ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Большевики и украинский сепаратизм.

 Доклад Кирилла Фролова на конференции
"Столетие великой русской катастрофы 1917го года"
о. Лемнос, 24 сентября 2016 года.

Вызовы "мазепинцев" против русской Церкви, культуры и государственности столь серьезны, что не ответить на них было бы ошибкой. Не меньшей ошибкой было бы умолчать роль богоборцев-большевиков в становлении проектов украинского самостийничества - ключевого проекта разгрома и полного уничтожения русских Церкви и народа, Российского государства.
Сначала несколько слов о самой лживой идее украинского самостийничества.

Основные идеологемы этой школы таковы. Население Московского государства - не славянское, а смешанное, славяно-финно-угорское, и поэтому население России и Малороссии (Украины) никогда не было единым народом. Мало того, Москва узурпировала имя Руси (теория о неславянском происхождении великороссов, впервые сформулированная преподавателем Уманской базилианской школы Франциском Духинским в целях идеологического оправдания польских претензий на эти земли, затем перекочевала в труды Грушевского и компании). "Варварская Москва" оккупировала "культурную Русь-Украину", превратив ее в свою колонию. Поэтому отделение от России есть закономерный результат национально-освободительной борьбы и антироссийские настроения есть результат "многовекового подавления украинской культуры".

А теперь посмотрим, что говорит на этот счет история. Теория о неславянском происхождении народа Северо-Восточной Руси опровергается как письменными источниками, так и исторической топонимикой. Уже в XII веке практически исчезают упоминания о финно-угорских племенах чудь, меря и т.д., полностью ассимилированных русскими. Историческая топонимика свидетельствует о тотальной колонизации жителями Киевской и Галицкой Руси этого края: два города Галича (на западе и северо-востоке Руси), два Звенигорода (аналогично), два Владимира - Волынский и на Клязьме, четыре Новгорода - Великий, Волынский, Северский и Нижний, два Перемышля, две реки Лыбеди и три - Припяти и т.д. Домонгольская архитектура, иконопись, фольклор сохранились в основном на севере и востоке Руси. Жило сознание не только национально-культурного, но и политического единства русской земли от Галича до Волги. Свидетельство тому - активное участие волынского князя Димитрия Боброка в Куликовской битве и идеологическое обоснование "собирания русских земель вокруг Москвы" коренным галичанином митрополитом Московским Петром (XIV век).

Источники свидетельствуют об однозначно русском и российском самосознании жителей Киева, Львова и Вильны в XIV-XVIII веках. На эту тему М.Максимович (1804-1873) - знаменитый южнорусский этнограф и историк, называвший себя "щирым малороссиянином", написал работу "О названии Киевской Руси Россией", "об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси", отрывки из которой уместно процитировать: "Не очень давно было толкование о том, будто Киевская и вся западная Русь не называлась Россией до ее присоединения к Руси восточной; будто и название Малой России или Малороссии придано Киевской Руси уже по соединении ее с Русью Великой или Московской. Чтобы уничтожить навсегда этот несправедливый и нерусский толк, надо обратить его в исторический вопрос: когда в Киеве и в других западно-русских областях своенародные имена Русь, Русский начали заменять по греческому произношению их именами Россия, Российский?

Ответ: с 90-х годов XVI века... Основанием такого ответа служат тоговременные акты письменные и книги, печатанные в разных областях Русских... Приведу свидетельства тех и других.

Вот первая книга, напечатанная в Киеве, в типографии Печерской Лавры - "Часослов" 1617 года. В предисловии к ней иеродиакона Захария Копыстенского сказано: "Се, правоверный христианине и всяк благоверный читателю, от нарочитых мест в России Кийовских, сиречь Лавры Печерския"...Основательница Киевского Богоявленского братства Анна Гулевична Лозьина в своей записи о том 1615 года, говорит, что она учреждает его - "правоверным и благочестивым христианам народу Российского, в поветах воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского будучим..."Окружная грамота 1629 года, напечатанная в Киеве, начинается так: "Иов Борецкий, милостию Божией архиепископ Киевский и Галицкий в Всея России..."

Но довольно о Киеве, обратимся к земле Галицкой.

Там Львовское братство в своей типографии прежде всего издало "Грамматику" 1591 года в наставление "многоименитому Российскому роду"...Того же, 1592 года, Львовское братство обращалось в Москву к царю Федору Ивановичу с просительными посланиями, в которых именуют его "светлым царем Российским", вспоминают "князя Владимира, крестившего весь Российский род" и т. п. В земле Волынской находим то же…Такое же употребление имен Россия, Российский было тогда и на Северо-Западе русском».

Какое же было подлинное отношение киевлян, волынян и львовян той эпохи к северной, Московской Руси?

Следует отметить, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский "Синопсис", написанный предположительно Киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем (во второй половине XVII в.). Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно "Синопсису", "русский", "российский", "славянороссийский" народ - един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он "племени его" весь целиком. Именно "Синопсис" утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами.

По "Синопсису", Россия - едина. Ее начальный центр - царственный град Киев, Москва - его законная и прямая наследница в значении общего "православно-российского" государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) "милостью Божией" завершается воссоединением в единое "государство Российское" (И.И. Лаппо. Идея единства России в Юго-Западной Руси. - Прага, 1929).

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на церковном, научном и литературном поприще России.

Еще более красноречиво участие Северо- и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, "книжного" языка. Смело можно сказать, что участие это - преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильне.

Какова же была языковая ситуация в середине ХУП в. в Юго-Западной Руси? Она обрисована в грамматике Иоанна Ужевича (1643 г.). В ней описывается "Lingua sacra” или “словенороссийский язык” (так именовался церковно- словянский) - высокий книжный язык, язык богослужения и богословия, lingua slavonica или “проста мова” -гражданский, светский литературный и деловой русский язык, и “lingua popularis” - диалектная речь. (Б.А.Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI-ХIХ вв.) М, 1994). В Киеве в 1627 г. "протосингел от Иерусалимского патриаршего престола и архитипограф Российския церкви" ученый монах, подлинный энциклопедист того времени Памва Берында издает толковый словарь "Лексикон словенороссийский или слов объяснение". В нем "руская" речь (в послесловии к Киевской Постной Триоди 1627 г. Берында называет "просто мову” "российской беседой общей"), противопоставляется народным диалектам - "волынской" и "литовской" мове. Кодификация "словенороссийского" языка была произведена в основном в Киеве, Львове и Вильне. "Грамматика" Мелетия Смотрицкого стала учебником церковно-славянского языка для всей Русской Церкви буквально на века. "Проста мова" стала основой общерусского литературного языка' "...Действительно, "проста мова" не оказала почти никакого влияния на современный украинский и белорусский литературный языки... Однако, на историю русского литературного языка "просто мова" как компонент юго-западнорусской языковой ситуации оказала весьма существенное влияние. Достаточно указать, что если сегодня мы говорим об антитезе "русского" и "церковнославянского" языков, то мы следуем именно югозападнорусской, а не великорусской традиции... Это связано с тем, что условно называется иногда "третьим южнославянским влиянием", т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в ХVII в.: во второй половине ХVII вежа — это влияние приобретает характер массовой экспансии югозападнорусской культуры на великорусскую территорию" (Б.А. Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI-ХIХ вв.) М, 1994).

"Говорят, что Петр Великий гражданскую печать выдумал, а, оказывается, он, просто-напросто, заимствовал ее у галичан у прочих малорусов, которые употребляли ее еще в ХУ1 в. Заголовки многих грамот и статутов, виденные мною в Ставропигии, начерчены чисто нашими гражданскими буквами, а текст, писанный в ХУ1 в. - очевидный прототип нашей скорописи и наших прописки елисоветинских и екатерининских времен". ("Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева, С-Петерб. 1868).

Что касается диалектов - "волынской", "литовской" и многих других мов, то о "целесообразности" создания на их основе местных литературных языков лучше всего сказал замечательный галицко-русский историк Денис Зубрицкий в своем письме к М.А.Максимовичу: "...Ваши мне сообщенные основательные и со систематической точностью изданные сочинения - откуда идет русская земля, и исследование о русском языке читал я с величайшим любопытством и вниманием. Вы опровергли сильным словом мечтательные утверждения писателей и выдумки как о происхождении народа, так и о русском языке, которые мне всегда не нравились... Что касается до наречий русского языка, то их бесчетное число) внимательный наблюдатель, странствуя по русской земле, найдет почти в каждом округе, даже в каждой деревне, хотя и неприметное различие в произношении, изречении, прозодии, даже в употреблении слов, и весьма естественно. По исчислению г-на Шмидель Litterarisce Anreiger 1882 г. есть 1 14 наречий немецких столь одно от другого расстоящих, что немец Друг друга никогда не разумеет, но язык есть всегда немецкий, и невзирая на сие, ученые немцы в Риге, Берлине, Вене и даже в Страсбурге употребляют в книгах и общежитии лучших обществ одно словесное наречие. Я бы желал, чтобы и русские тем примером пользовались..." (Путями истории, Т.2. Изд. Карпато-русского литературного общества, Нью-Йорк, 1977).

Что же касается создания литературы на "киево-полтавской мове", то здесь уместно процитировать Н. Костомарова: "Пока польское восстание не встревожило умов и сердец на Руси... самое стремление к развитию, малороссийского языка и литературы не только никого не пугало признаками разложения государства, но и самими великороссами принималось с братской любовью" (Н. Ульянов, "Происхождение украинского сепаратизма", М. 1996). Все это дало повод известному русскому философу Николаю Трубецкому утверждать, что "та культура, которая со времен Петра живет и развивается в России, является органическим и непосредственным продолжением не московской, а киевской, украинской культуры", что русская культура редакции.

Откуда же и когда возникла идеология "украинофильства", а точнее - украинского сепаратизма? Исследуя генезис "самостийнического" движения, невозможно не отметить его эпигонский характер и зловещую роль идеологов польского реванша XIX века. Недаром церковный историк Георгий Флоровский метко называл полонофильскую и латинофильскую ориентацию части южнорусской шляхты "провинциальной схоластикой" (Пути русского богословия. - Париж, 1937). Как отмечено исследователями, "настали разделы Польши, и вот тогда польские ученые заговорили об особой украинской национальности... В первой четверти XIX века появилась особая "украинская" школа польских ученых и поэтов, давшая таких представителей, как К. Свидзинский, И. Гощинский, М. Грабовский, Э. Гуликовский, Б. Залесский и др., которые продолжали развивать начала, заложенные гр. Потоцким, и подготовили тот фундамент, на котором создавалось здание современного украинства. Всеми своими корнями украинская идеология вросла в польскую почву" (Труды подготовительной по национальным делам комиссии. - Одесса, 1912). В историю вошла также крылатая фраза ксендза Калинки: "Все-таки лучше самостоятельная Русь, чем Русь Российская. Если Гриць не может быть моим, говорит известная мысль, пускай, по крайней мере, он не будет ни мой, ни твой" (A.Tamovski. Ksiands Walerian Kalinka. - Krakow, 1887).

Однако степень влияния "самостийнической" идеологии еще в первой четверти XX века была совершенно ничтожной. Об этом ясно свидетельствуют результаты единственного в те годы прецедента свободного волеизъявления граждан. Речь идет о муниципальных выборах на Украине летом 1917 года. На этих выборах в органы местного самоуправления было избрано: от общероссийских партий - 870 депутатов, от украинских федералистских партий - 128, от сепаратистов - ни одного (А. Дикий. Неизвращенная история Украины-Руси. Т. 2. - Нью-Йорк, 1961).

Следует отметить также, что пресловутая Центральная Рада никогда и никем (!) не избиралась (это был просто клуб единомышленников) и что "первый президент" Украины Михаил Грушевский был избран именно этой Центральной Радой, а не народом.

От какой же черты следует отсчитывать "успехи" самостийничества? Тут надо сказать, что существует тема, о которой наши оппоненты знают, но предпочитают умалчивать. Широкая же публика о ней вообще не осведомлена. Речь идет, с одной стороны, о русском национальном возрождении Галицкой и Карпатской Руси в ХIХ-ХХ веках, а с другой - об австро-венгерском геноциде русских (политических процессах над "русофилами", концлагерях и массовых казнях, унесших более 60 тыс. жизней) и о роли "украино-австрийской партии" в вышеназванном черном деле.

О масштабах русского национального возрождения в Галиции красноречиво свидетельствует собравшая более 100 тыс. подписей русских галичан петиция в Венский парламент: "Высокая палата! Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющим смежные с Галицкой землей малоросским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, то есть русский народ. Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает право быть языком ее литературы, науки и вообще культуры. Доказательством этого является тот факт, что за права этого языка у нас в Галиции боролись такие выдающиеся деятели, как епископы Яхимович и Иосиф Сембратович, ученые и писатели Денис Зубрицкий, Иоанн Наумович, Устианович, Дедицкий, Головацкий, Площанский, Добрянский, Петрушевич, Гушалевич, из младших же - Залозецкий, Свистун, Хиляк, Мончаловский, Иван Левицкий, Дудыкевич, братья Марковы, Вергун, Яворский, Святитский, Глебовицкий, Лушкевич, Полянский и многие другие. Общерусский литературный язык у нас в Галиции в повсеместном употреблении. Галицко-русские общественные учреждения и студенческие общества ведут прения, протоколы, переписку на русском литературном языке. На этом же языке у нас сыздавна издавались и теперь издаются ежедневные повременные издания, как: "Слово", "Пролом", "Червонная Русь", "Галичанин", "Беседа", "Страхопуд", "Издания Галицко-русской матицы", "Русская библиотека", "Живое слово", "Живая мысль", "Славянский век", "Издания общества имени Михаила Качковского", расходящиеся в тысячах экземпляров". Далее в петиции приводились требования свободы изучения и преподавания русского языка, истории и права на русских землях, входивших в состав Австро-Венгрии (Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Т. 1. - Москва, 1916).

Столь же динамично стал развиваться процесс возвращения униатов в православие (на крупные церковные праздники до 400 крестных ходов прорывалось через австрийскую границу в Почаевскую лавру).

В ответ на рост русского возрождения в подвластных ей областях Австро-Венгрия развязала геноцид.

Сначала было проведено несколько показательных процессов над священниками и мирянами, переходившими в православие и говорившими по-русски. Это так называемые "Процесс Ольги Грабарь" (1882), первый и второй Мармарош-Сигетские процессы (1912-1914) над закарпатскими крестьянами, целыми селами, переходившими в лоно Православной Церкви (более 90 человек осуждены, тысячи же крестьян несколько лет жили на осадном положении), процесс Максима Сандовича и Семена Бендасюка (1914), процесс доктора богословия Ф. Богатырца и "Дело братьев Геровских" на Буковине (1912-1914).

Затем, когда разразилась первая мировая война, начался массовый антирусский террор. Была создана сеть концлагерей. (Самый известный из них - Талергоф, близ г. Грац в Австрии.) В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, еще около 80 тыс. было уничтожено после первого отступления русской армии, в том числе уничтожено около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию и России. Эти сведения приводит польский депутат Венского парламента А. Дашинский. (Все русские депутаты этого парламента были расстреляны.) ("Временник", Львов, 1938 г.)

Вот что писал об этих событиях галицко-русский историк В. Ваврик: "Австро-мадьярский террор сразу на всех участках охватил прикарпатскую Русь...Наши братья, вырекшиеся от Руси, стали не только прислужниками Габсбургской монархии, но и подлейшими доносчиками и даже палачами родного народа... они исполняли самые подлые, постыдные поручения немецких наездников. Достаточно взять в руки украинскую газету "Дiло", издававшуюся для интеллигенции, чтобы убедиться в этом окончательно. Сокальский уезд был поленом в глазах "украинских патриотов", поэтому доносы с их стороны сыпались на русских людей, как град из черной тучи... Педагог Стенятинский выдавал видных, деятельных крестьян в околице... В селе Маковисках на своих прихожан доносил священник-униат Крайчик. В селе Сосница "мужи доверия" украинцы Михаил Слюсарь, войт Михаил Кушнир и другие донесли на своих односельчан, на основании их доноса крестьян повесили... Двоих - Николая Смигоровского и Андрея Гардого мадьяры-уланы привязали к своим седлам и волокли четыре километра до села Задубровы и обратно, потом повесили на вербах. В Станиславской тюрьме на Дуброве расстрелы шли с утра до вечера...Талергоф... В дневниках и записках талергофских невольников имеем точное описание этого австрийского пекла. Первую партию русских галичан пригнали в Талергоф 4 сентября 1914 года. До зимы 1916-го в Талергофе не было бараков. Сбившийся в кучу народ лежал на сырой земле под открытым небом, выставленный на холод, мрак, дождь и мороз... Священник Иоанн Мащак под датой 11 декабря 1914 года отметил, что 11 человек загрызены вшами. По всей талергофской площади повбивали столбы, на которых довольно часто висели и без того люто потрепанные мученики, происходила "анбинден" - славная немецкая процедура подвешивания за одну ногу. Изъятий не было даже для женщин и священников...Но все-таки пакости немцев не сравнятся с издевательствами своих же. Немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как этот же русин, назвавший себя украинцем, вроде официала полиции г. Перемышля Тимчука, доносчика и палача, который выражался о родном народе как о скотине. Он был правой рукой палача Пиллера, которому давал справки об арестантах. Тимчука, однако, перещеголял другой украинец - униатский попович Чировский, обер-лейтенант австрийского запаса... Все невольники Талергофа характеризуют его как профессионального мучителя и палача". (В. Ваврик. Терезин и Талергоф. - Филадельфия, 1966 г.) А вот свидетельство еще одного узника Талергофа, М.А. Марко: "Жутко и больно вспоминать о том тяжком периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только на стороне физических мучителей части своего народа, но даже больше - требовал этих мучений, настаивал на них... Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны" (Галицкая Голгофа. - США, Изд. П. Гардый, 1964). Но все, что не доделали "поляки" и "австрияки", доделали большевики.

Интереснейшая, но малоизвестная страница истории - это советский период, совершенно превратно трактуемый историками-самостийниками. А между тем первые 20 лет "Радянськой Влады" являются поистине золотым веком самостийщины. Тотальная украинизация, проводившаяся на фоне геноцида русского народа, разгрома русской культуры, Церкви, уничтожения интеллигенции, была важной составной частью ленинской национальной политики. На службу большевикам перешли многие члены ТУП (Товарищества украинских постепенцев - главной сепаратистской организации того времени), такие "столпы", как Грушевский и Винниченко. В 1923 году было выпущено знаменитое постановление ЦК ВКП(б) об обязательной украинизации. Согласно этому постановлению, условием трудоустройства, независимо от образования, научной степени и т.д., стала справка об окончании курсов "украинознавства". Тотальная насильственная "украинизация" охватила в эти годы пространство от Восточной Волыни до Кубани и Ставрополья. "Не сдавшихся врагов", как известно, уничтожали. В связи с этим стоит отметить, что человек, с именем которого неразрывно связан страшный голод 30-х годов, председатель СНК УССР с 1923 года Чубарь (именно он подписал печально знаменитое Постановление СНК УССР "О борьбе с саботажем в хлебозаготовках" от 6 декабря 1932 г.), одновременно являлся ярым большевистским "украинизатором". Очень поучительно также проследить географию большевистского геноцида. Он охватил в первую очередь зажиточные края - Волынь, Полтавщину и т.д., бывшие испокон веку оплотом именно русских консервативных, охранительных сил. Волынь практически не была затронута революцией 1905 года, в ней полностью отсутствовали сепаратистские настроения. Именно на Волыни, как это сегодня ни удивительно, проживало больше, чем где-либо, членов "Союза русского народа". Одним из главных духовных центров всей Руси, в том числе Волыни, была Почаевская Лавра, а духовным вождем того времени - архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий) - выдающийся православный богослов, и почаевский наместник архимандрит Виталий (Максименко), считавшийся неформальным "диктатором края". Без его благословения ни один депутат не мог быть избран в Госдуму. А Полтавщина? Именно здесь вспыхнуло некогда восстание Матфея Пушкаря против Выговского, пытавшегося повернуть Малороссию назад к Польше, именно полтавский полковник Искра обнародовал факт измены Мазепы. Полтавская земля дала миру великого русского писателя Гоголя. С историей этого края связан характернейший эпизод: когда на Полтавщину приехал с агитационными целями знатный "самостийник" П. Чубинский (автор гимна "Ще не вмерла Украина"), он был попросту избит полтавскими крестьянами. Советская власть продолжала политику "украинизации" и после второй мировой войны. В те же годы в результате операции "Висла" было депортировано более 230 тыс. лемков - карпаторусской народности, традиционно русофильски ориентированной. Массовым репрессиям подверглись карпатороссы, обитатели западной части Карпат. А ведь закарпатские русины, несмотря на многовековые усилия по их ассимиляции и неоднократный геноцид, всегда были в авангарде русофильского движения. Так, в 1939 году на местном референдуме 82% населения высказались в поддержку русского языка. Однако карпаторусская элита была уничтожена при Сталине без всякой амнистии, а закарпатские русины переименованы в "украинцев". Отметим также, что именно советская историческая наука легализовала терминологический и понятийный аппарат "самостийной" школы, замалчивая, за редким исключением, подлинно национальную, общерусскую историко-культурную парадигму. Показательно: в СССР в каждом городе были памятники и улицы имени Тараса Шевченко, на пьедестал возводились откровенно антихристианские пророки украинства - это и вышеупомянутый Тарас Шевченко, средней руки поэт, разрекламированный за безбожие питерскими либералами и сосланный царем за клевету и поношение императрицы, Леся Украинка,"каменяр", то есть масон, Иван Франко, но в то же время талерговская трагедия, карпато-русская борьба, большевистская политика украинизации - все это оказалось наглухо закрыто в зоне умолчания.
Известный большевистский украинизатор из "петлюровцев" (петлюровцы-"Эсеры, почти что большевики") Владимир Винниченков манифесте советской украинизации-сборнике "Революция на Украине" (Киев,1920-ый год) писал, что главным врагом украинской мовы и украинства является тот, от имени которого украинизаторы выступают - украинский мужик. Его то и уничтожали голодомором". "Голодомор" - это геноцид. Но геноцид русских от Сибири до Волыни, а не надуманных "украинцев".
Невозможно не упомянуть и тот факт, что, как известно из исторических исследований С.Мельгунова ("Золотой немецкий ключ большевиков" и В.Романовского, в Первую мировую войну финансирование германского Генштаба с целью поражения России получали две организации-РСДРП (б) и "Союз освобождения Украины", а также такие персонажи, как ключевой фальсификатор истории М. Грушевский. И большевики, и самостийники отработали эти 30 у.е и Брестским миром, отдававшим Малороссию, и самим созданием УССР, и передачу в ее состав великоруских земель Новороссии, и запретом самих терминов Малороссия, Новороссия. Напомню, что фраза "Проект Новороссия закрыт" принадлежит видному большевистскому украинизатору Николаю Скрыпнику. Большевистская украинизация и уничтожение Русской Церкви-неразделимые понятия.

Мне хотелось бы сказать о св. Новомучениках в контексте одного из главных вопросов Русской Церкви - украинского. Как относились Святые Новомученики к идее украинской автокефалии, ведь мнение последних, самых близких к нам святых, важно в наибольшей степени.

Как известно, большевики поддерживали насильственную украинизацию, особенно на территории Донбасса и Новороссии (огромное пространство от Екатеринослава до Тирасполя), которую большевики в борьбе с "великорусским шовинизмом" передали УССР. Большевики активно поддерживали украинский автокефалистский раскол, им было необходимо полностью уничтожить Русскую Православную Церковь. И святой Патриарх Тихон ликвидирует автономию, данную Украинской Церкви Всероссийским Поместным Собором 1917-18 г.г. Св. Тихон устанавливает Патриарший экзархат на Украине.

Мы можем определенно утверждать, что большинство, то есть Собор Новомучеников, были категорически против отделения Киевской митрополии Русской Церкви. Это Владыки Никодим (Кротков), Константин (Льяков), Михаил (Ермаков), Онуфрий (Гагалюк), Анатолий (Грисюк), священномученик Роман (Медведь) и многие, многие другие. Их жития собраны в книге выдающегося исследователя житий новомучеников Крыма, Новороссии и Малороссии протоиерея Николая Доненко "Наследники Царства" (Симферополь, 2000 г.).

Приведем свидетельство о священномученике Новороссии протоиерее Иоанне Скадовском.

На допросе в НКВД на вопрос "Как вы относитесь к дореволюционной России" он ответил следующее:
"Я националист и люблю Россию. Я люблю Россию в том виде, в каком она существовала до революции, с ее мощью величием, с ее необъятностью, с ее завоеваниями. Происшедшее после революции дробление России и, в частности, выделение Украины, Белоруссии и т.д. я рассматриваю как явление политического упадка, тем более печального, что для этого дробления нет никаких оснований. Украинцы и русские всегда составляли единое целое. Украинцы и русские один народ, одна нация, и выделять Украину в какой бы то ни было форме из общего целого нет никаких оснований" (Цит. соч., стр. 273).

Первая жертва большевиков-митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Перед тем как его убили большевики, его травила братия Киево-Печерской Лавры во главе с еп. Алексием (Дородницыным), распропагандированная автокефалистами.

Наш современник митрополит Омский Владимир (Иким) так описал страдания и смерть священномученика митрополита Владимира (вот ссылка):
"В Киеве автокефалисты приняли законного архипастыря в штыки. Церковная Рада потребовала, чтобы святитель Владимир - ни к чему людина, как его называли раскольники, - покинул украинскую столицу в течение суток. Но святой митрополит отказался подчиняться беззаконникам. Так началось стояние святителя Владимира за православную Киевскую Русь.

В атмосфере травли, окруженный ненавистью, святой митрополит с терпением и лаской пытался вразумить заблудших. Ему уже угрожали смертью, и он понимал, что это не пустые слова. Но как и всю жизнь свою, так и мучительные месяцы в революционном Киеве святитель Владимир провел всецело предавшись воле Божией. Я никого и ничего не боюсь, - заявлял он в ту пору, приближавшую его к славе святых страстотерпцев, о которых говорит он в своих творениях:

«Мы просим, чтобы воля Божия и насельниками земли осуществлялась так же, как и насельниками Неба, так же полно и беспрекословно, так же непрестанно и добровольно, с таким же подданным детским сердцем, которое исполняет волю Бога, не спрашивая, почему это нужно, а исполняет только потому, что это воля Бога...

Последователи Христовы всякое поношение и гонение за имя Его почитают честью для себя. Они благодушно и с радостью переносят всякие нужды и лишения, лишения не только имущества и благ земных, но и самой жизни. Они благодушествуют и ликуют среди своих мучителей, которые подвергают их пыткам и убивают. Кровь Распятого Христа и их мученическая кровь делаются семенем Его Церкви.

Святой равноапостольный великий князь Владимир просветил святой верой диких язычников. Отстаивая Православие в России там, где оно началось, в городе своего Небесного покровителя, святой митрополит Владимир противостал врагу гораздо более жестокому, чем языческое невежество. Идол национальной идеи, подобно древним Молоху и Ваалу, требовал кровавых жертвоприношений.

Однажды в покои святителя Владимира в Киево-Печерской лавре ночью явился член Церковной Рады иерей Фоменко вместе с каким-то человеком в военной форме и начал льстиво предлагать ему сан "Патриарха всея Украины". Святитель отклонил фальшивую "честь" сделаться раскольничьим первоиерархом. Тогда ночные посетители сменили тон и, угрожая оружием, потребовали выдачи ста тысяч рублей из церковных средств. Чтобы избавиться от "идейных" бандитов, митрополит вынужден был обратиться к братии лавры. На этот раз иноки вступились за своего архипастыря. Увы! Вскоре их ревность была разъедена националистической пропагандой.

Глава раскольников архиепископ Алексий вселился в лавру и повел среди монахов-украинцев "национально-автокефальную" агитацию. Этот злой посев принес плоды: некоторые из братии стали недоброжелательно смотреть на святителя Владимира, грубить и всячески досаждать ему. Остальные не находили в себе мужества пресечь подобные выходки. В стенах монастыря, коего он, как все архипастыри Киевской митрополии, являлся настоятелем, святитель Владимир остался в одиночестве».

В январе 1918 года в Киеве по благословению Святейшего Патриарха Тихона был созван законный Всеукраинский Церковный Собор. При голосовании вопроса об автокефалии члены Собора 150 голосами против 60 отвергли националистические притязания. Если бы время было мирным, вопрос был бы исчерпан. Но на Украине полыхало пламя гражданской войны.

23 января 1918 года революционные войска, составленные из большевиков, левых эсеров и анархистов, ворвались в Киев. Еще при штурме города революционеры обстреливали из пушек монастыри и храмы. После взятия Киева начался безудержный разбой, причем революционные банды поделили между собой городские районы. Киево-Печерская лавра досталась "на поток и разграбление" анархистам.

(Показательно, что палачами первомученика Русской Церкви XX века, святителя Владимира, явились не большевики, которых ныне представляют единственными виновниками революционного кошмара, а анархисты. Партия анархистов, выставляемая романтическими "народными повстанцами", сейчас снова вышла на политическую арену, издает свою газету, ведет пропаганду. Между тем в программе анархистов, с ее лозунгом "Анархия - мать порядка", содержался призыв к крайнему произволу и вседозволенности и более явственно, чем у большевиков, проступала демоническая разрушительная сущность. В российском обществе был представлен широчайший спектр революционных партий, и все они были в той или иной степени заражены безбожием и нацеливались на свержение православной монархии. Представители этих более умеренных, чем большевики, но также преступных течений затем заняли очень видное место в безоглядно восхваляемом ныне Белом движении, а потом оказались в эмиграции. Там же очутились и многие украинские националисты - настоящие убийцы святого Владимира, митрополита Киевского, тогда как бандиты-анархисты явились только его палачами. Вот что нужно понимать, чтобы с должной осторожностью относиться к церковным и политическим веяниям, как исходящим из-за рубежа, так и возрождающимся в современной России).

Киево-Печерскую обитель стал навещать отряд анархистов из пяти человек во главе с комиссаром в кожаной куртке и матросской бескозырке. (Матросская "братва", эта "гвардия революции", в начале всероссийского мятежа принадлежала по большей части к анархистам.) Посетители ели в лаврской трапезной. Комиссар остался недоволен поданным на стол черным хлебом и бросил его на пол с криком: "Разве я свинья, чтобы есть такой хлеб?" Таковы были барские замашки "борца за народное счастье". Инок-трапезарь отвечал: "У нас, господа, лучшего хлеба нет, какой нам дают, тот мы и подаем". Потом "господа-товарищи" с деланным участием начали расспрашивать братию: нет ли жалоб на начальство? Один из иноков, распропагандированный автокефалистами, стал указывать пальцем наверх, где находились покои митрополита, заявляя: "Народ несет в лавру тысячи и миллионы, а поедает их он!"

Знал ли иуда-националист, кому он приносит клеветническую жалобу на своего архипастыря? Не мог не знать. Еще в 1917 году пьяная революционная матросня кощунствовала в лаврских пещерах, подвергая надругательству честные мощи угодников Божиих. Вот и на этот раз "участливые гости", распоясавшись, начали угрожать монахам: "Скажите, отцы, что у вас в пещерах? Все оттуда вынесем и посмотрим: если ничего не окажется или окажутся воск и опилки - всех вас перережем". А один из "гостей" добавил: "Отец Серафим в Сарове был вторым лицом после царя, потому-то Серафим и святой. Вот и ваш митрополит Владимир будет святой". (В отношении святителя Владимира этот бандит невольно оказался пророком: так бесы иногда против своей воли выкликают истины Божии).

Предательство и робость царили среди лаврской братии, и бандиты поняли, что любое преступление здесь останется безнаказанным. Уходя из трапезной, комиссар сказал своим спутникам: "Нужно сделать здесь что-нибудь особенное, замечательное, небывалое". "Замечательные" дела революционеров обычно заключались в насилиях, пытках, убийствах.

Вечером 25 января эти революционеры явились к святителю Владимиру. Запершись с ним в его спальне, они вымогали деньги, издевались, душили святого цепочкой от креста. Когда палачи выводили старца-святителя из комнаты, он жалобно обратился к стоявшим в сторонке епископу Феодору и наместнику лавры архимандриту Амвросию, сказав: "Вот, они уже хотят расстрелять меня, вот что они со мной сделали". Однако ни архиерей, ни архимандрит не нашли в себе мужества вступиться за святого митрополита Киевского.

У крыльца лавры к окруженному убийцами святителю подошел под благословение его келейник Филипп. Комиссар оттолкнул его с криком: "Довольно кровопийцам кланяться! Кланялись - будет!" Тогда митрополит, сам благословив келейника, сказал: "Прощай, Филипп", - и прослезился. По свидетельству Филиппа, идя на казнь, святитель Владимир был уже совершенно спокоен, словно бы шел на служение Божественной литургии, и по пути напевал: Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив...

Бандиты на автомобиле привезли семидесятилетнего старца-мученика на поляну, расположенную неподалеку от лавры. Случайно оказавшийся поблизости от этого места очевидец потом рассказал об обстоятельствах славной кончины святителя Владимира. Выйдя из автомобиля, страстотерпец спросил: "Вы здесь хотите меня расстрелять?" - и услышал в ответ: "А что ж, церемониться с тобой что ли?" Перед расстрелом святитель коротко помолился вслух: Господи прости мои согрешения вольные и невольные и приими дух мой с миром, - а затем крестообразно, обеими руками благословил своих палачей, промолвив: Господь вас да простит.

Выстрелы слышали в лавре. При этом между иноками затеялся спор: Владыку ли это расстреливали или для расстрела одного человека выстрелов было слишком много? Потом все отправились на покой, и обитель спала спокойно.

Только наутро от пришедших в лавру паломниц (эти женщины сыграли роль жен-мироносиц священномученика Владимира) братия узнала, где лежит изувеченное тело святого страстотерпца.

Медицинское освидетельствование тела святителя выявило картину изуверского убийства: святого Владимира кололи штыками, целясь в лицо, в грудь, в живот; один удар был так силен, что разворотил всю грудную клетку; потом палачи, наслаждаясь зрелищем его страданий, "достреливали" мученика".

Принято лгать, что украинизацию проводили только Ленин с Троцким, а Сталин - нет. Факты говорят о обратном.

По окончании Великой Отечественной Войны Сталин, если бы хотел, мог бы, имея огромную власть, строить Великую Россию, но он строит "великую Украину" - вводит УССР и БССР в состав "государств-учредителей ООН", создавая тем самым предпосылки для их дальнейшего отделения от России. Его защитники говорят, что этим он хотел увеличить количество голосов в ООН. Но если бы это было так, он ввел бы в состав учредителей ООН, например, Таджикистан с Киргизией. То, что главной причиной этого шага была борьба с т.н. "великорусским швинизмом", то есть православным русским самосознанием, свидетельствует цепь других шагов Сталина. В 1948-м году заканчиваются временные послабления в отношении Русской Православной Церкви и на 20 лет в ГУЛАГ сажают архиепископа Вениамина (Новицкого) - малороссийского иерарха, сорвавшего в 1943м году нацистско-бандеровский проект "объединения канонической Украинской Церкви Московского Патриархата и раскольнической "УАПЦ", то есть спасший единство Русской Церкви. Это нельзя расценивать иначе, как "церковное" приложение по введению УССР в ООН, создание предпосылок для будущей реализации главного в проекте Украины как антиРоссии - отделения УПЦ от РПЦ, делающего его необратимым.

Другой шаг - массовая депортация антибадеровцев русинов-лемков, чей духовный лидер "Русской народной республики лемков" священномученик о. Максим Сандович был расстрелян по доносу "австро-мазепинцев" в 1918-м году.

Еще одно преступление большевиков-передача Подкарпатской Руси, православного русского, в том числе белогвардейского, УССР - Сталин предвосхитил хрущевскую сдачу Крыма.

Карпаторусское национальное движение сразу же активизировалось при малейших послаблениях австрийской политики. Так, как только императрица Мария Терезия разрешила преподавать в униатских семинариях на русском языке и произносить проповеди по-русски, сразу же начали свою просветительскую деятельность знаменитые угрорусские «будители».

Когда Австрия распалась, Подкарпатская Русь была единодушна в своем желании воссоединиться с Россией. Но в России в то время уже хозяйничали большевики, на Подкарпатской же Руси поддерживали белых, стоявших, в отличие от интернационалистов-большевиков, на русских национальных позициях. Все это сделало невозможным воссоединение Подкарпатской Руси с Россией в то время.

Ей пришлось выбирать одну из четырех открывшихся перед ней возможностей и принять решение о своем будущем.

1. Войти в состав новосозданной Западно-Украинской Народной республики (Галичины). Провозглашая ЗУНР, ее вожди провозгласили и вхождение в ее состав Подкарпатской Руси, не будучи никем уполномоченными и не имея но то ни морального, ни юридического права. Никакого волеизъявления на этот счет народа Подкарпатской Руси не было. Больше того: связать свою судьбу с правительством ЗУНР, состоящей из “украинцев”-русоненавистников, у карпатороссов не было и не могло быть никакого желания.

2. Остаться в составе Венгрии на положении федеративной Карпато-Русской республики или автономной области. К этому решению склонялась весьма незначительная и неавторитетная часть угро-русской интеллигенции - “мадьяроны”, и этот вариант был отброшен как непопулярный и бесперспективный.

3. Обрести полную независимость, создать государство “Подкарпатская Русь”. Карпатороссы, основываясь на провозглашенном тогда державами-победительницами принципе самоопределения наций, имели тогда и имеют сейчас на это полное право. Но практически это было невозможно, ибо Антанта-победительница фактически диктовала свою волю и кроила карту Европы, не особенно считаясь с самоопределением народов и руководствуясь собственными соображениями. По отношению к Подкарпатской Руси ставилась цель не допустить ни в коем случае ее самостоятельности, ибо было более чем вероятно, что она, став независимой, пожелает в той или иной форме соединиться с Россией.

4. Четвертый вариант решения будущего Подкарпатской Руси состоял в том, чтобы включить ее на положении субъекта федерации в состав вновь образованной Чешско-Словацкой республики. Этот вариант и был принят. Карпатороссы помнили москвофильство “младочешской” партии (вспомним “славянские съезды” в Праге), но Чехословакия жестоко обманула Подкарпатскую Русь.

Подкарпатская Русь была присоединена к Чехословацкой республике согласно международному договору, подписанному 10 сентября 1919 г. в Сен-Жермене Великой Антантой и присоединившимися к ней державами, с одной стороны, и представителями Чехословацкой республики - с другой. От имени Чехословакии договор был подписан д-ром Бенешем, ставшим потом президентом страны.

Сен-Жерменским договором Подкарпатской Руси была гарантирована “полнейшая степень самоуправления, совместимая с понятием единства Чехословакии” (ст. 10). Подкарпатской Руси должен был быть предоставлен свой собственный законодательный сейм (в ведении которого должны были входить все вопросы, касающиеся языка, школы и вероисповеданий, местной администрации, и все другие вопросы, определенные законами чехословацкого осударства) и автономное правительство, отвественное перед сеймом (ст. 11). во главе администрации должен был быть губернатор, назначенный президентом республики и ответственный перед карпторосским сеймом (ст. 11). чиновники в Подкарпатской Руси должны назначаться, по возможности, из местного населения (ст. 12). Сен-Жерменский договор гарантировал Подкарпатской Руси право быть соответствующе представленной в чехословацком парламенте (ст. 14). Контроль за выполнением Договора вменялся Лиге Наций (ст. 14).

Все эти установления были проигнорированы Чехословакией. Вопреки договору Подкарпатская Русь была разделена между субъектами федерации: ее часть (так называемая Пряшевская Русь с 250 тысячами карпатороссами) была присоединена к Словакии. Никакого сейма создано не было. На основные должности в администрации назначались чехи.

Чехословацкое правительство начало проводить искусственную украинизацию Карпатской Руси, видя в этом средство для отсрочки предоставления автономии и ослабления движения карпатороссов. Правительство специально выписывало и командировало в Закарпатье галицийских "самостийников". Вплоть до 1937 r было запрещено преподавание в школах на русском языке "Самостийники" имели в Чехословакии три учебных заведения, финансируемые правительством. Карпатороссы - ни одного. Галицийские самостийнические издательства, культурные общества также финансировались за счет государства, в то время как проф. Геровский, крупнейший карпаторусский лингвист находился в 1936 г под домашним арестом.

Невзирая на систематическую двадцатилетнюю политику насильственной украинизации, осуществлявшейся силами чешского правительства, римско-католической церкви, социал-демократов и коммунистов, результаты украинизации к 1938 г. оказались ничтожными. Из 8 депутатов и сенаторов, представлявших русский народ в чехословацком парламенте, семеро были русские патриоты, и только один, избранный чешскими и мадьярскими избирателями, считал себя украинцем. На Пряшевской Руси, переданной Словакии, все население голосовало за русских депутатов. "Украинцы" даже не осмеливались выдвигать своих кандидатов. А на референдуме, проведенном на Подкарпатской Руси в 1938 г , 76 % опрошенных высказались за русский язык как язык официальный, язык преподавания и т. д. В политической жизни только те партии могли существовать на Подкарпатской Руси, которые поддерживали русскую идею. 8 мая 1919 г была создана Русская Народная рада. Количественно самой сильной русской партией был автономный Земледельческий Союз, вождем которого был Андрей Бродий. Интересы карпатороссов отстаивала также Аграрная партия.

В 1938 г. АЗС и Аграрная партия объединились в Русский блок. В 38-39 гг. перед лицом гитлеровского нашествия Чехословакия пошла на уступки - в мае 1938 г была провозглашена автономия Подкарпатской Руси.

Было создано первое автономное правительство Карпатской Руси (октябрь 1938 г.), в котором А. Бродий стал председателем Совета Министров и министром народного просвещения. К сожалению, впервые созданное, русское правительство совершило серьезную ошибку, включив в свой состав проукраинского политика Августина Волошина, ставленника гитлеровской Германии. Менее чем через три недели после образования карпаторосского правительства премьер-министр Бродий был арестован, а премьером назначен Волошин. Вот как описывает историю этого переворота карпаторосский лидер А. Геровский: "Я немедленно, тут же из президиума югославского министерского совета позвонил в Прагу министру иностранных дел Хвалковскому. Его в министерстве не оказалось, и вместо него со мной разговаривал его заместитель д-р Масаржик. На мой вопрос, на основании какого права чешское правительство могло арестовать главу автономного карпато-русского правительства и назначить на его место человека, к которому большинство русских Карпатской Руси не имеет никакого доверия, д-р Масаржик ответил, что чешскому правительству пришлось это сделать потому, что ему "так было приказано свыше". Когда я выразил свое удивление по этому поводу, Масаржик прибавил: "Нам пришлось сделать еще и что-то другое, что нам было гораздо более неприятно" А на вопрос, что под этим следует подразумевать, он ответил "Германии, должны были предоставить экстерриториальную дорогу, соединяющую Бреслау с Веной через нашу территорию".

Волошин переименовал Подкарпатскую Русь в "Карпатскую Украину" и возмечтал сделать из нее "Пьемонт" для создания ''Великой Украины". Однако в 1938-39 гг. нацисты отдали Подкарпатскую Русь Венгрии. Для русинов был создан концентрационный лагерь в Рахове, где охранниками и палачами были галицийские "сичевые стрельцы".

Не менее ожесточенно происходила борьба за духовную свободу Подкарпатской Руси Согласно Сен-Жерменскому договору церковные отношения регламентировались карпаторусским правительством. Огромную роль в невыполнении Чехословакией Сен-Жерменского договора сыграла чешская римско-католическая клерикальная партия "Лядова Страна", возглавляемая кардиналом Шрамеком, словацкая католическая партия патера Тиссо, примкнувшая затем к Гитлеру. Шрамек поддерживал Масарика, а затем Бенеша - лидеров Чехословакии при условии, что правительство будет подавлять Православную Церковь и не предоставит автономию Подкарпатской Руси. И им было нечего бояться. Склеенная насильно греко-католическая конфессия при ослаблении государственной поддержки начинала разваливаться. Карпатская Русь начала сбрасывать униатское ярмо еще в конце XIX века. Даже австро-венгерский геноцид не смог остановить процесс. Православные христиане мадьярской части Австро-Венгерской империи находились в юрисдикции Сербской Православной Церкви. В 20-е годы Сербия стала " второй Россией" Эта братская держава приютила и армию генерала Врангеля, и Высшее Церковное Управление Русской Православной Церкви за границей. Самую братскую поддержку оказала Сербская Церковь и Карпатской Руси - туда был направлен епископ Нишский Досифей после многовекового ватикано-униатского гнета это был первый православный епископ на Подкарпатской Руси. В 1921 г., как только Досифей прибыл на Карпаты, около миллиона человек покинуло унию и вернулось в Православие. Опорой Досифея стал и архимандрит Виталий (Максименко) - бывший наместник Почаевской Лавры, знаменитый миссионер и лидер правых русских партий, ученик митрополита Антония (Храповицкого) и архимандрит Алексий Кабалюк.

Подкарпатская Русь стала крепостью Православной веры. Здесь, на Ладомирове (т.е. св. Владимирской земле) архим. Виталий (Максименко) из Почаевской братии, основал новый монастырь Св. Иова, ставший миссионерским центром. Здесь начала издаваться газета “Православная Русь” - ныне официальный орган РПЦЗ. Монастырь Св. Иова переехал после II мировой войны в Мюнхене.

Чешское правительство поддерживало унию, пыталось спровоцировать раскол в Православной Церкви. Константинопольский патриарх Мелетий (Метаксакис) - сторонник "реформации", поддержавший советских обновленцев в борьбе с Патриархом Тихоном, пытался подчинить себе в 1928 г всех православных христиан Чехословакии, поставив туда своего архиепископа Савватия. Однако авторитет еп. Досифея, арх. Алексия (Кабалюка) и о. Виталия (Максименко), сплоченность карпатороссов и помощь братской Сербии позволили нейтрализовать эти действия.

Во время второй мировой войны епископ Досифей попал в плен к хорватским усташам. Озверевшие католики таскали его за волосы по улицам Загреба. Владыка умер от пыток.

В 1939 г. Подкарпатскую Русь оккупирует Венгрия. Приведем свидетельство, карпаторусского общественно-политического деятеля Михаила Прокопа: "Венгерские власти желали ликвидировать в самый короткий срок не только русский литературный язык, но и весь русский народ, живущий на южных склонах Карпатских гор, превратив его в мадьярский. И при этом они совершенно чистосердечно удивлялись тому сопротивлению, какое оказывал их планам русский народ... Разрушались памятники Пушкину, Добрянскому, Митраку, сжигались русские городские, сельские и общественные библиотеки, уничтожали русскую кооперацию. Русская молодежь протестовала. Мадьярские жандармы и полицаи брали учеников гимназий с уроков и избивали их...

В конце 1939 г Польша была разделена между Германией и СССР. На Подкарпатской Руси началось брожение. Особенно молодежь начала вести себя по отношению к мадьярским властям вызывающе. Все были уверены, что в скором времени Россия освободит и наш народ от векового мадьярского ига. Слова "Советский Союз" у нас никто не употреблял, для нас СССР был Россией.

Теперь все еще более смело начали вести себя, а если кому угрожало преследование, арест, тот убегал в Россию. Так постепенно, незаметно началось бегство нашего населения в СССР."

Тысячи карпатороссов, перейдя Советскую границу, попадали в ГУЛАГ. Единственным избавлением от концлагеря по время Великой Отечественной войны для карпаторосса было вступить в чешскую армию генерала Свободы, формировавшуюся на территории СССР и состоявшую в значительной степени из карпатороссов.

По окончанию Великой Отечественной войны Подкарпатская Русь, без всякого собственного волеизъявления была расчленена между Чехословакией и СССР (ныне Пряшевская Русь находится на территории Словакии).

В СССР карпатороссы были насильственно украинизированы, в паспортах в обязательном порядке ставилось "украинец". Теперь уже большевиками был создан концентрационный лагерь в Сваляве, где заключенные должны были проходить украинизаторские "курсы повышения квалификации". Было украинизировано около 500 русинских школ, в ГУЛАГ отправлено 187 тыс. русинов. Готовилась полная депортация этого абсолютно прорусски настроенного народа, который в отличие от галичан, практически не дал пронацистских формирований, но, наоборот, молодежь которого тысячами бежала в СССР, чтобы бить Гитлера... В связи с этим один из карпаторосских эмигрантов, иронизируя, заметил: "Папский Рим построил фундамент для украинского сепаратизма, а товарищ Сталин закончил дело Рима... Советское правительство создало украинскую державу при помощи лиц, поддавшихся галицкой папской украинской пропаганде, или авантюристов, стремившихся сделать карьеру на украинской авантюре или в особенности таких, которые опасались восстановления какого-либо небольшевистского порядка, и по этой причине ненавидели Россию.

Окончательная заслуга создания Советской Незалежной Украины принадлежит тов. Сталину, во времена "царствования" которого была окончательно сформирована Советская Украина.

Итак, хай жiве товарищ Сталин и хай жiве святейший Лев ХIII. Их портреты заслужили себе место в самом центре будущего украинского пантеона" ("Свободное слово Карпатской Руси". № 6. 1986 г.)

Всем известен подарок Хрущева Советской Украине - Крым, но почему-то забыли о другом подарке той же Советской Украине, сделанном Сталиным, - о Закарпатье.

Подкарпатская Русь юридически и фактически вышла из состава Чехословакии в ноябре 1944 г. как суверенное государство. Первый съезд народных комитетов суверенной республики Закарпатская Украина избрал высший законодательно-исполнительный орган государства - Народную Раду республики Закарпатская Украина, которая и была обязана осуществить решения съезда о воссоединении с Советской Украиной. Народная Рада конституировала государственность, создавая необходимые институты - например, ее постановлением от 18.11.44 г. был создан Суд Закарпатской Украины, декретом № 27 от 12.01.45 г. утверждена присяга госслужащего Закарпатской Украины и т. д.

Однако 25 июня 1945 г СССР и Чехословакия подписали Договор "О Закарпатской Украине" (без какого-либо участия присоединяемого государства), согласно которому Закарпатская Украина присоединялась к СССР. Не успели стороны обменяться грамотами, как 22 января 1946 г. Президиум Верховного Совета Украины принял постановление "Об образовании Закарпатской области в составе УССР". Таким образом, суверенная русинская республика с президентом и органом законодательной власти - Народной Радой - без всякого волеизъявления народа была ликвидирована и присоединена к Советской Украине как обыкновенная область.

Выдающийся карпаторусский историк современности Валерий Разгулов так описывает сталинскую украинизацию карпатороссов:

"Для обывателя получается настоящая фантастика - Россия разгромлена, русская эмиграция рассеяна по всему миру. И вдруг в Карпатских горах - 20 русских православных монастырей, многочисленные русские партии, которые имеют массовую поддержку, десятки русских газет и журналов, русские писатели и интеллигенция, сотни тысяч людей, переходящих в православие.

- Действительно, это чудо, которое, тем не менее, демонстрирует исконно русский характер Подкарпатской Руси. Великая княжна Мария Павловна в 1937 году посетила наш край. Под впечатлением увиденного и услышанного она писала: «В среде карпатороссов я чувствовала себя - точно в России. Тот же обряд и та же сердечность приема. Кругом те же сочувственные русские лица... Живут просто, бедно, но не в утешение». Ей вторит известный русский эмигрантский писатель Иван Лукаш: «Синие Карпаты. Они клубятся высоко, как тяжелые тучи в грозовой синеве. Гоголя никогда не оставляло видение Карпат. Он был точно потрясен своим видением и нас потрясал с детства... Малый народ живет до Карпатских гор и на вершинах-полонинах, как в синеве облаков. Малое племя Руси князя Владимира и князя Ярослава... И все снится, снится веками народу в синих Карпатах сон о златой Руси».

И, наконец, тоже прекрасно написал о нашем крае в 1937 году другой русский писатель, Анатолий Ладинский: «Есть в названии города Ужгорода что-то древнее, что-то еще от бревенчатых городов, от прославленных городищ, от благородных и печальных интонаций "Слова о полку Игореве». И такая же река, через которую волы переходят вброд, течет по камешкам, мелководная и журчащая, стекающая с кудрявых Карпатских гор. Река, которую нельзя себе представить без зелено-красно-синей вышивки на девичьей славянской рубахе, без лесной тишины, без кукушки... О Русская Земля!»

Русское национальное и духовное возрождение на Карпатах в 1920-30-е годы является также демонстрацией того, на что способны русские, если они объединятся вокруг Православной Церкви. Ведь отец Алексий Кабалюк был не только строгим аскетом, молитвенником и миссионером. Он был и великим политическим лидером карпатороссов. Именно Кабалюк стоял за такими организациями, как Партия православных автохтонов Подкарпатской Руси, Русская народная партия воссоединения, Православный Русский блок, боровшийся с оккупационным режимом Волошина. Кабалюк создал также знаменитые Православные комитеты, которые в 30-е и 40-е годы боролись как за чистоту веры, так и за вхождение Подкарпатской Руси в состав Российской Федерации, резко протестовал против ее включения в состав УССР. Вспомним нашумевший визит делегации карпатороссов, которую возглавили архим. Алексий Кабалюк и профессор Петр Линтур в ноябре 1944 года. Последние резко высказались против присоединения Подкарпатской Руси к Украине. 17 ноября 1944 г. собрание народных комитетов Подкарпатской Руси обратилось с просьбой о вхождении этого края в состав РСФСР на правах автономии, а на следующий день православный съезд просил принять в СССР Карпато-Русскую ССР. Ныне эти факты, как и вообще вся история Подкарпатской Руси, замалчиваются или фальсифицируются.

Замалчивается и заявление Кабалюка и Линтура, сделанное на приеме у патриарха Алексия: «Мы решительно против присоединения нашей территории к Украинской ССР. Мы не хотим быть чехами, ни украинцами, мы хотим быть русскими и свою землю желаем видеть автономной, но в пределах Советской России». К великому сожалению, тогда «вождь всех народов» проигнорировал волеизъявление карпатороссов.

10 января 1947 года Алексей Геровский из Нью-Йорка посылает Сталину письмо. В нем он просил: «Не дайте в обиду самой западной окраины Земли Русской. Защитите ее. Не допустите, чтобы наше маленькое русское племя, удерживающееся в течение тысячи лет на юго-западных склонах Карпат, было стерто с лица земли в момент величайших побед русского оружия. Спасите русский край, который русские ученые (профессор Ключевский) считают колыбелью русского народа. Русская история Вам этого никогда не забудет».

Олег Александрович Грабарь, еще один карпаторосс, редактор сборника «Путями истории», по этому поводу уже в более позднее время писал: «Каким-то непостижимо нелепым кажется исторический акт уничтожения исконно русского облика населения Закарпатской Руси, насильственно обращенного в украинцев... Пусть Леонид Ильич Брежнев не будет в обиде на автора, что он напомнит ему: произошло это в присутствии Мехлиса, Тюльпанова, Вайса, Иткина, Девидовича и других представителей советской власти, достаточно образованных, чтобы понять, чего они лишают край, лишая его многовековой традиции и выступая на ролях глушителей русскости...»

- По разным оценкам, на Подкарпатской Руси после революции нашли приют и душевный покой от 10 до 15 тысяч русских эмигрантов. Каково было их влияние на процессы, которые происходили в крае?

- Отмечу, что русская эмиграция, безусловно, внесла большой вклад в развитие Подкарпатской Руси, рост ее духовного богатства. Но главные силы русского возрождения на Карпатах находились изнутри - от коренного народа, который столетиями жил на этой благодатной земле.

- Так подкарпатские русины и карпатороссы - это одни и те же люди? Карпатороссы - это русские?

- Давайте разберемся, наконец, в понятии карпаторосс, русин, русский.

Первые попытки противопоставить идентичные понятия русский, россиянин и русин были предприняты галицкими сепаратистами еще в ХIХ веке, однако еще тогда Добрянский посвятил этому вопросу целый труд. Он убедительно доказал, что русский - это славянизм, россиянин - это произношение слова «русский» по-гречески, рутен - по-латински, русин - это всего лишь имя существительное, а русский - это имя прилагательное от него. Ты кто? Русин. Ты чей? Русский. И в Архангельской области, как и в Карпатах, жители называют себя русинами. Все манипуляции на эту тему не более чем, как говорят простые люди, - попытка навести тень на плетень!

Очевидно, что противники православного русского возрождения, будучи неглупыми людьми, прекрасно понимают, что русины никогда не примут галицко-бандеро-мазепинскую идеологию. Поэтому они выдумали так называемое «туташенство». В 30-е годы его поддерживало не более 2 процентов населения нашего края, зато пытались яро внедрить в массы профессора будапештского университета Годинка, Бонкало и Стрипский. В 1940 году на деньги венгерского правительства упомянутые господа создают на Подкарпатской Руси «Общество наук», которое, имея ряд изданий, пыталось привить карпатороссам теорию (не выдерживающую никакой серьезной критики!) о том, что русины не имеют никакого отношения к русским. Уже в наше время эту идею продолжил профессор Торонтского университета (Канада) Пол Магочи. Но эта концепция является предательством святого дела карпаторусских просветителей, великого Кабалюка и всех тех фундаментальных ценностей, на которых стояла и стоит Подкарпатская Русь. Уместно здесь напомнить высказывание Раковского: «У нас нет и не было мысли об образовании какого-либо литературного языка». А лучше всех сказал Кабалюк со своими единомышленниками в знаменитом обращении к Сталину: «Наша русскость не моложе Карпат... Сам народ именует себя «карпаторусс», «русин», т.е. Руси-сын, вера «русска», жена «русска», мама «русска» и т.д.»

После распада СССР в "независимой Украине" судьба древнего православного карпаторусского народа, более, тысячи лет имевшего свою культуру и государственность, сложилась трагически. Русинство жестко подавляется, карпаторусский народ лишен всех национальных прав. даже права на свое национальное имя.

На Подкарпатской Руси 1 декабря 1991 г. был проведен референдум, на котором 78% населения высказалось за автономию в рамках Украины. Естественно, Украина проигнорировала результаты этого референдума.

В 1992 году Закарпатский областной Совет вынес решение о признании русинской национальности и обратился в Верховную Раду Украины с просьбой решить этот вопрос на государственном уровне. Но ВР, вопреки собственным законам и международному праву, до сих пор не восстановила русинскую национальность, имя которой было ликвидировано украинскими коммунистами. Какой показательный пример советской национальной политики — на территории Великороссии была создана масса «автономных республик» и «автономных районов», а Украине передавались великорусские и карпаторусские земли без всяких прав не только на административную, но даже на национально-культурную автономию.

Исходя из вышесказанного ,констатируем - подмена православного русского возрождения необольшевизом спасет ложь украинства.

Оно вообще существует только благодаря молчанию и бездействию православной русской мысли и дела. Все процитированные здесь источники, как и сотни других опровержений "ереси украинства", есть в моей личной библиотеке, но никто не пытается переиздать их массовым тиражем, что открыло бы глаза миллионам зомбированных украинством русских людей.

Мнимый триумф украинства - это миф, 25 лет - ничтожный исторический срок, ГДР и ФРГ десятки лет были враждебными друг другу государствами, но ведь воссоединились. Единство Русской Православной Церкви создает предпосылки для грядущего воссоединения Великой, Малой и Белой Руси, только для этого нужно потрудиться в борьбе за умы и сердца обманутых историософской "ересью украинства" миллионов русских людей и уклоняться от православного русского пути ни в какие заблуждения.

 Кирилл Александрович Фролов
Глава отдела по связям с Русской Православной Церковью
и православным сообществом за рубежом Института Стран СНГ,
Глава Ассоциации православных экспертов и
Корпорации православного действия.

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 44 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте