О сущности конфликта "белорусские националисты vs. западнорусисты"

Автор: Кирилл Аверьянов

В продолжение дискуссии, вызванной статьёй А.Ю.Бендина «Белорусские националисты и «западнорусизм»: опыт взаимоотношений», вслед за отзывом на неё Дмитрия Куницкого, в которой представлена консервативно-религиозная (с элементами сталинизма) точка зрения  на белорусский национализм, предлагаем вниманию наших читателей статью Кирилла Аверьянова, в которой он рассматривает вопросы, поднятые А.Ю. Бендиным, с противоположной Д. Куницкому позиции, выражая взгляды одного из направлений современного русского национализма, которое огульно критикует все советское прошлое. Следует отметить, что проект «Западная Русь» стоит на умеренно-центристских позициях, которые  представлены в том числе и в работах Александра Бендина.

 


 

 Прочитав статью «Белорусские националисты и «западнорусизм»: опыт взаимоотношений», написанную уважаемым мной историком Александром Юрьевичем Бендиным, я пришёл к выводу, что не могу оценить её однозначно. С одной стороны, я полностью разделяю точку зрения автора относительно белорусского национализма, с другой – не могу согласиться с его оценкой национализма как такового.

Начнём с белорусского национализма. А.Ю. Бендин очень точно подметил, что в «конкретных проявлениях, вытекающих из националистического морального императива «свядомых»» отчётливо видны «поведение и призывы, ведущие свою преемственность от репрессивной практики советского прошлого». С моей точки зрения, это объясняется большевистским генезисом белорусской государственности и белорусской сепаратной идентичности. Одним из отцов-основателей нации «свядомых белорусов» по праву можно считать И.В. Джугашвили-Сталина. Занимая в начале 20-х годов пост наркома по делам национальностей, он, по сути, выступил в роли главного архитектора насильственной «белорусизации» (дерусификации) созданной большевиками белорусской советской республики. Вот фрагмент из речи «отца народов» на 10 съезде РКП(б):

«Далее, я имею записку о том, что мы, коммунисты, будто бы насаждаем белорусскую национальность искусственно. Это неверно, потому что существует белорусская нация, у которой имеется свой язык, отличный от русского, ввиду чего поднять культуру белорусского народа можно лишь на родном его языке… Лет пятьдесят тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же самое будет с Белоруссией, в городах которой всё ещё преобладают небелорусы».

Осознавая весомый вклад Джугашвили-Сталина в реализацию идеи белорусской самостийности, «народный поэт» Янка Купала написал в его честь множество панегириков, в одном из которых есть такие строчки:

Звіні звонка, мая песня,

Ляці вышай, далей!

Беларускую дзяржаву

Збудаваў нам Сталін!

В этой связи нет ничего удивительного в том, что у сегодняшних белорусских националистов (самых разных сортов) имеются «родимые пятна» сталинизма с его постыдными доносами и параноидальном поиском «врагов народа».

Что касается национализма как политической идеологии, то мне категорически не близка приведённая А.Ю. Бендиным позиция Эли Кедури, назвавшего национализм «величайшей нелепостью нашего времени». Я полагаю, что успешным сегодня может быть лишь то государство, в котором нация, понимаемая в качестве культурно гомогенного сообщества, выступает источником суверенитета, преимущественным объектом лояльности и предельным основанием легитимности власти. То есть национальное государство – наиболее оптимальная форма политического существования в сегодняшних реалиях.

Однако «белорусчина» (или «литвинство») не является единственным национальным проектом, претендующим на территорию Белоруссии. До революции в России довольно успешно развивалась концепция триединого русского народа, в рамках которой белорусам отводилось место самобытного русского субэтноса (в Белоруссии общерусская доктрина нашла выражение в западнорусской идеологии). Имевший белорусские корни Ф.М. Достоевский так определил формулу русского национализма: «Хозяин земли Русской – есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это всё одно) – и так будет навсегда».

Следует отметить, что воплощение в жизнь идей русского национализма самым непосредственным образом было связано с Белоруссией. Как писал в одной из своих работ сам же А.Ю. Бендин:

«Реформы М.Н. Муравьева, соответствовавшие критериям модернизации (образование, социально-экономическая и административно-правовая эмансипация) представляли собой политическую форму идеологии русского национализма, в качестве идеологов которого выступали М.Н. Катков и А. Ф. Гильфердинг, И. С. Аксаков. В качестве идейной мотивации для проведения реформ в пользу русского населения [Северо-Западного] края эти публицисты и ученые указывали на общерусскую этническую солидарность, конкретным проявлением которой должно было стать восстановление исторической справедливости по отношению к угнетенному белорусскому народу».

Также можно вспомнить принятый по настоянию последовательного русского националиста П.А. Столыпина Закон о западном земстве, который ввёл выборные земские учреждения в Витебской, Минской, Могилевской, Волынской, Киевской и Подольской губерниях, ограничив при этом допуск поляков к участию в земском управлении и предоставив избирательные преимущества русским людям (белорусам и малорусам).

О популярности местной идеологии русского национализма (западнорусизма) среди жителей дореволюционной Белоруссии красноречиво говорит тот факт, что убедительную победу на выборах депутатов Государственной думы Российской империи в белорусских губерниях одерживали представители правых и националистических партий, выступавших за национальное единство велико-, мало- и белорусов.

После катастрофы октября 1917 года общерусский национальный проект был объявлен вне закона, а белорусский национализм, напротив, получил легитимацию. Большевики создали первое в истории белорусское государство – БССР, преобразованные в 1991 году в «незалежную» РБ.

Таким образом, сегодняшнее противостояние «белорусские националисты vs. западнорусисты», на мой взгляд, следует рассматривать, во-первых, в контексте продолжающейся борьбы между «красными» и «белыми», а во-вторых, как соперничество местечкового и общерусского национализмов.

Кирилл Аверьянов

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.