Александр Бобров. Славянские свитки

Автор: Александр Бобров

 В разделе архива журнала «Новая Немига литературная» в формате PDF выложены его 3, 4 и 5 номера за 2014 год. Представляем один из них (4 номер) подборкой стихов Александра Боброва. Напоминаем, что началась подписка на 2015 год.  Поддержим единственный в Белоруссии журнал русской литературы «Новая Немига литературная». Выписать журнал можно в любом почтовом отделении, индекс 00352.

 


Александр Бобров
Александр Александрович Бобров – поэт, публицист, бард, теле-радиожурналист. Выпускник Литинститута и Академии общественных наук. Работал в «Литературной России», в издательстве «Советский писатель», в телекомпании «Московия». Секретарь правления Союза писателей России. Автор 40 книг поэзии, прозы, публицистики. Кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики Московского государственного университета культуры и искусств, член-корреспондент Академии поэзии,  член редколлегии газеты «Советская Россия» и журнала «Русский дом», лауреат премии имени Дмитрия Кедрина «Зодчий», премии им. Алексея Фатьянова «Соловьи, соловьи…», премии «Имперская культура» и «Слово к народу».

 

СЛАВЯНСКИЕ СВИТКИ

 

*  *  *

     От Москвы-реки до Свислочи

     Тыщу лет уже почти

     Разворачивались свитками

     Наши общие пути.

     Наши отчие предания,

     Как проточная вода,

     В засуху, в похолодание -

     Не иссякнут никогда.

    
 

    СЛАВЯНСКИЕ СЛОВА

 Сердце

      звучанием слов веселя,

Я вспоминаю вновь:

Родина” - так по-словацки семья,

Ласка” - значит, любовь.

 

В речи славянской,

                 я понял давно,

Образность - это суть.

Вот по-болгарски: “прозорец” - окно -

Хочется заглянуть.

 

Россыпь извечных основ и слов

Радует и зовет,

Родственны “часопис” и часослов,

Хоро” и хоровод.

 

Узы, которых не развязать,

Милость даруют вновь.

Кстати, по-польски если сказать:

Милощчь” - это любовь!

 

       ОТТЕНКИ

    Садок вишневий коло хати...

                Тарас Шевченко

 

Слова Тарасовы крылаты,

И я приму, как вещий знак:

“Садок вишневий коло хати” -

Не переводится никак.

 

Оттенки тонкие - богаты,

Уничтоженье их - претит.

“Садок вишнёвый возле хаты” -

Похоже.

       Только не летит.

 

Стою под вечер на кургане,

Степной безбрежен окоём.

Быть может, только мы - славяне -

Сполна всю разницу поймём.

 

ЧЕТЫРЕ ПОЛЯ

Как символ вечности державы

И днесь, и шесть веков назад

Четыре поля русской славы

В снегах сверкающих лежат

 

И отражают отблеск славы,

Которая врагам видна

От Прохоровки

             до Непрядвы,

От Ворсклы

       до Бородина.

 

Сковали реки

            ледоставы,

И кажутся поля - мертвы,

Но в День защитников Державы

Их свет

       доходит до Москвы.

 

 ЖИЗНЬ ОТЦА

Я подумал опять на седых берегах Селигера,

Где отец все зовет меня издалека:

Как же мало узнал я о жизни отца-офицера,

Подпоручика Кобринского полка.

 

Я стеснялся спросить и запутаться в датах,

Безвозвратно казались они далеки:

Галицийские веси, прорыв легендарный в Карпатах

И раненье шрапнелью у горной реки.

 

В доме список хранился с печатью двуглавой,

Где бои внесены за высоты Карпат,

Но они затмевались недавнею славой,

Той, которой овеян был

                        старший мой брат—

Героический сын его, павший недавно.

До того и скорбел, и гордился отец,

Что не помнил про орден с отличием — Анна—

Про награду за бой у реки Коропец,

За лихой контрудар от Поповой могилы…

 

Много шрамов в обычной отцовской судьбе,

Он в российских просторах отыскивал силы,

Чтобы молча сносить все осколки в себе.

Я ведь помню седым его и постаревшим,

Сколько шли по лесам и озерам вдвоем...

Вот он тихо сидит над костром прогоревшим

И как будто не слышит о прошлом своем.

 

Но без этих боёв супротив  супостата,

Как ни думай с позиций текущего дня –

Нет ни чести фамильной,

ни старшего брата,

Ни меня...

 

ГОЛОСА НАД ОКОПАМИ

В древнем Луцке сказал мне собрат,

Побродивший солдатскими тропами:

«Поезжайте туда, где звучат

Голоса над окопами!».

 

Это – Цумань и лиственный лес,

Весь покрытый волнами-траншеями,

Где вершилось одно из чудес

С марш-бросками, трофеями.

 

Здесь Брусиловский начат прорыв,

Упокоены русские воины,

Здесь торжественный слышен мотив

Вперемешку со стонами.

 

Кладовище и памятный знак

Охраняются честно лесничими,

Но в столицах – покажут кулак

Да со взглядами бычьими.

Всё листают событья назад

И считаются только с европами….

 

Над Волынью призывно звучат

Голоса над окопами.

 
 

НА РЕКЕ КОРОПЕЦ

Знаю, 

           бумаги отца перерыв,

Всё о тернопольских ратных дорогах.

Здесь продолжался Луцкий прорыв,

Здесь начиналась слава Бобровых.

 

В Монастыриске река Коропец

Тихо считает свои перекаты.

Здесь наступал безусый отец,

Здесь опочили наши солдаты.

 

Общее кладбище русских могил

Серые знаки с австрийскими вместе –

Старший мой брат тогда не ходил

По галицийским брамам и весям.

 

Некогда было – учился, служил,

В небо взлетая как сталинский сокол.

Он по-геройски думал и жил,

Он по-советски верил высоко.

 

Вот потому-то средь русских равнин

Я проходил по траншеям оплывшим.

Кланяюсь бате: «Я не один!»,

Кланяюсь Коле…

 

Не отступившим

И не предавшим  - слава вовек!

Солнце победы над ними лучилось.

Я пережил их. Падает снег.

Я их продолжил – как получилось…

 

*   *   *

Россия снова кровью плачет,

Враги взрывают Сталинград.

Гуляй Майдан – Россия платит, -

Орёт какой-то пьяный гад.

 

На что ещё Россию хватит?-

Прикидывает общий враг.

Гуляй, майдан – Россия платит,

Которая идёт во мрак.

 

СС «ГАЛИЧИНА»

 Винтовка и провизия,

И карта – всем дана.

Фашистская дивизия

СС «Галичина».

 

Вояки круглолицые

Одно усечь смогли:

Мешают жить Галиции

Жиды и москали,

Поляки с комиссарами –

Ну, все, кто против них…

 

С претензиями старыми

Фашистский дух возник.

Вороной, а не лебедем

Пониже куполов

Витает он над Лембергом,

Как немцы звали Львов -

От короля Батория

До самостийных бонз…

 

Но всё-так история

Не даст пойти вразнос.

На выходки дурацкие

Смотрю с тоской опять,

Но реки прикарпатские

Не повернутся вспять.

  

УГЕРСКЕ-ГРАДИШТЕ

 Ветер осенний свищет,

Дождь переходит в град.

Горное Городище

Гордо зовётся град.

 

Средневековая площадь,

Старая цитадель.

Мирно пасётся лошадь

Вне городских земель.

 

Сколько же мест прекрасных

Просится в стих, в слова.

И от моравских красных

Кружится голова.

 

Пью за любовь и зоркость

И заживленье ран,

За городищ упёртость,

За торжество славян!

 

Дальше дорога мчится

И подаёт мне весть:

Славков – Аустерлица,

Это, конечно, здесь.

 

Буду вздыхать о старом

Возле моравских сёл.

Русский солдат недаром

Дважды по ним прошёл.

 

Он и в гористых чащах

Не запятнал мундир…

Выпьем за них – молчащих,

Спасших славянский мир!

 

1 АПРЕЛЯ. МИРГОРОД

 На просторах Полтавщины - утро.

Просветляется в реках вода.

Поступил я бездумно и мудро,

Что рванулся весною сюда.

 

Над озимыми небо слоисто.

Этот песенный край - знаменит,

И, как будто струна бандуриста,

На Диканьку дорога -

                                   звенит.

 

Нам не с памятью надо бороться,

Не приветствовать брань и раскол,

А курорт вспоминать «Миргородский»,

Где для всех серебрится Хорол.

 

Расточаются сумрак и погань,

Поднимается солнце в зенит,

 И Микола Васильевич Гоголь,

Улыбаясь, с портрета глядит.

 

СТОЛИЦА СЛАВЯНСТВА

 У России есть две всемирно исторические задачи, это – Славянство и Православие.

             Фёдор Достоевский

 

В эфире – безверие и святотатство,

Но всё-таки древние корни крепки -

Москва остается столицей славянства

Незнамо зачем и всему вопреки.

 

Воссозданы храмы, разрушена память,

Расторгнута связь достославных времён.

Порой современнику трудно представить,

Что мы с ним - наследники гордых племён.

 

Руины – все в зарослях ежевики,

А в городе вновь ощутишь горячей:

В метро – молдаване, киргизы, таджики,

Их больше, чем вятичей и москвичей.

 

Но в пойме Москва-реки помнят курганы,

Но кровью 

Окрашен державный гранит –

Мы ею не раз окропили Балканы,

И Вечный огонь не напрасно горит.

 

Сегодня расколото наше пространство,

Но пусть охладели признаний слова,

Москва остаётся столицей славянства,

Покуда сама остаётся Москва!

 

ПЕРО ИЗ ЛЕВОГО КРЫЛА

 А в прошлом

              ночью и с утра,

Презрев карьеру и запреты,

Пером из левого крыла

Писали русские поэты.

 

Чтоб на удачу, на добро,

Для верности, как говорится,

Касалось левое перо

Руки, а может быть – десницы.

 

И вот тогда наверняка

При свете свечки или лампады

Напишет правая рука

Слова прозрения и правды.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.