Силу молитвы деньгами не измеришь

Автор: Алексей Хотеев

Представляем посетителям портала «Западная Русь» январский выпуск  духовно-просветительской газеты «Воскресение» двумя важными на наш взгляд материалами - о пожертвовании храмам в ответах на вопросы читателей священника Алексия Хотеева, и о трагедии в селе Хотляны.

Вопрос: Уважаемая редакция! Я заранее прошу прощения за то, что поднимаю несколько неудобный вопрос, но мне давно хотелось бы задать его священнику. Он касается оплаты церковных треб и прочих пожертвований. Я прекрасно понимаю, что Церкви нужно за что-то существовать.

Однако есть ли какие-то правила, которые бы регулировали бы суммы оплаты.Ведь, как получается, если наш храм находится, например, в одной епархии, а соседний с ним уже в другой, то те люди, у кого есть возможность, ездят на службу в именно туда за 15 км, потому что там можно за небольшую плату заказать молебен и панихиду, а в «нашем» храме за каждую записку нужно отдать гораздо большую сумму. Чем же священники руководствуются при определении сумм за свои услуги?

 

Ирина Т.


Уважаемая Ирина!
Вопрос, который Вы задали, является вполне естественным. Мне, священнику, настоятелю прихода, не раз приходилось слышать подобные вопросы: «Сколько стоит Крещение, отпевание, освящение квартиры и т.д.?» Ответ, что это — пожертвование, вызывает недоумение и повторный вопрос: так сколько же? Большинство людей, которые задают его, считают ту или иную оплату вполне естественной и закономерной, наверное, следуя принципу: за услуги нужно платить. Но самое важное здесь понять, что деньги не являются эквивалентом церковной молитвы. Деньгами не измеришь ни силу молитвы, ни ее действенность. Ваша сумма есть дар, Ваша вольная жертва, и ни священник, ни работник церковного киоска не вправе требовать больше, чем Вы готовы пожертвовать.

Финансовый недостаток не может служить причиной для отказа от совершения той или иной требы или службы. Цены за них являются ориентировочными. Любой священнослужитель, требующий определенной суммы за свою службу как обязательного условия ее совершения, занимается вымогательством и может быть привлечен к церковному суду за нарушение священнической присяги. За иные требы, Причащение больного, например, и вовсе запрещено давать плату. При этом, естественно, нужно на свой счет организовать доставку священника к больному на дом.

Чем же руководствуются священники, устанавливая те или иные суммы пожертвований? Во-первых, существуют приходские собрания, которые определяют форму зарплаты духовенства и утверждают штатное расписание. В истории бывали примеры, когда священнику назначалось достаточное жалование, чтобы он вообще совершал все требы бесплатно: на его содержание устраивался регулярный денежный сбор. Однако наиболее распространенной стала комбинированная форма обеспечения священника: определенное денежное содержание от общины прихода плюс плата за требы. В том или ином приходе, той или иной епархии конкретные суммы и соотношения могут варьироваться. Во-вторых, иные архиереи, устанавливающие регулярный сбор с приходов своей епархии, определяют ту или иную сумму для каждого храма и, очевидно, высказывают пожелания в отношении платы за церковные требы. Поэтому я не могу прокомментировать порядки в разных епархиях. Для решения подобных вопросов существуют приходские и епархиальные собрания.

Мне представляется, что каждый человек, посещающий определенный храм, должен чувствовать ответственность за его благосостояние. Речь идет не только о содержании священника, но также и храма, которому нужны ремонты, оплата коммунальных платежей, налогов и т.д. Это общее дело, и участвовать в нем все должны сообща. Иногда можно услышать рекомендации найти спонсоров, богатых жертвователей и т.д. Ничего не имею против таких доброхотов, но боюсь, что на всех желающих таких жертвователей не хватит. Поэтому весьма ценно посильное участие именно каждого прихожанина, а не некоего спонсора, иногда с сомнительной репутацией.

Пример некоторых стран указывает, в частности на открытое финансирование Церкви государством. Некогда Церковь владела огромными земельными наделами, которые государство присвоило себе, совершив т.н. «секуляризацию». Однако в цивилизованных странах секуляризация не означала простой захват. Бывшее церковное имущество становилось собственностью государства, и новые пользователи платили государству налог за эту землю. Определенный процент этого налога шел Церкви на вполне законных основаниях. Например, в ФРГ в 2010 г. Христианские Церкви получили 460 млн. евро, и все налогоплательщики, независимо от их отношения к религии, будь они мусульманами или даже атеистами, платили свою часть на Церковь, потому что государство в свое время, присвоив церковные земли, пустило их в оборот, превратив церковные доходы в национальный доход. Напомню, что советская власть попросту захватила имущество Православной Церкви, ничего не предоставив взамен. Еще раньше советской власти церковные земли были секуляризованы Российской империей, но с обязательством выплаты определенной суммы от доходов с этих земель (как сейчас на Западе). Было бы неплохо не упускать из виду эти моменты.

Хотелось бы, чтобы пожертвование за церковные требы воспринималось как вольное даяние, а не как побор. Как говорит об этом ап. Павел: «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9, 7).

Священник Алексий Хотеев

 

ХОТЛЯНСКАЯ  ТРАГЕДИЯ

В канун светлого праздника Рождества Христова 6 января 2013 года жителей деревни Хотляны Узденского района Минской области постигла беда. Был сожжен уникальный деревянный Храм Покрова Пресвятой Богородицы, построенный в 1898 году, намоленный и благодатный! На месте этой красивейшей церкви сейчас чернеет пепелище.

Но хотлянская трагедия сплотила верующих людей еще сильнее: они все до единого пришли на Всенощное бдение, и эта служба — перед уцелевшим входом в храм — прошла с особой силой!

Сейчас местные прихожане и те, кто приезжал сюда на службу из столицы и других городов, глубоко переживают случившееся, как личную трагедию. Оценивая произошедшее, они говорят: «Понятно, чьих это рук дело… Нелюди захотели уничтожить хотлянскую святыню, погрузить чистых сердцем людей во мрак, лишить их духовной опоры, осиротить, оставить без Матери-церкви... Решившись на такое злодеяние, супостаты забыли, что за это их ждет неминуемая кара. Преступники сами подписали себе смертный приговор! Прощения им не будет, если они не совершат подвиг духовного преображения, как тот разбойник, что первым вошел в рай…»

Настоятель храма протоиерей Виталий обращается с просьбой о помощи ко всем добрым людям: «Дорогие братья и сестры! Многие из вас знают наш Храм, участвовали в церковной жизни, крестились в нем, венчались, исповедовались, причащались… Храм сожжен до основания. Вся церковная утварь и иконы уничтожены. Уцелели только фундамент и крыльцо… Наш святой долг— возродить святыню из пепла. Призываю всех, кто живет верой в Христа, внести свою посильную лепту в это благое, душеспасительное дело!»
Наш адрес: Приход Храма Покрова Пресвятой Богородицы в деревне Хотляны.
УНП 600336527  Р/c 3015062500160 ЦБУ 625 филиал 500, Минское управление ОАО АСБ «Беларусбанк», г. Узда.
Домашний адрес священника: Минская область, Узденский район, деревня Хотляны, улица Набережная, 3. Протоиерею Виталию Лешкевичу.
Моб. тел. мтс: (+375 29) 553 83 67; vel: (+ 375 29) 160 97 83. 
Дай нам, Господи, научиться вовремя делать добро!»

 

 

Январский номер газеты «Воскресение» размещен в разделе архива газеты.


Подписной индекс газеты «Воскресенье» 63337

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.