ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Святой Преподобномученик Афанасий Брестский

 

Статья из «Американско-Русского Календаря» (Russian Almanac), который с 1909 по 1956 ежегодно выпускался «Русским братством» в Филадельфии, штат Пенсильвания. Это братство объединяло эмигрантов русинов из Подкарпатской Руси. Календари печатались в типографии газеты «Правда» (Pravda Press), принадлежавшей Обществу Русских братств в Соединенных Штатах Америки «United Russian Orthodox Brotherhood of America» (сохранена орфография первоисточника).

(Материал из архива исследователя галицко-русской старины Рональда Андерссона (Швеция) прислан Владиславом Гулевичем.)

 


 

 

Св. Преподобномученикъ Аѳанасі Брестскій

 

СВ. АѲАНАСІЙ Брестскій происходилъ отъ благородной и благочестивой фамиліи Филипповичей и былъ на столько образованый, що добре зналъ латинскій и польскій языки и могъ учити имъ другихъ. Въ 1622 року канцлеръ литовскій Левъ Сапѣга приказалъ Аѳанасію Филипповичу быти «инспекторомъ» и учителемъ въ литовскомъ мѣстѣ Брестѣ, въ Симеоновскомъ монастырѣ, шляхтича Ивана Лубы, мнимого сына польки Марины Мнишекъ. Іезуиты и поляки черезъ 7 лѣтъ взяли того Ивана Лубу и. по волѣ польского короля Сигизмунда, фанатичного паписта, принялись втолковывали ему, що онъ не есть сынъ польского шляхтича изъ Подлѣсья, а есть Московскій царевичъ Иванъ Дмитріевичъ. То было тяжкое время для Руси, коли польскіе паны и іезуиты фабриковали самозванцевъ для русского престола и сами польскій короли домогались быти царями русскими. Але минуло тое лихо и сама Польша сгинула: ей погубили тѣ-жъ сами короли та іезуиты съ своею злочестивою уніею, котору такъ хотѣлось имъ накинули всему русскому народу.

Въ 1628 г. Аѳанасій Филипповичъ принялъ монашество въ Виленскомъ Свято-Духовскомъ монастырѣ. Отсюда онъ перейшолъ на жительство спочатку въ Кутеинскій, а послѣ въ Межигорскій монастырь.. А якъ онъ былъ въ жизни благочестивый и человѣкъ ученый, то его поставили намѣстникомъ Дубовскаго монастыря, шо подъ г. Пинскомъ, и возвели въ санъ священства. Въ 1636 г. литовскій канцлеръ Радзивиллъ отдалъ православный Дубовскій монастырь іезуитамъ, и тѣ выгнали отсюда православныхъ монаховъ. Аѳанасій перешелъ тогда въ Купятицкій монастырь, недалеко коло города Пинска.

Купятицкій монастырь, шо въ селѣ Купятицахъ, былъ извѣстный своею чудотворною иконою Богородицы, изображенной по серединѣ креста. Та икона послѣ была перенесена въ Кіевъ въ Софійскій соборъ. Монастырь былъ построенъ на мѣстѣ, где колись стояла церковь. Ту церковь розрушили во время одного своего набѣга татары. Но на мѣстѣ ей стала являтись въ пламени икона пресв. Богородицы. Усердіемъ благочестивыхъ христіанъ — вдовою Бойка и сыномъ еи Василіемъ Коптемъ и былъ воздвигнутъ тутъ монастырь въ 1628 году.

Въ Купятицкомъ монастырѣ Аѳанасій имѣлъ таке видѣніе: ему представилась огненная пещь, въ которой онъ побачилъ трехъ грѣшниковъ — папского нунція, польского короля Сигизмунда и гетмана Сапѣгу — гонителей православія. Сіе видѣніе бачилъ изъ всей братіи монастыря еще благочестивый игуменъ Иларій.

Въ 1637 году игуменъ и братія монастыря отправили Аѳанасія Филипповича въ Бѣлоруссію и отсюда въ Москву, для сбора пожертвованій на постройку нового храма въ монастырѣ. Передъ выходомъ изъ монастыря Аѳанасій попрощался съ братіею и войшолъ въ церковный притворъ положити нѣсколько поклоновъ. Изъ притвора было оконце въ церковь. Дивлячись черезъ оконце на чудотворный образъ. Аѳанасій почалъ молитися. Наразѣ зробился якійсь шумъ въ церкви. Аѳанасій въ страху отскочилъ отъ оконца, но потомъ, устыдившись своего страху, снова подойшолъ къ нему и, дивлячись на образъ, воскликнулъ: «о. Пречистая Богородице, буди со мною! » И въ отвѣтъ на то почулъ изъ церкви голосъ: “иду и я съ тобою! » Вслѣдъ за тѣмъ онъ побачилъ на клиросѣ діакона Неемію, который за нѣсколько лѣтъ передъ тѣмъ умеръ. “Иду и я при своей Госпожѣ», сказалъ діаконъ Неемія..

Собираючи подаянія на храмъ въ Шкловѣ, Могилевѣ и другихъ городахъ Литовскихъ. Аѳанасій съ великими трудностями въ Февралѣ 1638 года добрался до Сѣвска. Тутъ въ тѣ часы тѣснилось множество запорожскихъ Козаковъ, утѣкавшихъ изъ Польши и Литвы. На Украинѣ тогда пановало возстаніе Козаковъ, боронивтихъ свою православную вѣру противъ поляковъ. Но козакамъ въ немъ не посчастливилось: поляки ихъ розбили и многіи изъ нихъ поутѣкали въ земли Московскаго государства.

Не далеко отъ города Сѣвска. за селомъ Погребами, Аѳанасію снова было видѣніе: найшла хмара и изъ неи было чути голосъ, повелѣвавшій ему сказати царю русскому Михаилу, шо при помощи Купятицкой Богоматери онъ побѣдитъ своихъ вороговъ — поляковъ.

Будучи въ Москвѣ, св. Аѳанасій жилъ на Ордынцѣ (улица въ Москвѣ). Царь Михаилъ Ѳеодоровичъ осыпалъ его своими милостями. Аѳанасій розсказалъ ему про тѣ преслѣдованія и кривды, якіи творили поляки и уніяты въ Польшѣ надъ православными, щобы только заставили ихъ приняли католичество, або унію, и молилъ Царя заступились за несчастныхъ православныхъ, отъ которыхъ позаберали церкви Божіи, на которыхъ силою накладаютъ Римске ярмо.

По возвращеніи изъ Москвы, Аѳанасій братіею Брестского Симеоновского монастыря былъ выбраный въ игумена. "Нема що робити, — писалъ Брестскимъ монахамъ игуменъ Купятицкій Иларій, — съ тяжкою скорбію отпускаю къ вамъ Аѳанасія — половину' мене самого. Сопостраждите съ нимъ, да со Христомъ воцаритеся».

Въ то время унія дуже росширилась въ Брестѣ и уніаты стали посягали на монастырске имущество. Прибывши въ Брестскій монастырь. Аѳанасій сейчасъ-же выступилъ на борьбу съ уніатами за права своего монастыря на владѣніе своимъ маеткомъ. И въ церкви и всюда, где только и якъ только можно было, онъ поучалъ, що унія есть врагъ русской вѣры, що она роздѣляе Русь, опасна для Восточной церкви, грозитъ благочестію народа и т. д. Въ то-же время ему удалось найти въ монастырскихъ бумагахъ и формальное доказательство монастырскихъ правъ. Онъ представилъ его въ судъ и добился новой привиллегіи для Брестскаго монастыря, котора за королевскою подписью подтверждала старыи права его. Одного не удавалось ему добитись: ни князь — канцлеръ, ни ксендзъ — подканцлеръ не захотѣли приложили печати къ тому документу. Они прямо сказали Аѳанасію: “будьте, уніатами, тогда все для васъ зробится, а иначе знайте, що намъ подъ клятвою папежъ велѣлъ не допускали распространялися греческой вѣрѣ въ сихъ мѣстахъ”.

Тяжкій то были времена! Папа Пій IV Справдѣ повелѣлъ королю польскому Сигизмунду 2. Августу, любы "всѣхъ еретиковъ, схизматовъ и противниковъ католической вѣры, а также тѣхъ, кои окажутся ихъ союзниками, приводили всѣми мѣрами (! ) къ общенію и единству съ папскимъ престоломъ, а упорствующихъ — объявляли внѣ закона, лишали всякихъ правъ и безпощадно истребляли”. И тое повеленіе папы Польша выполняла якъ только можно.

"Бѣдны жители городовъ Люблина, Соколя, Пинска, Оргии, Кобрина, Бреста, Бѣльска и другихъ городовъ и мѣсточокъ вопіютъ, — говорить Аѳанасій въ своемъ “Діаріушѣ” — що дѣти живутъ безъ крещенія, взросли не вѣнчаны, хворы умираютъ безъ сповѣди и св. причастія, умерши погребаются въ ночи тайно, и то въ полѣ, огородахъ или погребахъ. Се. — пише Аѳанасій, — горше турецкого рабства! ” — И си страданія православныхъ происходили отъ того, що они ніякъ не хотѣли пріймати уніи. Ихъ за то поляки терзали и мучили горше, якъ поганы язычники мучили первыхъ христіанъ. Ихъ губили въ темницахъ, подъ сокирою ката и на шибеницѣ. Имъ не вольно было совершали требы у своихъ священниковъ: дѣтей имъ приказовали крестити у уніатовъ; у нихъ отберали церкви и передавали ихъ уніатамъ або католикамъ, а то и просто жидамъ въ аренду отдавали, и жиды роспоряжались не только православными церквами, но и ризами и св. сосудами: жидовки надѣвали на себе священническія ризы, а изъ чашъ церковныхъ жиды пили вино на свои праздники; если-жъ православны хотѣли служити обѣдню въ своей церкви, то мусѣли платити за то жидови, шо той хотѣлъ. Особенно жестоко преслѣдовали католики и уніаты православныхъ священниковъ. По разнымъ ложнымъ доносамъ ихъ судили, заковывали въ цѣпи, выгоняли изъ парохій и часто замучовали до смерти. Церкви православный одни розрушались, другіи обертались въ шинки, станѣ и т. д. Жаль стискае сердце, изъ очей слезы мимо воли льются, коли читаешь ту печальну исторію борьбы и страданій православныхъ за свою вѣру!

Личная борьба за православіе и страданія за него другихъ доставляли Аѳанасію много душевныхъ мукъ. Единственное утѣшеніе онъ находилъ въ непрестанной молитвѣ, и помощи ждалъ только отъ Бога. Однажды, читаючи акаѳистъ Богоматери, онъ почулъ таки слова отъ св. иконы: "иди слуга Сына моего, кажи смѣло королю и сенаторамъ на сеймѣ и требуй, щобъ унія навсегда была уничтожена и щобы сыны православной Церкви оставались въ покоѣ. Если не послухаютъ тебе, то судъ Божій постигне ихъ, — преданы будутъ во власть сильною царя и народа".

Повинуючись волѣ Пресвятой Богородицы Аѳанасій въ 1643 г. на главномъ сеймѣ въ Варшавѣ и въ сенаторской палатѣ въ присутности короля, подалъ жалобу отъ Церкви православной, голосно вопіючи о страданіяхъ, претерпѣваемыхъ ею, по злоухишреніямъ іезуитовъ, отъ уніи. На такую любовь Аѳанасія православной вѣрѣ католики отвѣчали тѣмъ, що стали надъ нимъ смѣялись, считали его сумасшедшими, били его и, наконецъ, заперли въ Варшавѣ на Долгой улицѣ въ темницу.

Выпущенный потомъ на свободу, Аѳанасій вернулся въ Брестъ. Но тутъ уніяты уже одобрали земли православного монастыря, и заботы о томъ, шобъ вернули ихъ назадъ, заставили игумена Аѳанасія поѣхати въ 1644 г. въ Краковъ. Тамъ онъ сталъ просили зашиты у пана Сапѣги, на землѣ которого онъ жилъ съ своею братіею. Но Сапѣга ніякой помощи ему не оказалъ. "Якое менѣ до того дѣло? ” сказалъ онъ — “Будьте уніатами, такъ и останете жити спокойно: а не хочете, то шукайте правосудія у своихъ старшихъ! ”..

Въ Краковѣ Аѳанасій познакомился, между прочимъ, съ посломъ русского царя княземъ Львовымъ и розсказалъ ему, що іезуиты скрываютъ у себе опасну для Руси особу — мнимою сына Марины Мнишекъ шляхтича Лубу Аѳанасій показалъ послу и письма Лубы, где онъ самозванно называетъ себе русскими царевичемъ. По волѣ царя, посолъ потребовалъ, щобы поляки выдали ему самозванца. Іезуиты и паны польскіи объявили тогда князю Львову, що Луба — бѣдный шляхтичъ, невинный ни въ чемъ, и Польша для того не можетъ выдали его. А Аѳанасія тѣмъ часомъ поляки заперли въ Краковску тюрьму и тутъ били и морили его голодомъ. И только коли русскіи послы перестали требовали выдачи самозванца Лубы въ Россію, только тогда и невинного страдальца св. Аѳанасія освободили они изъ темницы. Се было въ 1645 г.

Положеніе православія и православныхъ въ Польшѣ со дня на день ставало все горше и горше. Въ 1648 году на защиту ихъ выступилъ во главѣ Козаковъ Богданъ Хмѣльницкій. Вотъ якъ характеризуе онъ тогдашніи отношенія папизма до православія и объясняе причины козацкого возстанія:     «Причиною,

понудившою Козаковъ возстати на ляховъ, было не то, шо ляхи не по правдѣ отбирали у насъ села и домы, не то, що лишали насъ земной отчизны, и не то, що отягощали немилосердно работами, подобно Фараону (все то не отказались-бы терпѣти козаки), но то, що ляхи, принуждаючи отказоватись отъ православныхъ догматовъ и присоединятись къ заблужденію (уніи), злобнымъ юродствомъ раззоряли мысленныи селенія и домы нетлѣнныхъ душъ».

Когда возстаніе Хмѣяьницкого роспочалось, Аѳанасій, который и до того часу открыто возставалъ противъ уніи, теперь еще усилили свою проповѣдь и свои протесты противъ неи. Іезуиты, розумѣется, не могли простити ему того, — тѣмъ болѣе, що на памяти ихъ было еще свѣжимъ дѣло Лубы. Щобъ разъ на всегда избавитись отъ Аѳанасія, они задумали убити его. Аѳанасія взяли въ судъ прямо съ церкви, во время богослуженія. Между судьями брестского воеводства были и католицкій Луцкій бискупъ Гембицкій и князь Радзивилъ. Перше хотѣли обвинити Аѳанасія въ сношеніяхъ съ Хмѣльницкимъ, но то имъ не удалось, бо не было доказательствъ. Тогда бискупъ Гембицкій обратился къ Аѳанасію съ такими вопросомъ:

—    Ты проклинали св. унію?

—    Она есть проклятая. — твердо отвѣтилъ Аѳанасій.

Бискупъ польскій сказали тогда:

—    Завтра побачишь ты языки свой въ руцѣ ката.

Аѳанасій продолжали:

—    Знаю, що вы хочете умертвити мене, и я готовъ на смерть за правду. Конечно, отступники отъ святой вѣры (уніаты), надменный ложными просвѣщеніемъ, еще не малое время будутъ преслѣдовати исповѣдниковъ истины небесной; но настане время, когда въ Брестѣ и во всей окрестной странѣ процвѣтетъ православіе, и сіяніе его уже не померкнетъ: тамъ, где будетъ лежати тѣло мое, козни враговъ, отступниковъ отъ св. вѣры, будутъ безсильны:

Въ ночь съ 4 на 5 Сентября пришли къ Аѳанасію въ тюрьму іезуиты и стали убѣждати его приняти унію. Попробовали всякіи средства: и манили его обѣцянками, и грозили ему огненными муками, но не добились ничого. Неустрашимый праведникъ готовъ были и жизнь свою положити за вѣру православную.

Рано пришли въ тюрьму другіи люди, сняли съ Аѳанасія кандалы и повели его въ войсковый обозъ за Брестъ. Тутъ отдали его на росправу воеводѣ брестскому. Но воевода сказалъ имъ “На шо вы привели его до мене, якъ онъ уже у васъ въ рукахъ? Дѣлайте съ нимъ що хочете». Тогда польскіи гайдуки повели св. Аѳанасія до лѣса. За четверть мили отъ обоза, по дорозѣ до села Германовичи, они стали и взялись палити Аѳанасія огнемъ, заставляючи его отректись отъ проклятія, произнесенного имъ передъ тѣмъ противъ уніи. Аѳанасій твердилъ все одно: “що я прежде изрекъ противъ уніи, съ тѣмъ и умираю”: Одни гайдуки продолжали мучити его, а другіи тутъ-же копали ему могилу...

Папиштаки рѣшили, наконецъ, щобы одинъ изъ гайдуковъ застрѣлилъ Аѳанасія. Гайдукъ, на которого упалъ жребій стрѣляти въ мученика, перше просилъ прощенія и благословенія у него. Св. Аеанасій и простилъ и благословилъ своего ката. Прострѣленное двумя пулями, тѣло Аѳанасія не упало сразу, а опершись на сосну, еще нѣсколько минуть стояло. Тогда гайдуки отрубали голову отъ него и, кинувши его въ могилу, засыпали землею. Се дѣялось 5 Сентября 1648 г.

1-го Мая 1649 г. почитатели Аѳанасія, по указаніямъ одного отрока, случайно открывшего могилу мученика, выкопали изъ земли тѣло его. Оно оказалось нетлѣннымъ: только сорочка на немъ была порвана. Тѣло взяли и перевезли въ монастырь, и послѣ обычныхъ погребальныхъ обрядовъ, положили его открыто въ церкви св. Симеона Столпника (по распоряженію Св. Синода, Симеоновскій монастырь въ 1823 г. обращенъ быль въ приходскую церковь). Тутъ нетлѣнныи мощи св. Аѳанасія почивали больше 150 лѣтъ въ мѣдномъ гробѣ и славились, и до днесь славятся, чудотвореніями.

Вотъ для примѣра два розсказа изъ временъ не такъ давнихъ. Бывшій протоіерей Варшавского собора, а потомъ намѣстникъ Почаевской Лавры. Архимандритъ Амвросій, свидѣтельствуе слѣд. Въ 1856 г. Ноября 13 дня помѣщикъ Владимірской губ. Николай Александровичъ Поливановъ, вертаючись изъ-за границы: принужденъ былъ задержались въ Брестѣ по причинѣ тяжкой болѣзни своего десятилѣтняго сына Александра. Врачи заявили, що не могутъ уже спасти дитину отъ смерти, и несчастный отецъ позвалъ уже священника Брестской церкви Іоанна Маркевича для напутствованія умиравшого св. Тайнами. Съ тѣмъ разомъ онъ попросилъ священника отслужили молебенъ св. преподномученику Аѳанасію и приложили къ слабому мощи святого. Просьба его была исполнена, и того же дня, 14-го Ноября, якъ мощи святого коснулись тѣла, хорому стало легче и скоро онъ и совсѣмъ выздоровѣлъ. Въ благодарность за исцѣленіе сына Поливанова прислалъ для мощей св. Аѳанасія новую раку (гробъ) изъ чистого серебра.

14-го Мая 1860 г. совершилось чудо надъ протоіереемъ Василіемъ Соловьевичемъ. «У мене, пише онъ, отъ грыжи вышли внутренности, и по мнѣнію докторовъ, не было ніякои надѣи на мое выздоровленіе. На предложенную менѣ операцію, я не согласился, а пожелалъ отслужити молебенъ св. преподобномученику Аѳанасію и отдатися на волю Божу. Къ удивленію врачей, во время служенія молебна въ церкви, внутренности сами собою внезапно вошли въ свои мѣста и я выздоровѣлъ».

И сбылось пророчество св. Аѳанасія! Унія, противъ которой онъ такъ боролся и котора принесла такъ много зла и страданій православнымъ въ 17 и 18 столѣтіяхъ, исчезла съ лица земли Русской. Унія, которую ширили іезуиты въ королевствѣ польскомъ, сгубила саму Польшу.

Нехай се послужитъ урокомъ для гонителей православія въ Галиціи и Чехословакіи и тутъ въ Америцѣ! Унія есть дѣло людское, а не Божое: то ложь, а не правда. И якъ такая, она мусить сгинути, муситъ дати мѣсто правой вѣрѣ, дѣлу рукъ Божіихъ!

Протоіерей Іоаннъ Недзѣлънищій

Скан оригинала статьи в формате PDF

 

 

 

Комментарии   

 
+4 # Лазаренко Серьгий 22.05.2016 17:15
Какой чистый "белоРУССКИЙ язык" использует в своём Диариуше "литьвин" Афанасий Брестский. :lol:

Афанасия Брестского я считаю западноРУССКИМ Сергием Радонежского.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 136 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal

Антология современной западнорусской поэзииБелорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства  исторических источников

Отечественная война 1812 г. в истории БелоруссииЗападнорусский календарь