Западнорусизм как белорусское национальное движение

Одним из популярных направлений современных исторических и политологических, исследований является изучение национализма. Однако интерпретация фактического материала во многом зависит не только от теоретических представлений специалистов о сущности феномена национального и генезиса нации, но и от их политических пристрастий. В своей работе «Куда идут «нации» и «национализм»?» американский антрополог К. Вердери сформулировала одно из теоретических положений  исследований национализма о том, что «следует рассматривать нацию как символ, а всякий данный национализм - как  имеющий множество значений, выдвигаемых в качестве альтернатив и оспариваемых различными группами, которые маневрируют, пытаясь застолбить свое право на определение символа и его легитимирующие воздействия» [1].

Православие в Западной Руси после заключения Брестской унии. 240 лет духовного угнетения русского народа Белой и Малой Руси.

Cв. Экзарх НикифорПосле завершения работы двух Брестских соборов - православного и униатского, участники которых взаимно предали друг друга анафеме, королю Сигизмунду III надлежало утвердить деяния одного из них. Разумеется, будучи активным устроителем дела Брестской унии, король принял сторону униатов и утвердил деяния их собора. Тем самым Сигизмунд признавал лишенными сана и преданными анафеме всех епископов и священнослужителей, оставшихся верными Православию. Король своим указом от 15 декабря 1596 г. призвал своих русских подданных не слушаться их и не иметь с ними общения, но признавать только перешедших в унию митрополита Михаила Рогозу и епископов-изменников.

Национальный вопрос на страницах газеты «Наша Нiва» (1910 г.)


Впервые белорусский вопрос появился в публикациях конца XIX в., но в силу различных причин он не получил дальнейшего развития и остался по сути случайным проектом. Некоторые элементы белорусского вопроса были реанимированы в начале ХХ в., и через призму взглядов национальных деятелей этого периода получили свое дальнейшее развитие.

М.О. Коялович и православная историческая школа Белоруссии

 

Культура Белоруссии конца XVIII-начала XX вв. создала феномен, который составляет одну из наиболее ярких её страниц. Это -- Православная историческая школа. Появление и развитие ее стало возможным вследствие подъема Православия на той части территории бывшей Речи Посполитой, которая вошла в состав Российской империи.

Пророки и лжепророки Западной Руси

Новогрудок. Церковь Святого НиколаяПредставляем Вашему вниманию известную статью Кирила Фролова - как пример современного осмысления наследия западнорусизма.
Редакция

Когда говорят о пользе российско-белорусского союза, справедливо отмечают его взаимные экономические и геополитические выгоды. Это, конечно, важно и правильно. Но следует знать и помнить, что самое главное в нашем Союзе - это воссоединение единого Русского народа. Воссоединение разделенного народа именуется в политическом лексиконе "ирредентой". Ближайший прецедент "ирреденты" - недавнее воссоединение Западной и Восточной Германии.

Оршанская битва 1514 года: военно-исторический аспект

Битва Великого княжества Литовского с Московией, 1514. Иаков Писо

 Одним из наиболее раскручиваемых с начала 1990-х гг. в Республике Беларусь мифов т.н. «национального возрождения», является миф об Оршанской битве 1514 г. По сути дела, это один из краеугольных камней того явления, которое именуют белорусским национализмом. В определенной мере с этим можно согласиться. Недаром европейские мыслители еще позапрошлого века утверждали, что «патриотизм – это любовь к своим, а национализм – ненависть к чужим». Наиболее «накаленным» сторонникам «незалежнасцi» очень хотелось чтобы подобного сорта «националистами» стало как можно больше белорусов. Тем более что чужим для «тутэйшых» националистов стал русский народ.

Попытка конструирования белорусской национальной героики в начале ХХ в.

Работы, посвящённые проблемам становления белорусского самосознания, конструирования/создания белорусской нации, тяготения белорусов к общерусскому контексту (западнорусизм) и допускающие какую-либо критику принятой концепции истории довольно редки в белорусской печати. С другой стороны пристальное рассмотрение этого вопроса крайне необходимо современному белорусскому обществу.