьба белорусского крестьянина, совершившего героический поступок, остались неизвестны.

Большую помощь оказывал белорусский народ русской армии сбором и передачей сведений о неприятеле. «Мы своевременно узнавали, - писал один из русских офицеров, - не только о передвижениях и о местах расквартирования французских войск, но даже и о тех пунктах, где Наполеон намечал переправы. Так, Барклаю де Толли из Полоцка 5 июля сообщили, что часть французских войск двинулись от Борисова к Орше и что французы уже в Толочине, в пяти верстах от Бобра» [11].

Уже в самом начале Отечественной войны белорусские крестьяне начали партизанскую борьбу против наполеоновских захватчиков. На первых порах скрывавшиеся в лесах крестьяне производили нападения на небольшие группы противника, которые часто удалялись от дорог в поисках продовольствия или отставали от своих колонн. «Стоило только отдельным солдатам удалиться в сторону от движения колонны, и перед ними, как из-под земли, вырастали вооруженные вилами, топорами или просто дубинами крестьяне, и тогда расправа с врагами была коротка» [12].

Крестьяне деревни Тростянки, Игуменского уезда, Минской губернии организовали в лесу партизанский отряд, в который входило все взрослое население этой деревни. Во главе отряда стоял крестьянин Тарас. Отряд производил нападения на вражеских солдат и местных польских помещиков, помогавших Наполеону.

Крестьяне деревень Староселье, Можан, Есьмон и Клевки, Борисовского уезда, Минской губернии ушли в лес, где организовали партизанские отряды, которые нападали на захватчиков и истребляли их.

В Могилевской губернии борьба против оккупантов приняла настолько большой размах, что командование находившегося в Могилеве гарнизона французских и польских солдат приняло в самом городе ряд предосторожностей, опасаясь открытого народного восстания. Приказано было даже подвязать веревками церковные колокола под предлогом, что, дескать, «звон во все колокола означает возмущение в городе».

Широкий размах приняли действия партизанских отрядов в конце лета 1812 года в окрестностях Витебска. Партизаны производили массовое истребление наполеоновских солдат витебского гарнизона, отправлявшихся из города в деревни на поиски продовольствия. Наполеоновский интендант Витебска маркиз де Пасторе признавал в своих записках, что ему с большим трудом удавалось обеспечивать продовольствием 12-тысячный гарнизон города, «из которого выйти было невозможно, не рискуя попасть в руки партизан» [13].

О том, насколько угрожающий характер приняло для оккупантов партизанское движение в Беларуси, говорит хотя бы тот факт, что Наполеон, незадолго до Бородинского сражения вынужден был выделить из своих главных сил отряд в 10 тысяч солдат и отправить его на подкрепление витебского гарнизона, изнемогавшего под ударами партизан.

История знает примеры совместных боевых действий партизанских кавалерийских разъездов русской армии с белорусскими партизанами. В таких действиях особенно отличились крестьяне деревни Жарцы, Полоцкого уезда. Партизанский отряд под руководством крестьянина Максима Маркова 8 сентября 1812 года разбил французский разведывательный отряд, стремившийся занять деревню Жарцы. В рапорте русского генерала Властова дается высокая оценка патриотическому подвигу белорусских партизан деревни Жарцы.

Все это проливает яркий свет на то огромное значение боевого взаимодействия, которое сложилось между русской армией и белорусскими партизанами против наполеоновских захватчиков.

Таким образом, в Беларуси развернулось массовое партизанское движение против наполеоновского нашествия. Наполеон был вынужден выделять целые дивизии для борьбы с партизанами и охраны своих растянутых коммуникаций. В Беларуси для этой цели им было оставлено около 30 тысяч солдат, в том числе итальянская и баварская кавалерия. Он вынужден был признать, что «теряет ежедневно более людей во время фуражирования, чем на поле сражения». В Витебске Наполеон жаловался своему адъютанту Коленкуру на «новую манеру войны, усвоенную русскими». Он даже направил к Кутузову полковника Бертеми с жалобой, что партизаны воюют «не по правилам». На что прославленный полководец справедливо ответил: «Трудно остановить народ, ожесточенный всем тем, что он видел, народ, готовый жертвовать собой для Родины».

Фактически, благодаря сопротивлению белорусского народа была сорвана попытка Наполеона навязать русским армиям генеральное сражение, то есть осуществить своеобразный «блицкриг», что в дальнейшем предопределило бесславный конец всего иноземного нашествия.

Следует учесть и то, что многие полки и дивизии русской армии были сформированы на территории Беларуси и почти полностью состояли из белорусов. Сформированные на Витебщине четыре полка 3 пехотной дивизии защищали на Бородинском поле знаменитые «Багратионовы флеши». 24 дивизия, которая состояла из кресьтян Минской губернии, героически сражалась в центре позиции русских войск около «батареи Раевского».

Разумеется, в этой судьбоносной битве между силами народного самосознания и иноземного порабощения находились и на белорусской земле люди, перебежавшие на сторону врага, изменившие служению своему Отечеству и народу. Печальным примером этого является измена могилевского православного епископа Варлаама. После того как французы заняли Могилев, епископ Варлаам принес присягу на верноподданство Наполеону и особыми циркулярами, написанными на польском языке, предписывал подведомственному духовенству исполнить присягу и удовлетворить все требования французских оккупантов. Как сообщают очевидцы, епископ Варлаам твердо уверовал, что Беларусь достанется полякам, а он при покровительстве Наполеона станет патриархом в Польше. Таково поведение всех изменников и всех фарисеев во все времена, когда шкурные интересы ставятся выше национально-государственных и нравственной порядочности.

Но измена епископа Варлаама, польской шляхты не могла быть определяющей в такой войне, когда все зависело от состояния нравственной силы общества и от реальных действий больших масс людей. А то, что белорусский народ поднялся на борьбу с наполеоновским нашествием – это непреложная историческая истина.

Это была действительно Отечественная война белорусов и русских против, как тогда говорили наши соотечественники, иноземного вторжения «двунадесятых языков». Такова правда истории.

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Энгельс Ф. Роль насилия в истории / К.Маркс и Ф.Энгельс. – Соч. – 2-е изд. – М., – 1961. – Т. 21. – С. 421.
  2. Пичета В. Основные моменты исторического развития Западной Украины и Западной Белоруссии/В.Пичета. – М.,1940. – 87-88.
  3. Коялович М. Чтения по истории Западной России/М.Коялович. – СПб., 1884.- С.279.
  4. Коялович М. Лекции по истории Западной России/М.Коялович. – М., 1864.- С.364.
  5. Краснянский В.Г. Минский департамент Великого Княжества Литовского/В.Г.Краснянский. – СПб.: Сенатская типография, 1902.- С.7
  6. Краснянский В.Г. Минский департамент Великого Княжества Литовского/В.Г.Краснянский. – СПб.: Сенатская типография, 1902.- С.12
  7. Корнейчик Е.И. Белорусский народ в Отечественной войне 1812 года/Е.И.Корнейчик. Минск: Госиздат БССР, 1962. - С. 38.
  8. Корнейчик Е.И. Белорусский народ в Отечественной войне 1812 года/Е.И.Корнейчик. Минск: Госиздат БССР, 1962 -. С. 39.
  9. Корнейчик Е.И. Белорусский народ в Отечественной войне 1812 года/Е.И.Корнейчик. Минск: Госиздат БССР, 1962. - С. 41.
  10. Живописная Россия. Репринтное воспроизведение издания 1882 года. – Минск: Беларуская Энцыклапедыя, 1993. – С.316.
  11. Очерки Отечественной войны 1812 года. – СПб.,1911. – С.154.
  12. Краснянский В.Г. Минский департамент Великого Княжества Литовского. – С.47-48.
  13. Журнал «Русский архив». – 1900. - Т.XII. – С. 495.

Лев Криштапович

Выступление на Международной конференции «Отечественные войны Святой Руси»
(Брест, 22 июня 2012 г.)

Все материалы конференции  "Отечественные войны Святой Руси"

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 50 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте