Подписана Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусским экзархатом Московского патриархата Русской Православной Церкви

13 февраля 2015 года в Минском епархиальном управлении состоялось заседание Координационного совета по вопросам сотрудничества Министерства образования Республики Беларусь и Белорусским экзархатом Московского патриархата Русской Православной Церкви.

Участие в заседании приняли: митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси; Михаил Анатольевич Журавков, Министр образования Республики Беларусь; Леонид Павлович Гуляко, Уполномоченный по делам религий и национальностей Республики Беларусь; епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин, председатель Синодального отдела по религиозному образованию и катехизации Белорусского экзархата; представители Министерства образования и подконтрольных ему структур, а также представители Белорусского Экзархата.

Был заслушан отчет о выполнении Программы сотрудничества на 2011–2014 годы и представлен учебно­методический комплекс для проведения факультативных занятий «Основы православной культуры» в I–IV классах учреждений общего среднего образования.

Затем состоялось торжественное подписание Программы сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусским экзархатом Московского патриархата Русской Православной Церкви на 2015–2020 годы. Документ подписали митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, и Михаил Анатольевич Журавков, Министр образования Республики Беларусь.

Подписанная Программа будет уже четвертой программой такого сотрудничества. До этого были успешно реализованы Программы на 2004­2006 годы, на 2007­2010 годы и на 2011­2014 годы. За этот период был накоплен немалый опыт, можно судить и о добрых плодах соработничества, и о характерных трудностях, сопровождающих этот процесс.

 

Главный редактор духовно-просветительской газеты «Воскресение» Елена Михаленко попросила непосредственным участникам процесса подготовки Программы прокомментировать акты подписания как самого документа, так и опыта реализации подобных программ.

 

Галина Ивановна Николаенко, проректор по научно­-методической работе ГУО «Академия последипломного образования»: «У нас общая задача — воспитание нравственно зрелой, духовно развитой, ответственной  личности».

— Галина Ивановна, Вы непосредственно работали над текстом новой программы. Расскажите, в чем ее отличия от действовавшей ранее.

— При составлении данного документа очень внимательно анализировался опыт предыдущих программ. Ведь сотрудничество начато в 2004 году, и эта программа уже четвертая. Она включила все лучшее, что наработано за десять лет. Основные цели ведь не меняются, и Государство, и Церковь стремятся к воспитанию нравственно зрелой, духовно развитой личности, способной  осознавать свою ответственность за судьбу Отечества. Но, конечно, необходимо давать ответ на вызовы времени, решать сегодняшние актуальные для молодежной среды проблемы. Также содержание программы учитывает значимые юбилейные даты, к ним будет приурочен ряд мероприятий. Одним из них станет празднование 70­летия Великой Победы. Есть изменения в структуре Программы: она более конкретизирована, прописаны не только направления работы, но и конкретные мероприятия, и ответственные за их выполнение.

— Чего ожидает от сотрудничества с Церковью Министерство образования?

— У Церкви есть огромный опыт по духовно­-нравственному воспитанию. Мы надеемся на то, что это поможет в работе по формированию личности учащихся, в коррекции поведения и социальной поддержке детей и подростков с девиантным поведением, оказавшихся в социально опасном положении, в воспитании чувства ответственности у родителей. Работа учреждения образования и Белорусской Православной Церкви по семейному воспитанию молодежи на основе христианских ценностей должна быть направлена на принятие молодым поколением таких понятий как целомудрие, крепкая семья, уважение родителей.

— Какие формы совместной работы уже зарекомендовали себя?

— Это проведение совместных научных исследований по духовно­-нравственной, религиозно­-философской, психолого-­педагогической, церковно­-исторической и культурологической тематике, конкурсы исследовательских работ по современным вопросам истории Православия, роли Православной Церкви в формировании духовных, культурно­-исторических государственных традиций белорусского народа.  Эффективные методы формирования личности старшеклассников — диспуты, дискуссии и ток-­шоу, которые представляют собой живое обсуждение тем, волнующих молодежь. Интересной формой работы с обучающимися является этика малых дел, направленных на помощь конкретным людям. В республике сложился опыт работы по реализации волонтерских проектов, ориентированных на развитие милосердия, благотворительности и добротворчества, привлечение обучающихся к работе по восстановлению и охране памятников истории и культуры, уходу за могилами и местами захоронения защитников Отечества. Учреждениям образования следует продолжить организацию работы отрядов «Милосердие», «Забота», развивать иные формы детского и молодежного волонтерского движения с целью оказания помощи одиноким гражданам, инвалидам, ветеранам войны и труда, шефства над интернатными, социально­-педагогическими учреждениями, по уходу за памятниками погибшим воинам.

— До сих пор систематическая работа в рамках сотрудничества с Белорусской Православной Церковью велась, можно сказать, точечно — теми учреждениями образования, где находились педагоги­ энтузиасты. Будет ли этот опыт распространяться шире?

— Для того, чтобы такая работа велась, нужна инициатива — родителей, учителей. Существуют утвержденные программы факультативных занятий для учреждений образования всех уровней. По ним можно работать. Я думаю, нам необходимо изучать и обобщать опыт отдельных учителей, популяризировать его через СМИ — и светские, и церковные.

 

Преосвященный Вениамин, епископ Борисовский и Марьиногорский, руководитель Синодального отдела религиозного образования и катехизации: «Сотрудничество в сфере образования —
важнейшее направление сотрудничества Церкви и государства, так как оно касается нашей молодёжи, от которой зависит будущее страны».

— Владыка, есть ли какие­-то принципиальные отличия принятой программы от действовавшей ранее?

Настоящая программа отличается от прежней тем, что она более полная. Впервые в программу сотрудничества включено сотрудничество с высшей школой. Новую программу создавали с учётом мнения представителей учреждений образования и епархий Экзархата. Предложений поступило много, больше, чем при составлении прежней программы, и они радуют своим многообразием. Если раньше просто обозначалось сотрудничество в той или иной сфере, то сейчас это конкретные предложения с учётом современных реалий. В этом преимущества новой программы.

— Можно ли как­-то оценить результаты многолетнего сотрудничества БПЦ с Министерством образования?

— Надо сказать, что в последнее время и педагоги, и школьники имеют большее представление о Законе Божием, чем это было ранее. В этом можно увидеть положительный результат сотрудничества. Зная духовные законы и получив правильные жизненные ориентиры, молодёжь может избежать многих ошибок, выстраивая свою жизнь. И это важно для подрастающего поколения и общества в целом. Но, конечно, рано ещё успокаиваться: впереди много работы.

— Зачастую складывается ощущение, что реализация программы — дело энтузиастов­-одиночек, а основная масса учреждений образования никак в процессе не участвует. Так ли это?

— В этом есть доля истины. Всегда работа по сотрудничеству в духовно-­просветительском направлении начинается с людей, которые небезразличны, которые, получив духовную пользу, хотят поделиться с другими своими познаниями. Они проявляют инициативу по месту своей работы, будь то средняя школа, или колледж, или высшая школа. Многое зависит от таких энтузиастов. Безусловно, накопленный ими опыт будет востребован и в других учреждениях образования. Помимо того, в реализации программы участвуют и учителя, желающие повысить свой духовно­-образовательный уровень. Они проходят курсы повышения квалификации в Академии последипломного образования или в областных институтах развития образования, некоторые поступают на отделение катехизации при Минском духовном училище. И уже после обучения они, конечно, могут вести факультативы «Основы православной культуры» в своих школах.

Сложилось ли у Вас уже какое­то представление об отношении нового министра к сотрудничеству с Церковью?

С Михаилом Анатольевичем Журавковым мы знакомы. Первая наша встреча состоялась в стенах БГУ, когда Высокопреосвященнейший Митрополит Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, знакомился с этим престижным учебным заведением. Михаил Анатольевич был тогда первым проректором БГУ. Ещё тогда я заметил его доброе отношение к Церкви, живой интерес к сотрудничеству. Поэтому надеюсь, что теперь сотрудничество Церкви с Министерством образования будет развиваться на более высоком уровне.

— Часто в церковных кругах можно услышать предложения ввести в школьные программы обязательные предметы по изучению Православия. Готовы ли педагогические кадры для того, чтобы курс «Основы православной культуры» или какой­то аналогичный стал обязательным?

— У нас в настоящее время недостаточно подготовленных кадров для ведения курсов «Основы Православной культуры». Факультативы такие в некоторых школах существуют, и показано их положительное влияние на духовно­нравственную составляющую  не только конкретного класса, но и в целом школы. Конечно, если общество осознает необходимость преподавания не факультативно, а в программном порядке «Основ Православной культуры», то что тогда может помешать подготовить педагогов?

— Чего лично Вы ожидаете от сотрудничества с государством в сфере образования?

— Сотрудничество Церкви и Министерства образования — можно сказать, важнейшее направление сотрудничества Церкви и государства, так как оно касается нашей молодёжи, от которой зависит будущее страны. И очень хотелось бы, чтобы это сотрудничество и дальше развивалось и укреплялось.

 

Протоиерей Сергий Мовсесян, кандидат богословия, клирик храма Рождества Христова в д. Большое Стиклево: «Церковь — не общественная организация, наша главная задача — свидетельствовать о Христе».

— Отец Сергий, каковы Ваши ожидания от нового этапа сотрудничества с Министерством образования?

— Главное ожидание заключается в том, что мы сумеем помочь людям, которые долгие годы уже трудятся в сфере духовно-­нравственного просвещения, выйти на новый уровень работы. Хотелось бы систематизировать то, что уже есть. В регионах имеется множество программ как образовательного, так и воспитательного характера. Что-­то появлялось спонтанно при подготовке к различным праздникам, но есть и долгосрочные инициативы с богатым методическим обеспечением. Сейчас нужно попытаться выработать оптимальные обобщенные формы работы, которые будут понятны для представителей Министерства образования, и которые можно будет предлагать в те регионы, где работа по религиозному образованию еще на слабом уровне.

В этом смысле Церковь — партнер учреждений образования с огромным опытом духовно­-нравственного воспитания. Но важно, чтобы нас рассматривали не просто как партнера по осуществлению социальных программ: мы не общественная организация. Все же главное для Церкви — свидетельствовать о Христе.

— Мы в Церкви, рассуждая о работе в сфере образования, чаще имеем в виду создание православных школ, классов, введение в программу соответствующих факультативных курсов. По сути, это те формы работы, которые ориентированы на детей, чьи родители уже сделали выбор в сторону православного воспитания: они водят детей в воскресные школы, факультативные группы. А представители Министерства образования, как мне кажется, приоритетными считают те формы работы, которые позволяют внести в воспитательную работу элементы христианской нравственности для всех детей: это пасхальные и рождественские празднования, конкурсы сочинений и работ по краеведению и т.д.

— Не думаю, что в Министерстве образования именно такие приоритеты. Насколько я могу судить, в Министерстве очень осторожно относятся к тому, чтобы хоть какая­-то работа Церкви распространялась на всех детей. Некоторым кажется, что это будет нарушать принцип светскости образования, зафиксированный в нашем законодательстве. Вместе с тем, доля правды в Вашем замечании есть. То есть иногда от Церкви ждут даже не помощи в духовно­-нравственном воспитании, а некого лубочного дополнения к фольклорным мероприятиям. Но нужно понимать, и в первую очередь нам самим, членам Церкви, что не бывает автоматического преображения человека. Личность не появляется сама собой, ее воспитывают. То есть краеведение, рождественские и пасхальные утренники — это замечательно. Но если мы ставим перед собой задачу воспитания личности, способной преодолевать трудности, нравственно решать проблемы в собственной семье, в окружении друзей — то этого не достаточно.

Бывает, что учителя, руководители учреждений образования хотят снизить негативные тенденции в поведении детей, хотят, чтобы были более ответственными родители, и это понятно. И тогда они ищут хоть кого­-то, кто разделит ответственность, поможет решить проблемы. Обращаются в Церковь: «авось поможет». Но тут фокуса не бывает. Плодов не будет, нужен реальный труд родителей, учителей и Церкви. И стремление самих детей получить знания. Праздник, утренник — это точечная работа, в этом нет целостной концепции, видения полной картины — каких результатов ждать.

— Вы упомянули о принципе светскости. Что он, на Ваш взгляд, предполагает?

— Светскость, секулярность — это понятия, о которые до сегодня дня ломают копья исследователи во всем мире. Отметим несколько моментов.

Во-­первых, совершенно очевидно, что «светскость» не равно «атеизм». Во­-вторых, светскость так или иначе связана с отсутствием общеобязательной идеологии, что, в­-третьих, предполагает возможность мировоззренческого самоопределения граждан. В­ четвертых, иллюзией является представление о том, что самоопределение человека происходит спонтанно и независимо от влияния тех или иных социальных отношений. В­-пятых, Церковь имеет право на участие в общественной жизни, в которой она предлагает свой проект самоопределения человека в качестве личности.  Нам в Беларуси, думаю, еще долго предстоит размышлять над этими вопросами. В Программе просто говорится о принципе светскости, лежащем в основе сотрудничества сторон. Хотел бы верить, что это означает не столько запреты для церковных инициатив, сколько положительный способ правовой регламентации этих инициатив, предполагающий добровольность участия в них учащихся.

— С чего начинается осознанная работа в школе по духовно­нравственному воспитанию?

— Для того, чтобы была открыта группа по изучению, например, «Основ православной культуры», нужна, прежде всего, инициатива. С ней могут выступать родители, учителя, а также руководители учреждения образования. Они могут обратиться в Церковь, в управление образования: дайте возможность проводить эту работу, помогите найти программы, методические пособия, помогите найти учителя. Инициатива может исходить и от церковного прихода. У меня есть личный опыт: я водил дочку в кружок при детском садике, и встречал там родителей — прихожан нашего храма. Я посоветовал им инициировать создание кружка по изучению православной культуры. Они обратились к заведующей. Важно, чтобы просьба исходила от родителей, которые зарекомендовали себя как инициативные, заинтересованные, ответственные люди. И такой кружок был открыт. Как показал опыт, занятия в подобных кружках выбирают многие. Важно, чтобы выбор был осознанным: если родители просто пытаются сдать ребенка, как, извините, стеклотару — чтобы кто­то его воспитывал, учил жить правильно — результата не будет. Надо самим быть активными воспитателями своих детей, быть членами Церкви. Тогда факультативы и кружки будут находиться в общем русле духовного воспитания ребенка, и есть шанс, что ребенок вырастет христианином, человеком, способным делать правильный выбор и быть поддержкой для других людей.

Вот еще пример: в больших храмах очень много детей приводят к Причастию. Но сами родители не причащаются, говорят «не готовы, не осмыслили, для чего это необходимо». Значит, нет ответственного выбора, и вряд ли ребенок будет стремиться причаститься. Если нет общения с ребенком, если родители не стремятся узнать, какие у него проблемы, радости, и не показывают своим примером, какая радость быть православным человеком, то они получают то, что мы чаще всего видим. Как только ребенок, подросток выходит из­под родительской опеки, он вырывается на свободу — как он это понимает.

— Возможно, вы рассматриваете идеальную ситуацию? Ведь в реальности сегодня примерно у трети детей родители пьют, и не занимаются воспитанием. Еще треть родителей не уделяет внимания детям, оправдывая себя необходимостью зарабатывания денег. А из оставшейся трети ответственных родителей какой­то процент составляют атеисты или верующие разных конфессий. Неправильно, наверное, если мы охватим заботой только тех детей, которые в семьях и так получают православное воспитание.

— Церковь не панацея, не таблетка. Но, безусловно, есть формы работы, которые могут как­то менять ситуацию. Ведь директор школы может попытаться собрать сложных детей или «неблагополучных» родителей, организовать для них встречу со священником, который поможет осмыслить жизнь не как трагедию, а как­то иначе. Даже те родители, кто пьет, могут осознавать, что не все в порядке. Существуют курсы по конфликтной психологии на основе православной антропологии. У Церкви свои средства решения проблем. Они известны: молитва, пост, проповедь. Но готово ли общество к таким решениям? Мы говорим с оглядкой: вдруг не поймут? Мы не должны стесняться свидетельствовать о своей вере. Не бояться быть православными. И мне бы очень хотелось, чтобы в результате нашего сотрудничества с Министерством образования были выработаны такие формы духовно­нравственного просвещения, при котором Церкви не придется рядиться в музеи, театры и прочее, а быть самой собой, не навязывая, а призывая своим примером к свободному развитию человека как личности.

— Достаточно ли у нас грамотных учителей, чтобы наладить просветительскую работу в каждой школе?

— Все школы сегодня вряд ли этого хотят. Кадров недостаточно, но есть возможность их готовить. Есть институт теологии БГУ, выпускникам будет присваиваться квалификация «теолог­религиовед, преподаватель обществоведческих дисциплин», действуют краткосрочные курсы для учителей гуманитарных дисциплин при учреждениях повышения квалификации. Важно, чтобы педагог открыл для себя мир Церкви, духовный мир, и открыл не теоретически. Если нет изменения жизненной мотивации, психологических установок, бесполезно говорить с детьми. Слово «духовность» сегодня затаскано, от говорильни все устали. Дети впитывают то, что может дать им учитель своим примером. Им нужно показать возможность жить с Богом. У Церкви наработан большой опыт просвещения. Сегодня он систематизируется: создаются единые программы обучения в воскресных школах, в духовных училищах. На уровне благочиний будут введены должности ответственных за катехизаторскую и миссионерскую работу. Думаю, это позволит более компетентно говорить о проблемах воспитания, о профилактике и решении конфликтных ситуаций.

Подготовила Елена Михаленко

Газета «Воскресение» Март 2015 г.

 

Мартовский номер газеты «Воскресение» размещен в разделе архива газеты.

Подписной индекс газеты «Воскресенье» 63337

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.