Бондаренко, Вячеслав. "Роптанье дальнего огня…"

Автор: Бондаренко, Вячеслав.

Пожар октября. С.КурицинПроект «Западная Русь» совместно с редакцией журнала «Новая Немига литературная» продолжает знакомить читателей с русской поэзией Белоруссии, представляя подборку стихов Вячеслава Бондаренко. Вячеслав с первых дней после основания сайта является его постоянным автором. Именно его исторические статьи и главы из новых книг стали основой рубрики «Герои Белой Руси».

Ранее на сайте было опубликовано его блестящее стихотворение Суворову, которое он написал экспромтом за полчаса до своего выступления на конференции в Кобрине, посвященной 280-летию А.В.Суворова.

Вячеслав Бондаренко не только автор исторических произведений, но и прекрасных лирических стихов.

 

***

Трепещет слово на листке,

Старается остепениться,

Прижиться в выпуклой строке,

Со смыслом сумрачным сродниться.

И жаль его, но вечер нем

И строфы морщатся, ты слышишь.

И чуть помедлишь перед тем,

Как приговор ему подпишешь.

 

***

Нет больше мыслей для любезной тени.

Размокла в луже тоненькая связь.

Я лишь набор – глаза, тоска, колени.

Нестойкими словами заслонясь

От времени, слепой овчарки Божьей,

Что зубы, улыбаясь, кажет мне,

Стою, дрожа, в прокуренной прихожей,

Где лишь клопы да предки на стене.

 

***

 

Река, суровая как осень,

Неспешная как ход часов…

На берегу немного сосен

Да неприветливый песок.

Что небо, что вода – едино:

Тяжелый, твердый серый цвет.

Лишь бурые ошметки тины

Да бледной лилии просвет.

Все совершенно, прочно, плотно.

Все на грядущие века.

Как пыль на дедовских полотнах

И Баха добрая рука.

…Так думал мальчик. Ну а ныне

Не так он думает совсем.

В чужой, оплавленной пустыне

Почиет он и глух, и нем.

И что на месте рек вчерашних,

И что там будет через день,

И где приют его домашних –

Какая, право, дребедень!

Ни сил, ни слез, ни постоянства,

Ни благотворной седины –

Лишь опаленные пространства

Да скучные скупые сны.

 

***

Где век шумел и прадед правил,

Там ныне зной и пустота.

И жизнь свершается без правил,

Безбожна, ветрена, проста.

Ревут машины ночью лунной,

Рожают бабы на полу

И голос черни многострунный

Летит и падает во мглу.

 

МОЛИТВА

Поклон тебе, святая осень!

Ты снова смотришь молодцом.

Давай о чем-нибудь попросим

Икону, черную лицом.

О внуках, старости оплоте,

О детях, горести уму…

А коль не хочешь – о болоте,

Прильнувшем к дому моему.

Пусть ширится оно привольно,

Не поглощая ничего,

Пусть улыбается невольно

Всяк, кто посмотрит на него.

Там можно встретить тварей малых,

В преданьях с головы до пят,

Там до поры на листьях палых

Стихи доверчивые спят.

 

 

***

 

Как-то иначе все виделось.

Мир набекренил фуражку.

Волк ли навстречу иль сивый лось --

Окна выходят на Пряжку.

 

Страсть притворилася куцею,

Счастье помалу угасло…

Слушай свою революцию,

Ешь ее с хлебом и маслом.

 

Хочется так, чтобы заново,

Чтоб без мещанства, квартирки…

А на поверку -- Степановы,

Васины, Петьки да Ирки.

 

Неба высокого хочется,

Моря бездонного сразу…

А на поверку -- хохочется

Воблам, ежам, дикобразам.

 

Выход?.. Конечно, имеется.

Ключ на кушетку… И помер.

Ты ведь успел, разумеется,

Сдать ускользающий номер.

 

И полетел, успокоенный

Общим бессчетным потоком.

Просто обычным покойником,

Неким Сан Санычем Блоком…

 

 

ВАРИАЦИЯ

Внимайте моря мутный глас,

Молитесь матери Марии –

И все затихнет в нужный час,

И вы вернетесь не впервые

Домой. На влажном берегу,

В послушном плеске бледной пены,

Семь дев невзрачных берегут

Вас от обмана, зла, измены.

 

***

О, как мне хочется туда,

Где день приветствуют вороны,

Где белобрысы поезда,

Нахальны люди, злы перроны.

Там не до прозы и стихов,

Там даже трезвые – хмельные,

И рядом спят клочки грехов

И добродетели больные.

Там лоб несчастный холодят

Две убегающие нитки.

И молча на меня глядят

От горя серые пожитки.

 

 

***

Кому какое дело, где сейчас

Везет перу, чернильнице, блокноту,

Кого мутит гимноподобный глас,

Кто взял свою томительную ноту.

Ложись-ка лучше. Ночь невысока.

Еще луна не выбелила поле.

Еще нейдет дрожащая строка

К владельцу, полумертвому от боли.

 

***

 

Папоротник ветхий у реки,

Крупные хмельные мотыльки,

Пыльные дорожки вдоль воды,

Чьи-то торопливые следы,

Кто-то плавал, кто-то утонул,

Лебедь ему крылья протянул

И увидел милые черты,

И своей стыдился немоты.

 

В ГАТЧИНЕ

Я наблюдаю в юной чаще

Струенье веток, гибкий лед,

Над крепостью ненастоящей

Могучий призрачный полет,

И принимаю чьи-то муки,

Непредставимые уму,

И чьи-то трепетные руки

Целую, согреваю, жму.

И знаю, чувствую – теплеет

Февральский воздух вкруг меня.

Неявный силуэт в аллее,

Роптанье дальнего огня…

И гомон жизни умолкает,

Светлеет века полоса.

Пернатый прах пересекает

Мертвеющие небеса.

 

***

Не нужно будет расставаться,

Считать секунды, письма жечь;

Лежит стремительная речь,

Как в море врезанная пьяцца,

Все злато, мрамор. Время с плеч;

Тебе ли вечности бояться?

 

***

Изящество, природа, любованье,

Как долго учишь пряный ваш язык,

С каким трудом роняешь упованья

На то, к чему полвека как привык,

И начинаешь сразу векованье,

И после просишь век почесть за миг.

 

***

Что за чудная картина:

Средь аттических руин

Розовеет сонатина,

Краше прочих сонатин.

Дочь искусного голландца,

Итальянца-гордеца,

Шведа, немца, иностранца,

Всех и сразу, без конца.

Чьи-то пальчики прилежно

Мнут пахучие смычки,

Повторяя неизбежно

Муки авторской руки:

Повороты, расстановки,

Щебетанья малышей –

Все приманки, все уловки

Для сиятельных ушей.

Посреди аллей тенистых

И блистательных затей –

Звук любезных атеистов,

Звук лохматых лебедей.

***

Сузившись до зеркала, ребенка

Трогают упреки ночника.

Малопросвещенная сторонка,

Грустная тяжелая река.

Он выходит на песок непрочный,

Рыбам отдает земной поклон.

Пушкина читает летней ночью,

Верит в то, что счастье – это слон.

Вот его танцмейстер учит польке.

Он не понимает ничего.

И кому известно в мире, сколько

Жизней остается у него?

 

 

ЕЩЕ ВАРИАЦИЯ

Судьба протерта на терке,

Просеяна в решето.

Трепещут сестры-актерки,

Трясется цирк-шапито.

Луной озаренный, чуден

Бескрайний слепой ковер.

Ах, горек, нелеп и труден

Забавный жребий сестер.

Сожмутся пальцы – и прячут

Облатки прежних личин.

И с ложа на ложе скачет

От счастья злой Арлекин.

 

 

***

 

Ducunt Sarmatici barbara plaustra boves.

Сарматские быки везут варварские телеги.

Овидий, Tristia, III, 10, 34

 

Дымом овечьим пронизано все.

Море ликует за стенкой.

Кто-то приедет, отроет, спасет,

Станет последней ступенькой.

Выбросит страха и лени сродство

Из позабытой латыни.

Скажет, что будет пентер волшебство –

Где-то далече, но ныне.

И напечатает дикий тираж,

Выправит в Риме прописку

Даст для стихов золотой карандаш,

Голубоглазую киску…

Бешено к ночи взывает костер.

Варваров пение ближе.

"Дачии" старой оглохший мотор

Бьется в тоске по Парижу.

 

***

 

Забытых ветвей календарь,

Протертого пледа наследство…

На стенке, как в рамочке царь,

Висит молчаливое детство.

Все пальцы бродили туда,

Где взрослые пряники прячут.

Трубили на Невском суда –

И дело не в Питере, значит.

Разбитый несчастьем плейбой

Ночует в конурке у цирка.

А утро сыграет отбой –

Красивый, как юная Ирка.

 

***

 

Воспаряют чьи-то души,

На покой обречены.

А сиятельные уши

Наслаждением полны.

Блеск неспешного теченья,

Мягкость трогательных уст

И державного печенья

Прерывающийся хруст.

Осужден злодей на муку,

Сонатина хороша.

Глубоко скрывает скуку

Пустотелая душа.

Век прелестный и несносный,

Я тебя целую в лоб.

Чьи-то трепетные сосны,

Чей-то там сосновый гроб…

 

 

***

Знаете ли вы украинскую ночь?

Н.В.Г.--Я.

 

Опять наплывает от балки

В черешневом черном платке,

С глазами забитой русалки,

С Днепром на тугом поводке, –

И квохчет, прижавшись теснее,

Нерусские эти слова,

Обиженно, словно не с нею,

Болит от любви голова.

Опять собираются в кучи

В двенадцатом пыльном часу

Провалы в чернилах паучьи –

И сна ни в едином глазу.

А в Нежине нежная штучка

Забредила Ганцем вдали.

И жуткие песни Сердючки

На дно возле Байды легли.

Вячеслав Бондаренко

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.