Экономическая мысль Святого Владыки Николая – нового сербского просветителя.

Автор: Зоран Милошевич

Николай Велимирович (серб. Николај Велимировић; 23 декабря 1880 — 18 марта 1956) — епископ Сербской православной церкви.“Экономическую проблему не могла решить ницшеанская Европа – а такой была вся западная Европа – ее может решить только славянское православие, непретенциозное, ненаучное”

Владыка Николай

 

Экономическая мысль епископа Николая, неисследованная до настоящего времени, раскрыта в работе “Средний путь – между плутократией и киновией”. Эта работа базируется на идее христианского человеколюбия и взаимной человеческой ответственности – на совести, а  не на внешней силе и давлении, т.е., на отказе от либерального типа экономики.

Жизнь и деятельность

Владыка Николай Велимирович родился в селе Лелич возле Валева (Шабатско-Валевская Епархия Сербской Православной Церкви) в 1880 (1881?) году. После окончания школы при монастыре, он окончил гимназию. После гимназии Николай хотел поступить в Военную академию (без сомнения, одной из причин такого выбора была бедность), но медицинская комиссия не пропустила его, поскольку он был слаб телом и узок в груди. Только после этого Николай стал на путь, который ему Бог ради его народа выбрал: поступает в Белградскую духовную семинарию.

Но с трудом он был принят и на богословие - божьим людям не легко и в самой церкви! На вступительном экзамене у епископа оказалось, что у Николая слабый слух. И тогда, видя его совсем маленьким, не зная обо всех богатствах его души, епископ сказал: “Зачем нам этот? Зачем мы берем этого болезненного ребенка? Он не выдержит, умрет, а мы зря выбросим деньги”2. Однако, юноша не колебался и был принят.

В семинарии Николай получил гораздо более широкое образование, чем это было предусмотрено программой. Наряду с редкой одаренностью он обладал не меньшим усердием. В этот период он изучил труды Толстого, Достоевского, Шекспира, Пушкина, Маркса и многих других мировых и сербских писателей и философов, впитывая знания, как губка воду3. Затем он продолжил образование в России, Германии и Швейцарии, где и получил докторскую степень по теологии в Старокатолическом университете. После окончания обучения в Берне, Бернский университет предложил Николаю ввиду его глубоких знаний и эрудиции место редактора авторитетного журнала RevueinternationaledeTheologie, который выходил на трех языках. Но он не согласился4. После недолгого пребывания в Англии Николай был назначен младшим преподавателем богословия в Белградской духовной семинарии св. Саввы в звании иеромонаха (1911). Тогда он и начал свою проповедническую, писательскую и миссионерскую деятельность, первыми же своими проповедями став знаменитым на всю Сербию.

Во время Первой Мировой войны сербское правительство посылает его в Англию и США для блокирования австро-венгерской пропаганды, что он вместе с Михаилом Пупиным и делает. “Историческая наука все еще соответствующим образом не показала, какова и насколько велика действительно его роль в Первой Мировой войне, в распространении и воплощении югославянской идеи”5. Мало кому известно, пишет Радован Бигович, что в то время Николай Велимирович был одним из ярых защитников югославянской идеи. На его взгляды повлияли, во-первых, славянофильская идея, которая притягивала его, как магнит; во-вторых, понимание общности культурного пространства южнославянских народов, особенно языковая близость; и, в-третьих, национально-освободительные движения, церковная и государственная политика тогдашней Сербии.

Славянофильскую идею Николай перенял у русских мыслителей, прежде всего, у Достоевского и Хомякова. Эти идеи присутствуют во многих его работах, но компактно изложены в небольшом произведении “Сон о славянской религии (который снится всю жизнь)”. Будущее общее славянское государство представляется ему “широким океаном”. Оно должно базироваться на религии, а не на науке, искусстве и экономике. Религия, которая выступает основной объединяющей, интернациональной силой славянского государства, должна иметь три следующие характеристики: святость, соборность, апостольство6.

В своих беседах “Над грехом и смертью” Николай Велимирович более глубоко обосновывает югославянскую идею. Объединение славян (прежде всего, южных славян) может произойти только во Христе, поскольку эти народы в генах несут вселенскую идею любви7.

Кроме этого, в этот период Николай стал основоположником экуменической идеи объединения православной и римской католической церквей, о чем в то время среди католиков не шла речь.

В основном его деятельность, миссионерская, дипломатическая и другая, была высоко оценена его соратниками. По мнению главы английской армии, “отец Николай был третьей армией, воевавшей за сербскую и югославянскую идею”8. А его друг и соратник, известный ученый Михаил Пупин отметил: “То, что в Средние века сделал св. Савва для Сербии перед другими странами, то в наши дни сделал Николай перед англичанами”9.

В этот период Николай Велимирович сближается с Англиканской Епископальной церковью. Особенно его привлекали идеи об объединении всех христианских церквей. Насколько же он был мил в Лондоне, показывает и тот факт, что его часто приглашали читать лекции в Оксфорде10.

После окончания войны он был избран епископом Жичской Епархии. Вскоре был переведен в Охридскую Епархию, откуда по прошествии много лет вернулся обратно на Жичскую кафедру.

Пребывание в Охриде было действительно переломным моментом, когда “родился” “другой Николай”. В этот период жизни Николай Велимирович отделил от себя и от своего народа разные типы проявления чужого и поверхностного западничества. Его полностью охватывают и пронизывают теплые волны православия, воодушевляет и пленяет прекрасный лик Спасителя Христа, церковная деятельность св. Саввы для сербского народа11. С Николая-гения начинается Николай-просветитель12.

Во время Второй Мировой войны, по словам генерала фон Лера, сам Адольф Гитлер лично приказал арестовать Патриарха Сербской Православной Церкви (СПЦ) Дожича, Митрополита Зимонича и Владыку Николая Велимировича13. Конец войны владыка Николай встречает в концлагере Дахау, где он и написал свою знаменитую работу, посвященную Европе, – “Беседы с сербским народом сквозь тюремную решетку”. После краха нацистской Германии – уезжает в Америку, где умирает 18 марта 1956 года в русском монастыре святителя Тихона.

Самые известные произведения Владыки Николая:

“Религия Негоша” (1911); “Беседы под горой” (1912); “Над грехом и смертью” (1914); “Моления на озере” (1922); “Новые беседы над горой” (1922); “Мысли о добре и зле” (1923); “Охридский пролог” (1928); “Омилия I-II (1925); “Война и Библия” (1931); “Вера образованных людей” (1931); “Царский завет” (1933); “Эммануил” (1937); “Духовная лира” (1938); “Номология” (1940); “Страна Недоходимая” (1950); “Жатвы Господни” (1952); “Кассиана. (Повесть о христианской любви)” (1952); “Диван” (1953);  “Песни Богу и роду” (1956); “Первый Закон Божий”, “Райская Пирамида” и “Единственный Человеколюбец”, опубликованная посмертно в 1958 году. Его неполное собрание сочинений составляет около 9000 страниц.

На английском языке, наряду с другими, опубликованы следующие работы:

LivingChurch (“Живая церковь”); SerbiainLightandDarkness (“Сербия при свете и во тьме”); TheSoulofSerbia (“Душа Сербии”) и Gusle (все это за время Первой Мировой войны). Catehism (Катехизис); The Universe as Sing and Simbols (“Универсум как знак и символ”); The Life of St. Sava (Жизнь св. Саввы).

На немецком: DieAuferstehung (“О восресении”) и т.д.14

 

Другие о Николае

Не возникает сомнений в том, что владыка Николай был интересной и значительной личностью, хотя немецкая теологическая школа недооценивает и приуменьшает его значение15 (что и не удивительно). Наряду с теологами Римской церкви и нацистами против него также были настроены коммунисты, которые называли его “сотрудником оккупантов”16, хотя понятно, что он не участвовал в войне (провел ее в концлагере).

Кроме Сербии епископ Николай ценится в Англии и США. Во время пребывания Николая в Англии в период Первой Мировой войны для него были открыты двери Англиканской церкви и английских университетов. Профессор Лондонского университета д-р С.Р. Веле сказал о Николае: “Мы знаем, что епископ Николай Велимирович является искусным толкователем православия и истории своего народа. Мы знаем также, что он оригинальный мыслитель, который вызывает вдохновение и побуждает к деятельности. К тому же ему свойственно нечто особенное, индивидуальное и оригинальное: дар практического применения идеалов в жизни”17.

В Америке настолько ценится труд епископа Николая, что Представительство США вынесло особую резолюцию – соболезнования сербскому народу в связи со смертью Владыки Николая. Текст резолюции гласит:

“Представительский Дом Соединенных Штатов Америки с глубоким сожалением воспринял известие о смерти Епископа Николая, величайшего сына, духовного вождя сербского народа, нашего достойного союзника в двух войнах.

Представительский Дом направляет соболезнования сербскому народу в связи с потерей великого духовного вождя и достойного сына”18.

Такое уважение к деятельности и личности Владыки Николая разделяют и сербские православные иеромонахи. Они стараются привести лучший и более точный эпитет, более выразительное слово при упоминании имени владыки. Так, профессор богословского факультета Р. Бигович, говоря о владыке Николае, использует такие понятия как: “Святой Божий угодник”, “боговидный. Для него “Николай всегда молодой. Никогда не одинаковый. Всегда актуальный и современный”. “Церковь воспринимает его как сверхчеловека, святителя, святого божьего человека, и для этого не нужны никакие доказательства”19. “Николай – наш старозаветный Иов, пророк Иеремия, Иоанн Креститель, Златоуст – самый большой храм и апостол!”20.

Особо интересен тот факт, что владыка Николай предвидел в 1927 году новую мировую войну, о чем заявил в своей книге “Война и Библия”. Бигович пишет об этом: “О будущих событиях он говорил более точно, чем сами участники этих событий”21. Поэтому считают, что в Николае воплотился Христос, нашли свое продолжение апостол Павел, Иоанн Златоуст, св. Савва, а также Достоевский и Негош22.

Протоиерей д-р Дмитрий Найданович считает, что место епископа Николая по значимости сделанного им для сербской земли - после св. Саввы: “Со времен святого Саввы не было в сербском народе столь вдохновенного и глубокого проповедника и духовного автора, как владыка Николай”23. Для Воина Марковича Николай значит для Сербии то же, что Негош для Черногории24.

Сербские епископы считают Николая святым, хотя официально он не канонизирован25. Владыка Жичский Стефан называет Николая “величайшим сербом и мужем нового времени”26, Владыка Лаврентий – “вторым Христом”27. Митрополита Амфилохий говорит о  Николае Велимировиче как о “Златоусте сербском”28, святом, получившем имя святого Николая Охридского и Жичского, нового сербского просветителя29. В своей оценке Николая наиболее сдержан сербский Патриарх Павел, для которого он – “Великий соратник Божий”30. В Шабатско-Валевской епархии Владыка Николай почитается как Божий угодник. Он покровитель редакции “Голос церкви”. Первую его память праздновали 5/18 марта 1986 года31.

 

Экономическая мысль владыки Николая

Владыка Николай во многих своих произведениях затрагивал экономические вопросы, а его работа “Средний путь - между плутократией и киновией” дает исчерпывающие ответы на многие тогдашние и теперешние экономические и нарвственные вопросы. В определенной мере осовремененная эта работа могла бы стать составной частью серьезной национальной программы. Но по порядку.

Владыка считал, что богатство не может быть на первом месте, когда вопрос в икономии, т.е. спасении. Это он объясняет в своей работе “Евангелие о бремени богатства”32.

Анализ Николай начинает притчей о ладье, которая тонет, и о поведении людей в ней. Один человек схватился за доску, второй прыгнул в воду и поплыл… А пятый взял лодку и стал нагружать ее разными вещами, пока лодка не перегрузится и не начнет тонуть. “Если же кто-то из тех, кто в большей беде, попробует сесть в лодку, человек уж лучше убьет его, чем позволит это. И так же, как он перегрузил лодку товарами, он перегружает и свою душу преступлениями”33.

Следующее поучение Николай берет из Священного Писания, в притче о юноше, который обратился к Христу с вопросом: “Что делать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?” Христос ответил, что надо придерживаться заповедей. Но юноша спрашивал не как жить, а как иметь жизнь вечную, как получить жизнь вечную, как заслужить жизнь вечную.

“Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение”.

Эти слова Николай толкует следующим образом: “Иди и продай все, что имеешь”, т.е. пойди и покажи, что ты господин своего имения, которое владеет тобой, а не ты им. Воистину, твое имение владеет тобой, а не ты своим имением.

Но зачем Господь направляет богача продать свое имение и раздать беднякам, а не говорит просто: оставь все, не возвращайся домой, а иди за Мной?

Не сказал так Господь богатому юноше по двум причинам. Во-первых, что, если бы он не продал имение и не раздал его беднякам, а случилось бы так, что соседи растащили бы его брошенное имение. А если кто-то еще находится в такой же зависимости от богатства, как и этот юноша, то и воры, и подобные люди потеряли бы свои души из-за того же имения. Во-вторых, послав его продать и раздать имущество беднякам, Господь хотел, чтобы в юноше проснулось человеколюбие, хотел вызвать у него сочувствие к ближнему и дать почувствовать духовную радость и наслаждение от совершенного доброго дела.

Юноша не смог этого сделать, а Иисус сказал своим ученикам: “И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие”.

Господь не говорит, отмечает Николай, что богатый не может попасть в Царствие Небесное, а только, что это трудно, очень трудно. То, что богатый может попасть в Царствие Небесное, мы видим из примеров, упомянутых в Священном Писании. Авраам был богатый, очень богатый человек, но своей верой был больше связан с Богом, чем со своим богатством, даже больше, чем с единственным сыном. Богатым был и праведник Иов, но богатство не мешало ему быть смиренным и послушным Богу, как во славе, так в унижениях и муках. И т.д… Само по себе богатство не есть зло, так же, как ни одна из тварей Божьих не зла, но зло – это человеческая привязанность к богатству, имуществу, вещам. Зло также – это и губительные страсти и пороки, которые делает возможными и вызывает богатство. Такие, как: блуд, чревоугодие, пьянство, скупость, расточительство, самовосхваление, суета, гордыня, презрение и принижение бедных людей34, отречение от Бога и другое35.

В то же время Христос не говорит, что бедняку легко попасть в Царствие Божие. И в бедности есть свои искушения так же, как в и богатстве. Богач может спастись огромным милосердием и смирением перед Богом, а бедняк – огромным терпением, выдержкой и непоколебимой верой в Бога36.

Однако принято считать, что православное видение экономического вопроса владыка изложил в работе Система усреднения. Между плутократией и киновией”, которая заслуживает особого внимания.

У первой части владыка Николай рассматривает и анализирует достижения первой христианской киновии в Иерусалиме - общине первых христиан. Он искал ответ на два вопроса: на чем была держалась эта киновия и не могла бы она снова установиться?

Отличительная черта киновии – общее имущество, совместное проживание и возможность пользоваться имуществом любого, если необходимо. После описания жизни и проблем первой киновии Николай приходит к следующим выводам:

  • имущество первых христиан было общим на основании свободной доброй воли, без какого-либо внешнего давления и насилия;
  • земля была общим имуществом людей с одной душой, одним сердцем, одной верой, одними надеждами; людей, для которых земельное имущество имело второстепенное и небольшое значение, поскольку главными их заботами и трудом было очищение своей души, исправление своего характера, угождение Богу и достижение Царствия Небесного;
  • имущество каждого было в распоряжении всех святых людей; не экономистов и специалистов, а апостолов, самых святых, самых почтенных, и самых праведных людей, главным трудом которых был труд неземной, т.е. сообщение людям о существовании другого света и Воскресения Христова, подготовка людей к другому свету;
  • при первой попытке упорядочения общества по принципу коммуны одни люди показали себя почтенными и искренними, а другие – непочтенными и неискренними;

и

  • во время первой киновии кроме недоверия проявилось также особое недоверие и протест из-за неодинакового раздела пищи и других продуктов на основе расового признака (между греками и евреями)37.

Из приведенных фактов владыка Николай заключает, что общество киновийского типа может существовать при трех условиях:

1.      все члены этого общества придерживаются одной и той же религии и одинаково стремятся в Царство Небесное;

2.      все одинаково честны и искренни;

3.      все относятся к одной расе и народности.

К этому владыка добавляет следующее: “Но такую коммуну особо ни Христос не проповедовал, ни апостолы не рекомендовали и не называли единственным и необходимым способом существования имущественного и общественного слоя и спасения человеческого”38.

 

Сербский опыт – система усреднения

У сербов, замечает владыка Николай, никогда в истории (до конца Второй Мировой войны) не было ни теоретической, ни практической попытки создания общего, национального или государственного коммунистического строя. В этом никогда не было необходимости. С тех пор, как сербы обратились в веру Христову, они спонтанно, без особых теорий и философий приняли, усвоили и сохранили до наших дней “систему усреднения” как уклад жизни жителей села и города. Благодаря этой “системе усреднения” сербский народ не вел в своей истории экономических и земельных войн, которые веками раздирали Европу. Сербская “система усреднения” состоит в том, что существует личное и коллективное имущество. Каждый человек обладает своим личным имуществом (полученное в наследство, нажитое), наряду с которым  может пользоваться и коллективным. Коллективное имущество39 существовало на селе и в городе.

В селах существовали хранилища.Сельские хранилища были огромными, намного большими, чем хранилище самого богатого хозяина в селе. Их было несколько. Осенью специальным налогом у всех зажиточных крестьян собиралось зерно, которым наполнялись хранилища. Следующей весной (так как весна самый тяжелый период для бедных крестьян) из этих хранилищ брали и делили зерно между неимущими. С тем, что оставалось, поступали следующим образом: если год был урожайным, то излишек продавался, чтобы освободить хранилища, если же понимали, что год неурожайный, то жито хранилось для тех, у кого его нет. В это заключалась сербская сельская система.

В городах существовали цехи. Каждый цех владел движимым и недвижимым имуществом и своими цеховыми кассами. На доходы от этого имущества содержались бедняки цеха. Возьмем для примера портняжный цех. Этот цех владел своим движимым и недвижимым имуществом. Если бы заболел или истратил имущество какой-либо из членов этого цеха, он получил бы помощь из доходов цеха на основании решения правления цеха. Если бы он умер в бедности и оставил детей, правление цеха должно было проследить, чтобы его дети изучили их мастерство, содержать их до получения звания мастера. При достижении звания мастера цех давал заем, чтобы они могли начать свое дело. Если же цех не мог сам поддерживать и содержать своих бедняков, он получал помощь со стороны городской общины. Наряду с этим существовал общинный выгон, где могли пастись городские козы и коровы. Также была практика, когда богатый член цеха, у которого не было своих детей, завещал все или часть своего имущества цеху для содержания бедняков.

Такой экономический строй сербов, делает вывод Николай, был проникнут духом христианского человеколюбия и взаимной человеческой ответственности, основанный на совести, а не на внешней силе или давлении. При этом строе каждый человек ощущал себя свободным, а не рабом, поскольку существовало личное (частное) и коллективное (общественное) имущество. Тот, кто терял все свое имущество из-за какого-то своего порока или незнания, мог получить поддержку из коллективных (общественных) доходов. Поскольку он не был отрезан от общества, то и не ощущал себя беспомощным и лишним. Благодаря помощи коллектива человек всегда жил надеждой, что заведет и личное имущество. Сербам не были знакомы ни о картели богачей, ни о голод бедняков40.

 

Возможность возобновления сербкой системы усреднения

Николай считает, что возобновление “системы усреднения” было бы желательно, но невозможно.

Почему?

Сербию отбросили в экономическом отношении назад ее родные сыновья, которые учились у народов с экстремальными экономическими теориями и практикой. “Но такие экстремальные системы господствовали среди других народов только потому, что у них не было “системы усреднения”. Это не поняли сербские сыновья, которые учились на поте своих родителей и своего народа, посылавших их помочь, а не навредить ему. Между тем, вернувшись на родину, они навредили, а не помогли, уничтожили, а не сохранили”41.

“Система усреднения”, по мнению владыки Николая, апробированная веками и освященная верой и традициями, хранила и сейчас хранит сербский народ от двух мировых зол: картельской плутократии и насильственного коммунизма, а значит от рабства – угнетения человека человеком и человека государством. Неизвестно, что из этого страшнее и недостойнее человека. Христос принижается в обоих случаях. Личность человека угнетается и уничтожается в обоих случаях. При “системе усреднения” плутократия была невозможна, а насильственный коммунизм был ненужен, не было оснований для его возникновения.

Картели, т.е. либеральный тип управления Николай отбрасывает как нечеловеческую систему. “О картели богатеев! Картели для приобретения, безграничного приобретения личного имущества! Представьте, если бы они преобразовались в картели для помощи народу, если бы они отдавали вместо того, чтобы забирать, если бы они установили общее имущество для возобновления “системы усреднения”, они совершили бы доброе дело не только для своего народа, но для себя и народа”42.

В конце работы владыка предлагает сербам вернуться к “системе усреднения” (выражает надежду, что у сербов и русские переймут эту систему). Он говорит так: “Запомните, сербы, что “система усреднения” с экономической точки зрения украшает вашу историю не меньше, чем слава Косовской битвы и слава восстания под предводительством Карагеоргия. Поэтому равняйтесь на нее, а не смотрите налево и направо, не крутите зря головой. Вы не найдете ни рядом, ни далеко такой народ, который бы упорядочил свою жизнь во всех отношениях, в том числе и в материальном. Когда-то ты, сербский народ, был обманут и тебя ввели в заблуждение, ты отступил от своей собственной системы, “системы усреднения”. Возвращайся как можно скорее домой. Твое будущее, твое спасение и твоя слава между народов Божьих на земле зависит от того, вернешься ли ты в богобоязненном духе своих предков к “системе усреднения””43.

 


1 Словенско време. Сабрана дела, књ. III, стр. 211.

2 Архијепископ Јован Бриселско-шангајски и ѕападноевропски, у књизи протосинђела Артемија (касније епископа). Нови Златоуст, Београд 1986, стр. 41.

3 Протосинђел Атонасије (Ракита). Патрологија, од I до XX века, необјавлјен рукопис.

4 Радован Биговић. Од свечовека до богочовека. Рашка школа, Београд 1998, стр. 29.

5 Там же, стр. 32.

6 Там же, стр. 32-33.

7 Изнад греха и смрти. Сабрана дела, књ. IV, стр. 308.

8 Радован Биговић. Там же, стр. 36.

9 Там же, стр. 36.

10 Там же, стр. 38.

11 Протосинђел Артемија (касније епископ рашко-призренски). Нови Златоуст, Београд 1986, стр. 14.

12 Там же.

13 “Фюрер сообщил генералу фон Леру, что среди сербов он считает верхушку Сербской Православной Церкви самым большим врагом немцев. Особо Гитлер упомянул Патриарха Дожича, Митрополита Зимонича и Владыку Николая”. Об этом: Данко Поповић. Синан-паше у српској историји. Глас цркве. Шабац, 2/1989, стр. 24; Никола Милошевић. Жртве нацизма и комунизма. Глас цркве. Шабац, 3/1991, стр. 47-48; Хитлер је лично издао наређење да се ликвидира епископ Николај Велимировић. Глас цркве. Шабац, 3/1987, стр. 35-36.

14 Димитрије Најдановић. Владика Николај. Глас цркве. Валево, 3/1991, стр. 11. Ср. Православни мисионар. Београд, 3-6/1995, стр. 78-84.

15 Немецкий католический теолог Томас Бремер был первым деятелем на этой стези. Вера, култура и политика. Еклезијална структура и еклезиологија у Српској православној цркви у XIX и XX веку. Градина/ЈУНИР, Ниш, 1997, стр. 111. Однако, это не ново. Такая же судьба была уготована и св. Савве. Первым католическим теологом, с которого началось недооценивание значения деятельности основоположника новой сербской культуры и образования, был доминиканец Фране Рачкий. См.: Атанасије Евтић. Богословље Св. Саве. Св. Симеон Мироточиви. Врњачка Бања, 1991, стр. 8-9. Такая же судьба настигла и историка, воина и богослова Милоша С. Милоевича (сторонник и заступник русской историографической школы среди сербов), которого настолько очернила немецкая историографическая школа, что его имя не обелено до сих пор. Об этом Р. Бигович пишет: “Целью сербской историографии и историософии вплоть до Иллариона Руварца было изучение народных традиций и преданий. В этот период они и попали под сильное влияние немецкой историографии. История предстают как положительная наука, которая отбрасывает народные традиции, как только они не подтверждаются историческими фактами”. Од свечовека до богочовека, стр. 17.

16 В сербской политической мысли, особенно затрагивающей православие и правые политические идеи, очень часто говорится о том, что коммунисты сделали для Римской Католической церкви. Однако, все сербские теологи, которые говорили об ответственности Ватикана за современные события на Балканах, были либо убиты, либо провозглашены военными преступниками. Примером такой политической деятельности служит и декан Белградской духовной семинарии Радосав Груич, провозглашенный  военным преступником, а качестве доказательства  была взята его книга Политичко-верска активност Ватикана на Балкану.  Новое издание этой книги выпустила “Слободна књига”, Београд, 1998. Новые доказательства того, что произошедшее в Сербии основано на пропаганде (в некоторых социальных слоях со стороны католической церкви), изложил в своей работе Владислав Панич. Психолошка анализа доживљавања и поимања израза “Византија” и “Византијска култура” у студенској популацији. в  сборнике Српска Византија. Дом културе Студентски град, Београд, 1993, стр. 254-256, в которой он подает полученные эмпирическим путем данные, что 78% студентов в Сербии относятся положительно, а 27% отрицательно к этим терминам. Для него и нас интересен тот факт, что 30% студентов-искусствоведов в Белграде относятся негативно к византийской культуре. Почему так? Панич считает, что причин несколько: первая -  деятельность римско-католической церкви, вторая – недостаточно громкая защита. Ср. Жан-Пол Бес. Римокатоличка црква и Срби од 1880-1913. године. Свети Кнез Лазар, Призрен, 1/1996.

17 Николај политички мислилац и агитатор. Сабрана дела, стр. 743.

18 Резолуција. Глас цркве. Шабац, 2/1987, стр. 28.

19 Радован Бигович. Слово о владици Николају. Глас цркве. Валево, 3/1993, стр. 19.

20 Там же, стр. 20.

21 Там же.

22 Там же, стр. 21. Ср. Радован Бигович. Увод у гносеологију св. владике Николаја Велимировића, Свети Кнез Лазар. Призрен, 2/1993, стр. 154; (Епископ) Атонасије Јевтић. Косовска мисао и опредељење епископа Николаја. Глас цркве. Шабац, 3/1988, стр. 19-25.

23 Димитрије Најдановић. Владика Николај. Глас цркве. Валево, 3/1991, стр. 13.

24 Војин Марковић. Повратак. Глас цркве. Валево, 3/1991, стр. 21.

25 Официально церковь после смерти Николая молчала, хотя потеряла одного из лучших иерархов в своей истории. церковные издания не сообщили  о ней ни одним некрологом. Только спустя 31 год официальная церковь сделала это. См. Р. Биговић. Слово о владици Николају. Глас цркве. Валево, 3/1993, стр. 46. Другой великий современный сербский православный теолог Авва Иустин  писал о Николае как о величайшем сербе после св. Саввы. См. Ава Јустин о владици Николају. Глас цркве. Шабац, 2/1987, стр. 22 и 26.

26 Глас цркве. Валево, 3/1991, стр. 33-36.

27 Там же, стр. 36-39.

28 Физичка смрт и сахрана еп. Николаја. Глас цркве. Валево, 2/1991, стр. 29.

29 Беседа еп. Банатског Амфилохоја. Глас цркве. Шабац, 3/1987, стр. 30.

30 Глас цркве. Валево, 3/1991, стр. 29-31.

31 Там же. Амфилохий пишет, что отец Иустин сам однажды молился за покой его души, после чего обращался к нему как к святителю с молитвой: “святой отец Николай, новоявленный просветитель сербский, моли Бога за нас...”

32 Сабрана дела, књ. VI, стр. 221-228.

33 Там же, стр. 221.

34 См. стих. Николая Златолјубиви богаташ. књ. ХIII, стр. 50.

35 Јеванћеље о бремену богатства, стр. 227-228.

36 См. Господ ми је једина имовина. Сабрана дела, књ. ХIII, стр. 37. По письму из Бистоля Опроштај од православног добротворног друштва “Пастир” (Сабрана дела, књ. ХIII, стр. 105) понятно, что владыка Николай  действительно беспокоился, чтобы никто не был голодным: “Я повторял много-много раз: “Благодарю тебя, Господи, что никому в Битоле не придется умереть от голода! И хлеб, который мы ели, был слаще от того, что мы знали, что и наши соседи едят хлеб”. Ср. Др. Димитрије Богдановић. Основи  социјалне теологије светог Јована Златоустог. Хришчанска мисао. Београд, 7-12, 1995 и 1-4, 1996, стр. 57.

37 Средњи систем, стр. 688.

38 Там же, стр. 689.

39 До сих пор в селе Заставица, в Мачве, недалеко от места проживания автора, существует коллективный вид собственности. Откроем также, что Заставица представляет собой настоящий экологический рай, находится под защитой государства, т.к. установлено, что в этом коллективном хозяйстве (общий выгон) существуют многие виды флоры и фауны, исчезающие в Европе.

40 Там же, стр. 696.

41 Там же, стр. 697.

42 Там же, стр. 698.

43 Там же, стр. 700.

Зоран Милошевич

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.