ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Польша. Чужая война.

 ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ИСТОРИИ ПОЛЬШИ

Памятная открытка, выпущенная польской Почтой к 95-й годовщине Горлицкой битвы. «Братьям полякам, солдатам в армиях трёх держав, сражавшимся в иностранных мундирах, но за польское дело, погибшим на горлицких полях в 1914-1915 гг. Благодарные соотечественники»Историографический образ Первой мировой войны и память о ней в Польше тесно связаны с культом важнейшего события новейшей истории польского народа - возрождением государственности. Для большинства поляков дата 11 ноября 1918 г. ассоциируется не столько с окончанием длительной и кровопролитной Великой войны, сколько с провозглашением независимости Польши. Это обстоятельство оказало определяющее влияние на формирование представлений польской общественности, политического класса и сообщества профессиональных историков о Первой мировой войне.

Ещё одной важной особенностью отношения поляков к войне является неоднозначность восприятия ими роли своей страны в этом событии. Им не просто ответить на вопрос, на чьей стороне приняла участие в войне Польша, поскольку поляки, являясь подданными держав, относившихся к враждебным военно-политическим блокам, сражались на Восточном фронте в составе армий Российской, Австро-Венгерской и Германской империй, а также принимали участие в боевых действиях на Западном фронте в составе французской армии.

Неоднозначность выбора геополитической ориентации польскими элитами сделала польский вопрос важным фактором не только дипломатического, но и военного противостояния Антанты и блока Центральных держав, а также привела к возникновению разных подходов к оценке Первой мировой войны в самой Польше.

Накануне и в годы войны польские элиты были разделены на два "лагеря", поддерживавших разные стороны мирового конфликта и рассчитывавших на реализацию определённого сценария решения польского вопроса, приемлемого для покровительствовавших им стран. Можно говорить о существовании "русского" и "австрийского" сценариев, которые из соображений коалиционной солидарности поддерживались и странами Антанты (Францией и Великобританией), и Германией.

"Русский" сценарий решения польского вопроса нашёл отражение в манифесте, изданном Верховным главнокомандующим сухопутными и морскими силами России великим князем Николаем Николаевичем 14 августа 1914 г. Он предполагал объединить все польские земли с последующим предоставлением Польше широкой автономии в составе Российской империи. Среди польских политиков наиболее последовательным сторонником пророссийской политики был Р. Дмовский, считавший Россию защитницей Польши от германской угрозы и видевший в ней силу, способную воссоединить польские земли, захваченные Австрией и Пруссией в результате разделов Речи Посполитой в XVIII в.

В первые годы войны позиции пророссийской "партии" Р. Дмовского были существенно ослаблены. Причиной послужили не только военные поражения русской армии, которые привели к сдаче польских областей империи врагу, но и ряд других обстоятельств, подорвавших доверие поляков к России: принудительная эвакуация польского населения на восток, применение при проведении боевых операций в Польше тактики "выжженной земли", политика русификации и поддержки православия в освобождённой от австрийцев Восточной Галиции. А после Февральской революции в России и признания Временным правительством права поляков на создание независимого государства (30 марта 1917 г.), подтверждённого декретами Совнаркома от 10 декабря 1917 г. и 29 августа 1918 г., "русский" сценарий решения польского вопроса вообще утратил политическую перспективу. Это решение стало причиной отказа Р. Дмовского от пророссийской ориентации и обращения за поддержкой к Франции, Великобритании и США. Протекция этих стран позволила Польше не только добиться признания своей независимости, но и принять участие в послевоенном территориальном разделе Российской, Австро-Венгерской и Германской империй.

Несмотря на столь благоприятный для Польши исход Великой войны, подход Р. Дмовского и его сторонников к оценке её исторического значения, весьма близкий подходу победивших в войне стран Антанты, в новой независимой Польше не только не получил всеобщей поддержки, но и был подвергнут критике со стороны главного политического оппонента Р. Дмовского Ю. Пилсудского.

Ю. Пилсудский был приверженцем "австрийского" сценария решения польского вопроса, предполагавшего "освобождение польских земель от российской оккупации" при поддержке Габсбургской империи с последующим преобразованием дуалистической Австро-Венгрии в триалистическую Австро-Венгро-Полыну (одна из вариаций проекта "Серединной Европы" Ф. Науманна1). Доктрину Ю. Пилсудского отличали крайняя форма русофобии и радикализм, а также ставка на "силовые" методы борьбы, характерные для польских национально-освободительных восстаний против Российской империи. Накануне войны с Россией по инициативе Ю. Пилсудского с согласия австрийских властей на подконтрольных им польских землях были сформированы добровольческие польские легионы, а на территории Царства Польского возникла конспиративная Польская военная организация (Polska Organizacja Wojskowa-POW), целью которой были подготовка антироссийского вооружённого мятежа, осуществление диверсий и сбор разведывательной информации. После того как русская армия была вытеснена из Польши при содействии польских легионов, принявших участие в боевых действиях в составе регулярной армии Австро-Венгрии, монархи Центральных держав в совместном манифесте от 5 ноября 1916 г. официально подтвердили возможность создания после окончания войны на польских землях, ранее принадлежавших России, "самостоятельного государства".

Между тем коренной перелом в войне в пользу Антанты, произошедший в 1917 г., а также декларация российских властей о самоопределении Польши вынудили Ю. Пилсудского отказаться от политики лояльности Центральным державам, что привело к роспуску легионов, аресту и интернированию их вождя. Эта демонстративная "искупительная" жертва должна была оправдать Ю. Пилсудского и его сторонников, обвинявшихся в коллаборационизме, в глазах как Антанты, так и тех поляков, которые с самого начала войны сражались против Германии и Австро-Венгрии. Кульминацией борьбы за независимость Польши стали освобождение Ю. Пилсудского, его триумфальное возвращение в Варшаву и провозглашение "начальником" возрождённого польского государства в день окончания Первой мировой войны. В результате именно "легенда Пилсудского", ставшего главным символом борьбы за независимость, была положена в основу "официальной" интерпретации истории Первой мировой войны в Польше.

Ещё одним важным фактором эволюции представлений о Первой мировой войне в Польше стала "польско-большевистская" война 1919-1921 гг., которая выдавалась за "великое" и "героическое" событие, по своему значению для Польши превзошедшее Первую мировую войну. В рамках национального исторического мифа эти две войны приобрели противоположные коннотации: отношение к Первой мировой войне было противоречивым, поскольку память о ней разделяла польский народ, а война с Советской Россией, напротив, воспринималась однозначно позитивно, её культ способствовал сплочению всех слоёв общества и политических группировок, вставших на защиту независимости страны, а также акцентировал значимую для всей Европы роль Польши как надёжного кордона на пути распространения большевизма.

 

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ И ИСТОРИОГРАФИИ ПОЛЬШИ 1918-1939 гг.

Памятная медаль, посвящённая Горлицкой битве 1915 г. «С полей битвы к общей Европе»Историческая политика, проводившаяся польскими властями в период с 1918 по 1939 г., была направлена на формирование в обществе представлений о Первой мировой войне, которые отвечали бы интересам нового политического класса, а также Ю. Пилсудского, претендовавшего на роль общенационального лидера. Интересами борьбы за независимость Польши post factum оправдывалось сотрудничество Ю. Пилсудского и его сторонников с австрогерманскими оккупационными властями. Главным врагом Польши при этом изображалась Россия, что позволяло подчеркнуть заслуги сражавшихся против неё легионеров, а также Польской военной организации, ставших главными символами борьбы за возрождение польского государства. Первая мировая война представлялась "пилсудчиками" лишь как фон для борьбы за независимость Польши, как событие, ставшее причиной упадка трёх враждебных ей империй, и потому трактовалась в качестве важнейшей внешнеполитической предпосылки успешного завершения этой борьбы. Как уже упоминалось, иным был подход сторонников Р. Дмовского, принадлежавших к национально-демократическому крылу, которые считали разгром Центральных держав в Великой войне общей победой польского народа и народов стран Антанты.

Таким образом, память о Первой мировой войне в Польше стала заложницей политической борьбы двух группировок польской элиты. Поражение национальных демократов и утверждение в 1926 г. авторитарного политического режима, основанного на культе личности Ю. Пилсудского, привели к закреплению в сознании польского общества представления о периоде с 1914 по 1918 г. как об эпохе "борьбы за государство".

Для увековечивания памяти о тех событиях, их представления в выгодном для правящих элит свете в структуре армейского командования Второй Речи Посполитой в 1919 г. был создан специальный орган - Военно-историческая секция в составе 3-го отдела Генерального штаба Войска Польского, преобразованная в 1927 г. в Армейское историческое бюро (Wojskowe Biuro Historyczne), которому была подчинена также военная архивная служба2. Деятельность Бюро курировал лично Ю. Пилсудский, придававший огромное значение "историческому" воспитанию армии. О результатах работы этой службы свидетельствуют публикации в периодическом журнале "Историко-военное обозрение" (Przegląd Historyczno- Wojskowy), а также многочисленные монографии, брошюры, статьи и мемуары, освещавшие подвиги польских формирований на фронтах Первой мировой войны, которые имели большое пропагандистское значение3. Наряду с Армейским историческим бюро важную роль в проведении идеологически ангажированных исторических изысканий сыграл также Институт исследований новейшей истории Польши {Instytut Badań Najnowszej Historii Polski), сотрудники которого опубликовали ряд индивидуальных и коллективных трудов, а также статей и очерков в печатном органе института - журнале "Независимость" (Niepodległość)4.

Научная литература, посвящённая периоду Первой мировой войны, была ориентирована главным образом на освещение событий, связанных с борьбой за независимость Польши (труды М. Бобжыньского5, М. Сейды6, В. Липиньского7), а также роли польского вопроса в годы войны (Б. Коцовский8). Статьи, посвящённые боевым действиям периода Первой мировой войны, в 20-е и 30-е гг. публиковались в специализированном периодическом журнале "Беллона"9. Вопросам социально-экономического характера была посвящена многотомная коллективная монография "Польша во время Великой войны (1914-1918)"10.

Работы, описывавшие события войны не в узконациональном, а более широком континентальном или мировом контексте, были крайне немногочисленны. Первоначально такие труды публиковались лишь в переводах с иностранных языков (перевод с немецкого - монографии Е. Фолькмана11, с французского - лекций Р. Пуанкаре12). Первые собственно польские исследования, посвящённые Первой мировой войне как событию всеобщей истории, появляются лишь в середине 30-х гг.: среди них следует отметить очерки М. Кукеля13, 3. Кжемицкой14 и Т. Ружицкого15, а также монографию Я. Домбровского16.

Труд Я. Домбровского занимает особое место в польской историографии Первой мировой войны. В рецензии М. Кукеля данная работа была охарактеризована как "синтетическое", обширное и всестороннее исследование, лишённое популярного уклона в изложении материала, далёкое от политической пропаганды и "национальной мании величия" в описании близких полякам тем17. По мнению рецензента, особо ценен подход Я. Домбровского был тем, что в отличие от других польских авторов он изложил "общую историю войны", не претендуя на написание военной истории, тогда как политическую историю не ограничил вопросами дипломатии, представив картину развития внутренних отношений воюющих государств в их генетической связи с войной18. Своей научной ценности монография Я. Домбровского не утратила и в наши дни, о чём свидетельствует её современное репринтное переиздание19.

 

ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ПОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Могилы русских солдат на военном кладбище № 123 Лужна - Пустки Горлицкого повета Малопольского воеводства. Фото Д. Карнаухова На кладбище были захоронены участники Горлицкой битвы: 227 солдат русской армии, 65 солдат немецкой армии и 912 солдат австро-венгерской армии.Вторая мировая война и изменение международного политического положения Польши, её включение в сферу влияния СССР привели к пересмотру исторической политики, в том числе частичной ревизии довоенных трактовок истории Первой мировой.

Исследования, посвящённые данной тематике, в Польской Народной Республике во многом были ориентированы на идеологические установки советской историографии. В 1956 г. издательством Министерства обороны ПНР, руководителем которого в то время являлся К. Рокоссовский, в переводе на польский был опубликован очерк советского военного историка Д. Вержховского20. В том же году вышла в свет небольшая по объёму обзорная работа, написанная польским учёным Я. Паевским21. В обеих публикациях подходы к оценке Первой мировой войны как события всемирной истории были сходными - она трактовалась как империалистический конфликт, развязанный с целью передела мира, ответственность за который возлагалась на капиталистов всех воюющих стран22. В 60-е гг. в Польской Народной Республике было также опубликовано несколько научно-популярных очерков истории Первой мировой войны23.

Среди публикаций историков ПНР по тематике Первой мировой войны преобладали работы, посвящённые различным аспектам польского вопроса и связанным с ним проблемам истории дипломатии. Ведущими польскими специалистами в этой области были Я. Паевский24, Л. Гросфельд25, К. Лаптер26, Р. Бержанек27, Я. Моленда (в соавторстве с Е. Хольцером)28, В. Топорович29, В. Щлядковский30, Л. Базылев31, Я. Левандовский32, Я. Вендровский33 и др.

В историографии ПНР сложилось два подхода к оценке роли Первой мировой войны в возрождении польского государства.

В 50-е и 60-е гг. в условиях жёсткой идеологической индоктринации польские учёные вынуждены были ориентироваться на концепцию, получившую распространение в советской историографии, которая основывалась на трудах В. Ленина ("О мире без аннексий и о независимости Польши как лозунгах дня в России”, 1916 г.; "Речь в защиту резолюции о войне”, 1917 г.). Данная концепция подчёркивала империалистический характер и несправедливость мировой войны, связывала процесс восстановления независимости Польши с солидарностью трудящихся и социал-демократических движений России и Польши34. Сторонниками этого подхода решение польского вопроса в период Первой мировой войны увязывалось с победой пролетарской революции в России, декларациями и декретами советской власти, признавшей право польского народа на самоопределение35. Данная точка зрения нашла отражение в работах Ю. Ковальского36, Н. Гонщёровской37, X. Яблоньского38 и др.

Альтернативный подход был предложен в 1978 г. Я. Паевским. В монографии "Восстановление польского государства 1914-1918" этот автор подверг критике тезис о решающей роли революции в России для возрождении польской государственности, призвал рассматривать данный процесс в более широком международном контексте. В частности, Я. Паевский придавал большее значение событиям Первой мировой войны, прежде всего политике стран Антанты, направленной на решение польского вопроса, которая, по его мнению, и сыграла решающую роль в восстановлении независимости Польши39.

В первые послевоенные десятилетия для работ польских учёных по истории Первой мировой войны был также характерен выраженный антигерманизм. В частности, в публикациях А. Овсиньской40, Я. Паевского41, Л. Гросфельда42 и Е. Кнебеля43 был сделан акцент на изучении агрессивной политики Второго рейха и его союзников, рассматривались немецкие планы аннексии польских земель, трактовавшиеся как неизменный элемент реализации доктрины Drang nach Osten.

Вызывает интерес подход к данному вопросу Ю. Хлебовчика, автора глав, посвящённых периоду Первой мировой войны, в коллективной монографии "Восточная экспансия Германии в Центральной Европе"44, которая была переведена на русский язык и опубликована в СССР45. Польский автор уделил внимание захватническим проектам решения польского вопроса (концепциям Drang nach Osteń), выдвинутым различными политическими группировками кайзеровской Германии в условиях охватившей немецкое общество милитаристской истерии и "патриотического угара". По мнению Ю. Хлебовчика, период Первой мировой войны был временем "классических, ничем не маскируемых проявлений откровенного авантюристического экспансионизма и абсолютного шовинизма" в отношении Польши46. Польский историк пришёл к выводу, что шансы на реализацию доктрины "крайнего аннексионизма" восточной политики и наиболее авантюристических проектов Германии в рамках концепции Drang nach Osten появились в результате краха "русского соперника", что позволило немцам не только самостоятельно решать судьбу Польши, но и проводить антипольскую политику в отношениях с Литвой и Украиной, используя в своих интересах польско-литовские и польско-украинские противоречия47. По мнению Ю. Хлебовчика, ослабление роли России в региональной политике в случае победы Германии в Первой мировой войне могло нанести серьёзный ущерб Польше, оставив её один на один с агрессивным германским соседом.

По сравнении с довоенным периодом существенно меньше работ польских учёных было посвящено проблематике военной истории. Маргинализация данного исследовательского направления в ПНР во многом была связана с переоценкой "официальной" историографией роли польских добровольческих формирований, сражавшихся в Первой мировой войне на стороне Центральных держав48. В 80-е гг. в условиях роста в Польше оппозиционных настроений был возрождён довоенный миф о Ю. Пилсудском как о "крупнейшей политической фигуре XX в.", что привело к активизации исследования ранее "закрытых" тем. Главным центром изучения вопросов, связанных с участием поляков в Первой мировой войне, являлся Военный исторический институт им. Ванды Василевской {Wojskowy Instytut Historyczny), который проводил научные симпозиумы по проблематике Первой мировой войны, издавал сборники статей и библиографический каталог, содержащий сведения о довоенных и послевоенных публикациях на данную тему49. Учёными ПНР в 80-е гг. были опубликованы работы, посвящённые военным операциям Первой мировой войны, проводившимся на польских землях (М. Климецкий50), русским, прусским и австровенгерским фортификациям (Я. Миневич51), роли военнослужащих-поляков в армиях России (Т. Радзивинович52) и Австро-Венгрии (Я. Рыдель53), Польской военной организации (Т. Наленч54), а также польских армейских формирований в Германии, Франции и России (А. Гарлицкий55, Т. Вавжиньский56, X. Булгак57, М. Вжозек58). Также следует отметить публикации, посвящённые боевым действиям под Лодзью59 и в Карпатах60.

Своеобразным итогом изучения истории Первой мировой войны в ПНР стала публикация в 1991 г. монографии Я. Паевского61 (переиздана в 1998 и 2004 гг.), которая наряду с книгой Я. Домбровского до настоящего времени остаётся наиболее ценным и авторитетным польским обобщающим трудом о Великой войне.

 

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИЗУЧЕНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШИ

Немецкая открытка «Кольцо вокруг Варшавы» с изображением полководцев - участников боевых действий на территории Польши в 1914 г.Современная польская историография Первой мировой войны основывается на достижениях исторической школы ПНР, а также довоенной исторической школы, традиции которой поддерживались польскими учёными, эмигрировавшими после Второй мировой войны во Францию, Великобританию и США. В результате социально-политической трансформации, произошедшей в Польше в 1989 г., были устранены идеологические барьеры, ограничивавшие научное творчество историков "народной Польши", а также расширились возможности для сотрудничества польских учёных с исследователями других стран, что привело к пересмотру ряда положений концепции истории Первой мировой войны, выработке компромиссного подхода к её оценке.

В развитии польской историографии Первой мировой войны последних двух десятилетий можно выделить ряд тенденций и особенностей.

1. В период с 1992 по 2013 г. польскими историками не было опубликовано ни одного нового обобщающего труда, посвящённого Первой мировой войне. Упоминавшиеся выше монографии Я. Домбровского и Я. Паевского остаются единственными научными изданиями такого рода. Вместе с тем в начале нового века получила широкое распространение практика публикации зарубежных сочинений о Первой мировой войне в переводе на польский язык. Отметим среди них польские издания работ британских историков М. Гилберта62, И. Бекетта63 и Дж. Йола (в соавторстве с канадским историком Г. Мартелом)64, американцев Э. Веста65 и М. Найберга (в соавторстве с Д. Джорданом)66, а также переиздание труда немецкого историка О. Фолькманна67.

Источником "базовых" знаний о Первой мировой войне также являются соответствующие разделы обобщающих трудов по всемирной и национальной истории. Для публикаций по всемирной истории характерно "раздельное" описание войны как глобального феномена и её "польских" аспектов (последним, как правило, посвящаются самостоятельные главы)68. В обобщающих трудах по истории Польши, напротив, описываются лишь те события, которые непосредственно связаны с польским вопросом в Первой мировой войне69. Свести в единое целое "мировой" и "национальный" контексты удалось лишь отдельным авторам. Примером такого подхода является учебник для лицеев, написанный А. Гарлицким70.

2. Среди современных публикаций, посвящённых периоду Первой мировой войны, наиболее многочисленную группу составляют работы по истории польских военных формирований, главным образом легионов, принявших участие в войне на стороне Австро-Венгрии. Эта тематика в ПЕР относилась к числу "неудобных" и потому освещалась преимущественно в трудах польских истори-ков-эмигрантов71. Её реабилитация была связана с возрождением в современной Польше культа борцов за независимость, прежде всего Ю. Пилсудского.

"Война легионов", связанная с восстановлением независимости Польши, была во многом искусственно вычленена польскими историками из "всеобщей" истории Первой мировой войны. "Священный" характер этой войны и её цели обусловили преобладание мифологических черт в исторической наррации (культ героев, патетический стиль изложения, низкий уровень или отсутствие научной критики, избирательное представление фактов, избыточный субъективизм в интерпретациях и оценках событий). Приведём ряд "говорящих" заголовков, типичных для работ данного профиля: "Выиграть Польшу: 1914—1918"72, "Вооружённая борьба за независимость Польши в 1905-1918 гг."73, "На пути к независимости: краковская пресса о Польских легионах в период Первой мировой войны (1914—1918)"74, "Годы Великой войны: созревание для независимости 1914—1918"75, "Избранники независимости: из истории формирования и борьбы III Бригады польских легионов 1915-1917"76, "Прерванное польское восстание 1914"77. Большое значение для закрепления в исторической памяти современного польского общества образа периода Первой мировой войны как эпохи борьбы за независимость имели многочисленные публикации преимущественно публицистических и популярных работ о "войне легионов", воспоминаний ветеранов, альбомов архивных фотографий78, биографических справочников79 и мартирологов (списков погибших80, описаний некрополей81), организация выставок и музейных экспозиций82.

К 90-летию возрождения независимости Польши была приурочена публикация коллективной монографии "Легенда Легионов: сказание о Легионах и людях Юзефа Пилсудского" (2008 г.). Издание было оформлено как красочный исторический альбом, содержавший помимо научно-популярных очерков, написанных ведущими польскими историками, богатый наглядный материал: репродукции архивных документов и публикаций в прессе, оттиски печатей, фотографии, рисунки, карикатуры, карты сражений и изображения военной символики. В обращении к читателю, подписанном председателем сейма Польши Б. Коморовским, содержалась "официальная" оценка роли легионов эпохи Первой мировой войны в истории польского народа. "Скрепой кровавой борьбы поляков за Независимость" были названы две даты -6 августа 1914 г. (день вступления польских добровольцев под командованием Ю. Пилсудского в войну с русской армией) и 11 ноября 1918 г. Легионеры охарактеризованы Б. Коморовским как "лучшие представители разных слоёв польского общества", унаследовавшие славу героев "великих национальных восстаний" и сплотившиеся вокруг "идеи восстановления независимости путём вооружённой борьбы"83. В монографии содержалась подробная информация об истории и организационной структуре легионов, а также были описаны с учётом политического контекста их наиболее значимые победы на Восточном фронте Первой мировой войны. Данная публикация является свидетельством жизнеспособности в современной Польше культа "войны легионов во имя независимости", память о которой продолжает играть ключевую роль в политической и исторической мифологии польского народа.

В меньшей степени в современной польской историографии освещается история польских формирований, сражавшихся в Первой мировой войне на стороне Франции (так называемой "Голубой армии"). Вместе с тем память об участии поляков в войне на стороне Антанты также находит в Польше "официальную" поддержку, о чём свидетельствуют публикации на эту тему, подготовленные по инициативе общественно-воспитательного департамента Министерства обороны84 и Института национальной памяти85.

3. Традиционно высок интерес современных польских исследователей к военным аспектам истории Первой мировой войны. Наиболее активно изучаются боевые операции на Восточном фронте: сражения под Танненбергом86 и на Мазурах87, Лодзинская88 и Пшаснышская операции89, военные действия в Галиции (Горлицкая и Луцкая битвы, осада Перемышльской крепости)90. В монографии С. Калиньского был изучен вопрос применения германской армией химического оружия на российском фронте в 1915 г.91 Заслуживают внимания и материалы конференции, посвящённой обороне крепостей в годы Первой мировой войны92. Отдельные работы польских авторов посвящены боевым действиям на Западном фронте93, роли в войне авиации и военно-морского флота94.

В последние годы в Польше проводится масштабная работа по переизданию работ военных историков 30-х гг. В частности, были переизданы публикации Армейского исторического бюро, посвящённые восточно-прусской осенней кампании 1914 г.95, конной битве под Ярославицами96, а также битвам под Комаровым97 и на Мазурах98. Особую ценность представляет 5-томное издание '’Изучение Великой войны", в которое включены статьи, публиковавшиеся в довоенных военно-исторических журналах "Беллона" и "Кавалерийское обозрение"99.

4. Для современного периода развития польской историографии Первой мировой войны характерно снижение интереса к вопросам истории дипломатии и международным аспектам польского вопроса. Эта особенность связана с переоценкой роли "внешних" и "внутренних" факторов в восстановлении независимости Польши. Если историки ПНР подчёркивали роль "внешних" предпосылок освобождения Польши (революция в России, политика великих держав), то после 1989 г. в результате возрождения культа "войны легионов" приоритет начали отдавать "внутренним" факторам: обретение независимости связывалось с героической вооружённой борьбой самих поляков, а не с политическими интригами вокруг польского вопроса в ходе мировой войны.

Среди современных польских исследований, посвящённых политической и дипломатической истории Первой мировой войны, следует отметить монографию А. Ахматовича "Политика России в польском вопросе в первый год Великой войны", в которой рассматриваются проекты выстраивания российско-польских отношений, выдвигавшиеся в преддверии войны П. Столыпиным и С. Сазоновым. Уделено внимание и вопросам общественной самоорганизации польских подданных Российской империи после начала боевых действий, а также освещены вопросы отношения к России населения Царства Польского и Восточной Галиции100. Для российских учёных большой интерес может представлять работа П. Брудека, в которой автор исследовал вопрос осуществления антироссийской пропаганды на польских землях германскими оккупационными властями в годы Первой мировой войны101. Особенности политики Германии и Австро-Венгрии в отношении Польши проанализированы в монографиях краковских историков П. Мекетыньского102 и Д. Шимчака103.

5. Новыми направлениями в польской историографии Первой мировой войны являются исследование её социальных и антропологических аспектов, а также изучение ’’локальной" истории, влияния войны на развитие отдельных регионов Польши. Для этих направлений большое значение имеет введение в научный оборот источников из личных архивов - воспоминаний и дневников свидетелей войны, представляющих различные социальные, профессиональные, национальные и гендерные группы населения Польши. Особую ценность среди публикаций последнего времени представляют воспоминания княжны Марии Любомирской104 и врача Красного Креста Стефана Богуславского105, записки венгерского военного корреспондента Ференца Мольнара106, дневники еврейки из Седлец Анны Каган107, католического ксёндза Юзефа Рокошного108, банкира Михала Корвина-Коссаковского109 и др. Заслуживают внимания доклады, представленные на конференции "Польское общество в эпоху Первой мировой войны и польско-большевистской войны 1920 г."110 Среди монографических изданий вызывают интерес работы, посвящённые истории польского крестьянства и духовенства111, а также исследования деятельности Польского общества помощи жертвам войны112 и судеб польских беженцев, покинувших страну вместе с отступавшей русской армией113.

Локальные "истории" Великой войны освещены в монографиях и материалах конференций по тематике "повседневной" жизни отдельных городов и областей Польши. Наибольшее количество публикаций посвящено Лодзи114, хорошо исследована также история военных лет Варшавы115, Кельц116, "Хелмской губернии”117, Галиции118, Малой Польши и Подгалья119. Для этих публикаций характерно использование в качестве источников документов региональных и городских архивов, материалов местной прессы и фотографий.

Своеобразным итогом изучения истории Первой мировой войны в современной Польше стало проведение в 2012 г. международной конференции "Восточный фронт Великой войны 1914-1918”, организованной Институтом истории Ягеллонского университета (Краков). В работе конференции приняли участие преимущественно молодые учёные из польских университетов (в числе опытных специалистов, авторов монографий по теме конференции, отметим Я. Центека, П. Шлянту и В. Батора), а также представители исторических клубов и сотрудники военных музеев. Немногочисленные зарубежные гости представляли университеты Ивано-Франковска и Оломуца.

Тематика докладов отражала отмеченные нами выше тенденции развития польской историографии Первой мировой войны. Больше всего выступлений было представлено на секции "Военные действия и армии противоборствующих сторон”. Отдельные секции были посвящены обсуждению событий, происходивших "за линией фронта", вопросам микроистории ("локальному опыту"), "материальному, нематериальному и историографическому наследию Великой войны" (преимущественно проблематике военных захоронений), а также Источниковой базе её изучения. Ещё одной особенностью конференции, связанной с географическим положением и политической ориентацией проводившего её университета, являлось однобокое "австроцентристское" представление об истории Первой мировой войны на польских землях. Большинство докладов освещали боевые действия и социальные аспекты жизни военного времени исключительно "со стороны" Центральных держав либо были посвящены регионам Австро-Венгрии. В то же время слово "Россия" или определения "российский"/"русский" не фигурировали ни в темах докладов, ни в программе конференции.

 

ОБРАЗЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Титульный лист газеты «Лодзинский военник», посвящённой участию русской армии в Лодзинской операции 1914 г. (издатель: Государственный архив г. Лодзь)
Открыть газету в формате PDF

Как уже отмечалось, в исторической картине мира поляков образ Первой мировой войны как явление мировой или европейской истории находится в тени образа борьбы за независимость Польши.

Вне "польского" контекста это событие в большинстве случаев воспринимается отстранённо, трактуется как "чужая" война: в работах польских историков добросовестно освещаются ключевые факты (в зависимости от претензий на полноту охвата материала), интерпретации либо нейтральны, объективизированы и беспристрастны, либо основываются на "оценочных" подходах к освещению войны зарубежными исследователями120.

Причинами войны называют нараставшие противоречия между ведущими мировыми державами, их стремлением к расширению сфер влияния в отдельных регионах мира (Балканы, Ближний Восток), переделу колоний, а также антагонизмы и взаимные претензии, порождённые прежними конфликтами (Франко-прусская и Балканские войны) или нарушением геополитического баланса сил (оспаривание Германией первенства Англии в морских вооружениях). Современные польские историки не склонны считать разразившийся в 1914 г. конфликт результатом целенаправленной и злонамеренной политики определённых держав или военных альянсов, сравнивая процесс втягивания в войну с "самоходной машиной", результат действий которой стал неожиданностью для многих влиятельных европейцев в период летнего отдыха121. Подчёркивается также вынужденный характер реакции Австро-Венгрии на Сараевское убийство, идеально подходившее, если руководствоваться здравым смыслом, лишь для того, чтобы добиться от Сербии прекращения враждебных действий, но никак не в качестве повода для начала глобальной войны.

Большинство польских авторов склонны возлагать ответственность за развязывание войны на Германию. Основанием для этого служит знаменитая фраза "Теперь или никогда", адресованная кайзером Вильгельмом II императору Австро-Венгрии и относившаяся к ситуации в Сербии. Эта фраза истолковывается как свидетельство принуждения Германией своей союзницы к силовому решению сербского вопроса, ставшему катализатором дестабилизации ситуации во всей Европе. Вина Германии обосновывается ещё и тем, что именно она лучше всего была готова к войне и потому занимала позицию "главного игрока", что давало возможность "организовать" конфликтную ситуацию в удобный момент, рассчитывая на сохранение нейтралитета со стороны других ведущих игроков европейской политики122. Косвенную вину за начало войны польские историки возлагают также на Англию, которая создавала иллюзию своего нейтралитета, что позволило Германии действовать более смело, не опасаясь нежелательного для неё прямого англо-германского конфликта.

"Неортодоксальный" подход к вопросу ответственности за начало войны демонстрирует А. Гарлицкий. Анализируя политические цели ведущих держав в 1914 г., этот автор приходит к выводу, что для большинства европейских держав война была "нежеланным ребёнком", поскольку решение задач в схватке с принципиальным противником нередко обесценивалось "бессмысленными" жертвами и потерями, которые могли быть понесены в столкновении с его союзником123.

В польской историографии под влиянием концепций западных учёных широкое распространение получил также тезис о том, что затяжной характер Первой мировой войны был полной неожиданностью для политиков, военных и обществ воюющих стран, стал причиной изменения не только стратегических планов и тактики ведения боевых действий, но и коренной трансформации общественной и экономической систем, их приспособления к условиям ведения "тотальной войны"124. Наибольшее внимание уделяется при этом ситуации в России, от которой во многом зависела судьба польского народа.

Состояние российской армии и военной промышленности в польских исследованиях оценивается критически. Подчёркивается, что Россия не была готова к затяжной войне, её армия испытывала хронические перебои в снабжении оружием и боеприпасами, не имела возможности эффективно противостоять отлаженной и дисциплинированной германской военной машине125. Также отмечается, что, вступая в войну, Россия принесла себя в жертву союзническому долгу, оттянув с Западного фронта значительные германские силы в ходе завершившейся поражением наступательной операции в Восточной Пруссии. Эта неудача русской армии в 1914 г., как отмечают польские историки, не только привела к огромным потерям, но и подтолкнула немецкое командование к пересмотру "плана Шлиффена" (предусматривавшего первоочередной разгром Франции), в результате чего главные силы германской армии в 1915 г. были сосредоточены на Восточном фронте126. Именно это обстоятельство называют одной из главных причин военных поражений России, которые привели к социально-политическому кризису, завершившемуся в 1917 г. революционным переворотом.

Крайне критически польские историки оценивают систему власти в России, профессиональный уровень её военного и политического руководства, в том числе личность Николая И, который характеризуется как "нерешительный, маловыразительный и безвольный царь"127. Роковой ошибкой российского монарха признаётся решение занять пост Верховного главнокомандующего армией, что сделало его лично ответственным за все последующие неудачи на фронте. В качестве других причин кризиса власти в России в работах польских авторов называются также обвинения в измене военачальников и высших государственных сановников, имевших немецкое происхождение, слухи о связях членов царской семьи с врагом, а также моральное разложение власти, проявившееся в "распутинщине"128.

Дестабилизация государственного механизма России в 1917 г. в современной польской историографии обычно связывают с деятельностью В. Ленина, который считается "агентом Германии". Отмечается общность краткосрочных целей германских властей и лидера большевиков, в равной степени заинтересованных в свержении Временного правительства, не пожелавшего заключить с Германией соглашение о прекращении войны. В то же время указывается на расхождения их долгосрочных целей: немцам приписывается стремление использовать ослабление России для усиления своего влияния в "Серединной Европе", а главной задачей большевиков — завоевание власти в России с перспективой последующего экспорта революции за её пределы, в том числе и в Германию129. Брестский мир, подписанный под давлением В. Ленина, несмотря на "беспрецедентно жёсткие требования Германии", оценивается в современной польской историографии как закономерный итог сотрудничества большевиков с немцами. По мнению А. Чубиньского, это соглашение практически не повлияло на ход боевых действий, поскольку немецкие солдаты, переброшенные после заключения сепаратного мира из России на Западный фронт, были настолько деморализованы, что не годились для продолжения войны130.

Оценки польскими историками влияния Первой мировой войны на судьбы человечества близки оценкам их западных коллег. Наряду с констатацией "коренного изменения социального и политического уклада в странах - участницах войны", указанием на резкое ускорение процессов трансформации, также говорится о начавшемся из-за ущерба, нанесённого войной, процессе утраты Старым Светом ведущей роли в мировом развитии, обернувшимся закатом европоцентризма, дискредитацией европейских культурных и политических ценностей.

По мнению Я. Паевского, именно это обстоятельство позволяет утверждать, что Великую войну проиграли не отдельные страны или коалиции, а вся Европа131. Среди народов, "выигравших" войну, он видит также поляков, которые сумели восстановить своё государство, воспользовавшись "благоприятной военной конъюнктурой"132. Таким образом, этот польский историк, чьи взгляды сформировались во второй половине XX в., отдаёт предпочтение концепции пассивной роли Польши в мировом конфликте.

Однако в современной польской историографии преобладает концепция активного участия поляков в войне, сторонники которой склонны преувеличивать значение и масштаб вооружённых акций польских патриотов в военные годы, а также недооценивать влияние международной ситуации на судьбу польского народа как в ходе мировой войны, так и после её завершения. В результате в историческом сознании современных поляков сформировался историографический образ "своей" войны 1914-1918 гг., существенно отличающийся от восприятия событий этого времени в других странах Европы. В этом образе ключевую роль играют характеристики "внешнего" окружения Польши (России, Франции, США, Австро-Венгрии и Германии), а также "внутренних" польских политических группировок, придерживавшихся в условиях мировой войны определённых стратегий в борьбе за независимость.

Сама по себе перспектива начала большой европейской войны в польской историографии оценивается положительно на том основании, что три империи, участвовавшие в разделах Польши, впервые были вынуждены воевать друг против друга133. Данное обстоятельство трактуется как шанс для улучшения положения польского народа при условии, если он окажется на стороне победителя. Именно этот аргумент, как правило, используется для оправдания раскола польских элит на пророссийскую и проавстрийскую "партии".

Появление группы политиков "пророссийской ориентации" польские историки объясняют опасениями германизации и союзническими отношениями Петербурга с традиционно дружественной полякам Францией. Также отмечается пропагандистское значение манифеста, изданного великим князем Николаем

Николаевичем 14 августа 1914 г., в котором упоминалось о защите интересов Польши и готовности вести войну с целью объединения польских земель "под скипетром династии Романовых", а также содержались призывы к объединению славян в борьбе с "германским напором"134. По мнению А. Ахматовича, лояльность польских подданных России сыграла важную роль в первые годы войны: население Царства Польского оказало поддержку русской армии, поляки не уклонялись от мобилизации, а также не поддержали призывов к антироссийскому восстанию135. Вместе с тем политика Российской империи 1914-1916 гг. в современной польской историографии оценивается критически: отмечается отсутствие "высочайших" гарантий послевоенного будущего Польши, а также потеря Петербургом интереса к польскому вопросу после неудачной для России военной кампании 1915 г. и отступления русской армии с польской территории. В некоторых работах высказываются претензии к России в связи с экономическим ущербом, который был нанесён Польше во время боевых действий136.

Переломным моментом в российско-польских отношениях периода Первой мировой войны польские историки склонны считать декларацию Временного правительства России от 30 марта 1917 г., гарантировавшую Польше полную независимость. Её значение оценивается также с точки зрения вызванного ею изменения подхода к польскому вопросу со стороны стран Антанты, которые получили возможность проводить самостоятельную политику в отношении Польши "без оглядки на Россию"137.

Подчёркивается особое значение для Польши (по сравнению с другими членами Антанты) политики Франции и США. Позиция первой оценивается неоднозначно. С одной стороны, осуждается её решение отдать польский вопрос на откуп России в обмен на заключение с ней антигерманского союза (В. Щлядковский цитирует высказывание А. Леруа-Балье о том, что "добыть Россию Франция могла, лишь переступив через труп Польши"138). К тому же польские историки негативно оценивают позицию французского правительства, неоднократно подтверждавшего права России самостоятельно определять судьбу Польши. С другой стороны, именно Францию польские историки считают главной покровительницей и адвокатом Польши на завершающей стадии войны и в послевоенный период. Причиной формирования франко-польского альянса в рамках "версальского порядка" они называют то, что Париж воспринимал Польшу как антигерманскую силу, способную компенсировать для Франции потерю России139. Однозначно положительным польские историки считают вклад США в урегулирование польского вопроса, в частности декларации президента В. Вильсона, "проникнутые симпатией к полякам", озвученные в ходе президентской кампании 1916 г. и в обращении к сенату от 22 января 1917 г., а также его предложения, касавшиеся Польши, которые содержались в 13 пункте знаменитых "Четырнадцати пунктов"140.

"Польская" политика Центральных держав вызывает противоречивые оценки. Так, Т. Наленч отмечает благожелательное отношение к полякам императора Франца-Иосифа I, являвшегося сторонником "триалистической" концепции (объединения Австрии, Венгрии и Польши), но в то же время констатирует отсутствие у влиятельных австрийских и венгерских политиков интереса к борьбе за польские земли, принадлежавшие России, поскольку они больше стремились к экспансии на Балканах. По мнению этого историка, не была заинтересована в инкорпорации польских владений России и Германия из-за опасения "укрепления в рейхе позиций поляков", которые и без того упорно сопротивлялись германизации141. Политика Германии в первые годы войны воспринимается польскими историками неоднозначно. С одной стороны, осуждаются "варварские" методы ведения войны, бомбардировка и разрушение польских городов (приводится пример превращённого в руины приграничного города Калиш142), а также огромный ущерб, нанесённый германской армией польской экономике. С другой стороны, положительно оцениваются административные и культурные реформы германских властей, осуществлённые после оккупации Царства Польского: создание польских органов самоуправления, разрешение использования польского языка в делопроизводстве и высшей школе143.

Кульминацией "польской" политики Центральных держав признаётся "Акт 5 ноября 1916 г.", который предусматривал создание после окончания войны на землях Царства Польского "самостоятельного государства" под опекой Германии и Австро-Венгрии. Подписание акта трактуется польскими историками как вынужденная мера, вызванная истощением мобилизационных ресурсов Центральных держав, которые путём уступок рассчитывали вовлечь поляков в войну на своей стороне, использовав их в качестве "пушечного мяса"144. Начавшийся в 1917 г. кризис польско-германских отношений в польской историографии связывается с провалом переговоров о государственном статусе Польши, а также с переориентацией некогда лояльных Центральным державам польских политических группировок на страны Антанты.

Наиболее сложным вопросом для польской историографии является оценка политики различных группировок национальных элит в годы Первой мировой войны. Польский политический класс того времени бьл разделён на два "лагеря" не только из-за различий в ориентации на внешних "покровителей", но и в зависимости от выбора стратегии политического поведения. Сторонники двух основных подходов называются в польской историографии "пассивистами" и "активистами". К первому "лагерю" отнесены политические силы, отвергавшие тактику вооружённой борьбы за независимость и призывы к сотрудничеству с австро-германскими оккупационными властями, рассчитывавшие добиться улучшения положения польского народа благодаря поддержке России и стран Антанты145. К "лагерю активистов" принято относить группировки, объединённые идеей активной борьбы за независимость, рассчитывавшие "освободить" польские земли, принадлежавшие России, вооружённым путём первоначально при поддержке Австро-Венгрии, а впоследствии и Германии146.

Современные польские историки уделяют больше внимания деятельности "активистов". Их выступление на стороне Центральных держав объясняется застарелыми обидами на Россию, памятью о жестоком подавлении польских национально-освободительных восстаний и последующих репрессиях. В отдельных работах участие поляков в Первой мировой войне на стороне противников России даже ставится в один ряд с польскими восстаниями XIX в.147 Боевой путь воевавших против России польских вооружённых формирований, как уже отмечалось, подробно и ярко описан в современной исторической литературе, возведён в ранг национального культа. В частности, особо подчёркивается роль "Первой кадровой роты" и её "марша на Кельцы" 6 августа 1914 г., предпринятого с целью поднять антироссийское восстание в Царстве Польском, а также I, II и III бригад польских легионов, принявших участие в боевых действиях в составе австро-венгерской армии. Военные историки выделяют 5 важнейших операций, в которых прославили себя польские легионеры: "битвы" под Молотковым (октябрь 1914 г.), Кживоплотами (ноябрь 1914 г.), Ловчувком (декабрь 1914 г.), Рокитной (июнь 1915 г.) и Костюхновкой (июль 1916 г.)148. Учитывая относительно небольшую численность польских формирований (несколько десятков тысяч штыков и сабель), их главной задачей, по мнению польских историков, являлось не столько достижение победы над врагом, сколько "укрепление легенды польских боевых заслуг", которая в дальнейшем могла послужить "козырем" на переговорах о будущем Польши149.

Важным инструментом борьбы за национальные интересы считаются "представительские" учреждения, созданные в годы Первой мировой войны для регулирования различных аспектов польского вопроса: польские национальные комитеты, учреждённые в России (1914-1917 г.) и Франции (1917-1918 г.); Центральный гражданский комитет, действовавший в Российской империи; Верховный национальный комитет, представлявший поляков Австро-Венгрии; а также организации, созданные на землях Царства Польского, оккупированных Центральными державами (Национальный совет, Центральный национальный комитет, Временный государственный совет и Регентский совет). По оценкам польских историков, эффективность этих институтов была невелика, в связи с чем ключевые политические решения, позволившие добиться успеха в борьбе за независимость в условиях мировой войны, принимались главным образом вождём "активистов" Ю. Пилсудским.

Среди заслуг и "судьбоносных" решений Ю. Пилсудского выделяется создание польских добровольческих вооружённых формирований и тайной Польской военной организации, боровшихся с Российской империей, координация их военных акций в 1914-1915 гг., продолжавшихся вплоть до полного "освобождения" Польши от русской армии, "торг" с германскими и австро-венгерскими оккупационными властями по вопросам учреждения польских государственных институтов в 1916 г. и, наконец, демонстративная отставка Ю. Пилсудского со всех официальных постов, сопровождавшаяся "личным" призывом к соотечественникам отказаться от присяги на верность оккупантам в июле 1917 г. Последнее решение стало причиной ареста и заключения Ю. Пилсудского в Магдебургской крепости, что увенчало его героическую биографию военных лет и дало основание многим польским историкам оценивать этого политика как "величайшего государственного деятеля" и "наиболее последовательного патриота Польши" новейшего периода её истории150.

Факты, противоречившие "легенде Пилсудского" и "мифу Независимости", которые могли поставить под сомнение их сакральное значение, как правило, не принимались во внимание. В частности, крайне скупо в работах польских историков освещались вопросы деятельности на польских землях военной и гражданской администраций Российской империи в годы Первой мировой войны, игнорировались пророссийские патриотические настроения немалой части населения Царства Польского. Не вызвали интереса у историков и судьбы нескольких миллионов поляков, принявших участие в войне в составе Русской императорской армии. В то же время замалчивались очевидные провалы анти-российской доктрины Пилсудского, которая в начале Первой мировой войны была равнодушно или даже враждебно воспринята большинством польских подданных России.

Резюмируя основные черты польского историографического образа Первой мировой войны, можно сделать вывод, что наиболее важным её аспектом являлась борьба за независимость, проходившая в условиях мирового конфликта, победа в которой была завоёвана благодаря героизму польских патриотов, а также мудрым решениям их вождя, сумевшего эффективно воспользоваться помощью союзников и своевременно извлечь выгоду из слабостей врагов. Особенно значимым для исторического сознания поляков является то обстоятельство, что возращение Польши на политическую карту Европы в результате благоприятного для неё исхода Первой мировой войны было достигнуто ценой краха трёх империй, в своё время лишивших её независимости.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СОБЫТИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ИСТОРИЧЕСКОМ ОБРАЗОВАНИИ РЕСПУБЛИКИ ПОЛЬША

Об избирательном подходе к освещению истории Первой мировой войны свидетельствуют и материалы, представленные на страницах школьных учебников.

В польской учебной литературе Первая мировая война рассматривается либо как "чуждое" Польше событие всеобщей истории, либо как ключевой "внешний" фактор борьбы за независимость, что находит отражение в заголовках соответствующих разделов: "Великая война и возрождение Польши"151, "Великая война и наша независимость"152, "Пришло время вооружённой борьбы (поляки и польский вопрос в период Первой мировой войны)"153, "Польский вопрос во время Первой мировой войны’1154. Лишь в учебниках А. Гарлицкого и Я. Врубеля сюжеты национальной и мировой истории представлены в тесной взаимосвязи (к примеру, Я. Врубель описывает события Первой мировой войны в Польше под заголовком ’’Польский фронт”154 155).

В разделах польских учебников, посвящённых Первой мировой войне как событию всеобщей истории, этот конфликт объясняется противоречиями между великими державами, их стремлением к переделу сфер влияния прежде всего в заморских колониях и на Балканах (для наглядности используются карикатуры с изображением ’’балканского котла”), а также союзническими обязательствами156. В учебнике М. Гладыша, в комментариях, касающихся покушения на австрийского эрцгерцога в Сараево, упоминается одна из ’’теорий” этого события, согласно которой ”за убийством стояла русская разведка, стремившаяся спровоцировать войну”157.

Действия России в первые месяцы войны в польских учебниках оцениваются как успешные, в частности отмечаются проведённые российскими властями в кратчайшие сроки мобилизация и вторжение в Восточную Пруссию, которые позволили избежать разгрома Франции и сорвали германский план молниеносной войны. Вместе с тем военный потенциал России оценивается по-разному. В учебном пособии Р. Щнегоцкого говорится о стойкости России в войне, численном превосходстве её армии, которая в соответствиями с традициями западной историографии названа ’’русским паровым катком”158. М. Гладыш, напротив, указывает на ’’катастрофический” дефицит оружия и боеприпасов в царской армии, а в комментариях к фотографии, изображающей парад германской армии в захваченной ею Варшаве, без ссылки на источник, пишет: "Случалось, что лишь солдаты в первом ряду имели винтовки, остальные же атаковали, вооружившись лишь штыками и гранатами. И только после смерти товарищей, бежавших впереди, получали их оружие. Царские войска не могли противостоять современной и прекрасно организованной немецкой армии”159.

В разделах учебников, посвящённых польскому вопросу в Первой мировой войне, неизменно рассказывается о расколе польских элит, упоминаются "пророссийская” и "проавстрийская” политические ориентации, а также их главные идеологи - Р. Дмовский и Ю. Пилсудский. Отмечается, что обе "партии" стремились улучшить положение своего народа, но при этом не сумели объединить усилия, так как сохранили лояльность покровительствовавшим им великим державам. Роль поляков в Первой мировой войне оценивается по-разному. Авторы учебника "История и общество" для 6-го класса начальной школы Т. Малковский и Я. Жещнёвецкий упоминают лишь о легионах Пилсудского и ограничиваются констатацией того факта, что они приняли участие в "войне с русскими"160. В гимназических учебниках, адресованных 14-летним подросткам, данный вопрос освещается подробнее: упоминаются польские формирования, принявшие участие в войне в составе вооружённых сил не только Австро-Венгрии, но и Германии, России и Франции, указываются их численность и боевые заслуги161. В учебнике А. Щчещняка помимо собственно польских формирований рассказывается и об участии в войне 3 млн поляков в результате "насильственной" мобилизации162. В учебных пособиях для лицеев Р. Щнегоцкого и А. Гарлицкого приводятся цифры, свидетельствующие о масштабах потерь поляков в ходе боевых действий163.

А. Гарлицкий даёт также объяснение лояльному отношению многих поляков к России в первые годы войны. Причиной пророссийских настроений населения Царства Польского, поддержки, оказанной им русской армии, в том числе "ненавистным казакам", названа неоправданная жестокость немцев и прежде всего варварская бомбардировка Калиша164. Этим же А. Гарлицкий склонен оправдывать враждебное отношение польских подданных России к созданным по инициативе Пилсудского добровольческим формированиям: 1-й кадровой роте и легионам. Подчёркнуто антироссийский подход в освещении событий Первой мировой войны в Польше демонстрирует А. Щчещняк, который в своём учебнике уделяет достаточно много внимания вопросам дискриминационной политики России по отношении к полякам в XIX в., а при описании боевых действий 1915 г. делает акцент главным образом на разорении Польши русской армией, тактике "выжженной земли". Автор данного учебника отмечает, что "во время отступления царских войск из Королевства [Царства Польского. - Прим, авт.] их командование - по примеру Петра I и Кутузова - следовало преступному плану уничтожения всей страны, словно намеревалось оставить немецким и австро-венгерским войскам лишь пустыню, что привело к резким протестам всего польского общества, а также грозило мятежом в тех подразделениях российской армии, которые были сформированы из поляков"165.

Вместе с тем следует отметить, что антироссийские акценты не доминируют в школьных учебниках, большинство их авторов склонны к уравновешенному подходу, признают враждебное отношение к России главной чертой политической доктрины лишь одной из группировок польской элиты, которая сформировалась вокруг Ю. Пилсудского.

 

"ВЕЛИКАЯ ПОЛЬСКО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА": ПАМЯТЬ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШЕ

Установка памятного знака и православного креста на военном кладбище в д. Хойново Пшаснышского повета Мазовецкого воеводства по инициативе Ново-Николаевского военно-исторического клуба, г. Новосибирск (фото предоставлено Ново-Николаевским военно-историческим клубом)"Забытая война", "чужая война", "белое пятно в истории" - так польские публицисты и историки нередко характеризуют место Первой мировой войны в коллективной памяти своего народа. Почему это событие вытесняется из неё? Нужно ли помнить об этой войне? Ответом на эти вопросы может послужить высказывание известного польского политика, занимавшего должность маршала Малопольского воеводства в период с 2002 по 2006 г., ныне сенатора Я. Сепёла: "Следовало бы обратить внимание, что в польской коллективной памяти Первая мировая война, собственно говоря, отсутствует. Мы предпочитаем помнить легенду легионов и патетический образ произошедшего позже отражения нападения большевиков. Ведь это не была "польская" война... Вместе с тем мы с лёгкостью забываем, что одно из самых важных событий всеобщей истории, которое так драматично глубоко повлияло на всю европейскую цивилизацию, происходило именно здесь, на польской земле"166. Таким образом, стремление культивировать память о Великой войне в современной Польше во многом связывается с европейским "измерением" этого события, что приобретает немаловажное значение в условиях европейской интеграции, предполагающей среди прочего включение поляков в значимые для европейских народов коммеморативные практики.

Проблема, затронутая сенатором Я. Сепёлом, очевидна. Понятие "мировая война" в коллективной памяти поляков прочно ассоциируется с событиями 1939-1945 гг., тогда как период Первой мировой войны практически не освещается СМИ и массовой культурой. В Польше нет общенациональных музеев, посвящённых этому историческому периоду. Связанные с войной события отражаются лишь в тематических разделах музейных экспозиций (как правило, это военные музеи, расположенные в районах боевых действий времён Первой мировой войны, например музеи в крепостях Демблин и Осовец, региональные музеи городов Маков Мазовецкий, Пшасныш, Г орлиц и др.).

Также крайне скромно представлена данная тематика в польском кинематографе. Наиболее популярным художественным фильмом, который позволяет получить представление об эпохе Первой мировой войны, является польско-венгерская комедия "Дезертиры императорской армии" (С. К. Dezerterzy, 1985), снятая по одноимённой повести К. Сейды и удостоенная в 1986 г. титула лучшего польского фильма. Фильм рассказывает о судьбах польских подданных Австро-Венгрии, отбывающих наказание за уклонение от службы в императорской армии, что лишний раз подчёркивает равнодушное отношение поляков к европейскому конфликту. В той же плоскости разворачивается сюжет в менее известном фильме "Аустерия" (Austeria, 1983). Роль русской армии в Первой мировой войне отражена в фильмах "Додек на фронте" (Dodek na froncie, 1936) и "13-й форт" (Fort 13, 1984). В довоенной Польше также было снято несколько фильмов, посвящённых участию легионов в Первой мировой войне. К ним относятся постановки "1914 год" ("Rok 1914", 1932), "Уланские свадьбы" ("Śluby ułańskie", 1934), "Флориан" ("Florian", 1938) и ряд других.

Отношение общественности к теме Первой мировой войны можно оценить по частоте обращения читателей к "тематическим" публикациям в Интернете, а также комментариям к ним. Из материалов ведущих сетевых порталов Польши сервисов wp.pl (Wirtualna Polska), onet.pl, gazeta.pl за последние несколько лет можно обнаружить лишь единичные случаи обращения журналистов этих изданий к истории Первой мировой войны. В частности, со ссылкой на национальное информационное агентство PAP (Polska Agencja Prasowa) были размещены материалы, посвящённые памяти о Первой мировой войне во Франции, Великобритании и России. Эти материалы не вызвали активного интереса у польских читателей, количество комментариев и оценок этих статей было невелико. Например, сообщение под заголовком "Россия будет чтить память своих солдат I мировой войны" получило всего три (!) оценки и четыре комментария, преимущественно русофобского характера (при том что среднее число "оценок" материалов, посвящённых российской тематике, как правило, достигает сотен и даже тысяч)167. Аналогичная статистика характерна для статей о Первой мировой войне в других странах Европы.

Публичная дискуссия, посвящённая проблеме памяти о Первой мировой войне в Польше, развернулась в 2009 г. Отметим очерки и интервью, опубликованные на страницах еженедельников "Tygodnik Powszechny" (специальный выпуск "Потерянная память Великой войны") и "Mówią wieki". Их авторы призвали вспомнить о судьбах нескольких миллионов соотечественников, принявших участие в Первой мировой войне в мундирах российской, австровенгерской и германской армий, а также сотнях тысяч поляков, погибших на фронтах. В статье Р. Трабы отмечалось, что представления о мировой войне из памяти польского общества в значительной степени были вытеснены "мифом Независимости", тесно связанным с культом маршала Пилсудского, из-за чего это событие в Польше не ассоциировалось с абсурдом и бессмысленностью, как это было на Западе. По мнению историка, степень "эмоционального функционирования" Первой мировой войны в Польше не может сравниться с атмосферой в Великобритании, Франции и Германии, так как польское общество в большей степени культивировало "романтично-уланский миф войнушки", нежели образ жестокой и бесчеловечной войны168.

В очерке Я. Флиса панорамно описаны "забытые битвы", произошедшие на польских землях в первый год войны - операции под Кращником и Комаровым, Лодзью и Бжежинами, Краковом и Лимановой, сражения на Мазурских озёрах, под Праснышем, Перемышлем и Горлицей. Автор подчёркивает гигантский масштаб военных действий, огромные людские и материальные потери воюющих стран, героизм солдат, тактические успехи и неудачи полководцев. Я. Флис старается быть беспристрастным, не отдаёт предпочтения ни одной из сторон как "своей" и в то же время обращает внимание читателей на "братоубийственное участие в войне польских рекрутов" в составе всех трёх сражавшихся армий169.

Известный польский историк Первой мировой войны П. Шлянта в своих интервью и статьях обратил внимание на сложные для понимания современных поляков явления. В частности, он привёл доказательства того, что польские подданные российской, австро-венгерской и даже германской империй были не только лояльны своим государствам, но и продемонстрировали огромный энтузиазм и патриотический подъём в первые месяцы войны. Историк ссылается на мемуары княжны Марии Любомирской и другие источники, в непривычном свете показывающие ситуацию в Варшаве и Царстве Польском, в том числе приводит факты, свидетельствующие о всеобщей поддержке русской армии, солдаты которой воспринимались польским населением как "наши". Одной из причин такого отношения названо широкое распространение в Польше антигерманских настроений170.

П. Шлянта в своих работах также привлёк внимание общественности к огромным масштабам участия поляков в Первой мировой войне. Используя в качестве источника доклад специальной комиссии, созданной в 1932 г. с целью оценки военных потерь Польши, историк сообщает, что совокупно в 1914-1918 гг. было мобилизовано 3,3 млн поляков, из которых в боевых действиях в составе российской армии приняло участие около 2 млн, в составе австро-венгерской армии —1,4 млн, в составе германской армии - почти 800 тыс. Потери убитыми, умершими от ран и болезней среди солдат, имевших польское происхождение, в российской армии составили 54 тыс. (эта цифра оценивается как заниженная), в австро-венгерской армии - 220 тыс. и в германской армии -108 тыс. В статье П. Шлянты также приводится немало примеров героизма и храбрости польских солдат, их верности присяге и воинскому долгу. Особенно убедительны "бытовые" истории о семьях, разделённых линией фронта, а также свидетельства очевидцев войны о том, что в окопах "в большинстве своём находились поляки как с российской, так и с немецкой стороны". Эти факты дают автору основание назвать Первую мировую войну "великой польско-польской войной"171.

Помимо публикаций в прессе большую роль для сохранения памяти о Первой мировой войне в современной Польше играют также мартирологические практики и традиции поминовения погибших. Координационные функции в данной сфере выполняет Совет охраны памяти борьбы и мученичества, который создал Общепольскую компьютерную базу данных военных кладбищ, включающую на настоящий момент 1083 захоронения времён Первой мировой войны172.

Почти все военные кладбища и мемориалы того времени, находящиеся на территории Польши, имеют "немецкое" или "австро-венгерское" происхождение. В наши дни активно развивается польско-немецкое сотрудничество в области восстановления военных некрополей (отметим реставрацию мемориалов в Конине, Заторах, Тарнове, Машеве и других польских городах). Наибольший резонанс вызвала реставрация памятника немецким солдатам II батальона ландштурма "Дармштадт" в Плоцке. Она была осуществлена польской стороной за счёт городского и регионального бюджетов, а также дотации Совета охраны памяти борьбы и мученичества, обошлась в 140 тыс. злотых (около 1,5 млн руб.) и рассматривалась как жест доброй воли, примирения и дружбы в адрес жителей Дармштадта как города-побратима Плоцка173.

В Польше также располагается большое количество "смешанных” некрополей, где захоронены солдаты не только армий Центральных держав, но и русской армии, а кроме того, десятки "чисто русских" военных кладбищ. К сожалению, случаи восстановления этих военных некрополей или проявления внимания к ним как к "местам памяти" носят единичный характер, они не получают систематической поддержки со стороны российских и польских властей. В качестве примеров увековечивания памяти погибших в Польше в годы Первой мировой войны солдат русской армии можно отметить инициативы властей и общественных организаций Лодзи, Юстинова, Кентшина, Пшасны-ша и Мронгово, где были проведены работы по реставрации военных некрополей, установлены памятные знаки, увековечивающие память русских солдат, а также поминальные православные кресты.

В наибольшей степени память о Первой мировой войне в Польше культивируется в тех регионах, на территориях которых произошли крупнейшие боевые операции, поскольку коммеморативные практики и ритуалы здесь приобретают особенно важное значение для поддержания "локального" патриотизма и самопрезентации региональных сообществ в качестве носителей уникальных исторических традиций. Наиболее яркими примерами сохранения памяти о Первой мировой войне на региональном уровне являются польские города Г орлице, Пшасныш и Лодзь.

"Польский Верден". Главным событием в истории Горлице было одно из самых крупных сражений Первой мировой войны, в котором объединённые силы Германии и Австро-Венгрии нанесли поражение русской армии в мае 1915 г. Из-за масштабов и ожесточённого характера этой битвы, а также её огромного влияния на дальнейший ход войны историки назвали Горлице "польским Верденом"174. Горлицкая битва также служит напоминанием о "братоубийственном" для Польши характере Первой мировой войны. К 95-й годовщине сражения "Польская почта" выпустила тиражом 1 тыс. экземпляров памятную открытку с надписью: "Братьям полякам, солдатам в армиях трёх держав, сражавшимся в иностранных мундирах, но за польское дело, погибшим на гор-лицких полях в 1914-1915 гг. Благодарные соотечественники".

С 2009 г. в Горлице регулярно проводятся "исторические пикники", приуроченные к годовщинам сражения. Наиболее ярким было празднование 97-й годовщины Горлицкой битвы. В нём приняли участие не только представители местных властей, но и руководители Малопольского воеводства (воевода Е. Миллер, маршал М. Сова) и иностранные дипломаты (генеральные консулы России, Австрии, Германии, Украины, Словакии, культурный атташе посольства Венгрии)175. Программой "исторического пикника" были предусмотрены траурные мероприятия (экуменическое богослужение в память о погибших солдатах трёх армий, проведённое на военном кладбище № 91), грандиозная постановка одного из эпизодов битвы, в которой приняли участие более 180 представителей польских и зарубежных военно-исторических обществ, а также цикл лекций по истории Первой мировой войны и презентация польского издания дневника венгерского военного корреспондента Ференца Мольнара.

Согласно интенциям властей Малопольского воеводства именно Горлице имеет все основания стать главным национальным ’’центром памяти” о Первой мировой войне. В связи с этим следует упомянуть о выдвинутом в 2009 г. сенатором Я. Сепёлом проекте создания в этом городе музейного комплекса, ориентированного на философию ’’прощания с оружием”, предполагающую коренное переосмысление исторического опыта народов Центральной Европы. Этот музей, по мнению политика, ”мог бы стать местом, где будет сохранена память о великой войне, которая принесла свободу многим народам” и благодаря которой ’’история Польши переплелась с историей Европы”176.

"Марна Восточного фронта”. Если Горлице является примером сохранения памяти о Первой мировой войне, в большей степени ориентированной на ’’австро-венгерское” прочтение её истории (в силу географического положения и доминирующих в этом регионе культурных традиций), то в качестве ’’центра памяти”, способного распространять "российский” взгляд на ту войну, может рассматриваться Пшасныш (Przasnysz). Этот польский город оказался в эпицентре двух кровопролитных сражений, которые, в отличие от неудачной для России Горлицкой битвы, стали символами тактического успеха и героизма русской армии, в связи с чем были названы союзниками ’’Марной Восточного фронта”.

К 90-й годовщине Пшаснышской битвы было приурочено открытие музейной экспозиции "Великая война на Пшаснышской земле"177, а также создан благотворительный фонд "Великая война 1914 1918 1921. Память и предостережение”. Этим фондом с помощью дотаций городских властей и общественных пожертвований были изданы два альбома архивных фотографий Праснышских битв178. С 2009 г. в Пшасныше также активно действует общество любителей истории Первой мировой войны, которое было создано с целью сохранения памяти о Праснышских битвах. Главной задачей общества является реконструкция одного из подразделений русской армии, принявшего участие в Праснышских операциях - 14-го Сибирского стрелкового полка, в составе которого было немало потомков ссыльных поляков. По согласованию с властями Праснышского повета обществом была реализована образовательная программа ’’Забытая история", которая знакомила молодое поколение, учеников школ региона с событиями периода Великой войны, проводила открытые лекции, демонстрации фильмов. За последние 3 года энтузиасты из Пшасныша приняли участие в различных региональных исторических, научных и военных "пикниках”, посвящённых событиям Первой мировой войны (в том числе реконструкциях Лодзинской, Горлицкой и Праснышской операций). Информационная координация деятельности общества осуществляется сайтом www.przasnysz 1915 .dobroni.pl.

Важно отметить, что власти Пшасныша откликнулись и на российскую общественную инициативу, связанную с увековечиванием памяти солдат сибирских полков, которые сыграли ключевую роль в сражениях 1915 г. В июле 2013 г. в связи с проведением исторического фестиваля "По следам Праснышской битвы" Польшу посетила делегация Ново-Николаевского военно-исторического клуба (Новосибирск). С помощью польских коллег российские волонтёры провели поисковую работу по определению мест массовых захоронений солдат 42-го, 43-го и 44-го Сибирских стрелковых полков. За счёт бюджета гмины Чернице Борове и Пшаснышского повета был отреставрирован самый крупный русский некрополь в этой местности - захоронение солдат 41-го Сибирского стрелкового полка на кладбище в деревне Хойново (Chojnowo). Здесь в память о павших было проведено экуменическое богослужение, установлен православный поминальный крест и освящена мемориальная таблица с надписью на русском и польском языках: "Защитникам Отечества, солдатам 41-го Сибирского стрелкового полка от благодарных потомков и земляков 1914-1918м179.

Великая битва за "землю обетованную" - так характеризуется в региональной прессе Лодзинская операция, ставшая первым крупным сражением мировой войны на польском участке Восточного фронта. Её особая роль подчёркивается беспрецедентными потерями, которые составили почти 200 тыс. человек с обеих сторон, применением новой тактики манёвра и современных видов оружия. В то же время для жителей Лодзи Первая мировая война ассоциируется с окончанием "золотого века", эпохи процветания, в своё время позволившей Владиславу Реймонту сравнить этот город с "землёй обетованной"179 180. Война разрушила уникальный социальный уклад Лодзи, основанный на симбиозе польской, еврейской, российской и немецкой культур. Поэтому в публикациях, посвящённых событиям 1914 г., наряду с военной тематикой широко освещаются вопросы социально-бытового характера, уделяется особое внимание истории повседневности.

В 2009 г. власти Лодзинского воеводства выступили с инициативой возродить память о Первой мировой войне в масштабах всей Польши. По предложению маршала воеводства В. Фисяка было подписано соглашение о создании к 100-летнему юбилею начала войны туристического маршрута Восточного фронта (Szlak Frontu Wschodniego), охватывающего наиболее значимые "места памяти" (районы важнейших сражений и военные некрополи) Лодзинского, Варминско-Мазурского, Подляшского, Мазовецкого, Свентокшиского, Люблинского, Малопольского и Подкарпатского воеводств.

К настоящему времени работы над лодзинским отрезком маршрута завершены: отреставрированы его главные объекты, изданы подробные карты с богатым наглядным материалом и путеводителем181, буклеты и брошюры, посвящённые судьбе отдельных боевых подразделений182. С 2009 г. Управлением маршала Лодзинского воеводства при поддержке Государственного архива Лодзи издаётся журнал "Łodziński bitewnik 1914"183. На его страницах публикуются репринты архивных документов и фотографии военного периода, отрывки из мемуаров, материалы прессы военных лет, а также очерки историков, посвящённые боевым действиям и жизни жителей Лодзинского региона в условиях войны. Важно отметить, что первый выпуск журнала был опубликован также и на русском языке. В нём содержалось обращение В. Фисяка, где подчёркивается тезис о "трагедии поляков, призванных служить в русской, немецкой и австрийской армиях", которая связывается с надеждой на то, что "из пролитой ими крови возродится свободная и независимая Польша". Вместе с тем польский политик не разделяет жертв войны по национальному признаку, не считает положение поляков исключительным, так как, по его словам, во враждебных друг другу русской и австрийской армиях служили также и украинцы, которые, "как и поляки, были вынуждены убивать соотечественников". Главной задачей реализации лодзинскими властями проекта по сохранению памяти о мировой войне В. Фисяк называет стремление сделать страшную трагедию Лодзинского сражения "общеизвестной", чтобы в местах кровавых боёв могли встречаться люди разных народов и разговаривать "о совместном будущем без войн, разрухи и ненависти". Польский политик также считает, что в объединяющейся Европе история должна служить "контактам, взаимопониманию, дружбе людей и народов"184.

Таким образом, новой тенденцией восприятия Первой мировой войны в Польше, которая характерна прежде всего для региональных властей и сообществ, является готовность к примирению и преодолению порождённой войной ненависти, достигаемому через уважение к памяти павших, и знанию истории. Современные поляки не склонны делить противостоявшие друг другу в Первой мировой войне стороны на правых и виноватых, готовы признать трагедию своего народа равноценной трагедии других народов, участвовавших в войне. Такое отношение может создать почву для диалога и углубления взаимопонимания, преодоления деструктивных подходов к оценке прошлого.

* * *

Памятная табличка, установленная делегацией НВИК на военном кладбище в д. Хойново (фото предоставлено Ново-Николаевским военно-историческим клубом)Главными чертами в образе Первой мировой войны, сложившимися в историографии и исторической памяти польского общества, являются её братоубийственный характер и "чуждость" интересам польского народа. В то же время события 1914-1918 гг. воспринимаются как важнейшая предпосылка восстановления независимости Польши, разрушения старого международного порядка и упадка трёх враждебных полякам держав - Германии, Австро-Венгрии и России.

Польские историки, как правило, рассматривают Первую мировую войну с полоноцентристских позиций, прежде всего уделяя внимание деятельности узкой прослойки польских патриотов, стремившихся воспользоваться ситуацией военного времени в интересах решения польского вопроса. Вместе с тем данное событие крайне редко рассматривается в более широком контексте - как событие европейской или мировой истории.

Избирательный подход к освещению Первой мировой войны в Польше приводит к искажению реальной исторической картины, а значит, не позволяет объективно ответить на вопрос, благодаря каким именно обстоятельствам сформировалась та конфигурация международных отношений в мире, которая позволила польскому народу восстановить независимое государство. К этим обстоятельствам, несомненно, следовало бы отнести не только боевые заслуги легионов Пилсудского, численность которых не превышала нескольких десятков тысяч штыков и сабель, но и участие в войне миллионов поляков, которые воевали в составе регулярных армий. О судьбе этих соотечественников польские историки пишут неохотно. Между тем именно они наряду с солдатами других национальностей оказали на ход мировой истории решающее влияние. И прежде всего следует помнить о погибших на польских землях сотнях тысяч подданных Российской империи, которая вела справедливую, оборонительную войну.

Возвращение долга памяти солдатам русской императорской армии разных национальностей, сражавшимся в Польше, должно стать задачей историков нашего времени. Этой цели могут послужить не только совместные научные исследования, но и публикация архивных документов, свидетельствующих о масштабах боевых действий и потерь в ходе операций на территории Польши, изыскания военных археологов, а также поиск и восстановление некрополей, проведение общественно-просветительских мероприятий, связанных с восстановлением памяти о подвигах солдат и офицеров русской армии.

Дмитрий Владимирович Карнаухов -
доктор исторических наук,
Новосибирский государственный технический университет
Опубликовано:
«Первая мировая война: историографические мифы и историческая память»:
моногр. : в 3 кн. / под ред. д-ра ист. наук О. В. Петровской ; Рос. ин-т стратег, исслед.
Кн. 1 : «Народы Российской империи» / М., 2014. ISBN 978-5-7893-0192-0  
Стр:185-215

Статья в формате
PDF

 


 

1 Naumarm F. Mitteleuropa. Berlin, 1915.
2   Подробнее об этом см.: Lipiński W. Archiwa formacyj polskich z wojny światowej. Warszawa, 1929; Wawrzyński T. Zespół akt Wojskowego Biura Historycznego [1919] 1927-1939 // Biuletyn Wojskowej Służby Archiwalnej. 1994. № 17.
3   Подробнее об этом см.: Z dziejów służby historycznej Wojska Polskiego 1918-2002. Warszawa, 2002; Kowalski D. Działalność oświatowo-wychowawcza i propagandowa w Wojsku Polskim w latach 1918-1939 // Przegląd Historyczno-Wojsko wy. 2009. № 4.
4   Подробнее об этом см.: PelczarskiT. Instytut Badania Najnowszej Historii Polski. Zarys działalności 1923-1936 //Niepodległość. 1939. T. XX.
5   Bobrzyński M. Wskrzeszenie państwa polskiego. Szkic historyczny. Kraków, 1920. T. 1 : 1914-1918.
6   SeydaM. Polska na przełomie dziejów : fakty i dokumenty. [T. 1]: Od wybuchu wojny do zbrojnego wystąpienia Stanów Zjednoczonych. Poznań, 1927; Seyda M. Polska na przełomie dziejów : fakty i dokumenty. [T. 2]: Od zbrojnego wystąpienia Stanów Zjednoczonych do końca wojny. Poznań, 1931.
7   LipińskiW. Walka zbrojna o niepodległość Polski w latach 1905-1918. Warszawa, 1931.
8   Kocowski В. Sprawa polska w okresie wielkiej wojny 1914-1918. Lwów, 1939.
9   Cm.: Bibliografia zawartości Bellony 1918-1939. Warszawa, 2003.
10   Polska w czasie wielkiej wojny 1914-1918. T. II: Historia społeczna. Warszawa, 1932; Ibid. T. III: Historia ekonomiczna. Wawszawa, 1936; Ibid. T. IV : Finanse. Warszawa, 1939.
11   VolkmanEO. Wielka wojna, 1914-1918 : praca oparta na urzędowych źródłach Archiwum Rzeszy Niemieckiej. Kraków, 1925; оригинальное немецкое издание: Volkman E. O. Der GroBe Krieg 1914-1918. KurzgefaBte Darstellung auf Grund der amtlichen Quellen des Reichsarchivs. Berlin, 1925.
12   PoincareR. Geneza wojny światowej : sześć odczytów wygłoszonych w Paryżu w roku 1921. Kraków, 1921.
13   Kukieł М. Wybuch wojny światowej. Kraków, 1934.
14   Krzemicka Z Geneza wojny światowej. Warszawa, 1935.
15   RóżyckiT. Strategiczne założenia wojny światowej // Bellona. 1935. S. 1-20; RóżyckiT. Sojusz wojskowy francusko-rosyjski i współdziałania wojskowe Rosji i Francji w sierpniu 1914 r. // Bellona. 1936. S. 201-263.
16   DąbrowskiJ. Wielka wojna 1914-1918. Warszawa, 1937.
17   Kukieł M. Rec.: Dąbrowski Jan. Wielka wojna 1914-1918 // Przegląd Historyczny. 1938. № 52. S. 262-263.
18   Ibid. S. 264.
19   DąbrowskiJ. Wielka wojna 1914-1918. Poznań, 2000-2001. Cz. 1-4.
20   WierzchowskiD. Pierwsza wojna światowa 1914-1918. Warszawa, 1956; оригинальное советское издание: Вержховский Д. В. Первая мировая война 1914-1918. М., 1954.
21   Pajewski J. Pierwsza wojna światowa. Warszawa, 1956.
22   Вержховский Д. В. Указ. соч. С. 5-8; PajewskiJ. Pierwsza wojna światowa. S. 5.
23   Pierwsza wojna światowa 1914-1918 / oprać. A. Deruga i J. Derużyna. Warszawa, 1960; Bernaś F.f Mikulska-Bernaś J. Od Sarajewa do Wersalu. Warszawa, 1969. Cz. 1-2.
24   PajewskiJ. Sprawa polska w dobie wojny europejskiej 1914-1918 jako zagadnienie międzynarodowe // Sprawozdanie Poznańskiego Towarzystwa Przyjaczół Nauk. 1947. T. 14. S. 33-37; Pajewski J. Wokół sprawy polskiej : Paryż ; Lozanna; Londyn, 1914-1918. Poznań, 1970.
25   GrosfeldL. Polska w pierwszej wojnie światowej. Warszawa, 1960.
26   LapterK. Stosunek mocarstw do sprawy polskiej podczas I wojny światowej (lata 1914-1918). Warszawa, 1961.
27BierzanekR. Państwo polskie w politycznych koncepcjach mocarstw zachodnich, 1917-1919. Warszawa, 1964.
28   HolzerJ., MolendaJ. Polska w pierwszej wojnie światowej. Warszawa, 1973.
29   ToporowiczW. Sprawa polska w polityce rosyjskiej 1914-1917. Warszawa, 1973.
30   Śladkowski W. Opinia publiczna we Francji wobec sprawy polskiej w latach 1914-1918. Wrocław [et al.], 1976.
31   BazylowL Dyplomacja polska w ostatnim roku pierwszej wojny światowej. Warszawa, 1976; Idem. Oficjalna Rosja wobec sprawy polskiej w ostatnim roku egzystencji caratu. Warszawa, 1977.
32   Lewandowski J Królestwo Polskie pod okupacją austriacką 1914-1918. Warszawa, 1980; Idem. Królestwo Polskie wobec Austro-Węgier : 1914-1918. Warszawa; Łódź, 1986.
33   WędrowskiJ. R. Stany Zjednoczone a odrodzenie Polski: polityka Stanów Zjednoczonych wobec sprawy polskiej i Polski w latach 1916-1919. Wrocław, 1980.
34   Трощеиков К В. Польский вопрос в годы Первой мировой войны в отечественной историографии //Проблемы источниковедения и историографии. Калининград, 1999. С. 102-103.
35   Миско М. В. Великая Октябрьская социалистическая революция и восстановление польской независимости в 1918 г. // Вопросы истории. 1957. №11; Яжборовская И. С. Ленинская национальная политика и независимость Польши // К 70-летию образования самостоятельных государств в Центральной и Юго-Восточной Европе. М., 1989. Вып. 1.
36   Kowalski J. Wielka Październikowa Rewolucja Socjalistyczna a wyzwolenie Polski. Warszawa, 1952.
37   GąsiorowskaN. Wielka Socjalistyczna Rewolucja Październikowa a wyzwolenie i zjednoczenie Polski (1918). Łódź, 1958.
38   Jabłoński К Znaczenie Rewolucji Październikowej dla kształtowania się bytu narodowo-państwowego i stosunków społecznych w Polsce. Warszawa, 1966.
39PajewskiJ. Odbudowa państwa polskiego 1914-1918. Warszawa, 1978. S. 252-254.
40 OwsińskaA. Plany aneksyjne niemieckiego Sztabu Generalnego wobec Polski 1914-1918 // Rocznik Historyczny. 1947. № 18. S. 278-317.
41 Pajewski J. "Mitteleuropa". Studia z dziejów imperializmu niemieckiego w dobie pierwszej wojny światowej, Poznań, 1959.
42 GrosfeldL. Gospodarcze motywy i cele polityki państw centralnych wobec sprawy polskiej (1914-1916). Warszawa, 1961; Idem. Polityka państw centralnych wobec sprawy polskiej w latach pierwszej wojny światowej. Warszawa, 1962.
43   KnebelJ. Rząd pruski wobec sprawy polskiej w latach 1914-1918. Poznań, 1963.
44   Wschodnia ekspansja Niemiec w Europie Środkowej : zbiór studiów nad tzw. niemieckim "Drang nach Osten". Poznań, 1963.
45   Германская экспансия в Центральной и Восточной Европе: Сб. ст. по истории так называемого "Дранг нах Остен" / пер. с польск. И. В. Созина, И. С. Миллера. М., 1965.
46   Wschodnia ekspansja Niemiec ... S. 171.
47   Ibid. S. 173.
48   Подробнее об этом см.: Migdał S. Piłsudczyzna w latach pierwszej wojny światowej: zarys działalności i ideologii. Katowice, 1961.
49   Derejczyk S., OlechU. Polacy w pierwszej wojnie światowej : problematyka wojskowa : bibliografia. Warszawa, 1988.
50   Klimecki M. Operacje wojenne na ziemiach polskich w latach 1914-1915 // U źródeł niepodległości 1914-1918 : z dziejów polskiego czynu zbrojnego. Warszawa, 1988. S. 85-125.
51   MiniewiczJ. Dawne fortyfikacje Rosji, Prus i Austrii na ziemiach Polskich //1 wojna światowa na ziemiach polskich : materiały sympozjum poświęconego 70 rocznicy wybuchu wojny. Warszawa, 1986. S. 119-141.
52   Radziwinowicz T. Polacy w armii rosyjskiej (1914-1918) // I wojna światowa na ziemiach polskich... S. 95-111.
53   Rydel X Polacy w armii austro-więgierskiej //1 wojna światowa na ziemiach polskich... S. 81-96.
54   NałęczT. Polska Organizacja Wojskowa : 1914-1918. Wrocław, 1984.
55   GarlickiA. Geneza legionów polskich // U źródeł niepodległości... S. 32-46.
56   WawrzyńskiT. Polski Korpus Posiłkowy (1917-1918) // U źródeł niepodległości... S. 125-166.
57   Bułhak H, Stawecki P. Armia Polska we Francji // U źródeł niepodległości... S. 200-242.
58   WrzozekM. Polski czyn zbrojny podczas pierwszej wojny światowej 1914-1918. Warszawa, 1990.
59   BortnowskiW. Ziemia Łódzka w ogniu, 1 VIII-6 XII1914 rok. Łódź, 1969.
60   Pierwsza wojna światowa w Karpatach. Warszawa, 1985 [dr.:] 1987.
61   Cm.: PajewskiJ. Pierwsza wojna światowa 1914-1918.
62   Gilbert М. Pierwsza wojna światowa / przeł. z ang. S. Amsterdamski. Poznań, 2003.
63   Beckett L F. W. Pierwsza wojna światowa 1914-1918 / przeł. z ang. R. Dymek. Warszawa, 2009.
64   JoliJ, MartelG. Przyczyny wybuchu pierwszej wojny światowej / przeł. z ang. P. K. Frankowski. Warszawa, 2008.
65   Wiest A. A. Historia I wojny światowej / przeł. z ang. J. Korpanty. Warszawa, 2003.
66   Neiberg M. S., Jordan D. Front Wschodni 1914-1920 : od Tannenbergu do wojny polsko-bolszewickiej / przeł. z ang. J. Kozłowski. Warszawa, 2010.
67   VolkmanE. O. Wielka wojna, 1914-1918. Oświęcim, 2013.
68   См., например: PajewskiJ. Historia powszechna 1871-1918. Warszawa, 2002. Wyd. 10. S. 325-466; CzapiewskiE. I Wojna światowa i jej konsekwencje // Historia powszechna : wiek XX / Czapiewski E., Tyszkiewicz J. Warszawa, 2010. S. 31-83; CzubińskiA. Historia powszechna XX wieku. Poznań, 2011. Wyd. 3. S. 67-124.
69   См., например: [Nałęcz I] Wielka wojna 1914-1918 // Historia Polski. Warszawa, 2007. T. 2 [od 1914 r.]. S. 5-18.
70   Garlicki A. Historia 1815-1939. Polska i świat / podręcznik dla liceów ogólnokształconcych i liceów profilowanych. Warszawa, 2002. Wyd. 3 zmienione.
71См., например: Komarnicki Г. Piłsudski a polityka wielkich mocarstw zachodnich. Londyn, 1952; Kukieł M. Dzieje Polski porozbiorowej 1795-1921. Londyn, 1961. S. 507-548; Giertych J. Józef Piłsudski: 1914-1919. Londyn, 1979. T. 1; Ibid. Londyn, 1982. T. 2; Ibid. Londyn, 1990. T. 3.
72 SchrammT. Wygrać Polskę : 1914-1918. Warszawa, 1989.
73   LipińskiW. Walka zbrojna o niepodległość Polski w latach 1905-1918. Warszawa, 1990.
74   SeniówJ. Na drodze do niepodległości : prasa krakowska wobec Legionów Polskich podczas I wojny światowej (1914-1918). Kraków, 2004.
75   Lata Wielkiej Wojny : dojrzewanie do niepodległości 1914-1918. Białystok, 2007.
76   Walak M. Niepodległością naznaczeni: z dziejów powstania i walk III Brygady Legionów Polskich 1915-1917. Warszawa; Bełchatów, 2010.
77 MoczulskiL. Przerwane powstanie polskie 1914. Warszawa, 2010.
78   WaingertnerP. Żelazna Karpacka : II Brygada Legionów Polskich w fotografii. Łódź, 2003; SkłodowskiJ. Rzeczpospolita Rafajłowska : na szlaku II Brygady Legionów Polskich w Karpatach. Warszawa, 2009.
79   Cygan W. K. Oficerowie Legionów Polskich 1914-1917. Słownik biograficzny. Warszawa, 2005-2007. T. 1-5.
80   Cisek J., Stepan К. Lista strat Legionów Polskich 1914-1918. Kraków, 2006.
81   Kaczyński А. Я Cmentarze legionowe na Wołyniu. Warszawa, 2011.
82   O niepodległą Polskę : katalog zbiorów z lat 1914-1921 / Muzeum Niepodległości w Warszawie. Warszawa, 2005.
83   Legenda Legionów : opowieść о Legionach oraz ludziach Józefa Piłsudskiego. Warszawa, 2008. S. 4.
84   RadziwiłowiczD. Błękitna armia : w 80 rocznicę utworzenia. Warszawa, 1997.
85   KosińskiP. Błękitna Armia // Biuletyn IPN. 2007. № 10/11. S. 38-46.
86   SzlantaP. Tannenberg 1914. Warszawa, 2010.
87   CzerepS. Wielka operacja zimowa pierwszej wojny światowej : działania na kierunku mazur-sko-augustowskim od 7 do 21 lutego 1915 roku. Białystok, 2011.
88   Wielka Wojna o Ziemię Obiecaną : Operacja Łódzka 1914 [...] I Konferencja na temat Operacji Łódzkiej 1914 w dniach 19-20 maja 2006 r. w Instytucie Historii Uniwersytetu Łódzkiego. Łódź, 2006; Operacja Łódzka. Zapomniany fakt I wojny światowej. Łódź, 2012.
89   ChorzępaJ. Przasnysz - luty 1915 : "najciekawsza bitwa I wojny światowej". Przasnysz, 2011. Wyd. 2.
90   Klimecki M. Gorlice 1915. Warszawa, 1991; Militarne i polityczne znaczenie Operacji Gorlickiej w działaniach wojennych I wojny światowej. Gorlice, 1995; MaterniakL Przemyśl 1914-15. Warszawa, 1994; Burzyńska J. Twierdza Przemyśl w okresie I wojny światowej. Przemyśl, 2002; Czerep S. Łuck 1916. Warszawa, 2002; Czerep S. Bitwa pod Łuckiem : walne starcie zbrojne kampanii 1916 roku na wschodnim teatrze wydarzeń militarnych pierwszej wojny światowej (4 czerwca - 10 lipca). Białystok, 2003; Bator J.Wojna galicyjska: działania armii austro-węgierskiej na froncie północnym (galicyjskim) w latach 1914-1915. Kraków, 2008. Wyd. 2.
91   Kaliński S. Ataki gazowe w bitwie pozycyjnej 9. Armii Niemieckiej nad Rawką i Bzurą 1914— 1915. Przemyśl, 2010.
92   Twierdze i działania wojenne na ziemiach polskich w czasie I wojny światowej : materiały z międzynarodowej konferencji naukowej zorganizowanej w ramach krajowego programy Ministerstwa Kultury i Sztuki "Ochrona i konserwacja architektury obronnej", Osowiec-Twierdza, 16-18 październik 1998 r. Białystok; Przasnysz, 2000.
93   CentekJ. Verdun 1916. Warszawa, 2009; CentekJ. Somma 1916. Warszawa, 2011.
94   См., например: MordawskiH. Siły powietrzne w I wojnie światowej. Wrocław, 2008; Flisowski Z. Bitwa jutlandzka 1916. Warszawa, 1994; Franz M. Okręty lotnicze I wojny światowej. Gdynia, 2009; Herma M. Rosyjska flota wojenna na Bałtyku w latach 1905-1917. Kraków, 2010.
95   Zawadzki B. Kampanja jesienna w Prusach Wschodnich : sierpień-wrzesień 1914 r. Chełm, 2012.
96   GrobickiJ. Bitwa konna pod Jarosławicami 21 sierpnia 1914 roku. Chełm, 2012.
97   IzdebskiE. Bitwa pod Komarowem. 26 sierpnia - 2 września 1914 roku. Chełm, 2012.
98   Mitkiewicz L Bitwa zimowa na Mazurach (6-21II1915 r.). Warszwa, 2013.
99   Studia nad Wielką Wojną. Warszawa, 2013. T. I-V.
100   AchmatowiczA. Polityka Rosji w kwestii polskiej w pierwszym roku Wielkiej Wojny 1914-1915. Warszawa, 2003.
101   BrudekP. Rosja w propagandzie niemieckiej podczas I wojny światowej w świetle ’’Deutsche Warschauer Zeitung". Warszawa, 2010.
102   MikietyńskiP. Niemiecka droga ku Mitteleuropie: polityka II Rzeszy wobec Królestwa Polskiego (1914-1916). Kraków, 2009.
103   SzymczakD. Między Habsburgami a Hohenzollernami: rywalizacja niemiecko - austro-węgier-ska w okresie I wojny światowej a odbudowa państwa polskiego. Kraków, 2009.
104   LubomirskaM. Pamiętnik księżnej Marii Zdzisławowej Lubomirskiej : 1914-1918. Poznań, 1997.
105   BogusławskiS. 1914-1915 : wojna w Polsce: opowiadania naocznego świadka, lekarza Czerwonego Krzyza (1916). Warszawa, 2009.
106   Molndr F. Galicja 1914—1915 : zapiski korespondenta wojennego / tł. Akos Engelmayer. Warszawa, 2012.
107   Safran A. Dziennik Anny Kahan : Siedlce 1914-1916 / tł. zespół Paweł Buda et al. [Siedlce], [2011].
108   Rokoszny J. Diariusz Wielkiej Wojny. T. 1: 1914-1915; Ibid. T. II: 1915-1916. Kielce, 1998.
109   Korwin-Kossakowski M. S. Diariusz. T. 1, cz. 1 : 21 maja - 31 sierpnia 1915; Ibid. T. 1, cz. 2 : 1 września 1915-4 lutego 1916. Lublin, 2010.
110   Społeczeństwo polskie w dobie I wojny światowej i wojny polsko-bolszewickiej 1920 roku. Kielce, 2001.
111   Przeniosło M. Chłopi Królestwa Polskiego w latach 1914-1918. Kielce, 2003; Cygan W. K., Wysocki W J. W służbie Bogu i Ojczyźnie : Duszpasterstwo w polskich formacjach wojskowych 1914-1918. Mińsk Mazowiecki, 2012.
112   MądzikM. Polskie Towarzystwo Pomocy Ofiarom Wojny w Rosji w latach I wojny światowej. Lublin, 2011.
113   KorzeniowskiM., MądzikM., TarasiukD. Tułaczy los : uchodźcy polscy w Imperium Rosyjskim w latach pierwszej wojny światowej. Lublin, 2007.
114   KowalczyńskiK. Łódź 1914 : kronika oblężonego miasta. Łódź, 2010; Między wielką historią a codziennością: Łódź i region łódzki w czasie I wojny światowej. Łódź, 2011; Łódź w czasie Wielkiej Wojny. Łódź, 2012.
115   Królikowski L, Oktabiński К. Warszawa 1914-1920: Warszawa i okolice w latach walk o niepodległość i granice Rzeczypospolitej. Warszawa, 2007.
116   Z dziejów Kielc w latach 1914-1918. Kielce, 2004.
117   CabajJ. Społeczeństwo guberni chełmskiej pod okupacją niemiecką i austriacką w latach I wojny światowej. Siedlce, 2006.
118   Pająk 1 Z Kształtowanie się postaw politycznych i narodowych społeczeństwa Galicji w warunkach Wielkiej Wojny 1914-1918. Kielce, 2012.
119   Małopolska i Podhale w latach wielkiej wojny 1914-1918: materiały z ogólnopolskiej konferencji naukowej zorganizowanej z okazji 90. rocznicy wybuchu I wojny światowej, Nowy Targ, 27-29 sierpnia 2004 r. Nowy Targ, 2005. Cz. 1.
120   Ориентация на зарубежные исследования характерна для публикаций А. Гарлицкого (регулярны ссылки на "Историю дипломатии" Г. Киссинджера) и Е. Хольцера, который полностью основывается на работах иностранных авторов (см.: HolzerJ. Europa wojen 1914-1945. Warszawa, 2008).
121   Czapiewski E. I wojna światowa i jej konsekwencje. S. 32.
122   Ibid. S. 34.
123   GarlickiA. Historia 1815-1939... S. 237.
124   Подробнее об этом см.: HolzerJ. Europa wojen... S. 104-122.
125   CzubińskiA. Op. cit. S. 87, 94; Czapiewski E. I wojna światowa i jej konsekwencje. S. 54-55.
126   Pajewski J. Pierwsza wojna światowa 1914-1918. Warszawa, 2004. Wyd. III. S. 252.
127   CzapiewskiE. I wojna światowa... S. 41.
128   PajewskiJ. Pierwsza wojna światowa... S. 288-289,482-483.
129   Czapiewski E. I wojna światowa i jej konsekwencje. S. 56.
130   CzubińskiA. Op. cit. S. 107.
131   PajewskiJ. Pierwsza wojna światowa... S. 773.
132   Ibid. S. 772.
133   SłodkowskiW. Sprawa polska w czasie pierwszej wojny światowej // Pierwsza wojna światowa w literaturze polskiej i obcej: Wybrane zagadnienia. Lublin, 1999. S. 11.
134   KaczmarekR. Historia Polski 1914-1989. Warszawa, 2010. S. 33.
135   AchmatowiczA. Op. cit. S. 191-209.
136   KucharskiD. P. Straty społeczności polskiej zaboru rosyjskiego w latach 1914-1921. Wysiedlanie ludności i rekwizycje // Glaukopis : website. URL: http://glaukopis.pl/pdf/czytelnia/Straty_spolecznos-ci_polskiej_zaboru_rosyjskiego.pdf (дата обращения: 11.08.2013).
137   ŚladkowskiW. Sprawa polska w czasie pierwszej wojny światowej. S. 15.
138   WrzozekM. Polski czyn zbrojny podczas pierwszej wojny światowej ... S. 288.
139   ŚladkowskiW. Sprawa polska w czasie pierwszej wojny światowej . S. 16-17.
140   Kaczmarek R. Op. cit. S. 51.
141   [Nałęcz Т.) Wielka wojna 1914-1918. S. 5.
142   WoźniakМ. A. Kalisz 1914 : pogrom miasta. Kalisz, 1995.
143   Тымоеский M, Кеневич Я., Хольцер E. История Польши : пер. с польск. М., 2004. С. 388.
144   [Nałęcz Г.] Wielka wojna 1914-1918. S. 11.
145   Kaczmarek R. Op. cit. S. 47.
146   Ibid. S. 46.
147   MoczulskiL. Op. cit. S. 817.
148   WrzozekM. Polski czyn zbrojny podczas pierwszej wojny światowej... S. 122-136, 166-170, 225-229.
149   Тымовский M„ Кеневич Я., Хольцер E. Указ. соч. С. 386.
150   HauserР. Mit Józefa Piłsudskiego. Narodziny i trwanie legendy // Dzieje polityczne, kultura, biografistyka. Studia z historii XIX i XX wieku ofiarowane prof. Zbigniewowi Dworeckiemu. Poznań, 2002. S. 181-190.
151   Chachaj J. Historia : czasy najnowsze : podręcznik dla III klasy gimnazjum. Warszawa, 2006. S. 51.
152   KucharczykG., MilcarekP., RobakM. Przez tysiąclecia i wieki : cywilizacje XIX i XX wieku : podręcznik - kl. 3. Warszawa, 2004. S. 126.
153   SzczęśniakA. L. Polska i świat : wspólne dziedzictwo : podręcznik do III klasy gimnazjum. Radom, 2001. S. 36.
154   ŚniegockiR. Historia : I wojna światowa : geneza i przebieg : skrypt dla liceum ogólnokształcącego, liceum profilowanego i technikum : kształcenie w zakresie podstawowym i rozszerzonym. Warszawa, 2005. S. 44.
155   WróbelJ. Odnaleźć przeszłość : podręcznik: liceum ogólnokształcące, liceum profilowane, technikum : kształcenie w zakresie podstawowym. 2 : Historia od 1815 do współczesności. Warszawa, 2003.
156   ChachajJ. Op. cit. S. 52.
157   Gładysz M. Historia II: podręcznik dla klasy drugiej liceum i technikum : zakres podstawowy i rozszerzony. Gdańsk, 2003. Cz. 1 : Od oświecenia do 1918 roku. S. 179.
158   Śniegocki R. Op. cit. S. 25.
159   GładyszM. Op. cit. S. 180.
160   MałkowskiТ„ RześniowieckiJ. Historia i społeczeństwo : podręcznik dla klasy VI szkoły podstawowej. Gdańsk, 2001. S. 51.
161   Chachaj J. Op. cit. S. 66-67; Kucharczyk G., Milcarek P., Robak M. Op. cit. S. 136—138.
162   Szczęśniak A. L. Op. cit. S. 39.
163   Śniegocki R. Op. cit. S. 46; Garlicki A. Historia 1815-1939... S. 246.
164   Garlicki A. Historia 1815-1939... S. 239-240.
165   SzczęśniakA. L. Op. cit. S. 39.
166 SepiołJ. Pożegnanie z bronią // Platforma Obywatelska : website. URL: http://www.sepiol.pl/ aktualnosci/Rocznica-wielkiej-bitwy-pod-Gorlicami.html (дата обращения: 13.08.2013).
167   Rosja będzie czcić pamięć swych żołnierzy z I wojny światowej // Konflikty : website. URL: http ://konflikty.wp.pl/kat,l 32916, title, Rosj a-bedzie-czcic-pamiec-swy ch-zolnierzy-z-I-wojny-swia-towej,wid,15225550,wiadomosc.html (дата обращения: 13.08.2013).
168   Traba R. Nadzieja na sens // Tygodnik Powszechny. 2009. № 26 : dod. Zagubiona pamięć Wielkiej Wojny. S. I.
169   Flis J. Zapomniane bitwy // Tygodnik Powszechny. 2009. № 26 : dod. Zagubiona pamięć Wielkiej Wojny. S. III.
170   Szlanta Р. Wojna zwykłych Polaków // Tygodnik Powszechny. 2009. № 26 : dod. Zagubiona pamięć Wielkiej Wojny. S. IV-V.
171   SzlantaP. Wielka wojna polsko-polska: Polacy w szeregach armii zaborczych podczas pierwszej wojny światowej // Mówią Wieki. 2009. № 11/09 (598). S. 40-44.
1721 wojna światowa // Ogólnopolska komputerowa baza cmentarzy wojennych : website. URL : http://groby.radaopwim.gov.pl/results/?okres=39 (дата обращения: 11.08.2013).
173_WoźniakH. Leżą tu żołnierze z Darmstadt. Pomnik odnowiony // Płock — Gazeta.pl : website. 2012. 8 października. URL: http://plock.gazeta.p1/plock/l,35710,12634439,Leza_tu_zolnierze_z_Darm stadt_Pomnik_odnowiony.html (дата обращения: 11.08.2013).
174   NiemiecЕ. Verdun Wschodu // Matura 1952 : website. URL: http://www.matural952.pl/verdun (дата обращения: 11.08.2013).
175   Apel poległych na cmentarzu nr 91 // haloGORLICE : website. URL: http://www.halogorlice. pl/index.php/miasto-powiat/47-gorlice 1/1817-apel-polegych-na-cmentarzu-nr-91 (дата обращения: 11.08.2013).
176   Sepiol J. Op. cit.
177   Wielka wojna na Ziemi Przasnyskiej w 90 rocznicę walk 1915-2005. URL: http://forteca.w.activ. pl/zapomnianabitwa/przasnysz2005.html (дата обращения: 12.08.2013).
178   Chorzępa J. Przasnysz - luty 1915 : "najciekawsza bitwa I wojny światowej". Przasnysz, 2008; Wielka Wojna na Ziemi Przasnyskiej. W zbiorach Mirosława Krejpowicza. Przasnysz, 2011.
179   Волонтёры восстановили могилы сибирских солдат в Польше // Тайга.инфо : интернет-сайт. URL: http://tayga.info/news/2013/07/30/~113307; Piknik historyczny - "Śladami Bitwy Przas nyskiej" // Czernice Borowe : website. URL:http://www.czemiceborowe.pl/asp/pl_start.asp?typ:=13&-sub=0&subsub=0&menu=6&artykul=1035&akcja= artykuł (дата обращения: 15.08.2013).
180   Реймонт В. Земля обетованная : роман. М., 1997.
181   Лодзинская операция 1914-1915. Кладбища и могилы [Cartographic material] = Operacja Łódzka 1914-1915. Cmentarze i mogiły - Operation Lodsch (schlacht bei Lodź) 1914-1915. Friedhofe und grab. Lodź : Łódzkie, 2009; Туристический маршрут Первой мировой войны в Лодзинском регионе. Лодзь, 2013.
182   По следам боёв 3 дивизии лейб-гвардии на Лодзинской земле (1914-1915 г.) / [Департамент физкультуры, спорта и туризма (Лодзь) ; авт. предисл. W. Stepien ; ред. М. Б. Ягелло]. Лодзь : Михальчик и Прокоп, 2010. 31 с.
183   Łodziński bitewnik 1914. 2009. № 1; Ibid. 2010. № 2; Ibid. 2011. № 3; Ibid. 2012. № 4; Ibid. 2012. № 5.
184 Лодзинский военникъ 1914. 2010. № 1. С. 1.

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 16 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте