«Белые» белорусы.

Автор: Вячеслав Бондаренко

Красный террор

Гражданская война на территории нынешней Республики Беларусь – одно из многочисленных «темных пятен» нашей истории. Если в соседних России и Украине мельчайшим аспектам этой темы посвящены десятки исследований, то отечественные историки не спешат с вдумчивым анализом ситуации 90-летней давности…

 

А ведь история Белого движения, можно сказать, и началась на белорусской земле – в скромном городке Быхов Могилевской губернии. Именно туда были доставлены зачинщики «корниловского мятежа» - генералы Л.Г.Корнилов, А.И.Деникин, С.Г.Марков, И.Г.Эрдели, А.С.Лукомский, И.П.Романовский и другие. (Кстати, в течение июня – августа 1917 г. Деникин и Марков, возглавляя Западный фронт, работали в Минске.) Там, в Быховской женской гимназии, превращенной в тюрьму, содержались они с сентября по ноябрь 1917 года. И именно из Быхова разными путями отправились на Дон, поднимать народ на борьбу против большевизма. С тех пор определение «быховец» было среди белогвардейцев самым почетным – оно означало, что человек стоял у самых истоков Белой борьбы…

Быховская тюрьма. Здание бывшей женской гимназии.И первые жертвы Гражданской, тоже, как это ни печально, пролили свою кровь именно на белорусскую землю. 20 ноября 1917 года на перроне Могилевского вокзала толпа озверевших революционных матросов растерзала последнего Главнокомандующего Русской армией – генерал-лейтенанта Н.Н.Духонина. Это событие в лекции, которую предлагают прослушать работники могилевского музея, до сих пор скромно именуется «Ликвидацией контрреволюционной Ставки»…
Почти полностью забыты и первые сражения Гражданской, которые гремели под Жлобином в конце ноября 1917-го, когда скрестили оружие первые местные красногвардейские части и Ударные батальоны. Но и здесь это объясняется тем, что четкого деления «по цветам» тогда еще не произошло. «Красные» уже были таковыми, а вот бойцов-ударников к «белым» отнести можно с натяжкой – они попросту хранили верность присяге и не желали подчиняться царившему вокруг хаосу и анархии…

Последний Главнокомандующий Русской армией – генерал-лейтенанта Н.Н.Духонин.Знаменщик, ассистенты и адъютант ударного полка поручик князь Ухтомский, 1917 г.. На касках — череп со скрещенными костями.

Но в дальнейшем военные вихри Гражданской щадили Белоруссию. Если соседние республики – Литву, Латвию, Украину и в особенности Россию – братоубийственная война потрясла до основания, то белорусскую землю во многом, как это ни парадоксально, уберегла от Гражданской германская, а затем и польская оккупация. На фоне хаоса, творившегося в 1917-м, оккупационные порядки выглядели в первую очередь именно что «порядками». А когда люди распознали, что немцы и поляки все-таки «чужие» и вовсе не собираются отстаивать белорусские интересы, «своей» показалась Советская власть. Она попросту не успела «отметиться» в Белоруссии такими преступлениями, как в других республиках. Соответственно, и стойкого отрицательного отношения к ней в народе не возникало.

Кроме того, в Белоруссии не было мощных, охвативших большую часть народа сепаратистских настроений, не витала в воздухе идея создания собственного государства. Она осталась уделом небольшой группы политиканов, которых с полным основанием можно было назвать генералами без армии. А люди, как и прежде, воспринимал себя частью великого русского народа, состоящего из великороссов, малороссов и белорусов… Поэтому естественным для него было оказывать помощь первой же «своей», «русской» армии, которая погнала иноземных оккупантов с родной земли. То есть Красной Армии.

Формирование белорусских гусар в 19 «сабель», входившие в состав литовской армии. Гродно, 1919 гПри этом не стоит думать, что у белорусов не было выбора. У них было несколько шансов сформировать национальную армию, которая в теории могла отстоять независимость страны и перед красными, и перед соседними новообразованными странами – Литвой и Польшей. Но все эти попытки с треском проваливались. Например, в ноябре 1918 г. в Вильне начали формироваться добровольческие 1-й и 2-й Белорусский пехотные полки. Но пожелали служить в них всего 100 человек, «среди них было значительное количество белорусских, точнее говоря, русских офицеров, большинство из которых ничего общего с Белоруссией не имело и превратилось в белорусов лишь потому, что им некуда было деться».* В январе-марте 1919 г. появился 1-й Белорусский пехотный полк в Гродно – всего около 800 офицеров и солдат. 22 октября 1919 г. создание белорусских частей разрешили уже польские оккупационные власти. По всей стране развернулись мобилизационные пункты, в Слониме открылись курсы для офицеров… Повторимся – никто не препятствовал создавать белорусам свою армию, которая в дальнейшем могла бы стать оплотом в борьбе как с поляками, так и с красными. А записалось… 485 человек.** Чуть больше роты. Это ли не свидетельство того, что идея суверенного Белорусского государства в то время была выморочной, сугубо «бумажной»?.. Народ более чем ясно дал понять – защищать эту идею с оружием в руках он не станет.

Но вернемся к истории белорусского Белого движения. Истинно «белых» воинских формирований на территории Белоруссии практически не было. Хотя, казалось бы, Минск был крупным тыловым центром, в конце 1917-го в нем находилось, под одним оценкам, восемь, по другим – десять тысяч одних только офицеров. Что помешало им отстоять свои политические интересы?.. Но в том-то и дело, что иметь политические интересы русскому офицерству было официально запрещено. А отстаивать насквозь прогнившее Временное правительство, которое привело страну к катастрофе, а после «корниловского мятежа» попросту отдало офицерство на расправу солдатам, желающих было очень мало. К тому же Западный фронт был насквозь поражен вирусом большевизма. Именно поэтому здесь не произошло никаких боев во время захвата власти новоявленными правителями. Да и ярких, харизматичных лидеров, таких, как Л.Г.Корнилов или А.В.Колчак, здесь не оказалось. А значит, не за кем было идти…

Командир Пинско-Волынского добровольческого батальона капитан Бохенский, 1919 г.Там же, где такие лидеры находились, зарождалось и местное «белое» сопротивление, иногда весьма успешное. Самый яркий пример – история Пинско-Волынского добровольческого батальона. Он был сформирован в Пинске в октябре 1918 г. под руководством энергичного офицера, местного уроженца капитана Бохенского. После отступления немцев из Пинска в январе 1919-го батальон в одиночку оборонял город от Красной Армии и двух Полесских повстанческих коммунистических отрядов, однако под давлением превосходящих сил отступил к Антополю. Здесь отряд соединился с Войском Польским и 17 марта вернулся в Пинск. До конца 1919 г. воины батальона вели бои с красными, а затем влились в состав Вооруженных Сил Юга России и в январе 1920-го прибыли в Крым, где сразу же приняли участие в обороне полуострова (бои под Новониколаевкой и Юшунью). Завершилась история единственной «полностью белой» белорусской части 16 апреля 1920 г. – приказом Главкома ВСЮР барона П.Н.Врангеля батальон был расформирован, а 120 его бойцов влились в состав 13-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса.

К малоизвестным страницам Белого движения в Беларуси можно отнести и антибольшевистские подпольные организации, существовавшие в первые годы Советской власти. Известно, что в 1919-м в Минске и Могилеве действовали ячейки офицерского союза «Наша Родина» во главе с полковником Зубржицким. 24 марта 1919 года прапорщик Стрекопытов, полковник Степин и капитан Михайлов возглавили восстание против красных в Гомеле и удерживали город на протяжении пяти дней, а затем с боями присоединились к Северо-Западной армии Н.Н.Юденича.

К «белой борьбе» можно по праву отнести и те вооруженные стычки, которые случались на территории БССР в 1920-е г.г. Тогда польско-советскую границу не раз переходили боевики Русского Обще-Воинского Союза. Большинство из них погибло в боях с пограничниками и бойцами ОГПУ. В мае 1923 г. провалом закончилась деятельность антисоветской организации бывших офицеров в Витебске.

Вообще, когда речь заходит о Гражданской войне в Беларуси, принято смешивать многие имевшие место на территории нашей страны факты в одну «кашу». Эта традиция идет еще со времен самой Гражданской, когда всех врагов Советской власти – и белогвардейцев, и националистов, и иностранных интервентов - скопом называли «белыми». Например, к «белым» причисляют бойцов 1-го Польского корпуса, называя к тому же его командира генерал-лейтенанта Юзефа (Иосифа Романовича) Довбор-Мусницкого «мятежником». Как будто Довбор-Мусницкий присягал на верность красным, а потом взбунтовался против них!.. На самом же деле этот бывший Генерал-майор С.Н. Булак-Балахович (1883–1940) со своим ординарцем, июль — август 1919 г.генерал Русской Императорской армии был поляком до мозга костей, с большевиками никогда не сотрудничал и успешные действия его корпуса (войска Довбор-Мусницкого вели энергичные бои с красными в январе-феврале 1918 г., а в ночь на 20 февраля заняли Минск) можно назвать скорее польско-советским вооруженным конфликтом. Точно так же солдаты и офицеры Войска Польского, участвовавшие в советско-польской войне 1919-20 г.г., сильно удивились бы, если бы узнали, что противники именовали их «белополяками» (хотя на некоторых этапах действительно считали войска Деникина и Врангеля своими союзниками) – они просто отстаивали национальные интересы своей страны.

«Белым» в советские времена принято было клеймить и С.Н.Булак-Балаховича, хотя этот «белорусский Наполеон» был типичным порождением революционных лет – талантливому и беспринципному генералу-партизану было, откровенно говоря, все равно, за кого воевать. Поэтому назвать его Русскую Народную Добровольческую армию «белой» язык не поворачивается. Равно как никакого отношения к «белым» не имели и бойцы 1-й Слуцкой стрелковой бригады, оказывавшие вооруженное сопротивление Красной Армии в ноябре-декабре 1920 г.

Мы намеренно не вспоминали выдающихся деятелей Белого движения – выходцев из Беларуси. А их было немало. Напомним хотя бы о нескольких из них.

В недавнем российском блокбастере «Адмиралъ» есть волнующая сцена передачи умирающим генералом Каппелем командования генералу Войцеховскому. И совсем немногие сейчас помнят, что генерал-майор Сергей Николаевич Войцеховский – наш земляк, уроженец Витебска. Правда, в отличие от киношного персонажа (там генералу явно за 50) реальный Войцеховский был молод, в 1919-м ему шел всего лишь тридцать шестой год. В армии Колчака он командовал 2-м Уфимским корпусом и 2-й армией. После Гражданской Войцеховский переехал в Чехословакию, где тоже занимал высокие военные посты, получил чин генерала армии. 12 мая 1945 г. Войцеховский был арестован в Праге советской контрразведкой «Смерш» и шесть лет спустя умер в лагере…. В 1997-м президент Вацлав Гавел посмертно наградил его орденом Белого Льва – как национального героя Чехии. Витебский дворянский род Войцеховских дал еще одного генерала – Михаила Карловича, тоже эмигрировавшего, похороненного на Центральном Софийском кладбище.

Генерал Сергей Николаевич Войцеховский.Заключённый ГУЛАГа С.Н. Войцеховский.Полковник Жебрак-Рустанович Михаил Антонович. 1918 год.

 Генерал Май-Маевский в Ростове-на-Дону, июль 1919 год. Смотр 2-го Корниловского ударного полка. За спиной у него адъютант Макаров.Другой фигурой крупного масштаба в Белом движении был Владимир Зенонович Май-Маевский, уроженец Могилевской губернии. Его образ тоже «лег в основу» кино – многие помнят обаятельного генерала Ковалевского из старого сериала «Адъютант его превосходительства». Май-Маевский – герой Великой войны, во время Гражданской возглавил Добровольческую армию на пике ее успехов, в те месяцы, когда белые взяли Орел и Курск и до Москвы их отделяло всего сто километров. Май-Маевский показал себя выдающимся военачальником, к тому же он был фактически правителем всей подчиненной белым территории – а это большая часть Украины. Скончался Владимир Зенонович в 1920-м от сердечного приступа во время эвакуации Севастополя…

Прославил свое имя и крестьянский сын с Гродненщины – полковник Михаил Антонович Жебрак-Рустанович, геройски павший на Дону, у станции Белая Глина. Его любили настолько, что его имя было увековечено в походной песне. Образец офицера – так писали об этом белорусском крестьянине его боевые соратники…

Легендами Белого движения были Яков Давыдович Юзефович и Мустафа Якубович Соболевский – белорусские мусульмане, блестящие кавалерийские начальники. Для многих белых офицеров был родным Полоцкий кадетский корпус. Кадетами-полочанами были, к примеру, генералы Климович, Новицкий, Киселевский, Выгран, Алексеев, герой Дроздовского похода полковник Войналович. Да и рядовые кадеты Полоцкого корпуса геройски дрались с большевиками на юге России. В эмиграции остатки этого корпуса составили основу для 1-го Русского кадетского корпуса, существовавшего в Югославии с 1920 по 1944 годы. Генерал Казанович закончил Могилевскую гимназию, братья-генералы Махровы – Минскую…

Были среди белорусов, связавших жизнь с Белым движением, и люди с совсем уж, казалось бы, нереальной, выдуманной судьбой. Например, Аполлон Яковлевич Крузе, бесстрашный фронтовой разведчик Первой мировой, боевой штабс-капитан, в армии Колчака получил чин генерал-майора. В 1920 году попал в плен и поступил на службу в Красную Армию. А в 1943-м стал генерал-майором во второй раз… Закончил Великую Отечественную бывший белый генерал Крузе во главе героического 24-го Братиславского стрелкового корпуса, освобождавшего от фашистов Словакию. Сюжет для приключенческого романа?.. Нет, вполне реальная жизнь.

Канонерская лодка «Кубанец»Но, наверное, лучше всего боль и горечь Гражданской можно себе представить не по генеральским судьбам, а по историям рядовых, вовлеченных в круговорот Истории… Вот, например, Станислав Мечиславович Родзевич, родившийся в Минске 24 августа 1898 года. Закончив Полоцкий кадетский корпус, он избрал для себя карьеру морского офицера. Но успел стать только гардемарином. В октябре 1918-го воевал с красными на канонерской лодке «Кубанец». А в январе 1920-го девятнадцатилетний юноша покинул родину навсегда. Скончался Родзевич 4 июня 1967 года в Буэнос-Айресе… Несколько строк, а за ними – трагическая эпоха, сломанная судьба… Где вы сейчас, минские Родзевичи?..

…О «белых» белорусах не принято ни вспоминать, ни писать, будто их и не было никогда. В советские времена они проходили по категории «враги народа». Невыгодны они и независимой Беларуси – ведь они воевали не за нее, а за Единую и Неделимую Россию. Но неужели этим людям совсем нет места в коллективной памяти народа? Неужели нет в нашей стране семей, чьи прадеды сложили головы с верой в свое светлое будущее?.. Верится в это с трудом. А значит, белые белорусы тоже достойны нашей памяти и признания. Эта интереснейшая тема еще ждет своего непредвзятого исследователя, и мы надеемся, что такой исследователь со временем появится.

Вячеслав Бондаренко

 

Примечания.

*Борьба за Советскую власть в Литве в 1918-1920 г.г. Сборник документов. Вильнюс, 1967. С.61

**А.Дерябин. Гражданская война в России 1917-1922. Национальные армии. Москва, 2000. С.11

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.