И.Ф. Похитонов: от крестьянина до генерального консула Российской империи

Автор: Елена Воевода

Генеральный консул Российской империи в Тегеране И.Ф. ПохитоновПосле публикации статьи Вячеслава Бондаренко о Ф. Минкове в редакцию «ЗР» поступило письмо от исследователя биографии славянского просветителя, доктора педагогических наук Елены Владимировны Воевода, в котором она обратила внимание на некоторые неточности в статье и предложила для публикации статью о воспитаннике Ф. Минкова И.Ф. Похитонове.
Напоминаем, что 4 января 2013 г. в 16.00 в рамках духовно-просветительской выставки «Рождество Христово»  состоится памятный вечер, приуроченный ко дню рождения великого болгарского и российского просветителя и педагога Федора (Тодора) Николаевича Минкова.

Редакция ЗР

 


 Последние десятилетия отмечены возрастанием интереса к истории страны в целом и фамильной истории – в частности. Так случилось, что фигура одного из чиновников МИД Российской империи – Ивана Федоровича Похитонова – стала предметом исследования, с одной стороны, историков и педагогов, а с другой – его потомков. Чем же интересен для истории этот человек? – В первую очередь, своим продвижением по социальной лестнице, которая изумляет даже сегодня. Этот невероятный «социальный лифт» ярко иллюстрирует положение о социально-статусной функции языковой подготовки, которая была актуальной в XIX в. и осталась таковой сегодня. Биография И.Ф. Похитонова также отражает геополитические интересы Российской империи в конце XIX – начале XX вв.

Материалы Архива внешней политики Российской империи позволяют восстановить официальную часть биографии И.Ф. Похитонова. Он родился  22 июля 1853 г. в деревне Черняковки Обозновской волости Елисаветградского уезда Херсонской губернии, о чем свидетельствует метрическая запись: «двадцать третьяго числа крещен Иоанн незаконнорожденный». [4, л. 3, 6–6 об.] Матерью была крестьянка Фекла Малая, которая вышла через некоторое время замуж за унтер-офицера Мартына Маркатного и навсегда покинула деревню, оставив сына на попечение деда. Больше о ней не было известий. Об отце младенца сведения также отсутствуют. «По ревизской сказке Х народной переписи»  пятилетний ребенок был ошибочно записан под именем Трофим, однако эта ошибка была позже исправлена. [4, л.19]

Через несколько лет мальчик, вероятно получивший начальное образование, оказался в городе Николаеве под именем Ивана Похитонова: иногда его называли Пихтоновым и даже Пихтановым. Несмотря на многочисленные попытки в 1870-х годах руководства Азиатского департамента МИД выяснить происхождение новой фамилии, этот факт так и остался невыясненным. О происхождении отчества также нет сведений – отчеств крестьяне не имели, но в официальных документах имя отца упоминалось: так, дед Ивана именовался Семен Григорьев сын Малой. Позже отчество Ивана могло быть образовано от имени крестного отца – Федора Платонова, крестьянина той же деревни, или от имени директора Николаевской реальной гимназии Ф.Н. Минкова, в доме которого он жил во время учебы. Можно предположить, что Федором звали  господина Браилку, который приютил мальчика, пришедшего в Николаев из деревни, однако его имя нигде не упоминается. [4, лл. 6-об., 7, 16] По свидетельству Ф.Н. Минкова, «Похитонова как сироту взял к себе Г. Браилка и определил в Гимназию, когда Г. Браилка уехал из Николаева, то Похитонов остался бы можно сказать покинутым на улице, если бы я его не взял к себе, где он и окончил Гимназию». [4, л. 16–16 об.]  Добавим, что курс наук И. Похитонов окончил с отличием.

Фирман Эмира Бухары И.Ф. Похитонову на орден «Бухарской золотой звезды».В 1872 г. молодой человек получил по ходатайству директора гимназии разрешение на поступление в Учебное Отделение восточных языков при Азиатском департаменте МИД и 23 августа подал прошение о зачислении его в число казеннокоштных воспитанников. [4, л. 1] УОВЯ располагалось в доме № 20 по Большой Морской улице Санкт-Петербурга, рядом со зданием Министерства иностранных дел. Это было закрытое учебное заведение типа пансиона или лицея, в котором воспитанников, проживавших в одном доме с преподавателями и изучавших пять иностранным языкам (французский, персидский, турецкий, арабский, новогреческий), мусульманское право, нумизматику, историю и географию России и стран Востока, готовили к консульской и драгоманской службе на Востоке. [2, л. 4–4 об.]

После русско-турецких войн в XVIII в., восточное направление внешней политики стало для России приоритетным. Так называемый «восточный вопрос» означал для России непростые отношения с Османской империей и Персией, претендовавшими на Закавказье, западное побережье Каспия и восточное Причерноморье – территории, отошедшие к Российской империи в результате двух войн с Персией (1804–1813, 1826–1828) и двух – с Турцией (1806–1812, 1828–1829). Одним из основных соперников Российской империи на Среднем Востоке, в Закавказье и Средней Азии, где сталкивались геополитические интересы великих империй, была Великобритания, заключившая в XIX в. договоры с Персией и Афганистаном. Именно поэтому подготовке драгоманов – переводчиков-ориенталистов – придавалось большое значение.  Восточные языки изучали как выходцы из дворянских семей, так и разночинцы, которым редкие языки давали возможность попасть на государственную службу и повысить свой социальный статус.

Российское консульство в ТегеранеВ 1875 г. Иван Похитонов успешно окончил курс и намеревался поступить на государственную службу, однако столкнулся с препятствием: представителей «податного состояния» на государственную службу не брали, а он все еще был приписан к крестьянской общине своей деревни. В то же время, в Николаеве молодой человек пользовался общим сочувствием, и было известно, что местная «Мещанская Управа с удовольствием запишет его в свое общество и сделает все необходимые формальности для определения Похитонова на Государственную службу». 29 августа 1875 г. состоялся сельский сход крестьян деревни Черняковки («из 80-ти домохозяев, имеющих право голоса  на сходе, участвовало 55-ть человек»), который вынес И. Похитонову «мирской приговор»: поскольку «Казенных и Мирских недоимок на нем не числится ... и никаким преступным делам не подвергался, и родственников кои бы оставались без призрения не имеет, по этому увольняем Его из нашего Общества на всегда: с правом приписаться по Его желанию к другому обществу без препятственно». [4, л. 19–19 об.] После этого Управляющий Министерством иностранных дел направил на имя императора просьбу о принятии Похитонова на государственную службу, в частности, указывая следующее: «принимая во внимание пользу, которую Похитонов может принести службе своими познаниями в восточных языках, я беру смелость испрашивать Высочайшего соизволения Вашего Императорскаго Величества, определить Похитонова по бывшим уже примерам (выделено автором – Е.В.) на службу по ведомству Министерства Иностранных Дел с назначением его Студентом Миссии нашей в Тегеране». [4, л. 3–3 об.] Таким образом, мы можем сделать заключение, что на государственную службу, в частности в МИД, иногда попадали представители крестьянства. Высочайшим приказом по Министерству иностранных дел от 27 октября 1875 г. И.Ф.  Похитонов был определен на службу в Азиатский департамент МИД и отправлен  в Тегеран сверхштатным студентом при миссии. [1, л. 53 об.]

Фирман Эмира Бухары И.Ф. Похитонову на орден «Бухарской золотой звезды».Всю жизнь И.Ф. Похитонов провел на государственной службе, кроме непродолжительного периода с мая по июль 1876 г., когда он отбывал воинскую повинность. Он прошел все ступени консульской службы: был студентом, драгоманом, секретарем, вице-консулом, консулом и генеральным консулом. В 1882 г. по распоряжению Товарища Министра иностранных дел И.Ф. Похитонов был направлен в Азиатский департамент МИД. По случаю прибытия в Москву персидского принца на торжества, связанные с коронованием нового российского императора, в апреле 1883 г. был командирован в Астрахань для встречи принца, «при котором состоял во все время пребывания его в Москве, а затем сопровождал Принца обратно до Астрахани». Затем И.Ф. Похитонов был назначен представителем МИД «в Комиссию по разграничению между Закаспийскою областию и Персиею, в которой состоял до 8 Декабря 1885 г.». [3, л. 3]

И.Русский генеральный консул в Персии И.Ф.ПохитоновФ. Похитонов был дважды женат. От первого брака (с Александрой Степановной Базилевской) у него было трое детей: сын Степан (1889 г.) и дочери Любовь (1887 г.), Ольга (1888 г.), Анна (1891 г.) и Евгения (1892 г.). В 1897 г. брак был расторгнут «на основании определения Петербургского Епархиального начальства ... с дозволением вступить в новый брак». Второй женой И.Ф. Похитонова стала православная француженка Валентина Готье. [3, л. 2–2 об.]

Закончил службу крестьянский сын генеральным консулом в Тегеране – назначение было подписано 20 сентября 1910 г. Он стал крупным специалистом-международником, знатоком  Персии, чьи усилия в области дипломатии были оценены по заслугам как на родине, так и за рубежом. Как государственный чиновник И.Ф. Похитонов дослужился до чина статского советника, был награжден орденами Св. Владимира 3 ст., Св. Станислава 2 ст., серебряной медалью в память императора Александра III. Как представитель российского МИД, отличившийся на поприще консульской службы, он имел зарубежные награды: Персидского Льва и Солнца 3 и 1 ст., Черногорского Князя Даниила I за Независимость Черной Горы 4 ст., Бухарской Золотой Звезды 2 ст., бельгийский орден Леопольда, французский орден Почетного Легиона, орден Итальянской Короны. [3, л. 3–6]

За тридцать восемь лет службы И.Ф. Похитонов только один раз получил отпуск – на пять месяцев в 1882 г. Скончался он 13 августа 1913 г. Биография этого человека является примером беззаветного служения России, стремления сформировать свою собственную судьбу, образцом трудолюбия и целеустремленности.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Архив внешней политики Российской империи (далее: АВПРИ) – Ф. 153, оп. 668, 1823 г., д. № 97.
  2. АВПРИ – Ф. 153, оп. 668, 1823 – 1968 г., д. № 100.
  3. АВПРИ – Ф. 159, оп. 464, 1853–1913 гг., д. № 2760.
  4. АВПРИ – Ф. 161, IV-28 оп. 143б, 1872 г., д. № 4.

Елена Воевода

Опубликовано в сборнике материалов 4-й  межрегиональной
университетской научно-практической конференции «Великий Волжский путь:
человек, пространство, время, документ» – Ярославль, 2011. – С. 50-55


У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.