Телевидение и зритель взаимозависимы

Автор: Елена Михаленко, Вячеслав Бондаренко

Вячеслав Бондаренко

Представляем посетителям портала «Западная Русь» ноябрьский номер нашего партнера духовно-просветительской газеты «Воскресение»  большим интервью, взятым редактором газеты Еленой Михаленко у известного писателя и постоянного автора нашего сайта Вячеслава Бондаренко. Идея этого интервью появилась после дискуссии между Еленой Михаленко и Вячеславом Бондаренко по вопросу как противостоять таким явлениям в нашем обществе как кощунство  «Pussy Riot», «Femen» и им подобных.

Редакция ЗР

 


 

Предлагаем вниманию читателей интервью с писателем и журналистом Вячеславом Бондаренко. Широкой аудитории он знаком как ведущий ток­шоу «Открытый формат» на телеканале ОНТ. К сожалению, литературная деятельность Вячеслава не так известна, хотя его телероманы «Ликвидация» и «Кадетство» покорили миллионную аудиторию.

Вячеслав Васильевич родился 9 мая 1974 г. в Риге, в семье офицера Советской Армии, участника боевых действий в Афганистане. По материнской линии — потомок старинного дворянского рода Скугаревских. В связи с переездами семьи детство провел в Риге (Латвия), Улан­Баторе (Монголия), Запорожье (Украина), Легнице (Польша). С 1991 г. живёт в Минске. Закончил русское отделение филологического факультета БГУ.

С 1990 г. работал над книгой серии ЖЗЛ о русском поэте и политике XIX века князе Петре Вяземском. В 2010 — 2011 гг. минское издательство «Харвест» выпустило книгу «Утерянные победы Российской империи» — исследование, посвящённое всем аспектам Первой мировой войны на территории Беларуси, исторические романы “Взорвать «Аврору», «Вечный огонь», «Небожители». В Москве вышел роман «День „Б“» — дебют писателя в жанре альтернативной военной фантастики, затем книги «100 великих подвигов России», «100 великих русских эмигрантов».

Вячеслав успешно пробовал себя в музыке, работал ведущим музыкальных передач на радио и телевидении. Является членом Союзов писателей Беларуси и России, председателем правления благотворительного культурно­исторического фонда памяти Первой мировой войны «Крокi», постоянным автором сайта «Западная Русь». За работу над циклом фильмов «Города­герои» стал лауреатом премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение».

 

— Вячеслав, большинство Ваших книг посвящено военно­-исторической тематике, многие из них о Первой Мировой войне. Когда и как возник интерес к теме? Почему об этой войне мало писали в советское время, да и сейчас она «в зоне умолчания»?

— Интерес к теме Великой войны 1914-18 гг. возник в детстве. Я очень любил разглядывать фото моего двоюродного прадеда, на котором он изображен в мундире портупей-юнкера Владимирского военного училища. Все в этой фотографии меня глубоко волновало. Уже потом я узнал, что предок добровольцем пошел в училище сразу же после того, как был опубликован Высочайший манифест об объявлении войны… В Первой мировой участвовали пятеро моих предков, в чинах от рядового до генерал­майора. Например, мой двоюродный прапрадед Михаил Михайлов командовал бригадой, освобождавшей в 1915-м Вилейку, заслужил высокие ордена: Святого Станислава 1-й степени с мечами, Святой Анны 1-й степени с мечами, два Высочайших благоволения…

Что касается того, что в советскую эпоху об этой войне писали мало — это в общем­то миф. Писали как раз много, особенно в 1920-30-е годы. Тогда в СССР выходило множество и военно-научных трудов, и художественной литературы на эту тему. Например, прекрасный роман Александра Лебеденко «Тяжелый дивизион» (1929), рассказывающий о фронтовой судьбе офицера­артиллериста. А самый первый белорусский художественный фильм, снятый в 1933-м, назывался «Западный фронт» и посвящен именно Первой мировой. Другое дело, как подавалась тема в этих работах. Для советских идеологов единственная ценность Первой мировой состояла в том, что в ее недрах «вызрела» революция. Ну а после Великой Отечественной Первая мировая и вовсе была «списана в архив» и интересовала разве что военных историков. Логика простая: напишешь про героизм «царской армии» — а люди вдруг прочтут и заинтересуются, за какие идеалы она воевала? А может, не так уж и плоха была Российская Империя?..

Сейчас память об этой войне возвращается к нам, причем очень быстрыми темпами. В Беларуси, к примеру, с 2007-го ни один год не обходится без региональных и национальных конференций на темы Первой мировой, регулярно выходят книги о ней, снято несколько документальных фильмов, возрождено Минское Братское кладбище… Словом, сделано больше, чем за несколько предыдущих десятилетий. И все­таки одна удручающая особенность есть. Все это по-прежнему дело рук немногочисленных энтузиастов-бессребреников. Например, один из великих белорусских подвижников Борис Цитович, создатель единственного на постсоветском пространстве музея Первой мировой в д. Забродье, никакой помощи от государства не получает. И Братское кладбище никогда не возродилось бы в Минске, если бы не усилия группы энтузиастов. Для многих эта война по-прежнему «не своя», как бы не имеющая отношения к Беларуси и ее истории. Причина, как ни странно, та же: напишешь что хорошее про «царскую армию» — а вдруг кто заинтересуется «проклятым прошлым»?.. А ведь из 7 миллионов тогдашних белорусов около миллиона воевало, почти полтора миллиона стали беженцами, три с половиной миллиона попали под германскую оккупацию. Первая мировая, без преувеличения вошла в каждый белорусский дом.

— Вам с детства пришлось много путешествовать, жить в разных странах. Откуда глубокое знание белорусской истории?

— С Беларусью меня связывают семейные корни. По одной из линий мои предки из-под Бобруйска. В 1950-60-х гг. дед, бабка и прадед жили в Минске. А сам я приехал в Беларусь в 1991-м из Польши, где закончил школу. С тех пор тут и живу. История меня интересовала и интересует далеко не только белорусская.

— Насколько, на Ваш взгляд, историческая литература должна быть документальной? В Ваших романах реальные исторические личности соседствуют с вымышленными персонажами. До какой степени писатель свободен давать волю фантазии?

— Когда я окунаюсь в работу над тем или иным историческим романом, меня всегда одолевают противоречивые чувства. С одной стороны, хочется дать волю фантазии, с другой — подчиниться документу. Я стараюсь соблюдать баланс. Моя любимая формулировка: «Не было, но вполне могло быть, причем именно так». На ней, к примеру, целиком построен роман «Взорвать «Аврору», герой которого должен взорвать крейсер «Аврора» в день десятилетия революции, 7 ноября 1927 года. Такой теракт в реальности не планировался, и Сталин с Ворошиловым в этот день в Ленинград не приезжали. Но если бы приехали — уверен, все было бы именно так, как в романе.

— В молодом возрасте вы проявили интерес к патриотической тематике, а это сегодня редкость. Если можно, расскажите о семье. Кто Ваши родители, на каких идеалах и каких книгах Вас воспитывали?

— Конечно, семья — это основа основ, и я глубоко благодарен моим родителям за все, что они мне дали и продолжают давать. Я родом из офицерской семьи, отец закончил службу в звании полковника, мама работала в библиотеке. Главной ценностью в нашем доме были книги. Очень повлиял на меня и мой родной город Рига — атмосфера истории там буквально пропитывает все вокруг. Я православный христианин, крещение принял в 1982 году, еще ребенком. Ну а главный мой духовный наставник вне дома — это монах Лазарь (в миру Виктор Афанасьев), прекрасный русский писатель и поэт, с которым я познакомился в 1992-м. Светлее человека я не встречал и счастлив, что судьба свела нас. Когда я жил в Москве в 2003-4 годах, мы виделись почти ежедневно. Сейчас, к сожалению, общаемся реже. Но его книги по-прежнему в числе моих любимых.

— Как удается совмещать работу «серьезного» писателя и телеведущего? Что отнимает больше времени, а что приоритетнее лично для Вас?

— Конечно, хотелось бы больше времени уделять литературному творчеству. Но работа на телевидении — это тоже творчество. Самое волнующее в нем — это возможность быстрой, иногда мгновенной реакции, которая следует за тем, что ты сделал. Когда за час в эфир звонят 57 тысяч человек и перечисляют деньги для больных детей — это серьезно. Когда по итогам эфира отменяется приказ о ликвидации предприятия и люди сохраняют рабочие места — это серьезно. И когда люди могут напрямую задать вопрос чиновнику — это тоже очень серьезно. Поэтому я очень ценю возможность диалога с аудиторией. Книги — это хорошо, но ни одна книга не может сделать того, что может телевидение. И наоборот.

— Телевидение сегодня чаще критикуют, чем хвалят: оно больше развлекает, чем воспитывает. Кто или что диктует тематику и формат передач? Руководство? Рекламодатели? Аудитория, создающая рейтинги?

— Зачастую мне кажется, что люди, которые критикуют телевидение, его не смотрят. Естественно, за всю телевизионную сетку я отвечать не могу, поэтому буду говорить о ток­шоу «Открытый формат». Его тематику определяет и разрабатывает наша творческая группа, после чего ее утверждает руководство канала. Наш круг интересов — серьезные новости, которые касаются большинства людей. Поэтому «жизнь звезд» и «внешность» — это совсем не наша вотчина. Могу сказать, что удержать внимание публики сейчас действительно очень сложно. Причин много: большая конкуренция с Интернетом, предрассудки самой аудитории (допустим, если человек заведомо убежден, что «все телевизионщики — сволочи продажные», переубедить его в обратном крайне сложно), кроме того, как пелось в песне из фильма «Не покидай…», «притупилась чувствительность зрителей». Но все же опыт «Открытого формата» показывает, что вполне можно привлечь внимание людей и серьезными, даже возвышенными темами. Так, большую аудиторию собирали выпуски к 70­летию со дня начала Великой Отечественной, о Первой мировой войне, о кадетском воспитании в Беларуси, о домашнем насилии, о жестокости к животным. Это говорит о том, что не все так плохо, как мы сами зачастую думаем.

— Насколько лично Вы свободны в выборе тем и гостей для своей программы? Иногда создается впечатление, что часто мелькающие на экранах «гости» используют ток­шоу для саморекламы, рисуются перед зрителем. Насколько, по Вашему мнению, в телепередаче вообще возможен конструктивный диалог? Или каждый приходит высказать свою точку зрения и не интересуется мнением собеседника?

— Конечно, хотелось бы больше программ делать на темы истории и культуры. Это то, что близко лично мне. Но в то же время я должен учитывать интересы аудитории, ведь я делаю программу не для себя. Что касается гостей, которые используют ток­шоу для саморекламы, то им мы, как ни странно, рады. Скажу понятнее: в Беларуси, наверное, не больше сотни людей, готовых на протяжении часа живо, остро, «с огоньком» поддерживать в телестудии разговор на заданную тему. К сожалению, наши люди чаще всего либо вовсе не имеют своего мнения, либо не стремятся его высказывать публично, а если и высказывают, не умеют и не хотят ни с кем спорить, так как считают себя заведомо правыми. А значит нет и ток­шоу, ведь оно предполагает спор. Поэтому каждый такой человек — на вес золота. Пусть он даже немного порисуется перед камерами. Гораздо хуже, если гость будет сидеть важный, надутый, с сознанием собственного величия или двух слов не сможет связать. Но яркие фигуры не из телевидения берутся — из жизни. И каждый такой человек, еще раз повторюсь, на вес золота.

— И тем не менее на телевидении сегодня остро не хватает воспитывающих и развивающих программ для детей, программ, способных увлечь думающую молодежь. Вы согласны? Реально ли изменить что­то в лучшую сторону, или сетка формируется в угоду рейтингам?

Согласен с тем, что сетка современного телевидения далеко не полна. Но это зависит не только от телевизионного начальства и рекламодателей, как принято думать. Программы, скажем, для думающей молодежи должен кто-то вынашивать, писать их сценарии, предлагать их руководству, делать их. То же с современными книгами. Да, издательства преследуют свою выгоду, ориентируются на невзыскательную публику. Но есть еще и писатели, которые никак не пытаются изменить конъюнктуру. Это серьезная проблема, и решить ее быстро, к сожалению, не удастся. Телевидение и зритель взаимозависимы и влияют друг на друга.

Беседовала Елена Михаленко
гл. редактор газеты «Воскресение»

Подписной индекс газеты «Воскресенье»63337

 

Ноябрьский номер «Воскресение» размещен в разделе архива газеты.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.