Наталья Кожевникова."Тень огня"

Автор: Наталья Кожевникова

Вышел в свет очередной, четвертый в этом году, номер единственного в Беларуси журнала русской литературы "Новая Немига литературная". Как всегда, в издании много заслуживающих читательского внимания произведений самых различных жанров. Любителей поэзии, безусловно, привлечет новая подборка двадцатитрехлетней поэтессы из Минска Анны Степановой-Мартынчик, уже успевшей стать лауреатом нескольких крупных международных конкурсов в т.ч. и им.Сергея Есенина "О Русь, взмахни крылами...". В разделе поэзии публикуются также стихи Елизаветы Полеес, Натальи Кожевниковой, Олега Сешко, Ивана Кушелева, Людмилы Лопаткиной-Кононовой, Натальи Чистяковой, Светланы Кряжевой, Оксаны Горовенко, Олега Чернышева, Алёны Малиновских, Геннадия Мрочека, Светланы Шашко-Шаблинской, Марианны Соломко, Ярослава Каурова, а в переводе с украинского под рубрикой "Славянское братство" -- Сергея Дзюбы и Татьяны Дзюбы. 
Известный  московский прозаик Николай Иванов выступает с новеллой "Тридевятое царство", молодая минская писательница Виктория Синюк представляет на читательский суд рассказ "Нота", серию коротких рассказов поместила в журнале Ольга Иванова, еще два рассказа принадлежат перу Михаила Кулеша, Сергей Климкович свой рассказ назвал "Рыжик", а рассказ "Прощеное воскресенье" продолжает цикл христианских рассказов Андрея Васильева...

Драматург Олег Мельников в соавторстве с Татьяной Поляковой предлагает на читательский суд пьесу "Великая княгиня".

В разделе критики Людмила Воробьева анализирует творчество писателя и священнослужителя Павла Боянкова, а Нина Коленчикова в материале под названием "Мужское сердце держишь ты..." --давнего автора журнала Дмитрия Дарина. В этом же разделе Глан Онанян сравнивает творчество двух Николаев -- Некрасова и Переяслова. Статья так и называется -- "Два Николая".

В традиционной рубрике "Часовня" о.Павел Боянков публикует окончание статьи "Мой Минск", а в разделе "Армия" полковник, кандидат педагогических наук Владимир Макаров выступает с материалом "Культурная десуверенизация как направление разрушения государственности: способы противодействия".

Предлагаем  вашему вниманию помещенный в номере поэтический цикл Натальи Кожевниковой "Тень огня".
Натальи Кожевниковой. Кожевникова Наталья Юрьевна -- известный  в российском литературном мире поэт, главный редактор журнала "Гостиный двор", возглавляет Оренбургское отделение СП России.

А заодно напоминаем, что началась подписка на новый, 2017 год. Журнал "Новая Немига литературная" можно выписать в любом почтовом отделении.

 Индекс -- 00352.

Поддержим любимое издание!

 

 




 

 

Наталья Кожевникова

 

 

К гербу

 

Мой бедный русич!

Византии

Не снилась русская заря

В снегах, где славили витии

Печать великого царя.

Тебе ли, ратнику, стыдиться

Щита червлёного с копьём?

Столетья в поле пыль клубится

И пахнет прахом и огнём.

Крикливый шут и царедворец

Напрасно в страхе лжёт и льстит.

Святой Георгий-змееборец

В небесной мантии летит.

И конь серебряный дивится

Дракону возле трёх дорог,

И вечность с ним святому биться,

И надпись светит – «С нами Бог!»

 

Родительская суббота

 

Под гулким звоном небосвода

Субботний храм принять готов

И скорбь оставшегося рода,

И дух отеческих холмов.

Отцов и жён поминовенье,

Неверный блеск и дым свечей.

И виснет тяжкое мгновенье

Над сонмом сгорбленных плечей.

Когда раздумчиво с амвона

Стекут родные имена,

Таясь от всех, сердца до стона

Сожмёт тягучая вина.

И страшно в лица оглянуться,

И больно вверх поднять глаза,

Где в купол луковичный рвутся,

Пылая жарко, образа.

 

* * *

Мой духовный отец белокож и кудряв.

Божья Матерь посмотрит со скорбной улыбкой,

Как смиренной косынкою волосы смяв,

Я целую оклад в полусумраке зыбком.

Небо грезит рассветом, и тает свеча.

Где таится спасенье – в борьбе иль в смиренье?

До сих пор не приемлет земля палача,

Верен старому слух и немеркнуще зренье.

Вспыхнет золотом вечное в небо окно.

Станет тесно и шумно на паперти узкой.

Что забыто и брошено в пропасть давно?

Что воскреснет и вырастет в памяти русской?

То ли плач и мольба, то ли яростный крик

Вознесётся к весеннему птичьему гаму?

И смеётся, и плачет поддатый мужик,

Не нашедший дороги ни к дому, ни к храму.

 

* * *

Перелесок, дорога, тишь,

Голубая Полынь-звезда.

И не знаешь – живёшь?

Летишь?

Или падаешь в никуда?

Нет ни времени, ни границ,

И лишь долго хранят небеса

То ли ангелов, то ли птиц

Осторожные голоса.

 

* * *

Та забава не унылому –

Побежать в мороз большой

Босиком по снегу стылому

(Я ль не русская душой!)

В банный дух с весенним привкусом

Мяты, клевера, свечи, –

Где горит весёлым искусом

Пламя в щёлочке печи.

Где нагой, простоволосою,

Жарким сумраком дыша,

Вспомнить – было лето с осами,

С пылью звёздного Ковша,

С рощей белою, берёзовой…

Вот и стало тело розовым,

И оттаяла душа.

 

* * *

Пора весенних медуниц

От края луга – до заката,

Опавших бабочек и птиц,

И грома первого раската.

Взгляну с высокого крыльца,

Запомню всё. Когда усталость

Отяжелит черты лица,

Когда придёт к порогу старость

И жизни вытончится нить,

Скажу: «Одна страшна утрата –

Пора весёлых медуниц

От края луга – до заката…»

 

* * *

Не стану, не стану сегодня стыдиться

Внезапных, как дождь, всепрощающих слёз.

Растаять, как дым, как туман раствориться

В молчании млечных по пояс берёз,

В озоне, где зноем с утра опалимы

Молчат соловьи и скворчат вертела,

Где медленно плавает пух тополиный

И женщины белые носят тела,

Где жимолость прячет развалины рая

И тени теней изначально длинны,

Где жизнь моя длится, вершится, сгорая…

И вновь воскресает – как куст купины.

 

* * *

Всё второпях, в изломе слов,

улыбок, шуток, недомолвок,

когда ни звука про любовь,

и всё – о ней; когда неловок

не взгляд, не жест, а даже вздох,

и так естественно объятье;

когда в оконной раме лох

сорвёт серебряное платье

и ветви вскинет вверх,

и дождь

внезапный, словно стук калитки,

оставит мне, когда уйдёшь,

лишь тьму, промокшую до нитки.

А полночь в доме затаит

движенье лёгкой лунной тени,

и в эту пустошь я, как в скит,

войду и рухну на колени.

Свеча и россыпь красных бус -

Останьтесь там, подобно чуду…

И уходя –

не обернусь.

И ничего

Не позабуду.

 

Тень огня

 

Раскинуть руки и бежать – такая даль!

В открытом небе чёрный крестик птицы,

Гул ветра… Степь! И вечная печаль

В сухом полынном воздухе струится.

 

Вчера прошёл здесь пришлый человек,

Как ветер, равнодушен и беспечен.

Окурок бросил и ушёл навек.

Искра взлетела – путь был бесконечен!

 

Вал огненный ветра потом вели,

Рой бабочек, сгорая в нём, метался,

И только клин обугленный земли

За ним под небом родины остался.

 

Полярен мир и силы неравны.

Вот человек прошёл, и след за ним  

                                               дымится.

И пусть дожди идут на полстраны,

Но тень того огня в траве таится…

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.