Геннадий Иванов. Стихи.

Автор: Геннадий Иванов

Вышел в свет очередной, пятый в этом году, номер литературно-художественного журнала "Новая Немига литературная". Как обычно, в номере помещены материалы самых различных литературных жанров, авторы которых представляют широкую географию современного творческого процесса.

Помещены предсмертные стихи недавно ушедшего из жизни всемирно известного поэта Евгения Евтушенко. Со стихами выступают минчане Валентина Дробышевская и Михаил Мокрецов, москвичи Геннадий Иванов и Валерий Хатюшин, петербуржцы Алексей Филимонов, Дита Дежинская и Александр Гущин, Оксана Валуй из г. Береза Бресткой области, Анна Токарева из  подмосковного города Егорьевска, уроженец Беларуси, ныне живущий в Австралии Залман Шмейлин. Стихи выдающейся современной болгарской поэтессы Елки Няголовой публикуются в переводе Анатолия Аврутина.

В разделе прозы помещено окончание повести Михаила Попова "Кати Сарк, несущая ветер", рассказ Ивана Сабило "Корифей и бульдозер", повесть минского прозаика Анатолия Матвиенко "Ваенга эйр", лирические миниатюры  брестчанки Ирины Фоминой.

Доктор педагогических наук, профессор Мария Жигалова из Бреста в рубрике "История словесности" публикует фундаментальный исследовательский материал "Судьба и творчество польских поэтов Брестско-Подлясского Пограничья: история и современность" . Минский критик Людмила Воробьева, недавно ставшая лауреатом престижной международной литературной премии им. Сергея Есенина "О Русь, взмахни крылами..." анализирует книгу "Военные повести и рассказы" Александра Чекирова. Поэтесса Любовь Турбина выступает с  воспоминаниями о своем отце, академике АН Беларуси Николае Турбине. Материал называется  "Последний месяц с папой". Под традиционной рубрикой "Часовня" протоиерей Павел Боянков публикует материал "Претерпевший до конца".

Предлагаем вниманию читателей сайта подборку стихов Геннадия Иванова. А также напоминаем, что началась подписка на журнал "Новая Немига литературная" на 2018 год. Выписать издание можно в любом почтовом отделении.

 

Подписной индекс 00352.

Со всеми материалами пятого номера журнала за 2017 год можно познакомиться открыв его в архиве журнала.


 

   Геннадий ИвановГеннадий Иванов

         

Геннадий Викторович Иванов родился в 1950 году в городе Бежецке Тверской области. Детство начиналось в деревне, в полях, в начальную школу ходил в бывший барский дом из имения Слепнёво, где когда-то жили и творили Николай Гумилёв и Анна Ахматова. Потом семья переехала в город Кандалакшу на Кольский полуостров – там жили в бараке на берегу Белого моря, там окончил школу, оттуда уходил в армию, в арктическое плавание, там работал в районной газете и начал писать стихи. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького. Автор десяти книг стихов. Написал три книги очерков о своей малой родине «Знаменитые и известные бежечане». Лауреат нескольких литературных премий, в том числе премии Ф.И.Тютчева «Русский путь». Первый секретарь Правления Союза писателей России. Живёт в Москве.

*   *   *

  Что такое стихи, забываю…

А потом вспоминаю опять –

и в каком-то краю пребываю,

где отрадно душе пребывать.

А потом - и порою надолго –

западаю в молчанье, как в сон…

Этот край и не Крым, и не Волга…

Но родной, словно родина, он!

*     *     *

Почему-то тянет, тянет

вдаль глядеть с откоса –

здесь душе ответ приходит

даже без вопроса...

Что метаться и тужить,

если столько света!

Надо верить, надо жить –

это суть ответа.

   *   *   *

Много в мире всего симпатичного…

Но потом понимаешь, в пути,

что несёшь ты зерно горчичное –

до конца бы его

донести.

Миру чудному и воспетому

надо должное отдавать,

но вниманье особое

к э т о м у

поручению

устремлять…

*   *   *

Никуда пробиваться не надо –

то ли к истине, то ли к мечте…

Полнота удивленья и лада –

травы в поле,

лучи в высоте!

Надо только вполне согласиться,

что прекрасен дарованный миг.

Что пройдёт он,

а счастье продлится –

в мире трав и людей, в мире книг…

           *   *   *

На пороге вечности, на севере,

я стоял когда-то на скале.

Было ощущение такое,

что лечу у птицы на крыле.

И что эта птица – это вечность.

Улечу неведомо куда.

А в душе отвага и беспечность…

Навсегда?

Пусть будет навсегда!

 

  *   *   *

Да, другие времена.

Не застоя-сонности.

Как теперь живёт страна?

Больше стало совести?

Меньше подлости вокруг?

Вот они критерии.

…Всё иллюзии, мой друг.

Всё, мой друг, мистерии.

*   *   *

Русь, Россия, Советы – названья

изменялись, менялись черты…

Но всегда оставалось страданье.

Открывай свою душу и ты.

Открывай – и тебе уже больно.

Больно, больно. А ты потерпи.

Это к Родине путь не окольный,

а прямой – и его полюби.

 

*   *   *

Словно горец на крыше сакли,

на скворечнике мой скворец.

Что-то думает: так, не так ли…

А потом запел.

Молодец!

И весь мир вокруг словно ожил

и пролился на душу мою.

Вот и я, что б ни думал, всё же

оживаю – когда пою.

 

*   *   *

Нужное не сложно.

Сложное не нужно.

Это непреложно.

Это не натужно.

Бабочки летают.

Цветики цветут.

Люди умирают…

А потом живут.

  

*   *   *

Я не хочу принадлежать дорогам.

Устал от многочисленных дорог.

Они лежат, как змеи, за порогом.

Я запер дверь, сижу, суров и строг.

Теперь и мне пора засесть за дело,

по всем углам собрать черновики…

Чтобы душа в предчувствии запела,

ждала неупиваемой строки.

Блуждаю среди записей, заметок…

И мне спешить не надо никуда.

От мира мне в окне хватает веток.

Мне не хватало воли и труда.

 

   *   *   *

Наши горькие слёзы и стоны

небесам тоже душу рвут.

Потому мироточат иконы

и опять к покаянью зовут.

Люди помощи просят у Бога,

но на службу в храм не идут.

Потому и спасётся не много,

хоть страдают многие тут.

 

*     *     *

Лес без ветра шумит к дождю,

без печали душа печалится…

Я ещё умирать подожду,

ещё радость во мне

не кончается.

Вот опять прилетел скворец!

Машет крылышками по-ангельски!

…И поеду я, наконец,

в этот год на берег

архангельский!

Посмотрю, где жил Казаков,

где рассказы писал чудесные!

И поеду ещё во Псков –

там, как воины,

храмы местные.

Радость – родина, радость – свет!

Радость – ближних родные лица!

Не последняя песня, нет!

В небесах не последняя птица!

                                               *   *   *

Икона неба не всегда лучиста,

сегодня в тучах, словно в забытьи.

Да и в душе сегодня как-то мглисто,

и все молитвы спутались мои.

Да, надо жить, как все живут на свете,

и, стиснув зубы, многое терпеть.

Но трудно быть невдумчивым, как дети,

по-детски плакать и по-детски петь…

 

   *   *   *

Вот хожу день за днём – ожидаю, естественно, чуда.

Но оно не приходит, и это, естественно, худо.

За строкою строка не летят мне навстречу, как птицы.

Значит, вновь надо ждать – и бродить по полям, и молиться.

Будут строки, я знаю, и будет мой дух наполняться.

Надо жить и творить, и греха празднословья бояться.

Будут строки, я знаю, как будут и травы, и птицы,

И людей моих близких такие родимые лица…

*   *   *

Чёрно-белая пашня предзимняя,

Над землёю летает снежок.

Будет много и снега и инея,

Будет белою горкой стожок.

Будет всё, будет всё, как положено.

И морозные ночи, и лёд…

Но душа будет не заморожена,

И порой вдохновенье придёт.

Кто-то греться поедет в Италию,

Будет там и творить и парить.

Ну а мы будем дома и далее

Тишину свою боготворить.

Зимнее утро

Прекрасный розовый восток!

А ночь была темна ужасно…

Я жизнь читаю между строк,

И между строк она прекрасна!

И сами строки хороши.

М о р о з и с о л н ц е – лучше нету!

Всё для души, всё для души…

Всё в помощь русскому поэту!

*   *   *

 

Родина моя заснежена.

Словно бы она обласкана

Белыми снегами нежными…

А весной – другими красками!

Родина моя затеряна

В наше время и заброшена…

Но с полями и деревьями

Родина моя хорошая.

Будет ли она украшена

Снова избами да пашнями?

Родина моя угашена

Тёмными годами страшными.

*   *   *

Ну что, моя Февронья, мы уже

С тобой выходим на большак с просёлка.

Мы старости с тобой на рубеже.

Вон старые стоят сосна и ёлка…

Но мы не знаем, как это у них,

А у людей – мы это точно знаем…

Такие думы – не у нас одних,

Мы все, мы все живём и угасаем.

Дай Бог нам эту участь претерпеть,

Дай Бог нам веры крепкой и участья…

А мы с тобой, Февронья, будем петь

Идти и петь про неземное счастье.

*     *     *

Нотные волны на берег судьбы набегают,

Музыка, музыка что-то душе говорит…

Много печалей, и дни наши тают и тают,

Но впереди что-то светит, мерцает, горит.

Что впереди – только музыка дивная знает.

И говорит, говорит, навевает душе.

А человек – понимает и не понимает,

Но эту музыку он не отпустит уже.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.