А.В.Суворов - взгляд через столетия.

Автор: Елена Бабенко

Елена Викторовна Бабенко во время конференции «А.В. Суворов – взгляд через столетия».

 


К 280 летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова (13  ноября 1730)

Выступление Елены Викторовны Бабенко - директора Кобринского военно-исторического музея им. А.В. Суворова на научной конференция «А.В. Суворов – взгляд через столетия». (Кобрин, 13 ноября 2010г.)

 

Поводом для конференции послужила юбилейная дата со дня рождения прославленного русского полководца А.В.Суворова – 280 лет. Хочется напомнить суть исторических событий, которые связали легендарного полководца Суворова и город Кобрин, и затронуть лишь некоторые аспекты трансформации отношения к персоне полководца в различные периоды истории.

В конце XVIII века после третьего раздела Речи Посполитой западная часть современной Беларуси отошла к Российской империи. В военной кампании против восстания под руководством Тадеуша Костюшко самую значительную роль сыграли российские войска под началом Суворова. В знаменитых битвах при Крупчицах и Бресте были разбиты основные силы повстанцев, а точка была поставлена взятием Праги и сдачей Варшавы.

За победы, одержанные в 1794 году, Суворов получил чин фельдмаршала. А год спустя 18 августа 1795 года императрица Екатерина II направила Сенату указ, в котором говорилось: «В воздаяние знаменитых заслуг нашего генерал-фельдмаршала графа Александра Суворова-Рымникского всемилостивейшее пожаловали мы ему в вечное и потомственное владение … Ключ Кобринский с прочими ключами, фольварками и селениями…»

Суворов и Фукс. Карина из экспозиции Кобринского музея имени А. Суворова.Подарок по тем временам был поистине царский. Он превосходил родовое имение Суворовых втрое. Для сравнения можно вспомнить, что фельдмаршал Петр Александрович Румянцев за военные заслуги двадцатью годами раньше получил от той же императрицы гораздо более скромный подарок – местечко Гомель. Это сейчас Гомель – один из крупнейших городов Беларуси, а в XVIII веке это был совсем небольшой городок.  Современные гомельчане с благодарностью вспоминают бывших владельцев Гомеля – Румянцевых и Паскевичей, деятельность которых способствовала значительному развитию города.

К сожалению, у Суворова не было возможности отличиться на этой ниве по отношению к Кобринскому имению. Военная служба позволяла бывать в Кобрине лишь эпизодически и на очень короткое время. Положение изменилось лишь с отставкой Суворова от военной службы в 1797 году. После конфликта с новым императором Павлом 1 Суворов решает начать жизнь «мирного пахаря» в своем новом Кобринском имении. Именно сюда он приезжает в марте 1797 года с намерением наконец лично заняться хозяйственными вопросами и обустройством своих владений.  Судя по тем преобразованиям, которые затеял новый владелец Кобринского ключа, он собирался остановиться в Кобрине всерьез и надолго.  Однако, этим планам не суждено было сбыться. Над головой Суворова вновь сгустились тучи по воле императора, которого настораживало нахождение прославленного полководца  в опасной близости от западной границы империи. В конце апреля по приказу Павла 1 Суворов был спешно увезен вглубь России в его Новгородское имение, подальше от границы. На кобринское имение был наложен запрет, а доходы с него стали поступать в казну императора. Ни о каких дальнейших экономических преобразованиях не могло быть и речи.

Совсем при других обстоятельствах Кобрин встретился с полководцем три года спустя, в феврале 1800 г. Суворов триумфатором  возвращался из своего последнего и самого знаменитого военного похода по Италии  и Швейцарии. Это был уже не только граф Суворов-Рымникский, в его титулах произошло солидное добавление: князь Италийский, граф Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил. Суворов спешил в Кобрин, чтобы быть «на своей стороне», как писал он в одном из писем. Причиной этой спешки была болезнь «огневица», и по приезде Суворов слег в постель. Около двух месяцев продолжалась борьба с болезнью. Полководцу то становилось лучше, то болезнь вновь наступала. После одного из обострений император Павел I прислал своего лейб-медика Вейкарта в Кобрин для лечения больного. И все же Суворов уехал из Кобрина после некоторого улучшения состояния, не дождавшись выздоровления. Это было последнее пребывание Суворова в Кобрине.

Суворовская улица в Кобрине до революции. Открытка из экспозиции Кобринского музея имени А. Суворова.После смерти полководца его Кобринское имение еще некоторое время принадлежало наследникам, но вскоре было продано частями другим владельцам. В середине ХIХ века улицу, на которой стоял дом Суворова,  переименовали из Губерниальной в Суворовскую. Такое название улица носила до 1920-х  гг.  Польские власти сменили название улицы на имя Траугутта. Безусловно, польская администрация не могла оставить прежним название улицы. Кстати сказать, в списке переименованных улица Суворова оказалась далеко не единственной. В тот период переименованию подверглась значительная часть улиц Кобрина. Казалось, ничто уже больше не напоминает в городе о его прежнем именитом владельце.

Возвращение в город имени Суворова началось после Великой Отечественной войны с возвращения прежнего названия суворовской улице и с создания в 1946 году музея имени Суворова. Новый музей, созданный буквально «с нуля», быстро завоевал популярность и стал объектом туристического паломничества. В период максимального наплыва туристов посещаемость музея в год составляла до 130 тысяч человек. Для города с населением порядка 27-30 тысяч человек это небывалая цифра. В те времена, когда туристические группы со всех уголков Советского Союза с охотой ехали в Кобрин специально для того, чтобы посетить суворовский музей, трудно было предположить, что отношение к персоне полководца может вдруг резко измениться.

Кобринский музей имени Александра Суворова в 1950 году. Из музейной экспозиции.Именно это случилось в начале 90-х годов, когда единое государство Советский Союз приказало долго жить. Многие помнят ту волну антирусских, а для сотрудников музея антисуворовских настроений, которая выплеснулась на страницы печатных изданий. Суворова винили чуть ли не во всех бедах Беларуси за последние два столетия. Зачастую обвинения переходили из критической плоскости в абсурдную. К примеру, чего стоит утверждение, что крепостное право на Беларусь пришло вместе с суворовскими солдатами. Особой статьей стояли обвинения в жестокости по отношению к мирному населению. При ближайшем рассмотрении эти обвинения не выдерживали никакой критики.  И хотя с тех пор в общественном сознании многое изменилось и страсти несколько улеглись, однако отголоски этих настроений не редко ощущаются. До сих пор белорусское общество делится на ревнителей и гонителей Суворова. Свою точку зрения на сей предмет Кобринский музей ежедневно излагает в экскурсиях по суворовскому дому. И сотрудникам музея (теперешним и бывшим) стоит сказать спасибо за это скрупулезное и методичное объяснение исторических фактов, а не бурных фантазий.

Аналогичная проблема существует на Украине, где мнения насчет персоны Суворова крайне расходятся в разных кругах. При этом Украине грех жаловаться на полководца: значительная часть территории современной Украины была отвоевана в ходе русско-турецких войн при непосредственном участии Суворова. И тем не менее…

Но нашему герою не привыкать. Его не понимали современники при жизни, не очень-то ценили после смерти. Особенно его не жаловали царедворцы. Прямой и достаточно едкий характер Суворова нажил ему кучу недоброжелателей, особенно в военных кругах. Но все это не помешало Суворову войти в историю как величайшему полководцу, который «баталий не проигрывал».

Елена Бабенко.

Иллюстрации предоставлены Кобринским музеем имени Александра Суворова.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.