ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Западнорусская народная религиозная православная певческая культура в XVI – XVIII вв.

Рождественский вертеп.Параграф из монографии Л. А. Густовой  «Пою Тебе, Господи, Боже мой! (певческая культура Белорусской Православной Церкви)»

Во второй половине XVI – XVII века в западнорусском народном музыкальном искусстве получили распространение так называемые канты и псальмы. Прототипами кантов стали песни из гуситских сборников, из протестантских канционалов, катехизисов, песенников.

Кант как жанр сложился в духовных академиях, семинариях, уездных и приходских училищах, братских школах и монастырях1. Тексты кантов имели или форму стиха, или куплетную форму [1; 2; 3]. Большинство религиозных кантов посвящено борьбе с унией и написано на западнорусском письменном языке.

В XVII – XVIII вв по всей территории современной Белоруссии широко распространяются рождественские псальмы-колядки 2. Как в XVII–XVIII вв., так и сегодня популярны псальмы-колядки: «Нова радасць стала», «Вясёла свету навiна», «Не плач, Рахiлi», «Неба i земля», «У небе ўсе анёлы купна лiкуйце», «Скінiя златая», «Новый год бежит», «Народился нам Спаситель», «Христос з Девы ся раждает», «Виде Бог, виде Створитель», «Шэдша трые цары» и др. Многие из перечисленных колядок сопровождали рождественские батлеечные представления (например, популярную постановку «Царь Ирод») и школьные спектакли (например, знаменитую «Рождественскую драму» святителя Димитрия Ростовского), а также шествия христославов со звездой. Все рождественские колядки повествуют о воплощении Иисуса Христа.Но в отличие от богослужебных песнопений, тексты рождественских псальм рассказывают о человеческой радости, используя знакомые бытовые образы: «там Отрочатко, яко овчатко» (псальма-колядка «Новый год бежит»), «Иисус мой возлежит в яслех, на сене» (псальма-колядка «Возсиявый над солнце»), «Пойте, воспойте, лики во веки, торжествуйте, ликуйте» (псальм-колядка «Народился нам Спаситель»). О евангельских событиях, сопровождающих Боговоплощение повествуется образно, с использованием разнообразных эпитетов, сравнений: «Нова радасць стала, яка не бывала», «Возсиявый над солнце ныне» (одноименные псальмы-колядки), «Бог человеком ставает, покой земли поведает» (псальм-колядка «Христос з Девы нарадзіўся»), «Неба i земля радастна спяваюць» (псальм-колядка «Неба i земля»). Образно-поэтическая сторона псальмов-колядок весьма разнообразна: это примеры созерцательных, трогательных, лиричных, шуточных, праздничных, радостных, ликующих, танцевальных, искренних и очень человечных образцов песенного духовного народного творчества. Мелодика рождест­венских псальмов-колядок близка к белорусской народной лирической песне («Возсиявый над солнце»), хотя встречаются мелодии строгие, созерцательного характера («Христос з Девы», «Виде Бог»)3.

Христославы, Брестский уезд, фото 1905 года.Несомненно, распространению кантовой культуры среди широких масс способствовали школяры и семинаристы, которые ходили в праздники с вертепом, батлейкой, звездами в каждой белорусской деревне [4].

В XVI – XVII вв. среди православного населения были распространены не только рождественские псальмы. Большой популярностью пользовались псальмы, рассказывающие о вифлиемском избиении младенцев, о страданиях (страстях) Христа, о страданиях Богоматери4; а также канты – славильные5, нравоучительные 6, повествующие о святых 7. Все канты отличает глубокое нравственное содержание. Некоторые псальмы и канты, распро­страненные на территории нынешней Белоруссии, имели латинскую первооснову и были переведены на чешский, польский и русский языки, а затем попали к старообрядцам 8 [5; 6].

Канты были настолько популярны, что иногда прихожане стремились заменить ими и богослужебные песнопения. В одном из храмов Полесья прихожане роптали в ответ на запрещение священнослужителей петь кант о страданиях Спасителя после Заутрени в Великий Четверг [7].

Многие канты напоминают молитвы, они очень выразительны, основаны на попевках народных песен и свидетельствуют о набожности белорусов.  Псальмы и канты так основательно прижились в православной народной  среде, что их пели в быту, в дни церковных праздников и даже в церковном обиходе.

Посредством западнорусских певчих канты и псальмы получили распространение в России в конце XVII в. Распространилась практика использования мелодий кантов в литургических песнопениях. Некоторые канты на богослужебные тексты стали называться «концертами» [8; 9].

Форма канта оказала глубокое влияние на форму некоторых неизменяемых богослужебных песнопений. С. Смоленский приводит примеры, когда бывшие канты становятся богослужебными песнопениями (такими как «Херувимская», «Милость мира», «Достойно есть» и проч.) [10]. Использование мелодий кантов для некоторых богослужебных песнопений привело к разрушению их уставной формы. Так, например, напев «Херувимской песни» должен быть мелодически сильно развит, т. к. во время пения в алтаре совершаются различные священнодействия. Короткие мелодии кантов не могут распеть три стиха до Великого Входа без повторений, а музыкальная форма канта обусловливает нелогичное повторение фраз и слов текста «Херувимской». Так возникает привычная сегодня куплетная форма этого песнопения с совершенно бессмысленными (с точки зрения текста) полными каденциями и завершенными фразами. Такая форма «Херувимской» использовалась всеми композиторами, писавшими богослужебную музыку, начиная с XVIII в., используется она и сейчас в творчестве современных композиторов. И.Гарднер предполагает, что «Херувим­ская» с куплетной формой канта сложилась в первой или второй половине XVII в. в Юго-Западной Руси [11].

Кантовый склад богослужебных песнопений характеризуют следующие признаки: 1) куплетная форма; 2) произвольное деление и повторение слов и фраз богослужебного текста для согласования его с мелодией канта-образца; 3) трехголосный склад, при котором верхние голоса образуют между собою терцию (ведущим является второй голос), а бас двигается по основным тонам трезвучий, намеченных верхними голосами.

Кантовый стиль сочинения и исполнения богослужебных песнопений укоренился даже в самых дальних монастырях. Применение партесного стиля и формы канта в богослужебных песнопениях стало началом новой эпохи в истории музыкально-певческого искусства Русской Православной Церкви, в том числе и на землях нынешней Белоруссии.

Итак, диалектика развития формы богослужебного обряда Греко-католической церкви Речи Посполитой определена, в первую очередь, политико-административными условиями.   Музыкальный и лексический элементы богослужения наиболее ярко отразили процесс латинизации в униатской церкви изначально православной культуры. Декларируемые в законах 1596 г.  требования сохранения в Греко-католической церкви Речи Посполитой всех элементов восточного обряда способствовали сохранению древней формы богослужебно-певческого сборника – Ирмологиона, или, в белорусской интерпретации – Ирмолоя, который использовали при совершении богослужении.  Белорусские Ирмолои в наименьшей степени подвергались влиянию польско-латинской культуры, сохранив до настоящего времени древнейшую православную монодию, записанную линейной нотацией.

Мощная латинизация и профанация западнорусской православной культуры  привела к тому, что в политико-административных условиях Российской империи произошла неизбежная реформа  богослужебного обряда и его языка, в том числе и музыкального.

 

Литература:

1.      Музычны слоўнiк беларуска-рускi. Музыкальный словарь русско-белорусский = Аўт.-склад. Г.Р.Куляшова i iнш.; Навук.рэд.: Г.Р.Куляшова, Л.А.Антанюк.– Мінск: Бел. навука, 1999.– С. с. 344 –  345

2.      Энцыклапедыя лiтаратуры i мастацтва Беларусi/ Рэдкал.: I.П.Шамякiн (гал.рэд.) i iнш.: У 5 т. – Мінск: БелСЭ, 1985.– Т.2. – С. 668

3.      Костюковец Л.Ф. Кантовая культура в Белоруссии.– Минск.: Вышэйш. школа, 1975. – С. 36 – 94.

4.      Барышев Г.И., Капилов А.Л., Кулешова Г.Г. и др. Музыкальный театр Беларуси: дооктябрьский период. – Минск: Наука и техника, 1990. – С. 63

5.      Костюковец Л.Ф. Кантовая культура в Белоруссии.– Минск.: Вышэйш. школа, 1975. – С. 62 – 64, 66, 67, 68, 70  – 79.

6.      Костюковец Л.Ф. Кантовая культура в Белоруссии.– Минск.: Вышэйш. школа, 1975. – С. 58

7.      Беларускія канты / Склад. Л.П. Касцюкавец. – Мiнск: Ін-т праблем культуры, 1992.

8.      Пікарда, Г. Царкоўная музыка на Беларусі 989–1995 / Г. Пікарда.– Мінск: М-ва культуры і друку РБ; НТКА «Беларуская капэла», 1995. –  С. 29

9.      Гарднер, И.А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви: В 2 т. / И.А. Гарднер. – Сергиев Посад: Московская духовная академия, 1998. – С. 118

10.  Гарднер, И.А. Указ. соч. – С. 118.

11.  Гарднер, И.А. Указ. соч. – С. 122  – 123.

 


[1] Православные канты и псальмы распространялись в устной традиции. Первые рукописные и печатные сборники православных кантов и псальм (богогласники) появляются лишь в XVIII в. Эти сборники содержали только тексты, мелодия же запоминалась «по слуху». Вернуться к тексту

[2] Рождественские колядки связаны со временем Коляд или Святок в период от Рождества до Крещения.Вернуться к тексту

[3] Большинство рождественских колядок собраны, записаны и изданы Л. Ф. Костюковец и в настоящее время не только поются в дни праздников народными исполнителями, но и входят в репертуар самодеятельных и профессиональных хоровых коллективов [20].Вернуться к тексту

[4] Например, «Уже Тя лишаюся», «Нас деля распятого Мариа рыдаше».Вернуться к тексту

[5] Например, «Вселенный Свете», «О Девице Пречистая», «Склонитеся веки вси со человеки», «О, Всепетая Мати», «Боже, Отче Всемогущий», «Дай нам, Христе, вспоможени», «Над Ерданом стали».Вернуться к тексту

[6] Например, «А вы люди, христиане», «Господь снидет», «Прийдет час, приспеет время», «Кому повем печаль мою».Вернуться к тексту

[7] Например, «А кто, кто Николая любит», «Дивный во делей Святитель Великий», «Николае-чудотворче», «Страдания мученика Стефана прославляймо», «Прачыста Сына родзила» (о св. Илии), «Закон благодати» (о св. Варваре) и проч.Вернуться к тексту

[8] псальма «Боже Отче Всемогущий», которая была записана в конце XIX в. Е.Романовым от старообрядцев Гомельской губернии: поэтическая основа псальмы  -- латинское песнопение XV в. «Salve decus virginum», переведенное на чешский, в XVI веке – на польский, затем на белорусский язык.Вернуться к тексту

Лариса Густова

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 76 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте