ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Религиозно-ценностная концепция в трудах старообрядцев и старорусских сектантов середины XIX-начала XX вв.

Доклад кандидата исторических наук Виктора Мищенко на конференции «Церковь и славянские идентичности».

В современном обществе всё большее значение приобретает социальный контроль над сознанием. Здесь очень велика роль языка, хотя могут использоваться и другие способы (визуальные средства массовой информации и др.). Эта роль в манипулировании сознанием может быть двоякой: важен и контроль с помощью языка, и контроль над языком. Известный историк, богослов и ведущий эксперт по проблемам экспанисии новых религиозных движений в России А.Л. Дворкин обращается к проблеме создания сектантского «новояза» как способа контроля адептов секты: «…Кто контролирует язык человека, контролирует и его сознание.

Так получилось, что язык, на котором сегодня говорит наша страна, - это совсем не тот язык, на котором говорим мы с вами, члены Православной Церкви. На самом деле сектанты впереди нас – они говорят на том языке, который понятен большинству. Люди сейчас не понимают таких простых слов, как, например, покаяние, грех, ересь, ответственность, благодать, догмат, святость, таинство, молитва, спасение и т.п., или вкладывают в них совершенно иной смысл» [3,С.52]. В данной связи актуальным будет обращение к историческим источникам по изучению духовного наследия «учителей старообрядчества», а также духовных лидеров старорусских сект, состоящим из мемуаров, записей дневникового и проповеднического характера. Необходимо выявить основные смысловые категории текстов, провести сопоставительный анализ категорий языка проповедей старообрядцев и  старорусских сектантов, что позволит определить иерархию ценностей, этические и поведенческие установки, формировавшиеся под влиянием «духовных учителей» у их последователей более ста пятидесяти лет назад.

 

 

При значительном объемах используемой информации возможно использование количественного анализа, или контент-анализа. Термин content-analysis впервые начал применяться и конце XIX – начале XX вв. в американской журналистике (Б.Меттью,А.Тенни, Д.Спид, Д.Улкинс) [10,С.174]. В 1920-1930 гг. количественные способы анализа текстов начали применять советские ученые В.А. Кузьмичев, Н.А. Рыбников, И.Н. Шпильрейн  [10,С.263]. Э. Морэн ввела в научный оборот термин «единица информации» - семантический блок, содержание которого отвечает на вопрос: «О чем говорится?» В результате перед исследователями открылась возможность изучать любые формы организации текстового материала, причем как на терминологическом уровне, так и на уровне фразы, абзаца, статьи и даже целых книг. Итак, контент-анализ представляет собой перевод в количественные показатели массовой информации (текстовой, аудиовизуальной, цифровой) с последующей статической обработкой.

Контент-анализ не отменяет необходимости обычного (т.е. содержательного) анализа документов. Первый дополняет второй, их сочетание углубляет понимание смысла любого текста. Контент-анализ позволяет обнаружить в документе то, что ускользает от поверхностного взгляда при его традиционном изучении, но что имеет важный социальный смысл. Принципиальное отличие этих методов анализа заключено в явно выраженной строгости, формализованности, систематизированности контент-анализа. Он нацелен на выработку количественного описания смыслового и символического содержания документа, на фиксацию его объективных признаков и подсчет последних. Кроме того, контент-анализ отличается от всех прочих способов изучения документов, тем, что он позволяет «вписать» содержание документа в социальный контекст, осмыслить его одновременно и как проявление, и как оценку социальной жизни.

Основоположником изучения трудов старообрядцев методом контент-анализа стал В.В. Керов.  Им был произведен контент-анализ идейного наследия протопопа Аввакума и «Истории Выговской старообрядческой пустыни» [4].

Немаловажным представляется факт, что ключевые слова в том или ином контексте становятся маркерами стиля, в тексте идеологической направленности – идеологемами, базовыми элементами, доминантами смысла, в которых – максимально сжата, сконцентрирована мысль автора. В этой связи веским и реальным нам представляется контент-анализ богословско-просветительских трудов старообрядческого епископа      Конона.

Конон, епископ Новозыбковский и Черниговский, в миру донской казак Козьма Трофимович Смирнов [2, С.21] (Дураков) [5], родился в станице Есауловской в 1798 г. Получив чисто старообрядческое воспитание и образование, рано пристрастился к чтению духовных книг и начал мечтать об аскетической уединенной жизни. Выйдя в отставку после военной службы и приняв иночество, поселился в простой землянке неподалеку от посада Лужки Черниговской губернии, где и прожил отшельником около пяти лет. В начале 50-х гг. XIX в. он переселился в Белую Криницу. В 1855 г.  20 октября был рукоположен в сан епископа на Черниговскую (Новозыбковскую) епархию, вскоре после чего отправился в Россию на место своего служения.

В 1858 г. Конон, находясь в Киевской губернии, был взят агентами правительства и в январе 1859 г. посажен в одиночное заключение в крепостную тюрьму Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря, где пробыл 22 года. Условия содержания старообрядческих священнослужителей в суздальской тюрьме были весьма суровыми. Холодные, тёмные и сырые камеры, крайне скудное «казённое довольствие», почти полная изоляция не только от внешнего мира, но и друг от друга. Сухие строки донесений тюремщика начальству свидетельствуют: «Присланные в арестантское отделение... были убеждаемы   мною   всеми   мерами   к   рассеянию   их   «заблуждений», но успеха на все делаемые мною им надлежащие вопросы я не получил...»; «Конон в течение истекшего полугодия,  с  7  апреля  по  7  октября,  делаемым ему как предшественником  моим,  так  и   мною   при   посещениях кротким   увещаниям   не   внимал   и   от   присоединения   к «православной» (то есть к новообрядческой. – ред.) церкви совершенно отказывался, считая законными как свои заблуждения, так и  «лжеепископский» сан» [8, С.83].

Освобождение последовало в 1881 г.,  епископ Конон, которому тогда было уже 82 года, так ослаб, что не мог идти сам, поэтому его вынесли из тюрьмы на руках. После освобождения исповеднику было запрещено поселяться в Москве, Петербурге и в «раскольничьих центрах». Местом постоянного жительства он избрал Владимир. На свободе  он  прожил  недолго,  проводя  последний  год земной жизни преимущественно в молитве и чтении Cвященного Писания.  Конон также  составил несколько богословских сочинений (например, ещё в заключении - толкование на 3-ю книгу Ездры). Он также  интересовался историей России, выписывал во Владимир все выходившие новые исторические сочинения. Не имея возможности ни ходить, ни сидеть, владыка Конон, полулежа в постели, не переставая, писал письма-наставления, как отдельным старообрядцам, так и целым приходам.

Архив епископа Конона хранится в отделе рукописей РГБ и состоит из автобиографии, дневниковых записей, переписки, а также сочинений проповедческого характера.

Среди сочинений Конона исследовались методом контент-анализа следующие работы: «О посте», «Об объедении», «О трезвлении», «О ярости», «Об умном делании», «О духовном оружии». Данные документы впервые вводятся в научный оборот.

Единицей анализа текста выступает слово (имя существительное или глагол), обладающее смысловой нагрузкой в контексте всего произведения. При подсчете повторяемости единиц информации обнаружено, что из 150 единиц повторяются дважды 64 ед., трижды – 33 ед., четыре-пять повторений – 28 ед., шесть-девять употреблений – 22, десять и более употреблений – 22 ед.

Группа слов, наиболее употребляемая в сочинениях епископа Конона, представлена в таблице.

Таблица 1

Единицы текста

употребляемые в сочинениях епископа Конона Новозыбковского٭

Единица текста

Варианты единицы текста

Количество употреблений

Бог

 

благодать

воздержание

грех

 

 

душа

делать

зло

мысль

пост

пища

похотение

смерть

 

сердце

тело

ум

человек

страсть

сласти

брань

божий

божественное

благость, благое

воздержимся

погрешить, согрешение, греховный

 

 

делание, деяние

злой, злоба

мысленное, помышление

питаться

 

 

смертоносная, мертво, умертвить

 

телесный

разум

 

20

11

15

11

11

11

11

11

10

20

23

10

10

10

 

12

13

22

12

14

10

12

Итого:                               22 единицы                     121 употребление

٭ Составлено по: НИОР РГБ. Ф.496. Оп.1.Д.6, 11.

 

Анализ ключевых слов позволяет констатировать, что преобладают в контексте номинации «Бог», «мысль», «пост», «ум» (с учетом однокоренных элементов). Следует подчеркнуть, что указанные компоненты являются репрезентами религиозно-философской корреляции «Бог-человек», где «мысль», «пост», «ум» – атрибуты человеческого, всем естеством своим устремленного к Божественному: «Пост есть закон и повеление божие, и нехранящи, но преступающих сей закон божий, преемлет во свою власть Диавол, и мучит их, якоже злой мучитель» [5,С.97], «Сиречь уставити себе правило о воздержании чрева премудро и разумно, в недвижими седалиши и не исходным жительстве и непрестанным упразднении (и диавол возмущающих ум) и поучении божим» [5,С.97], «Сюду глубочайшая таинственная (тайных) разумения, неже мысль, постигает силою божественных словес и внутреннего движения, бывающего в душе и различие духовных сил и истинных занятий от суетных мечтаний»[ 5,С.97].

Кроме того, другие приведенные нами номинации, представляют собой понятия, соотнесенные либо с человеческой добродетелью (благодать – 15, воздержание, сердце – 12), либо с греховностью (зло – 10, похотение – 10,  страсть – 14, брань – 12). «Начало плодоносия есть цветы, начало же блюдения ума есть воздержание брани, и пития, и всех помыслов отречение и поставление, и безмолвие сердечное» [6, С.3].  Преобладают, очевидно, последние. Это объясняется тем, что внутренняя борьба с греховной страстью постоянна и бесконечна. «Эта брань непрерывна, и воинам христовым необходимо всегда носить на себе оружия свои. Нет возможности поиметь покой от этой брани ни днем, ни ночью, ни на едину минуту, но и когда едим. И когда пьем, и когда спим, или другое что делаем, можем находиться в самом жару брани. Враги наши бесплотны, и всегда стоят против нас, хотя мы их не видим, стоят, и со всею зоркостию присматриваются, не окажется ли где какой наш член обнаженным, чтобы вонзить в него свои стрелы и умертвить его. Тут невозможно укрыться в крепости или башне… Нельзя также убежать, избавиться от брани, или одному взять на себя борьбу за другого, но всякому вообще человеку необходимо вести сию брань или победить, и живу быть. Или быть побежденному и умереть без всякого сомнения» [6, С.4].  Главное, чтобы человек как созданный Богом, был победителем в этой борьбе, жестко и твердо усмиряя свою плоть, помыслы, действия.

Приведенный контент-анализ текстов свидетельствует как о традиционных христианских ценностях, содержащихся в проповедческих трудах епископа Конона, так и о его собственной религиозно-философской концепции. Основной идеей в произведениях Конона является борьба человека с собой, сопротивление грехам, борьба с жизненными тяготами. Социокультурная трактовка сопротивления как духовной активности, меры спасения истинного православия преобразовалась в практической деятельности старообрядцев в этику труда и мирской аскезы.

Выбор следующего исторического источника – «Похождения» и «Страды» Кондратия Селиванова – объясняется его особой значимостью для скопческой веры. Исследователь А.А. Панченко определяет эти тексты как «наивную литературу». Они репрезентируют «чистую религиозную практику, не осложненную книжностью и институциональными отношениями. Перед читателем «Похождений» и «Страд» предстает литература, которая не знает о своей литературности, и не стремится быть литературой, формируя собственную альтернативную культурную практику» [9, С.388].

Скорее всего, «скопческое евангелие», как нередко называют   «Похождения» и «Страды», было записано именно в «петербургский период» деятельности Селиванова – или им самим, или с его слов. В своей монографии «Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект» А.А. Панченко публикует текст «Похождений» и «Страд» Кондратия Селиванова по архивному списку конца XIX – начала XX вв. из коллекции В.Д. Бонч-Бруевича с минимальной эдиционнной правкой. Этот текст и был использован для процедуры контент-анализа.

При подсчете единиц текста обнаружилась следующая группа слов, наиболее часто употребительных в сочинениях К.Селиванова.

Таблица 2

Единицы текста употребляемые в сочинениях К. Селиванова٭

Единица текста

Количество употреблений

Значение единицы текста٭٭

Бог

37

1)  Верховное всемогущее существо, управляющее миром

2)  В христианстве: триединое божество, творец и всеобщее мировое начало

Братец

27

Человек близкий по духу, деятельности,  член религиозного братства (ласкательная форма)

Отец Небесный

25

1)                        В высоком значении Бог

2)                        Человек, обличенный властью заботящийся о младших

Крест

23

1)                        Символ христианского культа

2)                        (переносн.) Страдание, испытание

Искупитель

18

Избавитель от бедствий, несчастий, заслуживший прощение

Возлюбленные

12

Горячо любимые люди (устаревш.)

Чистота

11

1)                        Нравственная безупречность, честность, правдивость

2)                        Освобождение от грязи, каких либо наслоений

Пророк

11

Избранник бога на земле, открывающий его волю и смысл истории

Моление

9

1)                        Обращение к Богу с молитвой

2)                        Страстная просьба

Тело (плоть)

8

1)                        Отдельный предмет в пространстве

2)                        Организм человека или животного в его внешних физических формах

Душа

6

В религиозных представлениях сверхъестественное, нематериальное бессмертное начало в человеке, продолжающее жить после смерти

Лепость

6

Красота (устаревш.)

Итого:

14 единиц          200 употреблений

٭Панченко А.А. Хлыстовщина и скопчество: Фольклор и   традиционная культура русских мистических сект. М., 2002. C. 477,490

٭٭ Приводится по: Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка 80 000 слов и фразеологических выражений/Российская академия наук. Институт русского языка имени В.В. Виноградова.-4-е издание, дополненное. М., 2003.

 

Обращает на себя внимание  более узкий набор смысловых единиц при наибольшей частоте употреблений, чем в исследуемых трудах епископа Конона. Особую группу образуют преобладающие в текстах ключевые слова «Бог», «Братец», «Отец Небесный», которые указывают на патерналистские воззрения сектантов, уподобляющие верховное всемогущее существо, управляющее миром, суровому отцу и покровителю. «… Богу Отцу своему Небесному верно служить», «Отцу Небесному угодно было испытать сына своего…». Интимно-личностная дистанция в обращении к последователям подчеркиваются словом «братцы», эпитетом «возлюбленные», хотя уменьшительно-ласкательные обращения к членам религиозного братства не применимы. Репрезентами корреляции избранничества служат смысловые единицы «искупление», «крест», «пророк». «И отдавши она мне крест, говорила пророкам: «Ступайте на округу и угадайте, у кого Бог живет». Тогда пророки пошли – искали по себе и по другим богатым и у первых людей, но ни у кого не нашли, а на меня и не подумали. Тогда Анна Романовна сказала им: «Для чего ж вы меня, Бога, не нашли, где я пребываю!» И подошедши ко мне, взяла у меня крест и сказала всем: «Зрите, возлюбленные, вот где Бог живет!»… Ты хотя будешь сослан далеко и наложать на тебя оковы на руки и на ноги, но по претерпении тобою великих нужд, возвратишься паки в Россею и потребуешь всех пророков себе на лицо и станешь судить своим судом, и тогда тебе все цари, короли и архиереи поклонятся и отдадут великую честь и пойдут к тебе народы всякого звания полками» [9, С.482].

Для понимания традиционализма идеологических установок скопцов обратимся к другому источнику дневнику скопца Ивана Максимова [1,С.73-79], содержащему описание событий 1907 г. В дневниковых записях выделяются следующие единицы текста.

Таблица3

Единицы текста употребляемые в дневнике скопца И. Максимова

Единица текста

Количество употреблений

Душа

21

Молитва

11

Брат

10

Искупитель

10

Батюшка

7

Дело

4

Итого:                 6 единиц                       63 употребления

 

Как видим, почти все приведенные номинации употреблялись в «Страдах» и «Пророчествах» К. Селиванова. Однако основной концепт произведений Селиванова «Бог» заменяется в дневнике скопца Максимова концептом «душа». Вероятно, это можно объяснить различной целевой направленностью текстов. Произведения Кондратия Селиванова утверждали идею богоизбранности автора и истинности скопческой веры, дневниковые же записи скопца Максимова носили частный житейский характер. В них центральной идеей становится путь личного спасения души.   Устаревшие смысловые единицы «моления», «братец» были заменены в тексте Максимова более современными, соответствующими по смыслу терминами «молитва» и «брат».

Таким образом, интимно-личностный характер отношений в общине сохранялся и в более поздних текстах сектантов, соединяя идею спасения души с братской любовью и поддержкой единоверцев.

Контекст-анализ текстов старообрядцев и скопцов позволил выделить мировоззренческие установки данных конфессиональных групп. Для старообрядцев, наряду с традиционными христианскими ценностями, были характерны установки на сопротивление грехам, борьбы с жизненными тяготами, спасение истинного православия. Для скопцов мировоззренческие установки носили идею богоизбранности  К. Селиванова, истинности скопческой веры, пути личного спасения души.

 

 

 

Список литературы:

  1. Айвазов  И. Г. Материалы для исследования секты скопцов М., 1916.
  2. Власов П.П. Письма старообрядческих деятелей. [Вып.1]/ Собрал П. Власов.- М.: Т-во Типо-лит. И.М. Машистова, 1915.
  3. Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Нижний Новгород. 2008.
  4. Керов В.В. Труд в системе ценностей и нравственных институтов// URL: http:// www.inst. by.
  5. НИОР РГБ. Ф.496. Оп.1. Д.11.
  6. Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка 80 000 слов и фразеологических выражений/Российская академия наук. Институт русского языка имени В.В. Виноградова.-4-е издание, дополненное. М., 2003.
  7. Панкратов А. От востока направо. История, культура, современные вопросы старообрядчества.  М., 2000.
  8. Панченко А.А. Хлыстовщина и скопчество: Фольклор и традиционная культура русских мистических сект. М., 2002.
  9. Современная западная антропология. Словарь. М., 1990.
  10. НИОР РГБ. Ф.496. Оп.1. Д. 6.

Виктор Мищенко

Доклад на конференции «Церковь и славянские идентичности.
Роль конфессионального фактора в формировании и
развитии идентичностей славянских народов».
30.04.2012
.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.

Сейчас на сайте

Сейчас 37 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте