Бандеровщина. В начале социального эксперимента.

Автор: Михаил Быстрицкий

 

80 лет назад 25 июля 1934 года во Львове был произведен показательный акт устрашения. Боевиком ОУН по приказу будущего главы ОУН Степана Бандеры был убит известный львовский педагог директор гимназии Иван Бабий.

На процессе 5 июня 1936 года Бандера заявил, что

директора Бабія ОУН засудила на кару смерти за те, що він активно співпрацював з польською поліцією і свідомо поборював українське революційне підпілля, видаючи польській поліції українських ґімназистів та студентів, членів і симпатиків ОУН»

директора Бабия ОУН приговорила к смертной казни за то, что он активно сотрудничал с польской полицией и сознательно боролся с украинским революционным подпольем, выдавая польской полиции украинских гимназистов и студентов, членов и сторонников ОУН

 Однако еще за год до убийства Бабия во Львове было организовано массовое мероприятие, посвященное 1900-ой годовщине воскресения Иисуса Христа. Мероприятием руководил Иван Бабий. По некоторым сведениям во Львов на мироприятие приехало свыше 50000 молодежи.

Оуновцам было далеко до такой популярности, и они отнеслись к мероприятию резко отрицательно. Дествия огранизаторов мероприятия и свою роль во время его проведения ОУН определила как битву за «души молодых людей». В «националистической» газете «Наш клич» была опубликована «Резолюція студентів проти з'їзду української католицької молоді». Оуновцы заявляли, что господство на душами молодежи никому не отдадут, т.к. воспитание молодежи – это задача националистических организаций.

Митрополит Галицкий Андрей Шептицкий писал по поводу убийства педагога:

«Директор Бабій упав жертвою українських терористів, дрож жаху потрясла цілим народом. Убивають зрадливим способом найліпшого патріота, заслуженого громадянина, знаменитого педагога, знаного й ціненого всіми приятеля, опікуна й добродія української молоді. Вбивають без ніякої причини, хіба лише тому, бо їм не подобалася виховна діяльність покійного. Вона була перешкодою в злочинній акції втягування середньо-шкільної молоді в підпільну роботу… Немає одного батька ні матері, які не проклинали би провідників, що зводять молодих на бездоріжжя злочину… Ми від літ стверджували й стверджуємо й не перестанемо повторяти, що злочин є завсіди злочином, що святій справі не можна служити закривавленими руками. Не перестанемо твердити, що хто деморалізує молодь, той злочинець і ворог народу. Скритовбийник, доконавши зрадливо підлого душогубця, вважав себе, може, за героя, хоч, сповнивши свій злочин, утікав, як чоловік, що стидається свого поступку. Утікав перед дочасною карою, думав, що самогубством втече перед суспільною відповідальністю і вічною карою. Достойний ученик провідників українських терористів, що безпечно сидячи за границями краю, вживають наших дітей до убивства їх батьків, а самі в безіменній авреолі геройства тішаться вигідним життям, стягаючи жертви заграничних патріотів, призначені для народу, котрого добро нищать. Злочинну роботу українських терористів, яку ведуть божевільні, осуджує, осудила не раз і не перестане осуджувати українська преса й усі українські політики без огляду на партійну приналежність»

 

«Директор Бабий пал жертвой украинских террористов, и весь народ содрогнулся в ужасе. Убивают подлым способом лучшего патриота, заслуженного гражданина, знаменитого педагога, известного и ценимого всеми друга, опекуна и благотворителя украинской молодежи. Убивают без всякой причины, разве лишь затем, что им не нравилась воспитательная деятельность покойного. Она была препятствием в преступной акции втягивания молодежи среднего школьного возраста в подпольную работу.  Нет ни одного отца и матери, которые не проклинали бы руководителей, которые ведут молодежь на бездорожье преступлений. Мы всегда утверждали и утверждаем и не перестанем повторять, что преступление всегда является преступлением, что святому делу нельзя служить окровавленными руками. Не перестанем утверждать, что кто деморализует молодежь, тот преступник и враг народа. Убийца из укрытия предательски осуществив роль подлого душегубца, считал себя, возможно, героем, хотя исполнивши свое преступление убегал как человек, стыдящийся своего поступка. Убегал от неминуемого возмездия, думая что самоубийством избегнет общественной ответственности и вечной кары. Достойный ученик руководителей украинских террористов, которые в безопасности находятся за границами края, используют наших детей для убийства их родителей, а сами в безымянном ареоле геройства тешатся приятной жизнью, собирая жетвы заграничных патриотов, предназаченных для народа, чье добро уничтожают. Преступную работу украинских террористов, которую ведут самасбродные, осуждает, осудила не раз и не перестанет осуждать украинская пресса и все украинские политики без учета партийной принадлежности»

 Парадокс заключается в том, что митрополит Шептицкий – один из самых заслуженных деятелей в создании панукраинской идентичности, т.е. восприятии людей, проживающих на пространстве от Сана до Дона как общности, противопоставленной всем остальным людям. Еще в конце XIX века представление об этой идентичности практически не выходило за пределы кабинетов. В Галичине, где служил новой идее митрополит, местное русское население видело мир сквозь призму панрусской идентичности (национальной общности от Карпат до Камчатки). Такое мировоззрение местного населения было помехой задачам различных сил, а именно австрийскому империализму и папскому Риму в их экспансии на восток. Поэтому не просто так Шептицкий стал митрополитом  в 1900 году. И осуществил он свою задачу очень грамотно и последовательно. Кандидатам на священный сан, считавшими себя частью великого русского народа, доступ к священству был закрыт. В священники стали посвящаться только лица, имевшие нужное митрополиту мировоззрение. Учитывая огромное влияние, которое оказывало священство в Галичине на народ, можно догадываться, какие последствия имела политика нового митрополита. 

Шептицкий подготовил для ОУН почву. Возможно, что если бы он не потрудился, то и ОУН бы не возникла. Но, рвавшиеся к власти оуновцы, не остановились перед убийством человека из окружения митрополита.

Исходя из подобных установок «националистов» Иван Лисяк-Рудницкий, мыслитель-свидомит, для которого объединение Украины с остальной Россией – «смертельный грех», историк, готовый подписаться под словами, что история России - это сплошное сумасшествие с короткими проблесками, предупреждал, что если бандеровцы придут к власти, мы получим концлагерь под сине-желтым флагом. «Самым верным способом для окончательной компрометации бандеровщины,  - писал он (перевожу сразу на русский), - было бы допустить ее на некоторое время к власти. Не трудно себе представить, чем бы это закончилось. К сожалению, это слишком дорогостоящий эксперимент, чтобы мы могли себе его позволить. Ибо бандеро-националисты втянули бы неминуемо в позор и катастрофу все наше национальное дело».

Михаил Быстрицкий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.