Русские в гражданских войнах на Украине (XX—XXI вв.)

Автор: Михаил Разиньков

 Изучение отношения русских к становлению украинской государственности необычайно важно, поскольку затрагивает основы очень непростых современных контактов между нашими государствами. Данное исследование является попыткой сравнительного анализа мироощущения русских на Украине во время гражданских войн начала XX и начала XXI вв. Поскольку на момент написания статьи противостояние не закончилось, автор ограничивает нижнюю хронологическую границу анализа сентябрём-октябрём 2014 г.

Развитие украинского и русского национализма на Украине в XIX -начале XX вв. внимательно изучалось историографией последних десятилетий1. Столь же актуальной оказалась тема украинизации в Советской России 20-х гг. прошлого века, взаимоотношений УССР с РСФСР2. Ситуация с русскоязычным населением в постсоветской Украине привлекала внимание историков, социологов, политологов.

Русская национальная идентичность в антибольшевистской России

При всей аморфности идеологии Белого движения национализм следует считать одним из её источников и элементов3. В августе 1919 г.

главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России А. Деникин выпустил обращение "К населению Малороссии", в котором говорилось о "малорусской ветви русского народа" и неделимости этого народа, спаянного единой экономикой и языком. Обращение связывало стремление Украины к государственной независимости с немецкими происками, именовалось "злым делом" предателей. В качестве альтернативы предлагалась культурная автономия Малороссии, включавшая свободу использования малороссийского языка в печати и отчасти в школьном обучении4.

Действительно, взгляды командующего Вооружёнными силами Юга России опирались на научные разработки и публицистические труды крупных учёных (филологов А. Стороженко, И. Линниченко, юриста и философа П. Новгородцева), а также реализовывали мероприятия, созревшие в процессе переговоров кадетов с украинскими националистами ещё до мировой войны5. Немаловажно и то, что до революции Киев был центром русского национализма, и здесь общественную поддержку деникинскому курсу обеспечила редакция газеты "Киевлянин" во главе с В. Шульгиным и лидером Киевского клуба русских националистов А. Савенко.

Однако радикальных взглядов киевских националистов опасались даже руководители Вооружённых сил Юга России, а поддержавшую Белое движение Кубанскую народную республику лихорадило от борьбы сторонников белых и проукраинских автономистов. А. Деникин сообщал также, что часть деятелей, близких к белому руководству, "признавали наличие особого украинского народа" и отнеслись к обращению "К народу Малороссии" прохладно6.

Как видим, взгляды на "украинский вопрос" участников Белого движения и сил, примыкавших к нему, были очень пёстрыми: либеральные и националистические толкования понятий "русский" и "малоросс" переплетались с украинофильством деятелей Кубанской рады и попытками командования Вооружённых сил Юга России найти устраивающую всех "золотую середину".

Распад Российской империи болезненно переживался русскими на Украине, поэтому наступление белых в 1919 г. встречало широкую поддержку мирного населения восточных областей Украины и связывалось с восстановлением имперской идентичности. Украина не воспринималась русскими как территория другого государства7, тем более что население украинских городов начала XX в., действительно, было русским или русскоязычным.

Вопрос о воспринимаемых границах России, т.е. "ментальной географии", представляется далеко не праздным. Известно, что Временное правительство ограничивало компетенцию Центральной рады пятью губерниями - Волынской, Подольской, Киевской, Полтавской и частью Черниговской. А Харьковская, Екатеринославская, Херсонская губернии и Северная Таврия были присоединены к Украине третьим Универсалом Центральной рады только в ноябре 1917 г. и Малороссией не считались8. При этом, согласно переписи 1897 г., украинцы были здесь этническим большинством9. Серьёзную конкуренцию великороссам малороссы составляли в ряде отделов Донской и особенно Кубанской казачьих областей, уездах Воронежской и Курской губерний. Так что представления русских националистов о данной территории как о "своей" наталкивались на явные демографические противоречия.

Поскольку украинские национальные режимы менялись, а на территории современной Украины существовало, по крайней мере, два национальных государства (с центрами в Киеве и Галиции), то и отношение к ним у белых значительно отличалось. Очевидно, что на режим П. Скоропадского изначально возлагались большие надежды. Участник Екатеринославского похода конца 1918 г. И. Лабинский считал, что провозглашение бывшего флигель-адъютанта императора и потомка гетмана времён Петра Великого фактическим монархом Украины "символизировало лояльность населения Украины к единой России и приверженность его к монархическому строю"10. Симпатии вызывали антикоммунистический настрой гетмана, прекращение "чёрного передела". П. Врангель положительно отзывался о личных качествах украинского правителя11, а П. Краснов видел в нём естественного союзника в борьбе с большевиками12. Однако мемуары хранят и следы разочарования в режиме Скоропадского, начиная от мягких упрёков в "мягкости до бесхарактерности" и заканчивая критикой за безмерное честолюбие, желание угодить всем13. Кроме того, в Белом движении Юга России антигерманские настроения играли значительную роль, поэтому гетманский режим воспринимался как коллаборационистский.

Высказывания о петлюровском режиме оказывались ещё более жёсткими. Белые именовали петлюровцев бандитами, ввергшими Украину в очередной виток хаоса, обвиняли в зверских убийствах русских14.

Что касается обывателей, то здесь мнения могли разниться. Одни называли С. Петлюру и В. Винниченко "изменниками России, ненавистниками всего русского"15. Другие отмечали, что в целом петлюровцы держали себя вполне миролюбиво16.

Иным было отношение к Западно-Украинской народной республике (ЗУНР). На первый взгляд может показаться странным, что белые оставили доброжелательные отзывы о галичанах, т.е. проводниках взращённого австрийцами украинского национализма. Командующий войсками Новороссийской области Н. Шиллинг и А. Деникин описывали армию галичан как дисциплинированную (в противовес "петлюровским бандам"), предлагали подчинённым генералам относиться к солдатам перешедшей на сторону белых армии ЗУНР как к "родным братьям"17. Чтобы понять эти симпатии, необходимо знать, что украинский национализм в Галиции носил антипольскую направленность18. Сыграла свою роль и социальная психология военных: в одетых в европейскую форму, сохраняющих представления о воинской субординации галичанах белые офицеры попросту видели "своих". Кроме того, свидетельства эти относятся к моменту разгрома Вооружённых сил Юга России, когда белые готовы были вступить в союз с любым, кто этого хотел.

Другим аспектом русско-украинских отношений стала украинизация в армии и административном аппарате 1917-1918 гг., которая характеризовалась либо презрительно, либо иронически. Авторы воспоминаний отмечали, что украинизация армии создавала почву для внутренних конфликтов и дезориентировала солдат19; что подавляющее большинство украинцев воспринимали переход на украинский язык в делопроизводстве как затрудняющее работу явление. Мемуаристы иронизировали, сообщая, как украинские бюрократы и националисты, изобретая новый язык, далеко не всегда понимали друг друга20. Фактором недовольства стало и то, что петлюровское правительство не признавало за русскими право быть таковыми и причисляло всех русских, проживавших на Украине, к украинской нации21.

Образ украинских национальных режимов в белых мемуарах отделяется от образа простых украинцев. Белогвардеец В. Гуреев отмечал аполитичность крестьянской массы и "констатировал с удовлетворением", что "несмотря на сепаратистскую пропаганду крестьяне никак не считали себя врагами единой России, не видели никакой необходимости в отделении Украйны"; разговаривая на украинском, они считали, что обучение в школах должно проходить на русском, поскольку это могло в дальнейшем пригодиться, если переселяться "на Москву, або в Сибир, або на Кавказ"22.

Беспочвенный характер украинского национализма подтверждался, по мнению белых, численной "ничтожностью" и неустойчивостью украинских частей в бою23. Однако часть наблюдателей признавала, что националисты могли представлять и массовые настроения простонародья. Сестра милосердия М. Нестерович-Берг говорила об украинских националистах как о фанатиках, тем не менее отражавших общие настроения, когда они обещали расправу не только над русскими, но и над поляками24. Националисты пользовались поддержкой населения, озлобленного на белых25.

Интересно, что Российская академия наук ещё в 1905 г. признала украинский самостоятельным развитым языком, а не наречием русского26, однако имперская политическая культура стойко сопротивлялась таким новациям. То, насколько ригидным оказывалось массовое сознание, видно из несоответствия содержания деникинского обращения тем настроениям, которые испытывало собственно русское население украинских территорий. Предложения, исходившие от правительства Вооружённых сил Юга России, касались свободы использования малороссийского языка, но именно этот аспект "украинское™" подвергался русскими наибольшей критике. Почти все мемуаристы, симпатизировавшие Белому делу или бравшиеся за оружие ради него, уничижают украинский язык, говорят, что либо население на нём не говорит, либо он вообще не существует. Наряду с этим мемуаристы согласны с текстом обращения в том плане, что Украина не должна иметь политической самостоятельности. Таким образом, поддерживая "отрицательную" часть программы, русские не видели смысла в её "позитивной" части.

Утверждение белых о наносном, беспочвенном характере украинского национализма не получило подтверждения в исторической перспективе. Представляется, что здесь свою роль сыграла недостаточная осведомлённость о сущности украинского национализма, стремление представить его результатом немецких и австрийских происков. Истоки живучести украинского национализма, реально формировавшегося не только на территории Австро-Венгрии, но и в самой Российской империи27, следует искать в социал-радикализме, получившем в событиях февраля - октября 1917 г. и Гражданской войны особенно актуальное звучание. Стремление построить "национальную Украину с человеческим лицом" было важной частью идеологии ультранационалистических сил как в довоенной Галиции, так и в Украинской народной республике.

Украинский вопрос в Советской России

Национальный вопрос не являлся центральным в идеологии большевиков, однако в работах В. Ленина этой проблеме уделялось немалое внимание, и очевидно, что под влиянием событий Гражданской войны его взгляды претерпели серьёзные изменения. До начала мировой войны Ленин негативно отзывался о национальных движениях, считая их проводниками интересов буржуазии, "черносотенцев" и "клерикалов". В работе "О национальной гордости великоросса" Ленин называл истинным патриотом того, кто борется против социальной несправедливости, а не за интересы буржуазного национального государства28, и в этом смысле ленинские взгляды на национальный вопрос вполне органично вписывались в его идею превращения мировой войны в гражданскую29. Национальный вопрос рассматривался как зависимый от классовой структуры общества, экономических интересов государства и буржуазии. Границы государств предлагалось определять прежде всего исходя из хозяйственных интересов. Признавая наличие национального вопроса, Ленин поднимал вопрос о праве наций на самоопределение, приводил любопытные рассуждения о возможности вычленения из буржуазной национальной культуры социалистических и демократических элементов культуры народной массы30. Следуя ленинским трактовкам, советские историки видели в украинском вопросе прежде всего классовую подоплёку. Украинский национализм связывался с борьбой мелкобуржуазных слоёв и обслуживающей их интеллигенции за влияние и рынок труда.

Однако более поздние работы руководителя большевиков говорят о куда более бережном его отношении к национальному самолюбию. В одной из своих последних работ Ленин предостерегал от посягательств на права национальных меньшинств, под которыми он понимал любые нерусские народы формирующегося СССР. Более того, он предлагал расширять их права даже в ущерб русским, чтобы склонить народы под знамёна пролетарской борьбы31. Собственно, в этом русле и реализовывалась национальная большевистская политика 20-х гг. прошлого века, активным проводником которой был Н. Скрыпник. Исследователи российско-украинских отношений сходятся в мнении, что, выполняя решения XII съезда РКП(б) по национальному вопросу, власти РСФСР и УССР, несмотря на сопротивление низовых организаций КП(б)У, советов и профсоюзов, двигались по пути принудительной административной украинизации32.

Особенностью большевистской идеологии стала успешная попытка по-новому взглянуть на русско-украинские отношения. Для большевиков ответом на имперское "триединство" русской нации стали идея классового и национального братства русских с украинцами, а также идея единства самой Украины, разделённой на несколько политических образований. Так, обращаясь в 1919 г. к ЗУНР, красное командование заявляло: "Советская Украина не захватчица земли чужой, не насильница свободы галицийского народа - она его друг и брат"33.

Режимы Центральной рады, П. Скоропадского, С. Петлюры оценивались советской стороной крайне негативно. Рада и П. Скоропадский обвинялись в контрреволюционости, предательстве немцам, провоцировании румынской интервенции34; С. Петлюра выступал "ставленником буржуазно-националистической рады", "мелкобуржуазным шовинистом"35. Как и представители белогвардейских отрядов, красноармейцы с насмешкой воспринимали внешний вид украинских военных, подражавших запорожцам36.

Известно, что большевистское правительство протестовало против третьего Универсала, но уже в марте 1919 г. признало за Украинской советской республикой Волынскую, Подольскую, Киевскую, Полтавскую, Черниговскую, Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии, а в 1920 г. - Донецкий и часть Таганрогского округов бывшей Области войска Донского37. Вместе с тем попытки расширить территорию Украины за счёт губерний РСФСР после Гражданской войны натолкнулись на возражения местных губернских властей, уездных советов и научной общественности, которые указывали экономическую нецелесообразность проектов украинизации российских губерний, историческую принадлежность этих территорий именно России. Под экономической фразеологией угадывался национальный характер полемики, тем более что с украинской стороны её участником оказался М. Грушевский. Она привела к возвращению в состав РСФСР части территорий, отданных ранее Украине, и передаче по-следнеи в качестве компенсации гораздо меньших территории, чем те, на которые рассчитывало руководство УССР38.

Дискуссия о границах в 20-е гг. выявила высокую степень асси-милированности украинцев в русскую культуру. Крестьяне-украинцы в РСФСР отказывались отдавать детей в украинизированные школы. Крестьянство интересовал скорее еврейский, а не русский вопрос, причём в восточных и южных регионах УССР русские и украинские крестьяне были склонны совместно отстаивать свои интересы перед лицом прочих этносов39.

В промышленно развитых регионах УССР наблюдалась сходная ситуация. На украинском дома говорили только 15 % рабочих-украинцев Донбасса. Рабочие профсоюзы не только Донбасса, но и Киева сопротивлялись советской украинизации40.

Русская интеллигенция в УССР, особенно многочисленная в технических специальностях, также критически относилась к советской украинизации, воспроизводя дореволюционные этнические стереотипы. На незнание (и нежелание знать) учителями украинского языка наталкивались попытки учредить в пограничных губерниях РСФСР украинские школы. Гуманитарная интеллигенция городов и сельская интеллигенция, напротив, с энтузиазмом восприняли украинизацию: известны петиции жителей Гомельской, Брянской, Курской и Воронежской губерний о необходимости присоединения этих областей к Украине41.

А. В. Марчуков приводит любопытные данные по составу высших управленцев в УССР (наркоматы, промышленные управления), где к марту 1926 г. этническое большинство составляли отнюдь не украинцы (23-25 %), а русские и евреи42. При этом как наверху, так и в низовых организациях КП(б)У "конфликты между коммунистами-украинца-ми и коммунистами-русскими встречались очень редко (гораздо реже, чем антиеврейские настроения)"43. Управленцы в пограничных регионах как РСФСР, так и Украины саботировали переход делопроизводства на украинский язык и на территории российских губерний добились его отмены44.

Негативное отношение к украинским националистам не помешало М. Грушевскому, В. Винниченко и даже генералу Ю. Тютюннику вернуться в Советскую Россию. Отражая рассуждения, породившие амнистию к участникам Гражданской войны, командир "червоного казачества" В. Примаков писал: "В то время как противоречия классовых интересов в Центральной России, а особенно в промышленных центрах, были совершенно отчётливы и обострены до последней степени, украинский пролетариат и, главным образом, украинская деревня были охвачены шовинистическим угаром. Классовые противоречия затушёвывались националистическими стремлениями украинской городской и сельской буржуазии, требовавшей содружества классов во имя "возрождения нации"45. Как видим, в отличие от белых, В. Примаков отнюдь не считал украинский национализм беспочвенным.

Итак, большевики с гораздо большим вниманием, нежели белые, отнеслись к проблеме украинского национализма. В результате весьма ограниченные предложения белых сменились советской украинизацией, очевидно, игнорировавшей мнение русских в самой Украине. Заметим, что с обеих сторон Гражданской войны отношение русских к образованию Украины, украинизации, переделу границ было в общем негативным. Истоки этого недовольства разнообразны: сохранение стереотипа о единой русской нации, сформировавшегося в имперский период; высокая степень ассимиляции украинского населения в пограничных губерниях и его желание сохранить знание русского языка, полезное для дальнейших трудовых миграций в глубь России; этноцентризм русских; ригидность психики населения, не желающего воспринимать новации, даже если они становились политической и этнической реальностью; борьба за власть и реализация первоначальной ленинской концепции о приоритете экономических интересов над национальными.

Понятно, что в связи с современными событиями на Украине особый интерес представляет вопрос о Донецко-Криворожской республике. Образовавшаяся как часть РСФСР, она подверглась нападкам со стороны самых разных политических сил. Центральная рада и режим П. Скоропадского видели в ней сепаратистов, большевики (Н. Скрыпник, а затем В. Ленин и Я. Свердлов) обвиняли руководство республики в дроблении сил пролетарской революции, отделении от всеукраинско-го коммунистического движения, великодержавном шовинизме46. В ответ в дискуссиях против ЦИК Советов Украины сторонники Донецко-Криворожской республики уличали Н. Скрыпника в национализме. И в дальнейшем, уже после исчезновения республики, партийные организации Донбасса конфликтовали с руководством КП(б)У, причём дело дошло до требований роспуска Донецко-Криворожского комитета (1919 г.) и разбирательств по этому поводу в ЦК РКП(б)47.

Следует заметить, что помимо Донбасса советские республики были созданы в Одессе, Крыму, на Дону, т.е. практика образования таких государственных образований не была чем-то из ряда вон выходящим. Очевидно также, что в создании Донецко-Криворожской республики сыграло роль противостояние двух областных объединений РСДРП(б) с центрами в Киеве и Екатеринославе. Киевские "левые коммунисты" во главе с Г. Пятаковым критиковали Брестский мир и считали необходимой борьбу с германским империализмом объединёнными силами украинских большевиков. Большевики в Екатеринославе и на Донбассе во главе с Э. Квирингом и Артёмом (Ф. А. Сергеев) считали борьбу с немцами без помощи РСФСР бесперспективной48. На "антинемецкую" направленность создания Донецко-Криворожской республики обращали внимание советские историки: часть деятелей республики полагали, что присоединение к РСФСР станет формальным препятствием для немецкой оккупации49.

Нельзя в полной мере согласиться с мнением А. Марчукова о том, что образование республики базировалось прежде всего на неприятии "укра-инства". Её лидерам, и прежде всего Артёму, этот процесс виделся как создание вненационального (а не "русского") государственного образования, обусловленного экономической целесообразностью и опирающегося на идеи Ленина50. Сопротивление большевистских центров РСФСР и Украины, нежелание руководства республики открыто опереться именно на русских не позволили этой конструкции осуществиться.

Вместе с тем ситуация на Донбассе 2014 г. с наглядностью показала несостоятельность взглядов советской историографии, воспроизводимых в некоторых современных работах о том, что Донецко-Криворожская республика была случайным образованием, не имевшим под собой социальной почвы51Напротив, мы видим, что национальная (социально-этническая) почва для такого государства существовала и стойко сохранялась на протяжении всего XX века! Таким образом, ясно, что сложившаяся историография так и не смогла адекватно объяснить характер протекавших в Донецко-Криворожской республике событий, меняя оценки с плюса на минус либо пытаясь отстоять концепцию "генеральной причины" события, будь то антиукраинские настроения русских, попытка защититься от немцев или создание республики по принципу хозяйственной целесообразности.

"Русский мир" вместо славянского братства

Нынешняя идеологическая ситуация в Новороссии представляется аморфной, что роднит её с положением во время Гражданской войны начала XX в. Известно, что относительно стройная идеологическая картина Белой России является результатом осмысления эмигрантами происходившего в 1917-1920 гг., а в 1918-1919 гг. никакой ясной логичной идеологии у белых не было52. Однако несомненно, что "русский вопрос" играет в современной войне на Украине значительную роль.

Важной частью идеологии восставших стали ориентация на Россию и первоначальное желание присоединиться к Российской Федерации по примеру Крыма. Между тем в обращениях и интервью лета 2014 г. звучит обида на отсутствие реальной (прежде всего, военной) поддержки с её стороны. Воспринимая Россию как могущественного соседа, способного в короткое время разгромить украинскую армию, ополченцы высказывают недоумение по поводу отказа РФ присоединить восставшую Новороссию. Командир Луганской народной республики П. Дрёмов заявляет: "Кто нам что дал? Максимум что нам дали - это сказали, что мы русские. У нас в Крыму одни русские живут, а здесь живут русские второго сорта. И очень хочется понять, когда это закончится"53.

Недостаточную поддержку со стороны России ополченцы пытаются объяснить логическими конструкциями, воссоздающими, по их мнению, "закулисье" борьбы. Так, представитель левого крыла донецкого ополчения Коммунист рассуждает следующим образом: "Куратором и спонсором всех основных процессов и вообще проекта Новороссия является российская бизнес-элита, цели которой до определённого момента совпадали с целями простого народа... Истинные цели - это возврат... промышленности юго-востока... под контроль бизнес-элиты Российской Федерации". Восклицая, что "олигархи всегда могут договориться между собой!", Коммунист полагает, что затянувшаяся война - это результат сговора российских и украинских олигархов с целью перемолоть "социально активный элемент" Донбасса. При этом каждая сторона, по его мнению, получит своё: российские олигархи - контроль над юго-востоком Украины, сама Украина - долгожданную победу, а стоящие за ней США -нужный им геополитический расклад54.

Конспирологическую версию происходящего выдвигает и бывший министр обороны Донецкой народной республики И. Стрелков. В сентябрьском обращении он рассуждает о предателях-либералах в окружении президента России. Именно эти "агенты влияния Запада" не допустили ввода русских войск в юго-восточную Украину в начале появления Новороссии, когда можно было всё решить почти бескровно; а "агенты", "проникшие в МИД России" и действовавшие в интересах украинской олигархии, вносили раскол в ряды ополченцев Новороссии, дезориентировали президента России. Только стойкость и самоотверженность восставших позволила дождаться момента, "когда реальная помощь из России достигла своего адресата [и] ополченцы перешли в наступление, но и тут изменники проявили себя в полной мере", способствуя заключению перемирия, спасшего разгромленные карательные армии.

Задаваясь вопросом о причинах измены, И. Стрелков указывает на марионеточность либеральной бизнес-элиты: "западные хозяева" не дают ей воспользоваться вывезенными за рубеж богатствами, заставляют быть проводниками интересов Запада. Кроме того, "обладая серьёзными позициями во власти и значительными финансовыми ресурсами, предатели всерьёз хотят захватить власть сами"55.

Немалое место в образе России занимает фигура В. Путина. Именно с ним связывают свои надежды представители самых разных групп ополченцев. Так, ополченец Коммунист считает, что российский президент - "носитель идеи собирания земель русских, восстановления системы двухполярного мира", за что его ненавидят олигархи, либералы, США, НАТО56. По мнению И. Стрелкова, В. Путин произвёл в стране "революцию сверху" и, пользуясь "широчайшей народной поддержкой", стал восстанавливать сильную Россию. Он уверен, что свержение президента приведёт к последующему "демонтажу России" либералами и странами Запада57.

Образ России идеализирован. Обращаясь "ко всем олигархам... будущей республиканской Украины, которая будет в скором времени находиться целиком и полностью в составе Российской Федерации", один из ополченцев приказывает им под страхом смерти отдать все предприятия, больницы, школы и прочее в руки народа58. По умолчанию предполагается, что в России подобное уже произошло, и собственность олигархов национализирована.

Осознание того, что присоединение к России невозможно, представляется одной из ключевых причин смены ведущих политиков республик в августе 2014 г., подвижек в идеологии, которые на момент написания статьи ясны не до конца.

Ещё в 2006 г. А. Марчуков, описывая насущные проблемы, стоящие перед российско-украинскими отношениями, обозначал понятие "Русский мир": "...Под Русским миром [выд. авт. цит. - Прим. авт.]... понимается определённый цивилизационный, культурно-психологический, религиозно-этнический и хозяйственный организм - сообщество, к которому принадлежат не только русские в современном понимании этого слова (или по старому - великороссы), но также белорусы и восточные украинцы. В силу множества факторов... большинство этих людей продолжает сознавать (или ощущать подсознательно) свою принадлежность к этому миру, и поэтому их социальное поведение и реакция на кризис конца XX в. во многом одинаковы"59. Термином "Русский мир" оперируют политики и военные деятели Новороссии. Именно обвинения в том, что "вы [Россия. - Прим, авт.] не хотите нам помогать... потому что не считаете частью Русского мира!", были проникнуты в выступлении О. Царёва (председатель парламента Новороссии) наибольшим негодованием и вызвали самую бурную ответную реакцию среди участников теледебатов60. Однако, как и В. Соловьёв, подчеркнём, что "Русский мир" не является субъектом международного права или международной политической географии. И, следовательно, является частью географии ментальной, воображаемой.

Обращаясь к реальной демографической ситуации, мы увидим следующее. Доля русскоязычного населения на юге и востоке современной Украины составляет 85-90 %, в то время как на западе всего 10 % (2008 г.)61. По несколько устаревшим данным (1997 г.), русскоязычное обучение доминировало в школах Днепропетровской (58,2 % ), Харьковской (64,8 %), Одесской (67,9 %), Запорожской (70,3 %), Луганской (91,3 %), Донецкой (94,6 %) областей и в Крыму (96,9 %), достигая в Севастополе 100 %62.

С другой стороны, имела место и другая тенденция. В последнее десятилетие прошлого века шёл процесс "реидентификации" русских в украинцев. По сведениям В. Городяненко, "...в период между переписями 1989 г. и 2001 гг. численность русского населения сократилась на 3021 тыс. человек", причём сопоставление с данными прибыли-убыли населения показывает, что это происходило в основном из-за того, что русские записывались украинцами63. Не следует путать и понятия "русский" и "русскоязычный". "Чистые" этнические русские на Украине в 2001 г. составляли всего 10 % населения. С 2004 по 2006 г. доля русских, которые воспринимают себя как граждане Украины, возросла с 34,5 до 42,9 %; ощущение связи с СССР уменьшилось в этот же период с 21,8 до 14,5 /о64. Иначе говоря, шёл процесс врастания русского и русскоязычного населения в украинскую государственность.

И всё же конфронтация, очевидная сегодня каждому, продолжала сохраняться. Оставляя в стороне политические причины событий 2013-2014 гг., обратим внимание на то, что конфликт имеет и явные социальные корни. По опросу 2012 г. только "47,7 % украинцев поддержали идею „легализации" русского языка в тех регионах, где с этим согласны более 50 % жителей, а 25,7 % выступили за придание ему статуса государственного"65, т.е. для более чем половины украинских граждан претензии русскоязычного населения на особый статус были совсем неочевидны. В современной ситуации эта конфронтация приняла форму военного противостояния.

Ощущение "русскости" у восставших связано и с резким неприятием нового украинского режима. По заявлению одного из ополченцев, П. Порошенко и другие олигархи забыли о тех, кто "работал на них день и ночь, не покладая рук, кто выращивал пшеницу, кто добывал нефть и газ, которые вы продавали миллионами кубов - это вы быдло! Скот! Забывшие своих людей, свой народ! Это вы - быдло, устраивавшие эти революции, не думавши ни о людях, ни о ком! Это вы, быдло, показываете им по телевизору ложь, сплошную ложь!.. Это вы, быдло... гоните под ружьё восемнадцатилетних пацанов на смерть"66. Участникам ополчения Украина представляется фашистским государством. Она в символическом мире "образа врага" - это царство Зла. Так, по мнению И. Стрелкова, сбитый над Донбассом "Боинг" был не только поражён украинской ракетой, но и специально направлен украинскими властями в это место, чтобы организовать "грандиозную провокацию"67. Глава Донецкой народной республики А. Захарченко, давая интервью в начале октября 2014 г., высказался по поводу украинской стороны следующим образом: "Те звери, которые находятся... на той территории... они уже людьми на самом деле называться не могут: они стреляют в детей, стреляют в мирные дома, они стреляют по торговым центрам, церквям"68. Украинские солдаты, национальные гвардейцы предстают убийцами, насильниками, предателями. Оценка гражданского населения варьирует от образа "обманутых пропагандой" до "рабов, которых задавят ваши же господа"69 70. Ощущение "обманутости" простых украинцев подавляется в сознании ополченцев обидой на создавшееся положение и угрозами ответных бомбардировок теперь уже городов Западной и Центральной Украины.

Ополченцы считают себя русскими, находящимися "на своей земле". По их мнению, между русским и украинцем отсутствуют различия за исключением языка. В этих условиях политики пытаются возродить идею не просто братства, а этнического единства русских и украинцев, столь характерную для Белого движения10. С русским национальным характером увязывается та стойкость, с которой ополченцы борются с украинской армией и нацгвардией: "У нас много чего не хватает, но у нас достаточно мужества [потому что]... русские воюют так, что их победить невозможно..."71. Примечательно, что даже возвращение жизни в мирное русло связывается подчас с русским национальным характером. "Мы можем ещё вернуться к нормальной жизни, - рассуждает один из ополченцев Луганской народной республики (август 2014 г.), - потому что мы - русские, как бы это ни звучало странно, мы всегда жалеем своих врагов. Сначала мы их бьём, а затем снимаем последнюю рубашку и укрываем поверженного врага и делимся с ним последним куском хлеба, так было всегда, так может быть и сейчас"72.

Небезынтересно обратить внимание на религиозную составляющую мировоззрения ополченцев. Для стрелковцев, оборонявших Славянск в июне 2014 г., развернувшаяся война - это ещё и война "за веру православную", тесно увязываемую с ощущением "русскости" ("русская земля -это удел Пресвятой Богородицы, и пока стоит Славянск, будет стоять вера православная")73. В видеообращениях и интервью политиков и ополченцев можно увидеть намеренно расположенные перед камерами иконы.

Православная символика присутствует на знамёнах восставших, а фразы "Святая Русь" и "Бог с нами!" можно увидеть даже на артиллерийских установках.

При всех приведённых выше фактах было бы неправильным считать русский национализм (противостоящий национализму украинскому) единственной движущей силой этой войны. Во-первых, большая часть воюющих оказалась втянута в конфликт против своей воли и имеет весьма туманные представления об идеологическом смысле борьбы. Во-вторых, в заявлениях многих ополченцев мы обнаруживаем мощное желание социальной справедливости, реванша за "горбачёвско-ельциновский" развал советского пространства, расхищение народной собственности в 90-е гг. прошлого века. Не стоит переоценивать и роль религиозного момента. Например, первый глава Луганской народной республики В. Болотов предпочёл позировать на фотографиях не в окружении икон, а с портретом А. Суворова. Религиозность рядовых может быть связана и со склонностью комбатантов к религии и мистицизму, хорошо известными военным психологам и военно-исторической антропологии74.

* *

*

Современная ситуация на Украине, особенно на отделившемся юго-востоке страны, напоминает тот узел противоречий, который существовал здесь в начале XX в. Конечно, связь между событиями столь отдалёнными во времени прослеживается весьма условно, но она существует. Известно, что И. Стрелков состоит в Дроздовском объединении и присягал на верность великому князю Владимиру Кирилловичу. В Интернете можно обнаружить его фотографии в белогвардейской форме, что является следствием его увлечения военно-историческими реконструкциями, но опять же определённой направленности75. Исторические аллюзии происходящего увязываются в сознании Стрелкова с событиями начала XX в. и воспроизводят схему рассуждения белогвардейцев о возникновении большевистского режима: "Апробированный сценарий 1905 и 1917 гг. по схеме „позорное поражение - экономический кризис - дискредитация власти - народные волнения - дворцовый переворот" вновь в действии"76.

Имеет место реанимация концепции единой русской нации, состоящей из русских (великороссов), украинцев и белорусов, характерной для представителей элиты Российской империи и руководителей Белого движения. Существенное значение религиозного фактора в идеологических конструкциях ополченцев также напрямую перекликается с идеологией белых. Присутствует здесь даже такой специфический элемент, как юдофобия77. Можно провести параллели между рассуждениями о предателях-либералах и популярной у белых оценкой большевиков как ставленников Германии.

Вместе с тем прошло уже слишком много времени, чтобы националисты напрямую считали себя наследниками Белого дела. Тот же И. Стрелков, не говоря уже о левацки настроенных ополченцах, сожалеет о распаде и разграблении наследия СССР. Встречающиеся в заявлениях ополченцев ссылки на исторические примеры связаны скорее с памятью о Великой Отечественной войне, нежели с событиями начала XX в.

Коммунистическое прошлое составляет историческую основу рассуждений ополченцев левого толка. Идеи классовой борьбы, создания народного государства с национализацией имущества бизнесменов имеют прямые параллели с позицией большевиков в начале XX в. В рассуждениях интеллектуалов левого толка присутствует память о входившей в состав РСФСР Донецко-Криворожской республике как альтернативе националистической прозападной Украине. Современные ополченцы, равно как большевики и белые, эксплуатируют образ "внешнего врага" - основного виновника бед, обрушившихся на население.

Синкретичность массового сознания, исторический путь, пройденный Россией и Украиной в XX в., позволяют соседствовать в сознании участников противостояния ранее враждебных идеологических систем. Характерным примером является символика республик: двуглавый орёл Донецкой народной республики соседствует со стилизованным под советский герб символом Луганской народной республики. Впрочем, между враждебными лагерями начала XX в. тоже было немало общего: социалистические партии, выступившие в 1918 г. против большевиков, были не чужды идее национализации собственности землевладельцев и предпринимателей; участники враждующих лагерей оказывались на поверку выходцами из одних и тех же социальных слоёв; одновременно юдофобия и национализм не были монопольным "владением" Белого движения и вполне характерны для красноармейской массы, они проявлялись и в деятельности советского руководства. Синкретичность массового сознания, исторический опыт XX в. дают нам надежду на примирение расколовшегося общества Украины, деэскалации конфликта. Вопрос заключается в том, сколько пройдёт времени, прежде чем враждующие стороны придут к такому финалу.

Михаил Егорович Разиньков,
доцент кафедры философии и социально-гуманитарных наук
Воронежского государственного лесотехнического университета,
кандидат исторических наук.
Опубликовано:  Проблемы национальной стратегии № 1 (34) 2016 стр. 212 - 229

 


 

1   См. об этом: Любченко В. Б. Теоретична та практична даятельшсть росшських на-цюналктичних оргашзацш в Украит (1908-1914 рр.) В. Б. Любченко Украинський кторичний журнал. 1996. № 2. С. 55—65; Миллер А. И. "Украинский вопрос" в политике властей и русском общественном мнении (вторая половина XIX века) А. II. Миллер. СПб.: Алетейя, 2000. 260 с.; Пашаева Н. М. Очерки истории русского движения в Галичине Н. М. Пашаева. М.: Изд-во ГПИБ, 2001. URL: http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_ oczerk.html (дата обращения: 10.10.2014); Москвоф1льство: Документ! i материали за ред. С. А. Макарчука. Льв1в: Видавничий центр ЛНУ iM. 1вана Франка, 2001. 236 с.; Михутина И. В. Украинский вопрос в России (конец XIX - начало XX века)

И. В. Михутина. М.: Ин-т славяноведения РАН, 2003. 289 с.; Регионы и границы Украины в исторической ретроспективе отв. ред. Л. Е. Горизонтов. М.: Ин-т славяноведения РАН, 2005. 304 с.

2   См. об этом: Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы Е. Ю. Борисёнок Регионы и границы Украины в исторической ретроспективе. М.: Ин-т славяноведения РАН, 2005. С. 205-237; Её же.Феномен советской украинизации. 1920-1930-е годы. М.: Европа, 2006. 256 с.; Марчуков А. В. Украинское национальное движение: УССР 1920-1930-е годы: цели, методы, результаты А. В. Марчуков. М.: Наука, 2006. 599 с.

3 сост. О. Р. Айрапетов [и др.]. М.: Модест Колеров, 2010. С. 158-159.

4   Обращение Деникина к населению Малороссии    Викитека: URL: https:ru. Wikipedia. org /wiki Обращение_Деникина_к_населению_Малороссии (дата обращения: 08.10.2014); Деникин А. И. Очерки русской смуты: в 3 кн. А. II. Деникин. М.: Айрис-пресс, 2006. Кн. 3, т. 4-5. С. 530-531.

5   Михутина И. В. Указ. соч. С. 150-158, 169.

6   Деникин А. И. Указ. соч. Кн. 3, т. 4-5. С. 532.

7   Кришевский Н. Н. В Крыму Н. Н. Кришевский Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. сост. С. В. Волков. М.: Центрполиграф, 2001. С. 356; Гурко В. И. Из Петрограда через Москву, Париж и Лондон в Одессу В. И. Гурко 1918 год на Украине сост. С. В. Волков. М.: Центрполиграф, 2001. С. 302, 320.

8   Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы. С. 206-207; Деникин А. 77. Указ. соч. Кн. 2, т. 2-3. С. 141.

9   Перепись населения Российской империи (1897 год) Википедия – свободная энциклопедия: URL: https:    ru.wikipedia.org Aviki Перепись_населения_Российской_империи_(1897) (дата обращения: 15.10.2014).

10   Лабинский И. В. О Екатеринославском походе И. В. Лабинский 1918 год на Украине. сост. С. В. Волков. М.: Центрполиграф, 2001. С. 295.

11   Врангель 77. Н. Записки. Ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г. П. Н. Врангель. Минск: Харвест, 2003. Т. 1. С. 92-93.

12   Краснов 77. Всевеликое войско Донское П. Краснов Трагедия казачества: в 2 т. сост. В. Третьякова. М.: Терра: Книжная лавка-РТР, 1996. Т. 1. С. 214.

13   Могилянский 77. М. Трагедия Украйны Н. М. Могилянский Архив русской революции: в 22 т. М.: Терра; Политиздат, 1991. Т. 11. С. 92; Гурко В. 77. Указ, соч. С. 302-305.

14   Деникин А. 77. Указ. соч. Кн. 3, т. 4-5. С. 280-287; Краснов П. Указ. соч. С. 238, 241; Корсак В. В. Великий исход В. В. Корсак Белое дело: в 16 т. М.: РГГУ, 2003. Т. 10. С. 104-105; Гуль Р. Б. Киевская эпопея Р. Б. Гуль Белое дело: в 16 т. М.: Голос, 1993. Т. 2. С. 324; Нестерович-Берг М. А. В Киеве в конце 1918 года М. А. Нестерович-Берг    1918 год на Украине. сост. С. В. Волков. М.:Центрполиграф, 2001. С. 160-162.

15   Могилянский Н. М. Указ. соч. С. 105.

16   Игренев Г. Екатеринославские воспоминания Г. Игренев Архив русской революции : в 22 т. М.: Терра: Политиздат, 1991. Т. 3. С. 235.

17   Деникин А. И. Указ. соч. Кн. 3, т. 4-5. С. 676; Гражданская война в России: оборона Крыма отв. ред. А. Н. Поляков. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003. С. 468, 473.

18   Деникин А. И. Указ. соч. Кн. 3. Т. 4-5. С. 42-44, 676-677.

19   Семёнов Г. М. О себе: воспоминания, мысли и выводы Г. М. Семёнов. М.:

ACT, 2002. С. 78; Колтышев 77. В. Поход дроздовцев Яссы-Дон:    1200 вёрст.

Воспоминания дроздовцев. 26 февраля (11 марта) - 25 апреля (8 мая) 1918 года П. В. Колтышев    Дроздовский и дроздовцы науч. ред. В. Ж. Цветков. М.:

Посев, 2006. С. 232-233.

20   Сакович Г. Г. Екатеринославский поход Г. Г. Сакович 1918 год на Украине, сост. С. В. Волков. М.: Центрполиграф, 2001. С. 287; Гурко В. И. Указ. соч. С. 304.

21   Гольденвейзер А. А. Из Киевских воспоминаний А. А. Гольденвейзер Архив русской революции: в 22 т. М.: Терра; Политиздат, 1991. Т. 6. С. 198.

22 Гу реев В. Екатеринославский поход В. Гуреев 1918 год на Украине сост. С. В. Волков. М.: Центрполиграф, 2001. М., 2001. С. 274.

23   Деникин А. И. Указ. соч. Кн. 3, т. 4-5. С. 276-277, 363; Краснов П. Указ. соч. С. 213; Гуль Р. Б. Указ. соч. С. 333-334.

24   Нестерович-Берг М. А. Указ. соч. С. 164.

25   Врангель 77. Н. Указ. соч. Т. 2. С. 279-280.

26   Миллер А. И. Указ. соч. С. 238.

27   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 9.

28   В. II. Ленин об Украине: в 2 ч. Киев: Изд-во полит, литературы Украины, 1978. Ч. 1: 1893-1917 гг. С. 542-545.

29   Разиньков М. Е. Развитие представлений В. II. Ленина о феномене и периодизации гражданской войны М. Е. Разиньков Власть и общество: механизмы взаимодействия и противоречия: материалы 8 региональной научной конференции, Воронеж, 3 февраля 2014 г. под общ. ред. В. Н. Глазьева. Воронеж: Истоки, 2014. С. 176-182.

30   В. И. Ленин об Украине. Ч. 1. С. 453.

31   В. И. Ленин об Украине. Ч. 2 : 1917-1922. С. 473.

32   Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы. С. 213-234; Марчуков А. В. Указ. соч. С. 352.

33   Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне В. А. Антонов-Овсеенко. М. : Государственное военное издательство, 1933. Т. 4. С. 291.

34   Примаков В. М. Борьба за Советскую власть на Украине В. М. Примаков Этапы большого пути: воспоминания о гражданской войне ред. В. Д. Поликарпов. М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1962. С. 191; Данилюк Г. С. В степях Украины Г. С. Данилюк Незабываемое: воспоминания сост. М. П. Ефремов, А. И. Смирнова [и др.]. М.: Военное изд-во Министерства обороны СССР, 1961. С. 255; Полупанов А. В.Свобода или смерть А. В. Полупанов. Донецк: Донбасс, 1966. С. 81; Артём на Украине: документы и материалы под ред. В. И. Астахова. Харьков: Харьковское книжное изд-во, 1961. С. 179; Борьба за власть Советов в Донбассе: сб. материалов и документов. Сталино: Сталинское областное книжное изд-во, 1957. С. 240, 250.

35   Кутчер В. Е. На канлодках "Царицын" и "Товарищ" В. Е. Кутчер Вспоминая былые походы: сб. воспоминаний ветеранов Волжской военной флотилии (1918-1920) под ред. Л. И. Скачкова. Горький: Волго-Вятское книжное изд-во, 1968. С. 41-42.

36   Гончаров А. Л. Шёл отряд по берегу... А. А. Гончаров. Одесса: Одесское книжное издательство, 1963. С. 36.

37   Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы. С. 207.

38   Там же. С. 213-234.

39   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 177-196, 220, 223-224; Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы. С. 219.

40   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 203, 208-209.

41   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 250-251; Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы. С. 209, 221.

42   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 191-192.

43   Там же. С. 349-350.

44   Артём на Украине. С. 176-177; Борисёнок Е. Ю. Украина и Россия: спор о границах в 1920-е годы С. 222.

45   Примаков В. М. Указ. соч. С. 182.

46   Солдатенко В. Донецко-Криворожская республика - иллюзии и практика национального нигилизма В. Солдатенко Зеркало недели. 2004. 4 декабря. № 49. URL: http://www.webcitation.org/6CYUIjHNZ (дата обращения: 06.10.2014); Донецко-Криворожская советская республика Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия гл. ред. С. С. Хромов. М.: Советская энциклопедия, 1983. С. 196.

47   Марчуков А. В. Указ соч. С. 377-378.

48   Борисёнок Е. Феномен советской украинизации. 1920-1930-е годы Е. Борисёнок. М.: Европа, 2006. С. 52.

49   Гончаренко Н. Г. Борьба за укрепление власти Советов в Донбассе Н. Г. Гончаренко. Луганск:    Луганское областное издательство, 1963. С. 147; Лихолат А. В. Разгром националистической контрреволюции на Украине (1917-1922) А. В. Лихолат. М.: Гос. изд-во полит, литературы, 1954. С. 90.

50   Артём на Украине. С. 188; Гончаренко Н. Г. Указ. соч. С. 141-143.

51   Солдатенко В. Указ, соч.; см. также: Гончаренко Н. Г. Указ. соч. С. 147-148.

52   Морозова О. М. Антропология гражданской войны    О. М. Морозова.

Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2012. С. 244, 247-249.

53   Обращение народного командира ополченцев Павла Дремова    YouTube:

URL: http: / ,/www.youtube.com watch?v=jlehnxveEsg (дата обращения: 07.09.2014).

54   Ополченец "Коммунист" о странностях конституции ДНР YouTube : интернет-

сайт. 2014. 29 августа. URL: http:    www.youtube.com wateh?v=ohHXx09QhQc (дата

обращения: 15.10.2014).

55   Интервью с Игорем Стрелковым, 11.09.14: [видео] YouTube: URL: http: www.youtube.com watch&v=KBAxDYRw9Ec (дата обращения: 20.10.2014).

56   См.: Ополченец "Коммунист" о странностях конституции ДНР.

57   См.: Интервью с Игорем Стрелковым, 11.09.14.

58   [Выступление ополченца]    YouTube:    URL: http://www.youtube.com/

wateh?v=ZtRj4b3ZFg4 (дата обращения: 05.07.2014).

59   Марчуков А. В. Указ. соч. С. 5.

60   Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым (06.07.14)    YouTube:

URL: http:    www.youtube.com watch?v=g4NLPv2HHfM (дата обращения: 10.09.2014).

61   Паршаков А. С. Украинская языковая политика: между унитаризмом и федерализмом А. С. Паршаков Социс. 2014. № 2. С. 53.

62   Задорожнюк Э. Г. Украина: Восток, Запад, Центр как "ось консолидации" (вторая половина 1990-х годов) Э. Г. Задорожнюк Регионы и границы Украины в исторической ретроспективе. М.: Институт славяноведения РАН, 2005. С. 285.

63   Городяненко В. Г. Положение русских в Украине и проблемы их идентичности В. Г. Городяненко Социс. 2009. № 1. С. 91.

64   Там же. С. 92.

65   Паршаков А. С. Указ. соч. С. 53.

66   [Выступление ополченца]    YouTube: URL: http://www.youtube.com/

watch?v=ZtRj4b3ZFg4 (дата обращения: 05.07.2014).

67   Интервью с Игорем Стрелковым, 11.09.14.

68   ДНР. Пресс-конференция Александра Захарченко YouTube: URL: https: www.youtube.com watch?v=m-vEsYPyxLw (дата обращения: 20.10.2014).

69   Обращение народного командира ополченцев Павла Дремова; [Выступление

ополченца]    YouTube:    URL:    h'.'.p:    \\ \\ \\ .сон: nbe.com wa'.chVv /: Uj 1Ь.')/1;д1

(дата обращения: 05.07.2014); Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым (06.07.14).

70   См.: Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым (06.07.14).

71   Там же.

72   Обращение Ополченца к гражданам Украины - 04.08.14, Луганск : [видео]

YouTube: URL:    (дата обращения:

19.10.2014).

73   Ополченцы Север и Цыган - интервью накануне гибели YouTube: URL: https: www.youtube.com wateh?v=Kpa9rU31Jrw (дата обращения: 25.10.2014).

74   Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России

Е. С. Сенявская. М.: РОС-СПЭН, 1999. С. 238-246; Караяны А. Г. Прикладная военная психология А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. СПб.: Питер, 2006. С. 387-392.

75   Макаркин А. "Донецкая народная республика":    победа непримиримых

А. Макаркин Newsland: URL: http://newsland.com/news/detail/id/1372565/ (дата обращения: 24.09.2014).

76   См.: Интервью с Игорем Стрелковым, 11.09.14.

77   См.: Обращение Ополченца к гражданам Украины - 04.08.14, Луганск.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Антонов-Овсеенко В. Л. Записки о гражданской войне В. А. Антонов-Овсеенко. - М.: Государственное военное издательство, 1933. - Т. 4. - 347 с.

2.    Артём на Украине: документы и материалы под ред. В. И. Астахова. - Харьков: Харьковское книжное изд-во, 1961. - 327 с.

3.    Архив русской революции: в 22 т. - М. : Терра : Политиздат, 1991. — Т. 3. — 275 с.; Т. 6. - 364 с.; Т. 11. - 310 с.

4.    Белое дело: в 16 т. - М.: Голос, 1993. - Т. 2. - 368 с.; М.: РГГУ, 2003. -Т. 10. - 361 с.

5.    Борисёнок Е. Ю. Феномен советской украинизации. 1920-1930-е годы Е. Ю. Борисёнок. - М.: Европа, 2006. - 256 с.

6.    Борьба за власть Советов в Донбассе: сб. материалов и документов. - Сталино: Сталинское областное книжное изд-во, 1957. - 406 с.

7.    В. И. Ленин об Украине: в 2 ч. - Киев: Изд-во полит, литературы Украины, 1978. - Ч. 1: 1893-1917 гг. - 550 с.; Ч. 2: 1917-1922. - 568 с.

8.    Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым (06.07.14) YouTube: URL:

http:    www.youtube.com watch?v=g4NLPv2HHfM (дата обращения: 10.09.2014).

9.    Врангель 77. H. Записки. Ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г. П. Н. Врангель. -Минск: Харвест, 2003. - Т. 1.- 480 с.; Т. 2. - 384 с.

10.    Вспоминая былые походы: сб. воспоминаний ветеранов Волжской военной флотилии (1918-1920) под ред. Л. И. Скачкова. - Горький: Волго-Вятское книжное изд-во, 1968. - 216 с.

11.    [Выступление ополченца]    YouTube: URL: http://www.youtube.com/

watch?v=ZtRj4b3ZFg4 (дата обращения: 05.07.2014).

12.    Гончаренко Н. Г. Борьба за укрепление власти Советов в Донбассе Н. Г. Гончаренко. - Луганск: Луганское областное издательство, 1963. - 212 с.

13.    Гончаров А. А. Шёл отряд по берегу... А. А. Гончаров. - Одесса: Одесское книжное издательство, 1963. - 220 с.

14.    Городяненко В. Г. Положение русских в Украине и проблемы их идентичности В. Г. Городяненко Социс. - 2009. - № 1. - С. 89-96.

15.    Гражданская война в России: оборона Крыма отв. ред. А. Н. Поляков. - М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003. - 534 с.

16.    Деникин А. И. Очерки русской смуты: в 3 кн. А. И. Деникин. - М.: Айрис-пресс, 2006. - Кн. 3, т. 4-5. - С."530-531."

17.    ДНР. Пресс-конференция Александра Захарченко YouTube: URL: https: www.youtube.com wateh?v=m-vEsYPyxLw (дата обращения: 20.10.2014).

18.    Донецко-Криворожская советская республика Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия гл. ред. С. С. Хромов. - М.: Советская энциклопедия, 1983. - С. 196.

19.    Дроздовский и дроздовцы науч. ред. В. Ж. Цветков. - М.: Посев, 2006. - 692 с.

20.    Интервью с Игорем Стрелковым, 11.09.14 : [видео] YouTube: URL: http: / / www.youtube.com watch&v=KBAxDYRw9Ec (дата обращения: 20.10.2014).

21.    Караяни А. Г. Прикладная военная психология А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. - СПб.: Питер, 2006. - 480 с.

22.    Лихолат А. В. Разгром националистической контрреволюции на Украине (1917-1922) А. В. Лихолат. - М.: Гос. изд-во полит, литературы, 1954. - 656 с.

23.    Любченко В. Б. Теоретична та практична д1ятельшсть росшських нацюналн стичних оргашзацш в Украпн (1908-1914 рр.) В. Б. Любченко Украннський тторичний журнал. - 1996. - № 2. - С. 55-65.

24.    Ма каркни Л. "Донецкая народная республика": победа непримиримых А. Ма-каркин Newsland: URL: http://newsland.com/news/detail/id/1372565/ (дата обращения: 24.09.2014).

25.    Марчуков А. В. Украинское национальное движение: УССР 1920-1930-е годы: цели, методы, результаты А. В. Марчуков. — М.: Наука, 2006. - 599 с.

26.    Миллер А. И. "Украинский вопрос" в политике властей и русском общественном мнении (вторая половина XIX века) А. И. Миллер. - СПб.: Алетейя, 2000. - 260 с.

27.    Михутина И. В. Украинский вопрос в России (конец XIX - начало XX века)

И. В. Михутина. - М.: Ин-т славяноведения РАН, 2003. - 289 с.

28.    Морозова О. М. Антропология гражданской войны О. М. Морозова. -Ростов II Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2012. - 560 с.

29.    МосквофМьство: Документ! i матер1али за ред. С. А. Макарчука. - Льв1в : Видавничий центр ЛНУ iM. 1вана Франка, 2001. - 236 с.

30.    Незабываемое: воспоминания сост. М. П. Ефремов, А. И. Смирнова [и др.]. -М.: Военное изд-во Министерства обороны СССР, 1961. - 302 с.

31.    Обращение Деникина к населению Малороссии    Викитека:    URL:

https

(дата обращения: 08.10.2014)

32.    Обращение народного командира ополченцев Павла Дремова YouTube:

URL: http:    www.youtube.com/watch? v=jlehnxveEsg (дата обращения: 07.09.2014).

33.    Обращение Ополченца к гражданам Украины - 04.08.14, Луганск: [видео]

YouTube: URL: http:    www.youtu    A^atch?v=DUOiuAtrQNQ (дата обращения:

19.10.2014).

34.    Ополченец "Коммунист" о странностях конституции ДНР YouTube: URL: http:/Vwww.youtube.com/watrh?v=ohHXx09QhQc (дата обращения: 15.10.2014).

35.    Ополченцы Север и Цыган - интервью накануне гибели YouTube: URL:

(дата обращения: 25.10.2014).

36.    Паршаков А. С. Украинская языковая политика: между унитаризмом и федерализмом А. С. Паршаков Социс. - 2014. - № 2. - С. 51-54.

37.    Пашаева Н. М. Очерки истории русского движения в Галичине Н. М. Паша-ева. - М.: Изд-во ГПИБ, 2001. URL: http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html (дата обращения: 10.10.2014).

38.    Перепись населения Российской империи (1897 год) Википедия - свободная энциклопедия: интернет-сайт. URL: https: //Tu.wikipedia.org/wiki/Перепись_населе-ния_Российской_империи_(1897) (дата обращения: 15.10.2014).

39.    Полупанов А. В. Свобода или смерть А. В. Полупанов. - Донецк: Донбасс, 1966. - 246 с.

40.    Пученное А. С. Национальная политика генерала Деникина (лето 1918 - весна 1920) А. С. Пученков Русский сборник: исследования по истории России ред,-сост. О. Р. Айрапетов [и др.]. - М.: Модест Колеров, 2010. - С. 158-259.

41.    Разиньков М. Е. Развитие представлений В. И. Ленина о феномене и периодизации гражданской войны М. Е. Разиньков Власть и общество: механизмы взаимодействия и противоречия: материалы 8 региональной научной конференции, Воронеж, 3 февраля 2014 г. под общ. ред. В. Н. Глазьева. - Воронеж: Истоки, 2014. - С. 176-182.

42.    Регионы и границы Украины в исторической ретроспективе отв. ред. Л. Е. Горизонтов. — М.: Ин-т славяноведения РАН, 2005. - 304 с.

43.    Семёнов Г. М. О себе: воспоминания, мысли и выводы Г. М. Семёнов. - М.: ACT, 2002. - 378 с.

44.    Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России Е. С. Сенявская. - М.: РОССПЭН, 1999. - 383 с.

45.    Солдатенко В. Донецко-Криворожская республика - иллюзии и практика национального нигилизма В. Солдатенко Зеркало недели. - 2004. - 4 декабря. -№ 49. URL: http://www.webcitation.org/6CYUIjHNZ (дата обращения: 06.10.2014).

46.    Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. сост. С. В. Волков. - М.: Центрполиграф, 2001. - 606 с.

47.    Трагедия казачества: в 2 т. сост. В. Третьякова. - М.: Терра; Книжная лавка-РТР, 1996. - Т. 1. - 448 с.

48.    1918 год на Украине сост. С. В. Волков. - М.: Центрполиграф, 2001. - 463 с.

49.    Этапы большого пути: воспоминания о гражданской войне ред. В. Д. Поликарпов. - М.: Военное изд-во Министерства обороны СССР, 1962. - 528 с.

 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.