Юбилей "Немиги..."

Автор: Редакция "ЗР"

Nemiga 1 2019

Открыть юбилейный номер журнала в формате PDF

-Архив журнала по годам-

Вышел в свет первый в этом году номер  единственного в Беларуси журнала русской литературы "Новая Немига литературная". Выпуск знаковый -- исполнилось ровно двадцать лет со дня выхода в свет первого номера издания. Как отмечает во вступительной статье главный редактор журнала, известный поэт Анатолий Аврутин, который руководит "Немигой..." со дня ее основания, "трудно перечислить авторов из различных уголков земного шара, произведения которых за эти годы были помещены на страницах издания". Вот и на сей раз география проживания тех, чьи произведения вошли в юбилейный номер, несмотря на всю строгость отбора, достаточно широка. Яркие молодые дарования из Минска -- поэты Илья Поклонский и Анна Мартынчик и прозаик Виктория Синюк своими произведениями буквально задают тон номеру, где со стихами выступают маститые поэты Александр Бобров, Геннадий Иванов, Иван Переверзин, Анатолий Пшеничный, Владимир Силкин из Москвы, Екатерина Полянская, Владимир Скворцов и Алексей Филимонов из Санкт-Петербурга, поэтесса из Подмосковья Валентина Коростелева, Александр Нестругин из Воронежской области, Екатерина Полумискова из Ставрополя, Виктор Фет из США...Несомненно, привлекут внимание читателей рассказ орловской писательницы Татьяны Грибановой "Китайские фонарики". Оригинальными прозаическими произведениями представлены наш земляк Иван Сабило, тульский писатель Алексей Яшин, прозаик из Германии Михаил Аранов... Известный писатель Владимир Батшев, главный редактор  выходящего  Германии журнала "Литературный европеец", на сей раз рассуждает в своей статье о современной русской зарубежной литературе. Прозаик Евгений Шишкин из Москвы  выступил в качестве публициста с материалом "Клеветникам "белеющих берез". В разделе публицистики помещен и материал Татьяны Жилкиной "Из небытия". Под рубрикой "Критика" опубликована статья постоянного автора журнала Людмилы Воробьевой  "Правда жизни и правда мира в поэме Анатолия Андреева "Ундина. Монолог Маринеско".

В разделе "Часовня" протоиерей Павел Боянков поместил материал "Черная" тайна "красной" души", а под  традиционной рубрикой "Армия" полковник Владимир Макаров -- полемическую статью "Зиссер против Эйзенштейна".

Предлагаем вниманию читателей поэтическую подборку поэта Александра Боброва, который именно в эти дни отмечает свое 75-летие. Присоединяемся к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра. А заодно напоминаем, что выписать журнал можно в любом почтовом отделении Беларуси.

Подписной индекс 00352.

 

------------------

 

Александр Бобров

 Александр Александрович Бобров– поэт, публицист, теле-радиожурналист, бард. Выпускник Литинститута и Академии общественных наук. Работал в «Литературной России», в издательстве «Советский писатель», в телекомпании «Московия». Секретарь правления Союза писателей России. Автор свыше 40 книг поэзии, прозы, публицистики. Кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики Московского государственного университета культуры и искусств, член-корреспондент Академии поэзии, член редколлегии газеты «Советская Россия» и журнала «Русский дом», лауреат премии имени Дмитрия Кедрина «Зодчий», премии им. Алексея Фатьянова «Соловьи, соловьи…», премий «Имперская культура», им. Николая Гумилева, «Слово к народу» и др. Живет в Москве.

 Nemiga 1 2019 3

НАКАНУНЕ

 

      ОТСВЕТ ОДИНОКОЙ СВЕЧИ

В пустом католическом храме,

Где льётся не греющий свет,

Где нет никого между нами

(А чувства – давно уже нет),

Я вспомнил о прошлых дорогах,

О клятвах в начале пути,

Но всё утонуло в упрёках,

В банальностях…

Боже, прости.

Я в ящик бросаю монету,

Беру не родную свечу

И чиркаю спичкой…

За эту

Судьбу помолиться хочу,

За тропку в заснеженном поле,

За нежность руки на плече,

За отсвет надежды и боли

В моей одинокой свече.

 

      НАВЕЧЕРИЕ РОЖДЕСТВА

Я всегда хоть на мгновенье

Вспоминаю в эти дни

Запах ели, вдохновенья

И малеевской лыжни.

Не осталось даже фото

Нас, успешных, молодых…

Перечислю – мне охота! –

Многих нет уже в живых:

Поликарпов и Устинов,

Юрий Коваль и Кушак -

Не делю их, но постигну,

Кто мне друг, а кто лишь так…

Там – Личутин и Куняев,

Там – Дагуров и Бобров…

На снегу в футбол гоняем,

Выпиваем - будь здоров!

Мы в одной стране творили,

Чтоб за совесть – не за страх,

Не о «бабках» говорили,

А о бабах и стихах…

Нет Малеевки любимой,

В перелесках – никого,

Лишь бесшумный лёт совиный…

Скоро полночь. Рождество.

 

РАРИТЕТ

… А мы ведь вначале верили,

Что крепкая будет связь.

Звонил я тебе из Венгрии,

Монетами запасясь.

Услышать твой голос вкрадчивый

И тихий, призывный смешок.

Гулял я с друзьями вскладчину

И пить в одиночку мог.

Ты думала: всё – я конченный,

С катушек слечу совсем…

А код для России кнопочный –

Джеймс-бондовский: 007.

Теперь тебе так не кажется,

Ты ждёшь моего звонка,

Но в век вездесущих гаджетов

Ты – дальше, чем далека.

Деревья качают ветками,

Давно уж не хочется пить.

Смотрю: раритет с монетками,

Да некому позвонить…

 

      ЗИМНЕЕ

Пустынный аквапарк…

Цветные горки вьются,

Но что-то здесь не так,

Коль дети не смеются.

Ещё стоит вода

В бассейне приводненья,

Ясна и холодна,

Как отсвет настроенья.

Приехал в несезон,

Как часто доводилось,

Но если был влюблён -

Вся Венгрия светилась.

Темнеет.

Я рискну

Без песен и гитары

Услышать тишину,

Как говорят мадьяры…

 

      ВЕНГЕРСКИЕ ВОРОНЫ

Венгерские вороны чёрные –

Брюнеток-мадьярок черней,

Железом и кровью учёные

С лихих исторических дней.

Ветра придунайские дунули –

Им слышится шорох шагов

Действительных или придуманных

Османских и русских врагов.

Цвела и страдала Хунгария,

Горела и горе несла,

И серого им не подарено –

Лишь смоль пропитала крыла.

Усилили карканья резкие

Церквей реформаторских медь.

А как им остаться венгерскими? –

Враждебно и дерзко смотреть…

 

      СРЕДИ ЕВРОПЫ

                 Тибору Кисс

Куда б меня ни занесло,

Знакомств – на выбор.

Снимает в Хайдусобосло

Фотограф Тибор.

Он, лучший мастер в городке,

Берёт копейки,

А я в московском далеке

Возьму наклейки

И сразу вспомню встречи с ним –

Они не ярки:

Чуть-чуть по-русски говорим

И по-мадьярски.

Но это – очень добрый знак:

Совпали тропы.

Два человека.

Просто так.

Среди Европы…

Хайдусобосло-Дебрецен-Москва

 

      К ВОПРОСУ ПРО ТАРУСУ

Стихотворство - дело вкуса.

И ещё в начале дня

«С чем рифмуется Таруса?» -

Вдруг спросили у меня.

В горку трудно шла старуха,

Долго горбилась в окне,

И районная Таруса

С ней рифмуется вполне.

Тонем в жизненных вопросах,

«Денег нет, но вы…» -

Дебил!

И турусы на колёсах

Телевизор городил.

Тоже рифма, как ни грустно,

Но нельзя скисать совсем!

С чем рифмуется Таруса?

С Русью, с хрустом…

Да со всем…

 

      ОДИОЗНОСТЬ ПОЛУКРОВКИ

Трудно спорить без поллитровки

Погружаясь во тьму веков….

«Одиночество полукровки» -

Написал Владислав Сурков.

О себе, кардинале сером?

Нет, о нашей России, друг!

Где бесспорно поэтом первым

Признаётся арапа внук.

Где Словарь языка живого

Собирает датчанин Даль,

Где поляк Достоевский снова

Предсказал бесовскую шваль.

Где нельзя описать словами

Ожиданье бескрайних равнин,

Где уверено: «Мы – славяне!»

Говорил великий грузин.

Где бесспорным художником русским

Остаётся еврей Левитан…

С этим взглядом кремлёвско-узким

Трудно выдержать в битве стран,

Разве можно судить по крови,

Географии и себе? -

Лишь по вере и по любови,

Лишь по выбору и судьбе!

 

СОСНА У СЕЛЕНЬЯ БОБРОВКА


Ветрам подпевает негромко,
Где тает Вуокса во мгле -
Сосна у селенья Бобровка
На финской когда-то земле.

И озеро – в прошлом: Суванто,
Деревня на нём: Пурпуа -
Хранила фамилию брата,
А ныне ушла в никуда…

Но время не мчится линейно –
Петляет, как русло реки –
От ДОТов лесных 
                     Маннергейма
До питерской странной доски.

Так что же, в забвенье уроним
Шеренгу заветных имён,
И память об асе-Герое,
И шелест победных знамён?

Порой эти думы несносны…
Горит самолёт вдалеке,
Где самые старые сосны
На финском шумят языке…

 

     БОТЕЛЬ «МАРИНА»

Есть дебаркадер в Братиславе,

Под самым Замковым холмом,

Он будит мысли не о славе –

А о немеркнущем былом.

Средневековая картина

В иллюминаторе со мной.

У каждого была Марина,

Кто жил поэзией самой.

Пути и встречи вспоминая,

Уверюсь в выводе простом:

Марина – как вода Дуная,

Несущаяся за бортом.

Но есть особая Марина,

В дороге думаю о ней.

Волнует светлая стремнина

И чувство – крепости древней…

 

      НА ПЛОТУ

                 Сергею Ермолаеву

Был ведущим всегда – не ведомым.

Нет на стрежне дороги назад.

Эти крупные звёзды над Доном,

Словно чистые слёзы, дрожат.

Было пролито здесь их немало,

Мы о них забывать - не вольны!

Две волны берега накрывало,

Две великих кровавых волны.

Но надежды костёр не истлеет.

Нас бодрит седина на висках,

Даже хищная рыба светлеет

На донских и белёсых песках.

Нас опять понукает дорога,

Мы покуда легки на подъём,

Заводи-ка «Ямаху», Серёга,

«Вниз по батюшке Дону» – споём!

 

      ВСТРЕЧА В ХЕВИЗЕ

На изумрудном берегу,

Где в озере тепло купаться,

Так радуюсь, что я могу

Ещё шутить и увлекаться.

И увлекаться, не шутя,

Хотя порою безответно…

Елена, Питера дитя,

Припомни хевизское лето

И нашу встречу у цветов,

Красивых, но аляповатых.

Я был не очень- то готов

Искать святых и виноватых,

Но этот взор и гибкий стан,

Как в старых песнях выражались,

Толкнули на самообман,

Где в глади вод

                               мы отражались.

Не знаю, что судьба решит,

Что скажешь ты

                     на взгляд мой ждущий…

Как время медленно спешит

До встречи северной, грядущей.

 

В ПУТИ

Быть может, жизнь – сплошной обман,

Но в спешке запоздалой

Я ввергнулся в густой туман

За Вишерой за Малой.

Мой поезд движется к Неве

От малых рек Валдая –

К прощальной летней синеве,

В тумане пропадая.

Летуча утренняя власть,

Как подобает лету,

Но только ты не дай пропасть

Московскому поэту.

Под Колпино сияет свет,

Туман остался дома,

И видится твой силуэт

На кромке окоёма.