Блаженни нищие духом

Автор: Алексий Хотеев

  Нагорная проповедь. Карл Генрих БлохЕвангельские заповеди блаженства, которые звучат на каждой воскресной литургии, начинаются словами «Блаженни нищии духом, яко тех есть Царство Небесное». В состав богослужения взят текст из Евангелия от Матфея (5: 3-12), и в таком виде он наиболее известен. Между тем у евангелиста Луки также приводятся заповеди блаженства, но в более кратком виде (6: 20-23). Здесь нужно заметить, что в греческом тексте Евангелия Луки в первом предложении нет слова «духом», а сказано только: «блаженни нищии». В церковнославянском тексте слово «духом» является вставкой, приближающей вариант из Евангелия от Луки к тексту Матфея. Эта традиция сохранена и в русском синодальном переводе.

«Послушай, как Он начинает дивное слово Свое: “блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное”. Что значит: нищие духом? Смиренные и сокрушенные сердцем. Духом Он назвал душу и расположение человека. Так как есть много смиренных не по своему расположению, а по необходимости обстоятельств, то Он, умолчав о таких (потому что в том не велика слава), называет, прежде всего, блаженными тех, которые по своей воле смиряют себя и уничижают. Почему же не сказал Он: смиренные, а сказал: “нищие”? Потому, что последнее выразительнее первого; нищими Он называет здесь тех, которые боятся и трепещут заповедей Божьих, которых и через пророка Исаию Бог называет угодными Себе, говоря: “на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего перед словом Моим” (Ис. 66: 2)?»

(свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея, беседа 15).

Проповедь «евангельской нищеты» во все времена порождала вопросы и недоумения. Известное евангельское изречение — «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф.19: 24) — склонялось на все лады. Христиан то обвиняли в некультурности, то видели в них бедняков, бунтующих против богатых. Так Цельс, критиковавший учение христиан в конце II в., утверждал, что они лишь искажают учение Платона, сказавшего «невозможно быть особенно хорошим и одновременно исключительно богатым», а другой критик, Порфирий, в III в. считал, что христианская проповедь наполнена желанием бедных присвоить себе имущество богачей. Впоследствии явилось и такое объяснение, популярное в советской атеистической пропаганде, что учение о «нищете духовной» было попыткой «церковников» сгладить социальную остроту раннего христианства, чтобы сделать его более презентабельным для богатых и власть имущих.

В Новом Завете действительно есть недвусмысленные выражения: «Горе вам, богатые!» (Лк. 6: 24), «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 7: 24), «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6: 21), «Не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия… Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды? Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь?» (Иак. 2: 5-7). Вместе с тем нетрудно заметить, что в Евангелии обличается богатство не как социальное явление, а как нравственное зло.

Богатому юноше трудно наследовать жизнь вечную, потому что он привязан к богатству, и в то же время ему близок путь совершенства: «пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19: 21). Богатство становится в этом смысле удобным средством для спасения души: «Приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лк. 16: 9). Состоятельному человеку открыта дорога благотворительности, ведь милостыней называется подаяние без надежды на возвращение, подаяние тому, кто не может вернуть. Именно нищие и убогие оказываются желанными гостями в известной евангельской притче о званных на вечерю (Лк. 14: 16-24). Неслучайно еще в античности горящая свеча служила символом благотворительности: «служа другим, расточаю себя».

Нужно учесть также, что слушателями евангельской проповеди были в первую очередь люди простые — пастухи, батраки-земледельцы, рыбаки. Слово Христово дает этим людям утешение и надежду: Царство Небесное ближе человеку, который лишениями избавлен от многочисленных пороков, происходящих от праздности и роскоши. Но и сама бедность не есть еще добродетель, и притесняемый человек не застрахован от зависти, злобы, жадности.

Поэтому говорится в Нагорной проповеди: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5: 44-45).

Учение о смирении, этой «нищете духовной», не является ни новозаветным, ни тем более позднейшим христианским изобретением. Уже в Ветхом Завете было известно изречение: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Притч. 3: 34 ,ср. Ис. 66: 2). Вполне естественно, что добродетель смирения, столь выразительно явленная Христом, нашла свое отражение и в ранней христианской гимнографии, например, в песни Пресвятой Богородицы: Бог «низложил сильных с престолов, и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем» (Лк. 1: 52).

Таким образом, в первой заповеди евангельских блаженств, с одной стороны, отразилось Христово учение о духовной нищете или смирении, как говорится в другом месте: «Возьмите иго Мое на себя, и научитесь от Меня: ибо я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11,29). А с другой стороны, здесь звучит заповедь нестяжательства, презрения к богатству. Можно сказать, что и в современных условиях господства денег и собственности проповедь смирения и презрения к богатству звучит на богослужении как нельзя более актуально.

Иерей Алексий Хотеев

Декабрьский номер  газеты «Воскресение» размещены в разделе архива газеты.

Подписной индекс газеты «Воскресенье» 63337

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.