• "Теория" Империи

    Игра-стратегия Многие серьёзные политологи, как на Западе, так и в России последнее время всерьёз задумались о кризисе современного мироустройства, построенного на национальных государствах. Это не удивительно в условиях сегодняшнего мирового кризиса.

    Глобальную экономику, царствующую на планете, давно не удовлетворяет существующая политическая надстройка. Это классическая революционная ситуация - когда хозяева ресурсов не могут выстроить гармоничные отношения с власть имущими. То, что власть и деньги две стороны одной медали – аксиома.

  • Бой под Миловидами 22 мая (3 июня ст. ст.) 1863 г. как пример идеологической арифметики

    Памятник русским солдатам под Миловидами.Белорусские интеллектуалы составили ТОП-10 побед белорусского оружия, состоящий в основном из мифов о победах над Россией.  Среди этих побед указан и бой возле деревни Миловиды во время польского восстания 1863 года. Заслугу миловидовской победы пытаются приписать К. Калиновскому – мифологизированному персонажу, которого превратили из польского повстанца в белорусского национального героя.

  • Историческое мифотворчество

    Фельдмаршал Суворов в опале.Художник Л.Вашля.К 280 летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова (13  ноября 1730)

    Данная статья написана в 2007 году и некоторые приводимые данные устарели, но  она не потеряла актуальность и сегодня.

    С недавних пор в Беларуси начата масштабная кампания по дискредитации российского полководца А.В. Суворова, чье имя исторически оказалось связанным со строящимся в Кобрине православным Свято-Христорождественским храмом-памятником 60-летия освобождения Беларуси.

  • Конструирование исторической субъектности в современной историографии

    Николаос Гизис. Аллегория истории, 1892 г.Современные белорусские исследователи, отчасти выполняя госзаказ, отчасти по собственным политическим убеждениям, пытаются сконструировать белорусскую субъектность в каждом моменте исторического процесса. И если с современностью всё понятно – сейчас существует белорусское государство, признанное в мире и входящее в ООН, то с прошлым возникает ряд проблем. И самая главная – найти место белорусов в истории. На повестке дня стоит вопрос, кого считать белорусом и что считать Белоруссией.

  • Псевдонаучная и неоязыческая риторика в среде российских соотечественников в Белоруссии (на примере текстов Н.М. Сергеева)

    Фейковая «Звезда Руси» неоязычников, которая пропагандируется на сайте соотечественников при российском посольстве в Минске.В новых постсоветских государствах стали появляться общественные организации, пытающиеся сохранить идентичность  в изменившихся условиях. Однако попытка сохранения, а тем более возрождения традиций столкнулась с огромным количеством полуинтеллектуальных конструкций, отсылающих к политической, этнической, конфессиональной и прочим мифологиям.

  • Сто тысяч королей, потерявших два государства

    «Новый шляхтич» примеряет Слуцкий пояс под портретом польского магната Игнатия Завиша. Увы, но для «новой белорусской шляхты» эти пояса стали не просто музейными экспонатами, а такими же идеологическими фетишами, как и для польско-литовской прошлых веков. Эти восточные пояса были символом сарматизма - идеологии избранности и отличия шляхты ( якобы потомков завоевателей сарматов) от покоренного ими славянского быдла Польши и Руси.
    В последнее время на белорусских просторах, особенно в кругах интеллигенции, стало модным искать «благородные корни» в родословных. Вот уже и в наши дни в  некоторых сегментах политического лексикона запестрели словечки именно из шляхетского обихода: «быдло», «болото», «быдлятина», «хамский народ». Правда, с добавлениями, относящимися уже к новейшему времени, – «колхозники», «креолы».

  • Царь-голод. Факты против мифов.

    Тема голода в Российской Империи позднего периода не пользуется большой популярностью среди современных историков-«аграрников». Причины такого положения дел до конца не ясны. Возможно, «царский голод» оказался в тени иных сюжетов аграрной истории России и СССР — прежде всего, Столыпинской реформы и голодовок советских лет, изучение которых ведётся достаточно активно. Конечно, появляются исследования, посвящённые отдельным аспектам «голодной» тематики, однако приходится констатировать, что в целом она незаслуженно обойдена серьёзными научными исследованиями.