Влияние белорусской пропаганды на местное население в начале ХХ в.

Автор: Александр Гронский

Проект макета «Нашей Нивы» Язепа ДроздовичаБелорусы начала ХХ в. как субъект политики существовали в рамках текста [подробнее об этом см.: Акудовіч, 1998, с. 7-12], в первую очередь, газетного, и являлись, если можно так сказать, «газетной нацией». Белорусские книги в то время выходили, но наиболее значимым транслятором белорусского национализма была газета «Наша ніва».

Это была вторая в истории белорусскоязычная газета. Первая – «Наша доля» – не смогла просуществовать и полугода. «Наша ніва» стала выходить еще в период существования «Нашай долі», из которой в новую газету перешла часть редколлегии. Газета печаталась в двух вариантах (кириллическими и латинскими буквами), что давало возможность получать информацию как православным, так и католикам. Однако двухалфавитная печать означала по сути перенабор одной и той же статьи, что создавало лишние затраты как времени, так и финансовых средств. В 1910 г.Дом в Вильно, в котором размещалось издательство газеты «Наша доля» «Наша ніва» провела среди своих читателей опрос, каким шрифтом печатать газету в дальнейшем, поскольку финансовые условия не позволяли продолжать выпуски на двух алфавитах. Большинство подписчиков, читавших латинский вариант, были готовы оставаться подписчиками и при условии выхода газеты только на кириллице, а те, кто пользовался кириллическими номерами, заявили, что перестанут читать газету, если она перейдет только на латиницу. Таким образом, «Наша ніва» была вынуждена для сохранения наибольшего числа подписчиков перейти на кириллический шрифт [Конан, 1999, с. 316].

 «Наша ніва» хотя и претендовала на то, чтобы стать рупором всех белорусов, не получила широкого распространения. Она выпускалась тиражом до 2 500 экземпляров, причем даже такой тираж далеко не всегда находил своего читателя. Современники, утверждая, что белорусская национальная идея является мертворожденным проектом, приводили в качестве одного из доказательств отсутствие большого числа подписчиков «Нашай нівы» [Смалянчук, 2004, с. 345]. Косвенно это признавала и сама редакция, печатая в новогодних номерах объявления о продаже целых подшивок за прошлые годы. Кроме того, в 1916 г. немецкий славист Рудольф Абихт просил прислать ему номера «Нашай нівы», которые печатались латиницей, т.е. до 1912 г., но предупреждал, что это только в том случае, если за них будут просить не очень дорого [Рудольф Абіхт, 1994, с. 60]. Из этого можно заключить, что газета оставалась невостребованной в свое время, поэтому Р. Абихт и надеялся на получение номеров. Он бывал в этой части Российской империи, оккупированной немцами, поэтому знал ситуацию не понаслышке.

Собственно и сами крестьяне не имели серьезной нужды в белорусском печатном слове, поскольку при наличии газеты в деревне они читали ее, а если в силу определенных условий газета переставала поступать, крестьяне не стремились ее найти. Один из корреспондентов «Нашай нівы» жаловался, что, как только умер единственный подписчик газеты в деревне, крестьяне не пожелали выписать ее даже совместно [Наша ніва, 1910, с. 209]. Эта ситуация подчеркивает достаточно безразличное отношение обывателя к лозунгам белорусского национализма начала ХХ в.

Дом в Вильно, в котором размещалось издательство газеты «Наша ніва»Газета печатала сообщения с территории, которую белорусские националисты считали Белоруссией, однако практически вся информация, помещаемая в газете, была сконцентрирована на трех губерниях – Виленской, Гродненской и Минской, охватывая при этом лишь некоторые их уезды. Судя по корреспонденции с мест, на эту же территорию «Наша ніва» и распространялась. Следовательно, территория распространения белорусского национализма была весьма ограниченной и компактной, охватывая исключительно регионы с преобладанием населения, исповедовавшего католицизм. Самую же сильную поддержку белорусский национализм получил на Виленщине и Белосточчине (районах не только католических, но и сильно ополяченных) [Радзік, 1993, с. 272-279]. Таким образом, область распространения националистических идей была намного меньше области компактного проживания белорусов и ограничивалась католическими регионами с польским влиянием.

Не стоит переоценивать и влияние «Нашай нівы» и другой националистической пропаганды и на белорусскую интеллигенцию. Во всяком случае, одна из интеллигентских групп – школьные учителя, которые, по мнению националистов, должны были нести «правильные» идеи в школьные массы, – очень слабо была охвачена белорусской пропагандой. Учителя должны были быть в авангарде пропагандистской работы, поскольку именно они имели тесный контакт с подрастающим поколением – будущими носителями политических идей, а также с их родителями, на которых могли оказывать непосредственное влияние. Однако говорить о белорусской пропаганде среди школьников вряд ли можно, поскольку среди учителей процент националистов был очень низок. Во всяком случае, один из деятелей белорусского движения Язеп (Иосиф) Лёсик, оценивая работу Всебелорусского учительского съезда, заявил, что он похож на собрание «парафиальных попов», которые хотят выразить «чувство беспредельной любви к обожаемому монарху» [Лёсік, 1994, с. 34]. Нужно заметить, что съезд проходил в конце мая 1917 г., когда высказывать проимперские лозунги было не только не модно, но и опасно.

Таким образом, ни белорусская масса – крестьяне, ни белорусские интеллектуалы – учителя не были подвержены белорусской националистической пропаганде.

 

Александр Гронский

Актуальные проблемы науки и образования. Труды и материалы XII международной научно-методической конференции.
г. Новозыбков, Брянская обл., 23 – 24 апреля 2009 г.)
/ Ред. кол. В.Н. Пустовойтов, С.Н. Стародубец, А.В. Шлома. – Брянск: РИО БГУ, 2009. – С. 206 – 208.

Электронная версия для сайта "Западная Русь" предоставлена автором.

 


 

Акудовіч В. Мяне няма: роздумы на руінах чалавека. – Менск: БГКАЦ, 1998. – 204 с.

Конан У. «Наша ніва» // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. Т. 5. – Мінск: БелЭн, 1999. – С. 314-316.

Лёсік Я. Настаўніцкі з’езд // Творы: Апавяданні. Казкі. Артыкулы. – Мінск: Мастацкая літаратура, 1994. – С. 134-138.

Наша ніва, Першая беларуская газэта з рысункамі. [Факсімільнае выданне]. – Б.м., б.г. – Вып. 3.: 1910. – 800 с.

Радзік Р. Рэлігійныя перадумовы фарміравання беларускай нацыі // Беларусіка-Albarutenica: Кн. 2. – Мінск: Нац. навук.-асветны цэнтр імя Ф. Скарыны, 1993. – С. 272 – 279.

Рудольф Абіхт і Антон Луцкевіч. Перапіска (1916 – 1921) // Шляхам гадоў: Гіст.-літ. зб. – Мінск: Маст. літ., 1994. – С. 60-74.

Смалянчук А. Паміж краёвасцю і нацыянальнай ідэяй. Польскі рух на беларускіх і літоўскіх землях. 1864 – люты 1917 г. – СПб.: Неўскі прасцяг, 2004. – 406 с.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.