Литературный журнал «Новая Немига литературная» завершает уходящий год своим юбилейном выпуском и поздравляет читателей с Новым годом!

Автор: Редакция "ЗР"

 Только что вышел в свет итоговый в этом году номер литературно-художественного журнала "Новая Немига литературная". Выпуск не совсем обычный: порядковый номер издания за все годы выпуска журнала-- восьмидесятый. Следовательно, у единственного в Беларуси журнала русской литературы юбилей, с чем мы его и поздравляем от всего сердца!

  Присоединяясь при этом к многочисленным поздравлениям читателей, для которых за семнадцать лет своего существования журнал давно сделался родным.

 Издание широко известно и высоко ценимо далеко за пределами Беларуси -- везде, где в чести русское слово, всегда рады возможности наладить творческие контакты. К слову, целых два благодарственных письма -- редакционному коллективу журнала и его главному редактору прислал на днях министр культуры Нижегородской области России С.А.Горин, таким образом оценивший вклад "Немиги..." во "взаимообогащение культур наций и народностей" и развитие, и укрепление творческих связей. А президент Санкт-Петербургского культурного фонда "Дорога жизни", известный поэт и меценат Дмитрий Мизгулин своим приказом наградил главного редактора журнала Анатолия Аврутина медалью ордена "Русская звезда" им .Ф.И.Тютчева. С чем мы нашего известнейшего поэта и поздравляем дополнительно!

Юбилейный выпуск журнала отличается от других номеров разве что более элитарным отбором авторов -- на  его страницах соседствуют произведения таких известных авторов, как С.Евсеева, А.Казинцев, М.Попов, Н.Мирошниченко, В.Хатюшин, Л.Щипахина, С.Замлелова, И.Щёлоков, А.Шацков, В.Силкин. С.Донбай, Вл.Скворцов. М.Ахмедов Т.Жирмунская, А.Мелихов, С.Трахимёнок, Н.Крофтс (Австралия), Ф.Чечик (Израиль), А.Жукова (Канада) и др.

 Редакционная коллегия журнала благодарит всех своих почитателей за внимание, поздравляет их с Новым годом и желает здоровья и благополучия. И как всегда в таких случаях, представляет читателям сайта «Западная Русь» один из помещенных в номере материалов.

На сей раз это стихи замечательной русской поэтессы, народного поэта Республики Коми Надежды Мирошниченко.

Напоминаем, что поддержать единственный в Беларуси журнал русской литературы можно, подписавшись на него в любом почтовом отделении.

Подписной индекс 00352.

 


 

Надежда Мирошниченко

  
  
РУССКИЕ  ТРАВЫ

         Надежда Александровна МИРОШНИЧЕНКО родилась в Москве 3 июля 1943 года. С 6-ти лет живёт в Сыктывкаре. Окончила Коми государственный педагогический институт. Автор многих книг стихотворений, трехтомника избранного. Дважды лауреат Государственной премии Республики Коми, литературной премии Союза писателей России и Республики Саха (Якутия) «Северная звезда», литературной премии журнала «Наш современник», Большой литературной премии России, премии «Имперская культура» им. Э.Володина и др. Народный поэт Республики Коми, заслуженный работник культуры России.

        

***

Проливается дождь на уже отогретую землю,

На седые виски, на зелёную кромку дорог.

Что со мной происходит? Кому я незримому внемлю?

Почему так наивен и, словно торжественен, слог?

Почему-почему… Потому что душа осиянна

Этим ливнем нездешним, пробившим дома и кусты.

Потому что печаль независима и постоянна.

Потому что мне выпало жизнь увидать с высоты.

Этот мир, где молчат то персты, то кресты, то законы.

Этот мир, где без хлеба нельзя и нельзя без угла.

Где кровавы снега и где пашни бесплодны до стона.

Где державные лики скрывает державная мгла.

Я на небо седьмое пошла, как на бой рукопашный.

После слёз матерей, после старыми ставших невест.

Возмечтала найти души павших. И стало мне страшно:

Столько в небе созвездий, что скоро не хватит небес.

Не гляди на меня. И никто на меня не глядите.

А не то я запутаюсь в прошлом. И грош мне цена.

Этот дождь золотой. Вы ворота ему отворите.

И взойдут из земли имена… Имена… Имена…

Пожалейте меня. Я люблю вас, живых, безвозмездно.

Мне ведь тоже не к спеху сгорать у беды в поводу.

Этот дождь золотой… Эта памяти чистая бездна…

Это сердце моё, побывавшее в звёздном аду.

 

 ***                                                          

Анатолию Парпаре

 Как мы не знаем в России друг друга, Толя!

Русский не верит, пока не проверит…Правда.

И я такая же. Это, как травы, что ли:

 Много травинок рядом. Какая справа?

Право и лево, крест- накрест и всё – по кругу.

Не разберёшь голоса,  но полюбишь трепет.

Господи, мы же бессчётно нужны друг другу.

В русских лугах разноцветье и то, как лепет.

 

Только услышишь русской души волненье,

Тут же навстречу свою открывай ей душу.

Русский не верит… Какое недоразуменье!

Надо – взахлёб, нараспашку. И слушай! Слушай!

Русское сердце родное узнает сходу.

Русский не верит, пока не проверит. Ой ли?!

Но я такая же, словно врагу в угоду.

Как мы не знаем в России друг друга, Толя!

 

 

   

 ***

А белый город спал в своём снегу,

Как дитятко в пелёнках.

А белый храм стоял на берегу

Застенчиво и звонко.

 

И не было ни горечи, ни зла.

И было тихо.

И северная ночь в ночи спала,

Как олениха.

 

И сам Декабрь вышел на крыльцо

И огляделся.

Спросил у нас: «Где Николай Рубцов?!

Куда он делся»?!

 

Мы встрепенулись слишком горячо.

Не веря в чудо:

«Где Николай Рубцов? Он жив ещё.

Он жив…покуда».

                   

***

И кого это в наши края занесло?

То-то снег всю неделю валил.

Странный вечер. Какое сегодня число?

И о чём он со мной говорил?

 

Знаем-знаем, уж  пожили  вдосталь и мы.

Нагляделись, набрались ума.

Что за прихоть - являться в начале зимы,

Разгребая стихов закрома.

 

То-то станет от жарких речей горячо.

То-то сердце забьётся не в такт.

-Положи мне, хозяюшка, ягод ещё.

Не гляди недоверчиво так.

 

И кого это в наши края занесло?!

А уж весел и ласков, и мил.

Странный вечер. Какое сегодня число?!...

То-то снег всю неделю валил.

 

                  Россия

В.Г.Распутину

Нам, кому ты – дудочка и гармонь,

Нам - народу сказки и бересты,

Обвенчавшем полымя и огонь,

Звёзды достающему с высоты,

Всё в тебе, единственной, хорошо.

Люба ты, по совести говоря.

По России радостный слух прошёл:

Тридцать три вернулись богатыря.

 

Им, кому не нравится моя страна,

Кому русский  кажется язык чужим,

Кому наша Родина  не нужна:

-Скатертью дороженька,- скажем им.

 

Им, кому на золоте замкнут мир,

Кому век привиделся золотым,

Им навеки тайною будем мы.

-Скатертью дороженька,- скажем им.

 

       ***

Как мало слов, царевна, Лебедь Белая,

Чтоб их хватило душу отогреть.

Погасла ли звезда твоя несмелая?

Иль продолжает всё-таки гореть?

 

А платье? Это платье невесомое,

Что пух лебяжий на твоих плечах.

Ты что такая нынче невесёлая?

Ни огонька, ни искорки в очах?

 

Не смей, царевна, не сдавайся, вешняя.

Пусть травы шёлком выстилают путь.

Хоть ты одна побудь за нас нездешнею.

Такою белоснежною побудь.

               ***

          Памяти моего мужа Анатолия Федулова

 

В этой энергии жизни  и света

Тьма в уголочке присела под вечер.

Ждёт, что на Севере кончится лето.

Белые ночи уйдут в бесконечность.

Белые ночи на белые зимы

Тьма уговаривает подмениться.

Так ей цветные луга нелюбимы,

Так не любимы ей юные лица.

В этой энергии  счастья и чуда

Горе накинуло дымку тумана,

Чтоб не узнали -  приходит откуда,

Чтоб не корили: зачем ты так рано?

Горькое горе - на сладкие вишни.

Падают вишенки, как неживые.

Ты извиняешься: видишь, как вышло?!

Вдруг превращаясь в цветы  полевые.

В сердце тихонечко просится вечность.

Мне говорят, что тебя уже нету.

Тьма в уголочке присела под вечер.

Ждёт, чтоб на Севере кончилось лето.

      

 ***

За что меня любят? За что ненавидят?

За то, что я петь научилась.

                                                    За то, что

При мне не посмеют Россию обидеть.

И даже подумать об этом – не то что…

 

        ***   

 

                     Памяти Валентина Распутина

Ничего писать не хочу.

Он ушёл - Великий Молчун.

Он ушёл Герой  и Пророк.

Прожил он отпущенный  срок.

 

Средь имён,  событий и вех

Он же был не один из всех.

Он же был нам – один на всех.

И на этих, да и на тех.

 

Девятнадцатый  славен век,

Но в ХХ жил Человек,

И такой он был Человек,

Что сошёлся на нём весь век.

 

Наши слёзы теперь не в счёт.

Больше он уже не придёт.

Наш понять наступил черёд-

Что же стоим мы как Народ.

        ***

Когда умру, о, сколько будет слёз!

И сколько слов! И сколько возлияний!

Но, если  честно, есть один вопрос:

Случится ль хоть одно из покаяний?

 

Я думаю, а нужно ли оно? Потом,

Когда меня уже не будет?

И будут ткать живое полотно

Любви уже совсем другие люди?

 

Я думаю, а нужно ли  сейчас

Мне это непростое покаянье,

Когда случилась жизнь не напоказ,

А на, пускай нелёгкое, призванье?!

 

Тогда к чему  безудержный  вопрос,

Обиды бывшей  тихий  отголосок?

Когда умру, о,  сколько будет роз!

И больше не останется вопросов.

                             ***

Ну, вот, я и дома. И дома.

Забыты чужие края.

Здесь каждая чашка знакома.

И каждая ложка своя.

 

И столько любви отовсюду

Прольётся на сердце при том,

Что вечной я пленницей буду

Светлицы по имени Дом.

 

И лягут, по- детски сурово,

Как наш половик на крыльцо,

Её золотые оковы

В моё золотое кольцо.

 

 ***

Загремело, засверкало,

Пролилось.

Ах, какая это жалость:

Сорвалось!

Не поймала ни громушки,

Ни  стрелы.
То-то молнии-вострушки

Так смелы.

 

С исступленьем бьют по цели,

По верхам.

Стал белее, в самом деле,

Белый храм.

А берёзка в юных слёзках

Замерла.

Да зато сияют в блёстках

Купола.

 

Разутешь меня, гроза,

Разбереди.

За рубеж своей границы

Заведи.

Погляжу, на что сердилась?

Кто твой князь?

Почему, скажи на милость,

Сорвалась?!

 

Надежда Мирошниченко

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.