Семашко Иосиф Иосифович. Биография пастыря, вернувшего русских людей к родной Вере Православной.

Иосиф (Семашко Иосиф Иосифович), митрополит Литовский и Виленский.Родился Иосиф Семашко 25 декабря 1798 г. в с. Павловке, Липовецкого уезда, Киевской губернии.

Родители Иосифа происходили из духовного сословия униатского вероисповедания, но не чуждались православия, так что отец Иосифа посылал своего сына в воскресные и праздничные дни в местную православную церковь.С детских лет в родительском доме Иосиф приучался к трудолюбию, выполняя многие хозяйственные и полевые работы. Трудолюбие осталось отличительной чертой на всю его жизнь.

 

Первоначальное образование Иосиф получил в доме своего отца. Уже в эти годы он превосходил успехами своих братьев и сверстников, обучавшихся вместе с ним. С ранних лет в нем проявилась большая любовь к чтению книг, его мало занимали детские забавы, им он предпочитал прогулки в лес, в поле. Любовь к природе, народной музыке и поэзии с детства была присуща Иосифу.

В сентябре 1809 г. Иосиф поступил в Немировскую школу, которая по характеру всего учебного процесса была чисто польским учебным заведением. Все преподавание велось на польском языке.

По своим способностям и умственному развитию Иосиф оказался в числе лучших учеников школы. В 1816 г. он окончил Немировскую школу первым учеником и в этом же году был послан своим отцом для продолжения образования в Главную духовную семинарию при Виленском университете.

Редкое трудолюбие и усидчивость, отличавшие Иосифа во все годы обучения его в Главной семинарии, поражали даже его учителей.

6 июля 1820 г. Иосиф окончил Главную семинарию со степенью магистра богословия.

 

Несмотря на воспитание учеников семинарии в духе польского патриотизма, Иосиф, как русский по происхождению, остался верен своей родине, в нем не угасла искра любви и сочувствия к России.

По окончании семинарии Иосиф прибыл в Луцк, где по предложению Луцкого униатского епископа принял сан священства без вступления в супружество. Это предложение вполне отвечало склонности Иосифа к жизни уединенной, к отчуждению от мира.

6 октября 1820 г. он был посвящен во иподиакона; 26 декабря рукоположен во диакона, а через год - 28 декабря 1821 г. - во иерея.

С 1820 по 1822 г. Иосиф исполнял должность заседателя Луцкой консистории, а также наставника местной ставленнической семинарии. Пребывание Иосифа в должности заседателя Луцкой консистории раскрыло перед ним картину притеснения униатов со стороны латинян, а также недоброжелательства к ним со стороны местных православных. Тяжело было видеть Иосифу такое забитое положение своих единоверцев.

7 января 1822 г. он был возведен в сан протопресвитера и 20 июня того же года назначен заседателем в униатском департаменте римско-католической коллегии в Петербурге, где было сосредоточено высшее управление всей униатской церкви.

Россия поразила Иосифа величественным видом православных церквей и торжественностью богослужений в них.

В период пребывания Иосифа в Петербурге в его душе произошел коренной перелом в пользу православия, здесь впервые у него появилось желание оставить унию и воссоединиться с православной церковью.

В Петербурге Иосиф очень много читал. В первый же год им было прочитано свыше 400 книг из библиотеки Глазунова. Чтение привело его к полному убеждению в истине православия и в отступлении римской церкви от чистоты веры апостольской. Это был уже убежденный сторонник православия. Иосиф не мог более служить интересам латинства и Польши. Он твердо решил выйти из неопределенного положения, а именно: лично принять православие и поступить в число иноков Александро-Невской Лавры, несмотря на то, что в будущем ему предстояла блестящая перспектива быть униатским епископом.

Искренность убеждений Иосифа в превосходстве православия наглядно отразилась в его "Сочинении о православии восточной церкви".

Несмотря на то, что в душе Иосифа происходил такой переворот, он исполнял с присущим ему старанием и добросовестностью возложенное на него поручение в греко-униатской коллегии. В решении всех вопросов имел всегда свое твердое мнение, которое мог отстоять с полным достоинством и знанием дела. Иосиф выступал истинным защитником представителей греко-униатского исповедания. Постоянная борьба с латинянами, притеснившими униатов, еще более укрепила в нем его твердый от природы характер, доставила ему большую опытность и приучила к осторожности и осмотрительности. Он почувствовал в себе силу вступить в открытую борьбу с римско-католиками за права попираемой и угнетаемой униатской церкви. Возможность борьбы вскоре представилась Иосифу. Правительство обратило внимание на бедственное и угнетенное положение униатского духовенства и всего униатского населения. Иосифу было предложено письменно изложить положение униатской церкви. С воодушевлением взялся он за порученное дело и в одну ночь с необычайной сообразительностью, находчивостью и практичностью составил знаменитую записку, в которой он не только с глубоким знанием изложил положение униатской церкви, но и наметил меры, с помощью которых униаты могли бы быть возвращены в лоно православной церкви. Эта записка получила высокую оценку правительства. Иосифу было поручено составить подробный план для постепенного приведения в исполнение указанных в его записке мер. Через два с половиной месяца (17 января 1828 г.) это поручение было выполнено Иосифом. На основании разработанного им плана, подписанного членами коллегии, 22 апреля 1828 г. был издан правительственный указ, который лег в основу всех последующих действий правительства в отношении униатского населения. В дальнейшем все намечаемые мероприятия по униатскому вопросу приводились в исполнение только после письменного представления по данному вопросу мнения Иосифа.

В первую очередь было обращено внимание на улучшение образования униатского духовенства. В 1823 г. была учреждена для униатов 2-я семинария (Литовская) в местечке Жировицах. Своими преобразовательными действиями Иосиф Семашко нажил себе много врагов, особенно среди латинян, которые питали надежду со временем ополячить и окатоличить его униатское население.

Для выполнения намеченных мероприятий Иосифу необходимо было непосредственно участвовать в жизни униатского населения. В 1829 г. он принял монашество без изменения имени.

8 августа 1829 г. старший соборный протоиерей Иосиф Семашко был хиротонисан во епископа Мстиславского, викария Полоцкой епархии с оставлением присутствующим в коллегии. Из-за отсутствия в Петербурге униатской церкви хиротония совершалась в католическом костеле Брестским униатским митрополитом Булгаком и Полоцким епископом Мартусевичем, а также латинским епископом Гедройцем.

В марте 1830 г. еп. Иосиф отправился для обозрения Белорусской и Литовской епархий, чтобы на месте проверить, как приняты и как исполнялись на деле преобразовательные меры, направленные к сближению унии с православием и что еще требовалось предпринять для достижения намеченной цели.

Обзор епархий продолжался в течение 6 месяцев, после чего еп. Иосиф возвратился в Петербург с подробным отчетом о проделанной работе.

В период с 1830 по 1833 гг. в связи с возникновением польского мятежа правительство мало обращало внимания на униатский вопрос. Но епископ Иосиф не оставлял начатого дела. Решительными действиями Иосифа ознаменовался период 1833-1837 гг. 2 апреля 1833 г. он был назначен Литовским епархиальным греко-униатским епископом с оставлением членом Греко-униатской коллегии. В начале этого периода, не видя деятельной поддержки со стороны правительства в осуществлении намеченных мероприятий, еп. Иосиф решился оставить столь успешно начатое дело и 15 мая 1833 г. написал прошение в Св. Синод о личном присоединении к православию. Правительство понимало, что это шаг еп. Иосифа не принес бы пользы большому делу воссоединения униатов и предложило временно отложить его намерение, обещая ему поддержку в исполнении всех его предложений по униатскому вопросу.

Получив в самостоятельное управление Литовскую епархию, епископ Иосиф мог в полной мере осуществить на деле свои предложения относительно униатов. Он тщательно ознакомился с положением и настроением духовенства в епархии, состоянием учебного процесса и со всеми другими вопросами епархиальной жизни. Он ознакомился с людьми, подбирал себе верных помощников. Все его распоряжения были направлены на сближение униатской церкви с православной (устройство иконостасов, введение служебников московской печати, устранение органов и др.).

Сам еп. Иосиф в 1833 г. еще раз заявил о своем решении присоединиться к православию. Это решение для пользы дела временно не предавалось гласности.

В 1834 г. он снова обозревал свою епархию. Его поездки по епархии оставляли у всех благоприятное впечатление. Своим участливым вниманием, кротостью и мягкостью в обращении епископ Иосиф приобретал всеобщие симпатии. Основная масса униатского населения и духовенства принимала нововведения епископа Иосифа, доброжелательно и охотно содействовала в его начинаниях. Но не обошлось и без протестов. Часть духовенства, наиболее близкая к латинству не соглашалась с реформами Иосифа и выражала даже письменные протесты. Отрицательную роль в этом деле играли польские помещики, от которых духовенство в значительной степени зависело материально.

Много трудностей и противоборства встретил на благом пути еп. Иосиф, однако он в достижении поставленной цели действовал решительно и твердо. У него произошли разногласия со сторонниками частных присоединений униатов к православию. Он прекрасно знал, что есть значительное число лиц, готовых сразу принять православие, но стоял всегда за постепенное перевоспитание всего униатского народонаселения через униатское духовенство. Такое мнение еп. Иосифа в дальнейшем полностью оправдало себя.

Враги православия - латиняне всеми силами стремились помешать еп. Иосифу. Возникали недоразумения и среди своих. Некоторые русские администраторы нередко угождали польской партии по недомыслию и другим причинам. В этот период еп. Иосиф работал до крайнего истощения сил. В начале 1837 г. он стал настойчиво добиваться скорейшего присоединения униатов к православию, заявляя о их готовности к этому. Одновременно не прекращалась работа по воспитанию униатского духовенства в духе православия. Изменялся внутренний вид храмов и порядок богослужений в них по чину православной церкви.

Большая часть духовенства (775 священников) дали письменные подтверждения о своей готовности присоединиться к православию. И только 160 человек не заявили о своем согласии.

Наконец, дело воссоединения увенчалось успехом. 12 февраля 1839 г. в Полоцке в присутствии епископов Иосифа Литовского, Василия Полоцкого и викарного епископа Брестского Антония состоялось соборное постановление о воссоединении Униатской церкви с православной и составлен "Соборный акт", подписанный 24 начальствующими лицами.

23 марта 1839 г. Св. Синод рассмотрел "Соборный акт" и принял постановление о присоединении греко-униатской церкви к Православной Всероссийской.

30 марта 1839 г. на заседании Св. Синода была зачитана синодальная грамота о совершившемся событии воссоединенным епископам и духовенству. На этом же заседании Греко-униатская духовная коллегия была переименована в Белорусско-Литовскую, председателем которой назначался преосвящ. Иосиф с возведением его в сан архиепископа.

Так совершилось возвращение полуторамиллионного западнорусского населения в лоно Православной Церкви. Это событие, неразрывно связанное с именем преосвящ. Иосифа, было признано всеми необычайно великим не только в церковном, но и в государственном отношении. Оно закрепило этот край за Россией на вечные времена, сохранив русскую народность и веру от попыток Польши уничтожить все русское и полностью подчинить этот край своему влиянию.

Разработанная еп. Иосифом, глубоко продуманная и строго проведенная им система воссоединения увенчалась блестящим успехом.

Испытав в последние годы много трудностей, неприятностей и противодействий от своих и от чужих, архиеп. Иосиф 26 февраля 1830 г. подал прошение об увольнении его на покой. Прошение это не было удовлетворено, кроме того, на него была возложена задача насаждения и утверждения православия среди воссоединенной литовской паствы.

Вся последующая деятельность архиеп. Иосифа, по его словам, обязанного ответственностью перед воссоединенными и за воссоединенных, была посвящена устранению многих остатков латино-униатской старины, перевоспитанию духовенства на православно-русских началах, улучшению его быта, обновлению и украшению храмов и охранению православной паствы от усилившейся латино-польской пропаганды. Его деятельность не ограничивалась пределами образованной им Литовской епархии. Он заботился об укреплении православия и в других воссоединенных епархиях. Много сил, опытности, умения и тактичности в обращении требовалось от архиеп. Иосифа в этот период. Побежденные противники не могли простить ему своего поражения, распускали о нем различные небылицы, подкапывались под него со всех сторон. Они даже покушались на его жизнь. Только его мудрость, остроумие и необычайная проницательность помогли ему в достижении поставленной цели.

В 1842 г. архиеп. Иосиф отправился в путешествие по святым русским местам. Он побывал в Новгороде, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, Туле, Задонске, Воронеже, Курске и Киеве и получил большое удовлетворение от виденных им древних русских святынь. По возвращении из путешествия, осенью 1842 г., архиеп. Иосиф был назначен членом комитета по делам о раскольниках и отступниках от православия. Это назначение мало утешало архиепископа и он 18 декабря 1842 г. снова обратился с прошением об увольнении его на покой. Прошение это не было удовлетворено и на этот раз, и архиеп. Иосиф оставался на своем посту еще в течение 25 лет.

В 1842 г. был осуществлен перевод Литовской кафедры из местечка Жировиц в Вильно, где было наибольшее засилие польских католиков. Поэтому архипастырю предстояла трудная задача среди такой враждебной обстановки укреплять православие как в Вильно, так и во всей епархии.

1 апреля 1847 г. архиеп. Иосиф был назначен членом Св. Синода. Архипастырь продолжал с прежней энергией трудиться на благо своей паствы. С одинаковым участием он разделял и ее радости и горести. Он радостно встречал каждый новый случай присоединения к православию, ликовал при освящении восстановленных православных храмов, т. к. это были плоды его неустанного труда. Не оставлял архипастырь своей паствы и в трудностях. Он поддерживал дух бодрости в период эпидемии холеры, в голодные годы организовал раздачу хлеба всем нуждавшимся без различия вероисповедания.

Бедных он не забывал никогда. При всех знаменательных случаях в жизни архипастырь делал большие пожертвования в пользу бедных.

В своей целенаправленной деятельности архиеп. Иосиф иногда не находил поддержки со стороны гражданской власти. Такие случаи приводили его к унынию. Такой факт имел место в 1851 г., когда архиеп. Иосиф 30 октября снова подал прошение об увольнении на покой. И на этот раз прошение не было удовлетворено, т. к. он еще мог и должен был принести большую пользу своей церкви, отечеству, а также воссоединенному духовенству и пастве.

30 марта 1852 г. архиеп. Иосиф был возведен в сан митрополита. Это высокое звание обязывало его к еще большему подвигу на его поприще. Мудрый и заботливый архипастырь постепенно, но настойчиво уничтожал остатки латинства, уцелевшие среди воссоединенной паствы. Период времени с 1854 по 1861 гг. был сравнительно спокойным в жизни митрополита Иосифа. Поэтому основное внимание в это время было уделено благоустройству епархии и охранению паствы от непрекращавшейся латино-польской пропаганды. За это время было построено новое здание консистории (1854 г.), осуществлена капитальная перестройка архиерейского дома (1856 г.), обновлен иконостас Пещерной церкви и начато строительство 36 небольших церквей; улучшено здание духовного училища; открыто 222 приходских училища с 2700 учениками и учреждено первое женское училище (1860 г.). В 1856 г. митр. Иосиф при возвращении из Москвы простудился и получил сильный ревматизм. С этого времени болезнь не оставляла его, он несколько потерял свою легкость в движениях, "порою в нем чувствовалась какая-то медленность и усталость". 30 января 1858 г. митр. Иосиф был избран почетным членом С.-Петербургской академии наук.

В августе 1859 г. высокопреосвящ. Иосиф был вызван в С.-Петербург для присутствия в Св. Синоде, но вскоре из-за плохого состояния здоровья вынужден был уехать в Вильно.

Последние годы жизни митрополита были связаны с бурными событиями, возникшими на западе России. Недовольная происшедшими в западном крае преобразованиями латино-польская партия организовала в 1863 г. вооруженный мятеж. Митр. Иосиф, несмотря на усилившуюся в это время болезнь, не отлучался никуда из города, совершая богослужения в храмах, поддерживал дух бодрости и уверенности среди духовенства и всего народа. 1863 г. был годом испытания для юной литовской паствы, и она, возглавляемая своим мудрым архипастырем, достойно выдержала это испытание и вышла победительницей. После усмирения мятежа много отрадного для митр. Иосифа произошло в западном крае, осуществились многие его предначертания. 1 января 1864 г. стал издаваться на русском языке журнал "Виленский вестник", впервые открылась русская книжная торговля. Каждый день в местной печати сообщались сведения то о возобновлении древних церквей, то о закладке и освящении новых, то об обращении костелов в православные храмы, то о возвращении целых приходов в православие. Во всех этих делах принимал большее или меньшее участие митр. Иосиф. В 1867 г. по его распоряжению в епархии была учреждена 41 церковная библиотека.

Но здоровье митрополита все ухудшалось. С 1867 г. он сам почти не совершал богослужений. Но все епархиальные дела находились под его строгим контролем, он был в курсе всех событий, ежедневно принимал у себя представителей епархиального и духовно-учебного ведомства, на всех делах секретарь писал резолюции под его диктовку. Несмотря на телесные немощи, митрополит Иосиф до последних дней жизни отличался бодростью духа и ясностью мысли. Но болезнь продолжала подтачивать его силы. 1869 г. был последним годом жизни высокопреосвящ. митрополита Иосифа. За три дня до кончины (21 ноября) состояние его резко ухудшилось. В пятницу 22 ноября ему стало немного легче и он причастился Св. Таин. В ночь на субботу состояние его снова резко ухудшилось, но к утру опять стало легче, и он еще раз пожелал причаститься Св. Таин. После этого митрополит находился в спокойном состоянии. В 12 часов дня он просил позвать к себе своего викария преосвящ. Иосифа, но до его прихода в 1-м часу дня тихо скончался.

Погребение тела митр. Иосифа состоялось 29 ноября в Пещерной церкви Виленских мучеников в заранее приготовленном самим митрополитом еще в 1849 г. склепе.

Охарактеризовав деятельность замечательного Литовского архипастыря, как преобразователя западно-русского края, следует отметить и его необыкновенные личные качества.

По своему уму, энергии и глубокому пониманию судеб русского народа митр. Иосиф занимал выдающееся место среди своих знаменитых современников. "Величие духа Иосифа и его способность влиять на общественность", по словам проф. Кояловича, сохранились и среди разных общественных невзгод и среди тяжелых личных его недугов до последнего дня его жизни. Господствующее настроение духа митр. Иосифа было всегда самоуглубленное и молчаливое, по замечанию близко знавшего его Иосифа, епископа Колозенского (?).

В обществе он всегда держался с достоинством. Его беседа отличалась простодушием и спокойствием, но так, что умное его казалось простым, а простое умным. Он не унижал никогда собеседника, а если для самого что-то было непонятно, то он не стыдился сказать: "вопрос нов для меня, подумаю". Он умел соединять светскую любезность с достоинством своего сана.

Чтение книг было всегда наиболее любимым занятием митрополита Иосифа. Он не жалел средств для приобретения в свою библиотеку выдающихся сочинений по богословию, истории, естественным наукам, а также лучших периодических изданий не только на русском, но и на иностранных языках. Большинство его книг частично при жизни, а остальные после кончины, были переданы им в Литовскую семинарию.

Из его личных записок видно, что он иногда в свободное время занимался землеведением, статистикой, географией.

Часто в звездные ночи, сидя в Тринопольском саду, он любил надолго устремлять свой пытливый взор в необъятные небесные пространства, поражавшие его своей неизмеримостью.

Большое наслаждение доставляли высокопреосвящ. Иосифу, обладавшему эстетическим вкусом художественные произведения, особенно живопись. Больше всего ему нравились картины библейского и церковно-исторического изображения.

Он увековечил память всех своих сподвижников в деле воссоединения униатов, приказав нарисовать их портреты масляными красками.

Митр. Иосиф был большой знаток и любитель церковного пения и у него был превосходный певческий хор из учеников семинарии и духовного училища.

Самым полезным и освежающим после умственной работы занятием служил для митрополита физический труд, которому он с увлечением предавался, переезжая на лето из шумного города в любимый им Тринополь. Державшийся в городе установленного этикета, митр. Иосиф исключительно любил природу и простой сельский образ жизни. По словам самого преосвящ. Иосифа, физический труд на свежем воздухе в Тринополе способствовал тому, что до 60 лет он не был подвержен никаким болезням.

Таким образом, перед нами предстал величественный образ замечательного русского архипастыря, жизнь и деятельность которого составили целую эпоху в истории западно-русского края.

 

Труды:

Семь слов синодального члена Иосифа, архиепископа Литовского и Виленского, говоренные при важнейших случаях служения. Вильна, 1848; СПб., 1889.

Виленский православный некрополь. Вильна, 1892.

Историч. вестн., 1893, май, с. 536-537.

Слова и приветствия. СПб., 1860.

Записки. Т. 1-3. СПб., 1883.

Русское православие

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.