ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Мой православный Минск

Соборная площадь (пл. Свободы) с видом на кафедральный Петропавловский собор 1910 год. Взорвана в 1936 г.Я родился и вырос в Минске, но настоящим минчанином себя не считаю. Мои отец и мать, как многие и многие другие, приехали сюда сразу после войны. Но всей многоцветной истории этого города они не знали и знать не могли. По этой ли только либо по разным другим причинам, но коренным минчанином я признаю лишь тех, кто родился и вырос в Минске довоенном.

Один из таковых, известный историк и книжник Леонтий Дмитриевич, где-то в самом начале 80-х годов показал мне дореволюционный фотоальбом "Виды Минска". Это для меня, без всякого преувеличения, явилось серьезнейшим откровением. А еще большим откровением, даже потрясением, стали тогда фотографии разрушенных минских православных храмов. До самого последнего времени Советской власти эти фотоснимки были почти полностью запрещены.

Современая площадь Свободы с У каждого из нас, минчан, свой Минск, город былых руин и нынешних солнечных проспектов. Он беспрерывно растет, и на месте деревянных, отживших свой век, домиков возносятся ввысь многоэтажные громады. И вот когда мы складываем вещи и переезжаем на новые квартиры, хочется помянуть добрым словом наши старые дома и улицы, где жили наши родители, которых уже нет с нами, где произошли события, которым уже никогда не повториться, где каждый метр земли, каждое дерево несет в себе память о людях, с которыми столкнула тебя жизнь.

Слонимская и Уфимская, Пензенская, Полоцкая, Тифлисская улицы – так называемый "залинейный" район. Каштаны и липы, клены и березы, и сады, сады, сады... Весною расцветала вся округа. Вместе с воспоминаниями детства и юности приходят на память тенистые, будто садовые аллеи, улицы, создававшие атмосферу настоящего душевного покоя. Теперь почти все это снесено и перепланировано...

Можно ломать и переименовывать старые улицы, но для самого действенного покушения на историческую память нашего народа нужно было уничтожить его православные храмы.

Так было. Но, по милости Божией, теперь наступило другое время.

Рассматривая старые фотографии разрушенных церквей моего родного города, я не мог тогда даже предположить, что после всех горячих статей о разрушениях мне доведется самому строить в Минске храм. Но об этом все по порядку.

Старый и опытный священник как-то сказал мне: "Вам, молодым, повезло. В наше время только ломали. А вам, несмотря на все трудности и искушения, посчастливилось, по милости Божией, строить".

Поэтому мой Минск – это город православных церквей.

 

Пo приказу вождей атеизма

 

Свято-Екатерининский собор на Немиге в 1910 году. Ныне после реставрации в стиле Современные дороги все настойчивее приводят нас к православным храмам. Стала уже привычной картина: и в большие праздники, и в обычные воскресные дни у входа в Свято-Духов кафедральный собор – множество людей. Не каждому верующему удается пройти дальше притвора.

Кафедральный собор, церковь Александра Невского и церковь Марии Магдалины на полтора миллиона минчан – таково положение сегодня. Правда, недалеко от Минска, в Сеннице, открылся храм, но места все равно не хватает.

Всегда ли так было? Для того чтобы ответить на этот вопрос, достаточно заглянуть в альбом "Мiнск учора i сёння" (Мн.: Беларусь, 1988). Чем дольше всматриваешься в старые фотоснимки, тем больше скорбишь об уничтоженных святынях – бесценных памятниках зодчества, тем больше понимаешь, до какой степени ожесточения может дойти общество, в котором на протяжении десятилетий всякая вольная мысль систематически душилась самыми разными способами.

Вот они – жертвы безжалостной борьбы с религией.

Современный вид бывшего Свято-Екатерининского собора, освященного как Петропавловский, вместо взорванного в 1936 году кафедрального собора на площади Свободы в 2011 годуПетро-Павловский собор (до XIX века – церковь Св. Духа). В 1936 году взорван. Уже в наши дни на его фундаменте долго маячил пивной павильон. Последний снесли в период массового похода за трезвость, а фундамент храма был законсервирован, как оказалось, навсегда.

Казанская (железнодорожная) церковь и часовня стояли на перекрестке нынешних Советской, Мясникова и Бобруйской улиц. Первоначально в 80-е годы XIX века было построено деревянное здание, затем в начале XX века рядом с ним возведена прекрасная церковь в византийском стиле. В 1936 году каменная церковь и часовня были снесены, а деревянная сохранилась до конца 50-х годов, но в 1961 году была уничтожена и она.

Архиерейский дом и Крестовая церковь при нем. Их здания были частично разрушены, а частью перестроены при сооружении окружного Дома офицеров.

Часовня Александра Невского в сквере у драмтеатра им. Янки Купалы. Построена в 1869 году после неудачного покушения студента Березовского в Париже на императора Александра II. Закрыта в 1922 году вместе с архиерейским подворьем, разрушена в 1936 году при прокладке трамвайной линии.

Привокзальная Казанская церковь была построена в начале ХХ в. на площади у Западного моста.Деревянная церковь на Козыревском кладбище была построена в 1915 году в связи с большим притоком беженцев из западных губерний, оккупированных кайзеровской Германией. В начале 30-х годов являлась самой посещаемой церковью, так как остальные были закрыты, а единственная действующая церковь Александра Невского на военном кладбище в то время принадлежала так называемым "обновленцам". После ареста в 1933 году ее священников тихоновского направления церковь была закрыта и затем по невыясненным причинам сгорела в 1935 году.

Недалеко от этого места, в Дачном переулке, в 1943 году была построена деревянная Свято-Никольская церковь, которая просуществовала до 1961 года. Теперь на ее месте построен детский сад.

Женский Спасо-Преображенский монастырь XVII века. Располагался рядом с нынешним кинотеатром "Победа". Перестроен до неузнаваемости в 30-е годы, на короткое время был открыт для богослужений во время войны. В 1944 году его здание пострадало от пожара и после войны окончательно снесено.

Церковь для слепых. Просуществовала до 1929 года. Снесена при строительстве Дома правительства.

1915. Архиерейский дом и церковь на Скобелевской ( ныне Чырвонаармейская), на месте которого стоит Дом офицеров.Церковь в д. Крупцы (сейчас находилась бы на территории микрорайона Веснянка, где построен Покровский храм), известная своей чтимой иконой Божией Матери. Разрушена в 1936 году.

Как видим, главная часть уничтоженных церквей приходится на так называемую "безбожную пятилетку", декрет о которой вступил в жизнь в мае 1932 года. Главным ее учредителем стал Е. Ярославский (Губельман). По этому плану, к 1 мая 1937 года на всей территории страны не должно было остаться ни одного (!) действующего храма. К счастью, этим зловещим планам не суждено было сбыться, однако весь неповторимый облик Минска был грубо нарушен. Ведь помимо своего прямого назначения все перечисленные архитектурные сооружения, без преувеличения, по-особому украшали наш город.

В мае 1869 была освящена часовня во имя А. Невского, построенная при входе в Александровский сквер на углу улиц Захарьевской (пр. Независимости) и Доминиканской (ул. Энгельса). Уничтожена в тридцатых годах.При подготовке этой публикации мне стало известно про существование совсем недавно рассекреченных списков памятников, поврежденных и разрушенных во время Великой Отечественной войны на территории Белоруссии. Списки эти хранились в отделе по охране памятников архивного фонда Госкомитета по делам архитектуры при Совмине БССР (Госстрой БССР), они были составлены в 1947 году, в них упоминались приблизительно 300 объектов, и все они были представлены Германии для покрытия (оплаты) утрат. Тогда же были проведены обмеры и работы по первичной консервации памятников.

В последующие годы, однако, после принятия высокими инстанциями соответствующих постановлений списки были пересмотрены и в них осталась только малая часть (около 40) памятников. Все остальные были сняты с учета как памятники, которые будто бы не имели ценности, и дальнейшая их судьба была незавидной. Возможно, что они внезапно "утратили" ценность после получения за них твердой валюты с побежденных, возможно, кому-то из белорусских соратников Никиты Сергеевича Хрущева не давали покоя лавры воинствующих безбожников. Все возможно...

История разрушения памятников нашей истории и культуры еще ждет своих исследователей.

 

Небесная Заступница

 

Минская икона Божией МатериИкона эта, находящаяся по левую сторону от главного иконостаса Минского Свято ­Духова кафедрального собора, сразу привлекает к себе внимание. Богатое убранство, горящие лампады, множество свечей на подсвечниках, очередь молящихся, желающих приложиться к ней, — все это говорит об исключительной ее почитаемости. Рассказ о ее многовековой истории не может не стать и повествованием об особом, таинственном Промысле Божием, связанном с этой великой святыней.

Согласно церковному преданию, она была написана апостолом от 70­ти евангелистом Лукой и много лет находилась в Византии. Оттуда икона попала в Крым, в город Корсунь (Херсонес Таврический, ныне — город­музей вблизи Севастополя), куда сестра византийских императоров Анна, выходя замуж за киевского князя Владимира, в числе многих церковных реликвий привезла ее. Святой равноапостольный князь Владимир вывез икону из Корсуни и поместил в Киевской Десятинной церкви. С того времени прошло более тысячи лет...

Киев неоднократно подвергался разгрому со стороны кочевников, достаточно сказать, что от знаменитой Десятинной церкви остались одни развалины. Но Господь сохранил честную икону Своей Матери.

В 1500 году, во время взятия Киева крымским ханом Менгли ­Гиреем, один из татар содрал с иконы драгоценный оклад и украшения, а затем бросил ее в Днепр. И вновь Господь чудесным образом сохранил святыню. Через некоторое время она была найдена в нашем городе. Икона плыла по реке Свислочь (вопреки естественным законам — против течения), пристала к берегу и была окружена необычайным светом. Торжественно перенесли ее в церковь Рождества Пресвятой Богородицы на Замчище (ныне на месте несохранившейся церкви стоит памятный знак). Было это 13 августа (по ст. стилю) 1500 года.

С начала XVII века, после отпадения многих православных церквей в унию, икона была перенесена в Свято­Духову церковь, находившуюся, как известно, на территории современной площади Свободы (недалеко от нынешнего Свято­Духова кафедрального собора, сейчас на месте храма — концертный зал). Тогда же, возможно, униаты произвели частичное подновление иконы, одновременно увеличили формат образа за счет дополнительных досок. После перестройки Свято­Духовой церкви в Петропавловский кафедральный собор (конец XVIII века) икона продолжала находиться там.

Многое повидал наш народ за эти годы. Нет теперь в Минске церкви Рождества Богородицы, в 1936 году был разрушен Петропавловский собор. Много безвозвратно погибло при этом церковного имущества, икон, но снова Господь сохранил нашу чудную икону.

После 1936 года и до самой войны Минская икона хранилась на дровяном складе возле окружного Дома офицеров, находилась в совершенно неприспособленных для этого условиях, могла легко прийти в негодность, учитывая ее древность, но и в этот раз Промысл Божий не допустил гибели святыни.

После начала Оте­чественной войны набожная православная жительница Минска Варвара Васильевна Слабко обратилась к немецким оккупационным властям с просьбой о передаче Церкви имущества, хранящегося в упомянутом дровяном складе. Разрешение было получено. И вот под слоем пыли женщина увидела чудесный лик Пресвятой Богородицы. Так вновь была обретена икона. Потребовалась тщательная ее реставрация художником и иконописцем Г. Виером, которая подтвердила древнее происхождение образа. Затем икона была передана в Свято­ Екатерининскую церковь (ныне Свято­ Петропавловский собор на Немиге), где и находилась до конца 1944 года, т.е. до закрытия этой церкви. В 1945 году она была перенесена в кафедральный Свято­Духов собор, где находится до сего дня.

Так глубоко поучительна для нас история этой чудотворной святыни... Сколько раз она могла безвозвратно погибнуть, но всякий раз оказывалась недоступной для врагов, воды, огня и всепоглощающего времени. Всякий раз Промысл Божий таинственно сохранял святую икону для нашего научения и спасения. Так Матерь Божия, Покровительница нашего города (ведь не­ случайно она изображена в окружении ангелов на старинном гербе Минска), через свою икону видимым образом принимает молитвы и чаяния многих поколений минчан. И в наше нелегкое время беспрерывным потоком идут и идут к ней люди, молятся, ставят свечи, просят помощи и заступления с несомненной верой в спасительный Божий Промысл о всех нас.

И на мою священническую биографию Минская икона Божией Матери оказала свое таинственное воздействие. Напечатанная выше статья (с незначительными уточнениями) представляет собой мою первую в жизни проповедь, произнесенную в стенах Минского Свято­Духова кафедрального собора именно 26 августа 1991 года, т.е. в день обретения Минской иконы Божией Матери. После этого она многократно публиковалась как на русском, так и на белорусском языках. Первую свою церковную награду — набедренник — я получил ровно через три года, 26 августа 1994 года.

Во время моего служения в кафедральном соборе я неоднократно был свидетелем сетований нашего настоятеля (ныне покойного) протоиерея Геннадия Дзичковского на отсутствие в богослужебной практике акафиста Минской иконе Божией Матери. От протоиерея Бориса Васильева (умер в 1994 году), старожила Минска и знатока местной церковной старины, я узнал, что он является автором такого акафиста, но его текст по различным причинам не был одобрен церковноначалием. Между тем приближался 500­летний юбилей явления иконы. И я в конце 1998 года дерзнул взяться за этот труд.

Слово «акафист» в переводе с греческого языка означает церковный гимн, при исполнении которого нельзя сидеть, акафист имеет очень строгую форму и структуру. Я же, грешный, трудился над ним и сидя, и лежа, а в конце — стоя на коленях, так как только в процессе работы понял собственное первоначальное легкомыслие и всю неподъемную тяжесть задачи.

Однако по неизреченной милости Матери Божией, а также при действенной помощи владыки Митрополита Филарета, моего семинарского наставника по церковнославянскому языку А.И. Турова и многих иных благочестивых цензоров многоболезненный труд сей был завершен и представлен вниманию православных верующих.

Да покроет же Матерь Божия Своим честным покровом нас, грешных, всех тех, о ком мы дерзаем молиться, Богоспасаемый град Минск и всю страну нашу!

Церковь в честь святого благоверного князя Александра Невского

 

Церковь Святого Благоверного князя Александра Невского Постройка храмов­памятников, посвященных тем или иным важнейшим историческим событиям, получила на Руси широкое распространение. Храм Христа Спасителя и собор Василия Блаженного в Москве, Спас на крови в Петербурге и церковь Покрова на Нерли — одно простое их перечисление заняло бы много страниц. Храм превращал историческую память в память молитвенную, живую, озаренную светом поминальных свечей, через троекратное возглашение делал ее действительно вечной. Один из таких храмов есть и в нашем городе.

Шумные центральные улицы Минска и рядом — притихший зеленый уголок, умиротворяющий шелест листвы. Густые кроны деревьев укрывают памятники, кресты, могильные решетки. Мы с вами находимся на военном кладбище, ставшем еще в 40­е годы ХIХ века местом захоронения военнослужащих, умерших в Минском военном госпитале. Несмотря на то, что впоследствии это кладбище приняло прах Я. Купалы и Я. Коласа, многих других видных деятелей государства, науки и культуры (нашлось пристанище даже для эсера­террориста И. Пулихова), для минчан оно все равно остается военным.

Здесь в честь победы в русско­турецкой войне 1877 – 1878 годов был сооружен храм­памятник. Построенный на месте старой деревянной церкви, он выдержан в традиционном для того времени византийском стиле. Хранящийся в алтаре синодик начинается с имени «создателя святого храма сего раба Божия Иоанна…». Интересная деталь: сметная стоимость постройки составила тогда чуть больше 11 тыс. рублей.

Освящение нового храма во имя святого благоверного великого князя Александра Невского было совершено Преосвященнейшим Симеоном Епископом Минским и Туровским 2 февраля (ст. стиль) 1898 года. После этой торжественной церемонии, на которой присутствовали генерал­губернатор и многочисленные высокопоставленные военные, императору Николаю II была послана соответствующая телеграмма. В ответе сообщалось, что«Его величество с удовольствием выслушал депешу, сердечно благодарит всех за выраженные чувства».

Возведение Свято­Александро­Невской церкви имело цель увековечить память воинов, убиенных на поле брани во время русско­турецкой войны 1877 ­ 1878 гг. В этой войне, которая приобрела характер общеславянского движения в защиту независимости болгарского народа от турецкого владычества, активное участие приняли и уроженцы Беларуси. Под командованием российского генерала М. Скобелева и белоруса по происхождению князя Н. Святополк­Мирского белорусские ополченцы особенно отличились при взятии Шипки и в боях под Плевной. Минский пехотный полк первым форсировал Дунай. Воины­белорусы, кроме того, действовали в составе Могилевского пехотного полка, Белорусских уланского и гусарских полков, 119­го Коломенского пехотного полка и 30­й Коломенской артиллерийской бригады, названных так по месту их формирования в городе Коломне.

Внутри церковного здания на колоннах помещены мемориальные плиты, где золотом начертаны имена погибших в Болгарии 118 воинов Коломенского полка и артиллерийской бригады. В храме бережно сохраняются и военные реликвии: походная церковь и полковые хоругви 119­го Коломенского пехотного полка.

За алтарной стеной храма устроено захоронение останков высших офицерских чинов, а неподалеку — две братские могилы воинов, нашедших здесь последнее упокоение. Со дня освящения храма и по настоящее время здесь совершаются заупокойные богослужения, за которыми павшие воины поминаются поименно.

Прошло больше 100 лет, многое успел повидать храм, во времена воинствующего беспамятства довелось ему стоять и под замком. Но устоял храм — устояла и наша память. Покойный настоятель церкви, протоиерей Виктор Бекаревич рассказывал о случае, когда во время Великой Отечественной войны немецкая бомба, пробив крышу храма, упала перед алтарем, но не взорвалась… С той войны находятся на кладбище свыше пятисот захоронений офицеров, солдат и партизан, в том числе нескольких Героев Советского Союза.

Так своеобразно, но зримо и неразрывно храм соединил и освятил две эпохи: славные традиции освободителей Болгарии и воинов, положивших жизни за освобождение Беларуси от гитлеровского ига.

Казалось бы, что отдавая дань подвигам, ратному труду, доблести, честной кончине воинов, мы не должны делить их на своих и чужих. Однако на практике все обстоит несколько иначе. Проведенные относительно недавно «реконструкция и благоустройство кладбища», на которые тогда были выделены весьма значительные средства, вопреки ожиданиям не затронули его самой старой части. А Церковь молится за всех воинов, «за веру и Отечество на поле брани убиенных», принося за них бескровную жертву и поминая их на панихидах. Одним из свидетелей такого органического единства и является храм­памятник св. Александра Невского, что на военном кладбище, встретивший свое столетие как никогда благоукрашенным и благолепным.

Под руководством отца Виктора Бекаревича в 1982­83 гг. были проведены обширные реставрационные работы, в том числе изготовлены и вместе с куполами позолочены новые кресты из нержавеющего металла. В 1985 году заново расписаны фрески с образами Воскресения и Вознесения Господня. Впервые на сводах появились фрески с образами Белорусских святых — Кирилла Туровского, Евфросинии Полоцкой, Афанасия Брестского. Из икон, находящихся в храме, наиболее почитаемыми являются копия иконы Минской Божией Матери и образ святителя Николая. В киоте в правом приделе помещена икона Нерукотворенного образа Спасителя, автором которой является известный русский живописец Николай Ге.

В мае 1991 года рядом с храмом было завершено строительство церковного дома. Он предназначается для совершения таинства Крещения. Здесь проводятся также занятия воскресной школы, собеседования. На верхнем этаже здания устроена звонница. Помещения второго этажа расписаны сюжетами Богоявления и Рождества Христова. Интерьер второго этажа содержит росписи с образами белорусских святых на фоне Свято­Александро­Невской церкви, а также художественную композицию на тему Крещения Руси. Этот год был отмечен первосвятительским визитом, храм посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

С 1992 г. по 1996 г. прошли работы по ремонту и реставрации храма. Был проведен капитальный ремонт наружной части здания, крыши. Внутри храма пол отделан гранитом, а стены мрамором, отреставрирован и позолочен иконостас. В 1996­97 гг. были отреставрированы реликвии храма: походная церковь и полковые хоругви 119­го Коломенского полка, пожертвованные Александро­Невской церкви в 1878 году. В 1997 г. расписаны стены и потолки правого и левого приделов.

Накануне 100­летия Свято­Александро­Невской церкви, которое отмечалось в 1998 году, силами прихода было отреставрировано 40 могил вокруг храма, обновлена звонница и на ней установлено 6 новых колоколов. Состоялся выход в свет книги, посвящённой знаменательному юбилею. 100­летие было отмечено торжественным богослужением, на котором присутствовали официальные представители властей, в том числе Министерства обороны Республики Беларусь.В юбилейном для храма году его вновь посетил Предстоятель Русской Православной Церкви Алексий II и на молитвенную память о своём посещении вручил приходу икону святого благоверного князя Александра Невского.

17 августа 2002 г. отошел ко Господу протоиерей Виктор Бекаревич, человек, оставивший яркий след в церковной истории. Выпускник Виленской духовной семинарии,в городе Вильно в 1936 он был рукоположен во диакона, а затем во священника. Затем была учеба на богословском факультете Варшавского университета, окончить которую помешала оккупация Польши Германией. С началом войны отец Виктор вернулся на родину.На долю молодого священника выпали тяжелейшие испытания. В сентябре 1939 года Красная Армия освободила Западную Беларусь от поляков. Советская власть не жаловала никакой религии. В те годы отец Виктор был настоятелем церкви в местечке Илья, а затем настоятелем церкви в честь святителя Николая в селе Латыголь Вилейского благочиния. Трудился, нес Слово Божие, вместе с матушкой Александрой Владимировной воспитывал трех малолетних детей.

Война изменила всё и научила многому. Служитель Церкви Божией остался верен своему долгу перед Богом, паствой и Отечеством. Отец Виктор активно помогал партизанам в их борьбе с оккупантами. В своем доме под видом работников он укрывал двоих советских разведчиков­диверсантов — Владимира Мурашова и Николая Грачёва, которые в дальнейшем ушли в партизанский отряд. Латыголь находился в нескольких километрах от города Молодечно и железной дороги. Партизаны, идя на диверсии, оставляли часть взрывчатки в сарае отца Виктора, чтобы использовать смертоносный груз в два захода. Это стало правилом на протяжении всей оккупации. Взрывчатку прятали под навозом, рядом находились корова и прочая домашняя живность. Якобы по церковным делам отец Виктор многократно выезжал на лошади в Вилейку и даже в Минск, привозил ценные сведения военного характера. Многих своих прихожан отец Виктор спас от гибели и от вывоза на работу в Германию. Два раза его хотели расстрелять — и немцы, и партизаны, но Господь хранил Своего служителя. Родина достойно оценила заслуги протоиерея Виктора Бекаревича, наградив его орденом Отечественной войны II степени и многими медалями.

В 1970 году решением Священного Синода и по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена протоиерей Виктор Васильевич Бекаревич был назначен настоятелем Николаевского собора в столице Австрии Вене. Служение в Вене было связано с налаживанием отношений с русской эмиграцией: В 1979 году отец Виктор возвратился в Минск и продолжил настоятельское служение в Александро­Невской церкви. За шестьдесят шесть лет своего служения он был удостоен самых высоких наград. Русская Православная Церковь наградила его орденами равноапостольного князя Владимира II степени, благоверного князя Даниила Московского II степени, преподобного Сергия Радонежского III, II и I степени, двумя Патриаршими крестами с драгоценными камнями и многочисленными почетными грамотами.

Работы по благоустройству территории храма и благоукрашению его внутреннего интерьера продолжил новый настоятель — протоиерей Сергий Куракевич, а после его кончины — протоиерей Николай Коржич.

Этот храм по­своему памятен и для меня.В нем 10 февраля 1991 года я был рукоположен в сан диакона, в нем мне выпала честь служить и сегодня.

Церковь при училище слепых

 

Строительство Дома правительства на месте Училеща для слепых (20-е годы XX века)Далеко не каждому храму можно придать респектабельный статус памятника истории и архитектуры, который охраняется законом. Тем не менее, помимо своего главного назначения — «дом Мой домом молитвы наречется» (Мф. 21: 13), каждый храм является историческим свидетелем определенной эпохи.

Традиция построения храмов на народные пожертвования до 1917 г. была на нашей земле повсеместной.

Своеобразным и поучительным памятником народному труду, ревности прихожан и доброй воле благотворителей была в свое время церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», которая до 1929 г. действовала при Минском училище слепых. Сегодня о ней мало кто помнит. Поэтому хотелось бы немного рассказать об истории этой церкви, вспомнить некоторые факты из ее прошлого.

Училище для слепых появилось в Минске в 1897 г. Дети находились в нем круглосуточно, они изучали на уроках Закон Божий, грамоту, арифметику, историю, географию, зоологию. Обучались церковному пению и различным ремеслам. Уровень их мастерства был высок, по свидетельству современников, изделия слепых — плетеные корзины, мебель, щетки — успешно продавались на ярмарках, а деньги шли на содержание детей.

Постройка собственного храма всегда была мечтой училища, но для этого не хватало денег. А ближайшие храмы, переполненные прихожанами, не отличались большим гостеприимством к толпе слепых детей, из­за чего великие праздники и даже Пасхальную ночь те нередко проводили дома.

Однако невозможное у людей оказалось возможным у Бога, мысль устроить храм при училище слепых была вложена в душу одной благочестивой женщины, которая из небольших своих средств доверила директору училища И.У. Здановичу (уникальнейшему в истории нашей столицы человеку, которого называли «доктор доброта») на устройство храма 3000 рублей. В те времена —
немалые деньги. Тотчас же было получено официальное разрешение на постройку деревянного здания церкви и начата заготовка леса по льготным ценам. Непосредственной вырубкой бревен руководил сам директор училища, которого весьма беспокоило приближение весеннего бездорожья. Да и как было вывезти стопудовые колоды? Но, по милости Божией, выпало много снега, а затем установились морозы, что дало возможность без всяких трудностей перевезти самые тяжелые бревна.

И вот 9 мая (по ст. стилю) 1906 г., в день Св. Николая Чудотворца, была совершена торжественная закладка храма. Дальнейшее строительство велось, как сейчас принято говорить, хозяйственным способом с привлечением наемных рабочих­поденщиков. К сентябрю 1907 г. все основные работы были завершены. В итоге на самом высоком месте территории училища появилось достаточно вместительное церковное здание (площадью около 190 кв. м) со стройной колокольней над алтарной частью.

Шесть колоколов для нее были изготовлены на заводе братьев Самгиных. Освещение церкви было электрическим, а отопление осуществлялось при помощи трех печей, кожухи из гофрированного железа для которых поставил известный фабрикант из Петербурга Бучкин.

Живописные работы выполнили Ольга и Нина Радевичи вместе с Ольгой Чернцовой, а запрестольный образ Воскресения Христова был написан И.Г. Ярошенко с оригинала
М.В. Нестерова.

Интересно, что вся художественная резьба (иконостас, царские врата, карнизы, розетки над паникадилом, наличники) была изготовлена по рисункам Ивана Устиновича Здановича и вырезана им собственноручно. Этот деятельный человек неоднократно ездил в Москву и Петербург за сбором пожертвований. Он был удостоен благословения самого Иоанна Кронштадтского, который сказал ему: «Благословляю, не теряй энергии, смело доводи дело до конца; знай, что много на Руси возникло церквей без копейки готовых денег. Деньги сами к тебе придут». На другой день после этого Иван Устинович случайно познакомился с царскосельским купцом С.З. Левиным, который пожертвовал ему на строительство 4500 рублей наличными деньгами. И в дальнейшем деньги неожиданно появлялись в самые критические моменты, когда в них ощущался недостаток.

Храмовая икона «Всех скорбящих Радость», которую современники относили к XVII столетию, была также пожертвована церкви О.И. Пальцевой. В Москве И.У. Зданович получил в дар от Алексеевского монастыря серебряное Евангелие, а от М.Н. Пущиной — серебряные церковные сосуды.

Вся постройка с утварью и колоколами обошлась в 13 000 рублей. 25 ноября 1907 г. епископ Минский и Туровский Михаил совершил освящение новопостроенной церкви, это стало большим праздником в жизни училища.

Первым священником церкви «Всех скорбящих Радость» был о. Димитрий Павский — епархиальный смотритель за церковно­приходскими школами, который за короткое время снискал себе добрую славу проповедника и глубокопочитаемого служителя церкви. Вслед за ним, после его назначения протоиереем Минского кафедрального собора, настоятелем был поставлен священник Владимир Хираско, уроженец Подольской губернии, который также заслуженно пользовался любовью всех детей прихожан и богомольцев за свое бескорыстие и доброту. Таким образом, церковь при училище слепых быстро сделалась для минчан одной из любимейших.

К сожалению, существовала эта церковь недолго: всего немногим более двух десятилетий. Пришла революционная смута, ослепившая духовные очи людей, и сделались они слепее настоящих слепых. По всей стране начали закрываться и рушиться храмы. Не минула эта судьба многочисленные минские церкви. Церковь «Всех скорбящих Радость» разрушили около 1929 – 1930 годов при строительстве Дома правительства.

Протоиерей Владимир Хираско скончался в 1932 г. после неоднократных арестов, тюрем и ссылки. Протоиерей Димитрий Павский расстрелян в 1937 г. В 1999 г. решением Святого Синода Белорусской Православной Церкви оба священника были канонизированы как новомученики.

Прошли годы. Ныне собор в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» возводится на новом месте, в р­не ул. Евфросинии Полоцкой и Притыцкого. Храмовый комплекс задумывался как памятник жертвам Чернобыля. Здесь действуют уникальные социальные мастерские, где трудятся люди с ограниченными возможностями, крупнейшая в стране воскресная школа, сестричество милосердия.

Протоиерей Павел Боянков

Газета «Воскресение» №№ 9-12

Деабрьский номер газеты в формате PDF.

Весь архив газеты «Воскресение».

Подписной индекс газеты «Воскресение» - 63337

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте