ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

«Прочь от сути войны!»?

Выступление доктора исторических наук Александра Григорьевича Бесова на Международной научной конференции "Вставай страна огромная ..." в Севастополе 16.06.2011г..

Готовясь к севастопольской Международной научной конференции «Вставай, страна огромная…», посвящённой 70-летию начала Великой Отечественной войны, прочитал на страницах «2000» материалы интересного, очень своевременного проекта «Июнь 1941 Juni» - и вспомнилась статья Т.Полищук в «Дне» от 31 марта сего года: «Западный» прорыв».

 

Начало было интригующее: «Это невероятно, но факт: последний раз киевляне выступали в славном городе Льва перед началом Второй мировой войны. Тогда они показали большой и разнообразный репертуар. Гастроли открылись 26 мая 1940 г. спектаклем с патриотической окраской — «Иван Сусанин».

Почему вспомнилась? Да потому, что резанула историческая безграмотность, смешная и дикая одновременно, выплеснувшаяся на страницы даже такой респектабельной газеты: люди не видят, не понимают разницу между Второй мировой и Великой Отечественной войнами.

Безграмотность такого рода не возникает на пустом месте, это – результат методичной «работы» многих, кто трудится на ниве «исторической памяти» и радеет о национальной (исторической) памяти граждан Украины. Впрочем, не только Украины.

Мне захотелось поделиться мыслями о современной украинской историографии и освещении Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. В канун 70-летия её начала. На нескольких примерах, которые свидетельствуют о том, как происходит переход от «геть від сутності війни!» к «відсутності війни» как таковой. «Прочь от сути войны» ведёт к «отсутствию войны» и в сознании и в истории Великой Отечественной войны. И эта схема «работает» не только в Украине.

Приводимые ниже примеры лишь отчасти характеризуют процесс, когда с помощью заданных направлений и медотодологии зарубежных исторических и политических исследований ставятся под сомнение характер Великой Отечественной войны как справедливой, освободительной, формируется образ «советско-немецкой», «нацистско-советской» войны, войны «двух тоталитаризмов». К числу «коммунистических мифов» относят само название «Великая Отечественная война», «советский народ», «всенародный характер борьбы в тылу врага», «единство и дружба народов СССР». Чуть ли не главными действующими лицами войны становятся силы, боровшиеся за «национальное освобождение от большевистского режима», по «преступности и злодейству» якобы не уступавшего нацистскому режиму.

В «новой» историографии формируются образ «самостоятельного вклада» республики (республик) Советского Союза в победу «сил демократии», «Объединённых Наций во Второй мировой войне». Советский солдат-освободитель заменяется «советским оккупантом», «насильником», освобождение Красной Армией от агрессора даже территорий республик, входивших в СССР, называется «советской оккупацией», просто, как утверждается, «чума меняется на холеру».

Естественным процессом в историографии Великой Отечественной войны является исследование многих проблем в рамках «социальной», «устной», «ненаписанной», «бытогвой» истории. Однако, зачастую, эти исследования служат лишь инструментом для того, чтобы через дробление направлений (тем) избегать дальнейшего изучения проблем единства советского народа, фронта и тыла, изменений в СССР как в реальном историческом государстве.  Иследование, например, вопросов о потерях во время военных операций, мобилизаций, о военнопленных становится самоцелью для показа неспособности совестких государственных руководителей и военачальников принимать эффективные решения. Партизанская и подпольная борьба рассматривается как побуждающее условие жестокости гитлеровского оккупационного режима и уничтожения мирного населения.

В историографии формируется «образ» участия отдельных народов СССР во Второй мировой войне в иностранных армиях (Германия, Венгрия, Румыния, Польша, Великобритания, Франция, Канада, США, Австралия). К тому же, например, территорию УССР не рассматривают как целое, а дробят так, как это делали немецкие оккупанты в период войны.

В качестве «важнейшего» направления «новой» историографии Великой Отечественной войны определяется направление по «развенчанию мифа» о Победе народов СССР (советского народа), на котором «держался Советский Союз и благодаря которому он легитимизировал себя после массовых репрессий 30-х годов», «равной отвественности нацистского и сталинского режимов» за развязывание Второй мировой войны.

Конструирование новой «национальной памяти» не оставляет основы для величайшего уважения к памяти НАРОДА-ПОБЕДИТЕЛЯ. Ибо, как утверждают «новые» историки, «говоря о ... конструкции новой национальной памяти, мы не должны увлекаться переубеждением в чём-то старшего поколения, давайте забудем о старшем поколении, природа сделает своё, нужно заниматься молодёжью».

А теперь о примерах.

***

В институте истории Украины НАН Украины есть Отдел истории Украины периода Второй мировой войны.  Ещё в 1991 году, он назывался по-другому - Отделом истории Великой Отечественной войны. За несколько десятилетий трудами его сотрудников были созданы уникальные исследования, в том числе – трёхтомник «Українська РСР у Великій Вітчизняній війні Радянського Союзу 1941–1945 рр.» (К., 1967–1969); «Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза (1941–1945)» (8-й том десятитомника «История Украинской ССР», К., 1984); «Советская Украина в годы Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг.» (К., 1985).

После 1991 года и смены названия Отдела сменилось и направление его деятельности. Историю Украины и украинского народа было тогда рекомендовано рассматривать в «контексте европейского исторического процесса», с позиций истории Украины «как субъекта мировой истории». Начав с разработки темы «Условия жизни и борьбы народа Украины в период Второй мировой войны», дошли до анализа «факторов превращения Украины в ходе  антифашистской освободительной борьбы в один из самых важных факторов мировой геополитики».

Эти изменения нашли своё отражение в недавно увидевшем свет первом томе труда «Україна в другій світовій війні: погляд з ХХІ століття», о котором написал статью «Война, которая всегда с нами…» Председатель Верховной Рады Украины В.Литвин в «Голосе Украины» (7 мая 2011).

Наверное, благодаря таким разработкам 8 мая 2011 года на сайте президента Украины появились два документа: «Поздравление Президента Украины Виктора Януковича по случаю Дня Победы» и «Обращение Президента Украины в связи с отмечанием 8 и 9 мая дней памяти и примирения».

Для граждан Украины Великая Отечественная война остаётся важным историческим явлением и страницей собственной истории. Не поздравить – нельзя. Поэтому, поздравляя ветеранов Великой Отечественной войны, героев фронта и тыла, соотечественников, глава государства, в частности, отметил: «День Победы для нашего народа – праздник, объединяющий все поколения и являющийся неисчерпаемым источником патриотизма, веры в собственные силы и возможности».

Поскольку история Украины в период войны стала рассматриваться с точки зрения «вклада Украины в победу Объединённых наций во Второй мировой войне», субъектности Украины в мировой истории, во втором документе главы государства отмечено, что «потери Украины во Второй мировой войне оцениваются более чем в 10 миллионов жизней», и подчеркнуто: «Украине, которая была эпицентром той мировой трагедии, особенно хорошо известна цена войны и мира».

Произошло то, что нельзя назвать простой ошибкой спичрайтеров главы государства: Украину назвали «эпицентром» мировой трагедии - местом, из которого исходил катаклизм, распространившийся на весь мир (?!).  Помимо искажения в оценке генезиса явления, такое «украинское измерение войны» лишает народ Украины собственной истории,  делает его заложником мировой политики. Есть очень большая разница между неоспоримым «вкладом народа Украины в победу над нацизмом» (даже отвлекаясь от того, что это могло произойти только в едином строю - плечом к плечу с народами других республик СССР) и тем, что в период Второй мировой (а не Великой Отечественной!) войны, «доля Європи вирішувалась саме в Україні, і це доведено українськими істориками».

***

В 2008-2009 годах в Украинском институте национальной памяти в ходе более 10-ти «круглых столов» была предпринята попытка создать концепцию формирования национальной памяти в контексте «истории Украины во Второй мировой войне». Её с большим трудом можно назвать попыткой выработать «научную концепцию истории Украины периода Второй мировой войны», хотя и обсуждались там вопросы не только «международного признания Украины субъектом Антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны», но и «актуальные вопросы исследования истории Второй мировой войны в контексте достижения консолидации украинского народа».

Как бы там ни было, в 2010 году появилась на свет книга И.К. Патриляка и Н.А. Боровика «Україна в роки Другої  світової  війни: спроба нового концептуального погляду», изданная в Нежине по заказу УИНП. Когда читаешь материалы «круглых столов» УИНП и саму книгу, то понимаешь: люди даже не задумываются над тем, что последует за этим головокружительным по сути историографическим (и педагогическим!) кульбитом - рассмотрением Великой Отечественной войны 1941-1945 годов как «восточного тетра боевых действий» Второй мировой войны с опорой на «самые новые исследования отечественной и зарубежной исторической литературы».

Почти треть книги И.К. Патриляка и Н.А. Боровика посвящена «украинскому освободительному движению в годы Второй мировой войны», по объёму этот текст почти в два раза больше описания «боевых действий на территории Украины в 1941 – 1944 годах», «оккупационного режима Германии и её союзников в Украине» и «советского партизанского движения и коммунистического подполья» вместе взятых. Однако главное не это. Главное состоит в том, как авторы с позиций «новейших результатов» исторических исследований изложили «итоги Второй мировой войны для Украины». Такое впечатление, что они живут и вне Украины, и вне исторического времени. Они и сегодня не видят, что современная Украина с её суверенной государственностью стала таковой, в том числе потому, что в Великой Отечественной войне Советского Союза была завоёвана ПОБЕДА.

В 10-ти страничном и завершающем книгу разделе «Итоги Второй мировой войны для Украины» слово «победа» никак не связано с итогами войны. Оно упоминается дважды, для осуждения существовавшего в СССР политического режима. Для авторов главным является то, что «неимоверные геополитические изменения, которые породила Вторая мировая война, не принесли Украине полноценной независимости», были  только «сформированы её современные западные и юго-западные границы», потому что «И.Сталин совсем не стремился обеспечить «украинскую соборность». Авторы научного труда заявляют, что в итоге Второй мировой войны «была деформирована психика всех без исключения жителей Украины».

***

 

В мае сего года в «Острожской академии» состоялся Всеукраинский круглый стол «Україна у горнилі воєнних випробувань». Обращает на себя внимание тема доклада заместителя директора УИНП профессора Д.В. Веденеева: «Память о Великой Отечественной войне и проблемы обеспечения информационной безопасности Украинской державы».

Думаю, что те положения доклада, которые я приведу, не нужно даже комментировать. Ведь обозначилась угроза будущему страны. Это угроза, которую несёт изменение сознания граждан: «В неконструктивных (и, как правило, бесплодных) дискуссиях между субъектами общественно-политической жизни демонстрируется готовность поставить разногласия во взглядах на историю выше необходимости гражданской консолидации и обеспечения территориальной целостности Украины».

И далее: «Именно в общественном сознании осуществляется целенаправленная делегитимизация исторических явлений международно-правового характера как предпосылка успеха делегитимизации существующих границ Украины (которая неприкрыто рассматривается как слабое, «исторически неполноценное» государство вопреки официальной риторике о «стратегическом партнёрстве» и «адвокатуре» на пути в евроструктуры»).

А условие успеха в деле разрушения сознания профессор Д.В. Веденеев изложил такой формулой: «Общественное сознание доводится до такого состояния, что значительная часть граждан готова пожертвовать общим будущим в едином государстве ради отстаивания конфронтационных взглядов на прошлое, желания и в дальнейшем ощущать «фантомную боль» истории».

Немного ранее профессор Д.В.Веденеев вместе с профессором А.Е. Лысенко, руководителем Отдела истории Украины Национальной Академии Наук Украины, писали о «глубине негативных последствий для международно-правового статуса отождествления гитлеризма и политического режима СССР, агрессора и стран и народов, которые стали его жертвами».

Научной и педагогической общественности Украины дан сигнал.

***

Никуда не деться от вопроса, хотя он и не относится к историографическим: так кто же и как формирует историческую память о Великой Отечественной войне в современной Украине, если журналист не знает разницу между Второй мировой и Великой Отечественной войнами, если спичрайтеры главы государства считают Украину «эпицентром» Второй мировой, если Великую Отечественную  войну превращают в «восточный театр боевых действий» Второй мировой войны, если настаивают на том, что после войны всё население Украины было «психически деформировано»?

Между тем, 22 июня исполняется 70 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Всемирно-историческое значение подвига народов СССР в этой войне обеспечило мир на нашей родной Земле на многие десятилетия.

Иногда, хочется во весь голос не то, что сказать, а прокричать: люди, цените мир, добытый миллионами человеческих жизней! не оскверняйте память павших и ныне живущих ветеранов войны и труда в республиках, родившихся в недрах России и единого Советского Союза!

Действительную цену мира знают только те, кто прошёл войну…

Многим историкам кажется, что этноцентричность историографии Великой Отечественной войны принесёт благо, за счёт «отсутствия войны» «отделит» бывшую союзную республику от СССР в прошлом и от России в настоящем и таким образом укрепит суверенитет государств на постсоветском пространстве.

По мне, так «кажется» тем «историкам», которые, как правило, и во время Великой Отечественной войны жили и сейчас живут вне бывших союзных республик, даже являясь их гражданами. Для них война действительно не была и не может быть Великой Отечественной. Они живут вне исторического времени и вне Отечества.

И таким историкам всё время будет «достаточно» работы. В украинских электронных изданиях уже появился ряд материалов под общим названием «Украинско-белорусские войны». Пока в прошлом…

Александр Бесов

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.

Сейчас на сайте

Сейчас 46 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте