ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

В.Н. Черепица. Гродненский исторический калейдоскоп. Глава 1. - 1.4 Гродненская губерния в трудах историков и краеведов XIX – начале XX вв.

предыдущее   -  в начало главы  -  далее

 1.4 Гродненская губерния в трудах историков и краеведов XIX – начале XX вв.

 генерал-лейтенан А. И. Михайловский-ДанилевскийОбразование в начале XIX века Гродненской губернии, несмотря на все издержки этого факта и явления, положительно затронули все стороны жизни города над Неманом. Он стал расти, хорошеть, обретая год от года все новые и новые черты столицы одноименной губернии. Сведения о Гродненской губернии стали появляться в императорских указах, в других законодательных актах, правительственной и земской статистике, в победных реляциях с полей сражений, в литературных и газетных источниках. Уже в первое десятилетие существования губернии в периодических и зданиях страны начали публиковаться всевозможные статьи о тех или иных страницах гродненской истории. Активизация исследовательской работы в данном направлении во многом была связана с открытием в городе над Неманом в 1835 году Гродненского губернского статистического комитета. Комитет подчинялся Министерству внутренних дел, курировал его деятельность непосредственно губернатор. Членами-корреспондентами комитета как в Гродно, так и в уездных городах, как правило, становились чиновники, учителя и просто любители местной истории. С их помощью осуществлялся сбор информации о состоянии торговли, промышленности, составе населения и его движении, о количестве культовых сооружений, учебных заведений и т. д. Нередко МВД, Российская Академия наук и Генеральный штаб ставили перед губернским статистическим комитетом задачи историко-исследовательского плана. Так,     в          феврале            1836    года      император      Николай         I          поручил          генерал-лейтенанту А. И. Михайловскому-Данилевскому (1790–1848) начать работу над «Описанием Отечественной войны 1812 г.». Для выполнения государева заказа перед генералом-историком открывались не только двери всех библиотек и архивов. В ход были пущены и административные каналы, по которым интересующие автора сведения поступали к нему изо всех уголков империи. Столь высокое покровительство Михайловскому-Данилевскому потребовало от тогдашнего гродненского губернатора Н. Х. Коптева передать перечень интересующих историка вопросов директору Гродненской  губернской гимназии и одновременно председателю Гродненского губернского статистического комитета И. М. Ястребцову. Последний тотчас же по получении задания вызвал к себе молодого преподавателя вверенной ему гимназии Ф. К. Гарца (1812 – ?) и поручил ему выполнение столь ответственного поручения. Бывший студент Московского университета добросовестно отнесся к его выполнению. Им были собраны, обобщены и проанализированы буквально все материалы гродненского архива, архивов уездных судов, полиции и магистрата, имевшие отношения к войне 1812 года. Итогом этой работы стал труд под названием «Сведения (записки), относящиеся к истории о войне 1812 г.». В изложении событий этой войны Ф. К. Гарцу полностью придерживался официальной точки зрения на события тех лет. Его антипольские настроения были столь очевидны, в силу осуждения тех поляков, кто поддержал Наполеона, что И. М. Ястребцов, взявший на себя функции редактора труда, вынужден был смягчить их в пользу т. н. линии Адама Чарторыйского, направленной на сохранение в западных губерниях польско-католического влияния. Это выражалось в перечеркивании Ястребцовым наиболее очевидных антипольских высказываний Гарца. Возложение на членов-корреспондентов статистического комитета, а также чиновников и учителей такого рода поручений было делом достаточно распространенным. Так в те же 1830-е годы по требованию МВД и губернского статистического комитета Гродненское губернское правление выполняло большой объем работ по сбору сведений и описанию церквей и монастырей на территории губернии. Заседатель гродненской уголовной палаты Игнат Григорьевич Кулаковский по заказу комитета составил Историческое описание г. Гродно. Работа над данным сочинением привела его к выводу о том, что история белорусов полностью «потоплена в истории Польши или лишь упоминается в истории России. Исходя из этого, он предлагает создать учебник по   истории   края.   Отставной   капитан-инженер   Ф.   Е.   Нарбут   составил «Исторические записки о городах Литвы», а инспектор Гродненской гимназии В. С. Покровский – «Исторические достопримечательности Гродненского уезда». В разные годы записки о достопримечательностях Слонимского, Волковысского и Белостокского уездов составляли С. И. Мартинович, М. К. Шуакайло, И. М. Гольдштейн и др. С началом  издания  местным статистическим комитетом «Памятных книжек Гродненской губернии», а также статистических     обзоров     Гродненской     губернии»     началась     широкая публикаторская деятельность на страницах местной истории. Параллельно свои исследования они помещали и в «Гродненских губернских ведомостях».

П. О. БобровскийИменно благодаря поддержке губернским статистическим комитетом усилий по изучению истории края стало возможным написание и более фундаментальных исследований. Весьма плодотворно на историко-статистической ниве трудился в Гродно отставной генерал-майор П.М. Диков (многолетний секретарь губернского статистического комитета). О подготовил и издал такие труды, как «Сведения о лесах Гродненской губернии», «Список землевладений Гродненской губернии» и др. С историко-статистических и географических исследований начинал свою научную карьеру историк и этнограф П. О. Бобровский (1832–1905). Участник Крымской войны, он в 1859 году руководил группой офицеров российского генерального штаба, которая не без помощи гродненских статистиков и краеведов подготовила и издала в 1863 году труд в двух частях «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба ―Гродненская губерния, а также два тома приложения к нему. В этом издании были помещены важнейшие сведения по экономике, этнографии, просвещению, про города и наиболее крупные местечки Гродненской губернии. Богатый историко-этнографический и географический материал стал важным источником по истории края, а также фундаментом для более детальной ее разработки. В 1860-е годы П. О. Бобровский в гродненских и виленских периодических изданиях опубликовал целый  ряд  работ,  касавшихся  истории  Гродненской  губернии.  Среди  них:

«Историко-статистический очерк Гродно», «Законы движения народонаселения Гродненской губернии в 15-летний период», «Несколько слов о Зельвенской ярмарке», «Историческая монография города Гродно», «Город Слоним и примечательные места Слонимского уезда» и др.

Значительную роль в активизации исследований по истории губернии сыграл, благодаря своим научным трудам и публицистике, а также публикации большого количества документальных материалов, относящихся к истории Принеманского края, наш земляк, профессор Петербургской духовной академии М. О. Коялович. Его многочисленные ученики достойно подхватили эстафету его добрых дел, создав целую научную школу по изучению истории Православия на белорусских землях, включая и Гродненщину. Здесь имеются в виду труды историков М. П. Жуковича, И. А. Котовича, О. В. Щербицкого, В. П. Кулины, И. М. Малышевского, Ю. Ф. Крачковского, А. П. Демьяновича, Ф. Г. Еленского, П. А. Червяковского, братьев Будиловичей, К. В. Харлаптовича, Г. Я. Киприяновича, С. Г. Рункевича и др.

К 1902 г., т. е. к столетнему юбилею губернии, в Гродно сложился достаточно широкий круг образованных и влюбленных в родную историю людей, дерзнувших на комплексное освещение темы, связанной с круглой датой. Общепризнанным лидером в этом деле среди них был Евстафий Филаретович Орловский (1863–1913). Имя и труды Орловского в конце XIX – начале XX веков были известны каждому жителю Гродненщины. Сын православного    священника    с    Ошмянщины,    выпускник    Петербургского историко-филологического института, преподаватель истории и географии Гродненской мужской гимназии, один из основателей местного Церковно-археологического комитета, Педагогического общества, активный деятель Гродненского Софийского православного братства – Орловский был неутомимым исследователем истории родного края, еще при жизни названным его почитателями «ходячей энциклопедией» и «летописцем города». Из-под его неутомимого и талантливого пера вышло более двадцати научных трудов, посвященных истории родного края. Первой серьезной работой Орловского в этом направлении был «Очерк истории города Гродно, составленный на основании письменных источников» (1889 г.). Уже в нем историк столкнулся с необходимостью дать ответ на вопрос, где помещался тот самый город, в котором правили упоминаемые древними летописцами «городенские» князья. Одни из историков считали, что это современный Гродно на Немане (В. Д.Антонович, Н. В.Кукольник, А. С.Сементовский, В. В.Грязнов). Другие полагали, что удаленность этого Гродно, лежавшего за болотистым бассейном Припяти, от главного театра политической борьбы тех лет – Поднепровья, не позволяет связывать с ним летописные данные; действительно, Гродно лежало далеко даже от ближайших крупных городов: до Полоцка по прямой было 380 км, Минска – 240, Пинска – 224, Турова – 212, Владимира-Волынского – 320 км. Поэтому эти авторы видели летописное Гродно в одноименном местечке (Гродно, Городная) в правобережье Припяти между Стырем и Горынью юговосточнее Пинска (Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, Н. П. Барсов). Третьи — делили летописные известия о Гродно между этими пунктами, относя сведения ХII века к Городно пинскому, а события ХШ века связывая с Гродно неманским (П. Н. Батюшков). Е. Ф. Орловский более всего склонялся к точке зрения первых ученых.

В  1893  году,  после  нескольких  лет  напряженной  исследовательской работы,  он  выступил  на  IX  археологическом  съезде  в  Вильно  с  докладом «Основание г. Гродны и его история до 1241 г.», в котором не только дал глубокий обзор и детальную критику разноплановых мнений по данной проблеме, но и достаточно аргументированно обосновал тождество летописного и неманского Гродно. Одним из важнейших аргументов молодого ученого была сохранившаяся в Гродно Борисо-Глебская (Коложская) церковь, в датировке которой ХII веком не возникало никаких сомнений. Во время обсуждения этого доклада возникла дискуссия, в ходе которой свое несогласие с точкой зрения Орловского высказали историк Н. И. Петров и филолог Е. Ф. Карский. Однако большинство участников дискуссии, ученые В. Г. Васильевский, А. Т. Соболевский, С. В. Писарев, художник и краевед В. В. Грязнов, церковный историк Л. С. Паевский и другие выступили на стороне гродненца. Поддержал Орловского епископ Гродненский Иосиф (Соколов), приславший поздравления всем участникам съезда, а также по экземпляру своего сочинения «Виленский Православный Некрополь». Смелое вмешательство  в  научный  спор  маститых  историков  учителя  Гродненской мужской гимназии и одержанная в нем убедительная победа принесли ему славу крупного знатока своего города и Принеманского края.

Между тем и после этого знаменательного выступления Орловского мнение о тождестве летописного Гродно с Городно пинским еще продолжало держаться в научной литературе. Об этом писали, в частности, украинский историк М. Грушевский и гродненский исследователь Д. М. Милютин. Поэтому Орловский повторил и расширил аргументацию своей точки зрения в новой капитальной книге «Гродненская старина. Часть 1. гор. Гродно» (1910 г.), которая должна была, по его мнению, положить конец этой дискуссии. Однако в 1920–30-е годы, в пору нахождения города в составе Польши, в исследованиях некоторых польских ученых (Ю. Иодковского, Г. Ловмянского) были предприняты новые попытки смазать вопрос о летописном Гродно и утвердить тезис об основании города литовцами, а Коложскую церковь рассматривать  как  церковь-крепость,  намекая  на  ее  связь  с  позднейшими «оборонными храмами» литовской поры (ХV века). С целью доказать это в 1932–1939 годах Ю. Иодковский и З. Дурчевский на территории Старого замка, или Замковой горы, развернули археологические раскопки. Однако они не дали им ожидаемых результатов. После войны экспедиция Института материальной культуры АН СССР под руководством Н. Н. Воронина подвергла названный объект комплексному научному изучению. Масштабные раскопки 1949 года не только полностью подтвердили концепцию Е. Ф. Орловского, но и позволили в полном объеме воссоздать представление обо всех сторонах жизни города в древнерусский и литовский периоды его истории.

Судя по всему, скромный гимназический учитель никогда не допускал мысли о том, что его заключение о начальном периоде города над Неманом отзовется среди современников и потомков столь бурными научными и политическими дискуссиями. В предисловии к «Гродненской старине» он лишь лаконично объяснил, как появился на свет его труд, какие источники при написании были использованы и почему «во многих случаях рамки повествования о г. Гродно приходилось расширять и излагать события всего района», т. е. губернии. И все-таки, за внешней непритязательностью автора во введении и всей содержательной части «Гродненской старины» проявлялась четкая концепция и желание вызвать у читателя уважительное отношение к истории родного города. Несомненно, что «Гродненская старина» Е. Ф. Орловского при всех ее недостатках – есть лучшее из того, что было написано о городе и губернии до него, да и после смерти историка. На страницах книги нашла отражение многовековая история принеманского края от доисторических времен до начала XX века. В ней он охватил все сферы жизни Гродно и губернии от почвенно-геологической и археологической до социально-экономической, военно-политической и культурной. Все события гродненской истории автор объяснял «двумя причинами: а) стратегическими; б) религиозными». Под первой он понимал изменения в общественнополитической жизни города и губернии, а под религиозными – межконфессиональные    и    межнациональные    отношения.    Эти    сюжеты затрагивались автором во всех 25 главах книги. Здесь же давались замечательные характеристики князей русских и литовских, королей польских и императоров всероссийских, наиболее видных гродненских сановников, губернаторов и епископов. Многие страницы книги посвящены описанию местных достопримечательностей – замкам, дворцам, монастырям, церквам и костелам.

Одним словом, если бы весь вклад Е. Ф. Орловского в истории Гродненщины ограничился бы только вышеназванными сюжетами, имя замечательного исследователя уже должно бы значиться первым из первых в числе его летописцев. Однако его научные интересы простирались значительно дальше. Главной целью «Гродненской старины» была потребность всеобъемлюще осветить историю всего Принеманского края, а затем, возможно, и всей Белоруссии. Его интересовала история реки Неман, местечек Свислочь и Жировицы, Симеоновской церкви и губернского Софийского собора, Красностокского монастыря под Белостоком. Работы Орловского, посвященные этой тематике, включая учебные описания Гродненской и Виленской губерний, были, несомненно, лишь предварительными эскизами его так и не завершенных значительных художественно-исторических полотен.

Будучи духовным учеником профессора Петербургской Духовной Академии и также уроженца Гродненщины М. О. Кояловича (1828–1891), Е. Ф. Орловский хорошо видел, что все своеобразие истории края тесно связано с многовековым противостоянием здесь двух культур, двух цивилизаций – тысячелетней русско-православной и насчитывающей несколько веков польско-униатско-католической. Исследователь, как и его отец-священник и старший брат Степан-историк и языковед, питал неподдельный интерес к духовной  миссии  Православной  Церкви  на  гродненской  земле.  Его  труды «Судьбы православия в связи с историей латинства и унии в Гродненской губернии в XIX ст. (1794–1900)», «Исторические основы русского самодержавия», «Граф М.Н.Муравьев как деятель над укреплением прав русской народности», несмотря на то, что были написаны в разные годы, тематически и концептуально были, несомненно, близки и схожи. Их главный вывод сводился к тому, что три этноса, три племени: великоросы, малоросы (украинцы) и белорусы в своем государственном строительстве выступают как единый русский народ, и что основа, залог процветания его заключены в приверженности Православию.

В этой же связи Е. Ф. Орловского влекли к себе образы святого старца Сергия Радонежского, митрополита Иосифа Семашко, императора Николая I, императрицы Марии Федоровны, профессора-историка М. О. Кояловича. И дело здесь было не столько в масштабности и своеобразии упомянутых исторических лиц, сколько в выяснении того, чем был для них Принеманский край, и что они (каждый на своем «посту») сумели сделать для возвращения его жителей на «круги своя» после столетий «блуждания в лоне чуждой ему духовности и государственности.

Научные изыскания Е. Ф. Орловского находили свое воплощение не только в его книгах, брошюрах и в статьях на страницах гродненских газет. Его уроки в гимназии, благодаря краеведческому материалу буквально «дышали историей». И это при том, что школьная администрация требовала от педагогов преподавать всеобщую историю по учебнику Д. И. Иловайского, а русскую и в связи с всеобщей – по учебнику С. В. Рождественского. Однако Орловский не ограничивался в своей научной деятельности только уроками в гимназии, участием в заседаниях исторической секции Гродненского педагогического общества, других культурно-просветительных объединений. Известно, что он инициировал среди молодежи занятия нумизматикой, филателией, экскурсионной и туристической деятельностью. Е. Ф. Орловский одним из первых в Белоруссии стал знакомить гимназистов с историей края и губернии, т. н. «родиноведением». В основу этой его деятельности было положено устройство «местного отдела» при библиотеке Гродненской мужской гимназии. При содействии ее директора А. Ф. Пигулевского, он выделил в особый библиотечный фонд всю имеющуюся в учебном заведении печатную продукцию, касающуюся истории края. Часть не имевшихся в Гродно виленских изданий было прислано в «местный отдел» попечителем учебного округа В. А. Поповым, много книг, журналов и газет было пожертвовано профессорами-гродненцами Е. Ф. Карским и К. В. Харламповичем. Благодаря поисковой деятельности учителя-энтузиаста и его учеников в кратчайшее время среди брошенных и подлежащих уничтожению книг, брошюр и газет было выявлено в городских учреждениях множество уникальных изданий по истории города и губернии, включая ряд подшивок местных газет за прошлые годы и оттисков статей из них. А в «местном отделе» хранились не только виленские и гродненские издания, но и труды столичных авторов (например, Н. И. Костомарова, М. О. Кояловича, В. Б.Антоновича и др.), посвященные истории края. Здесь же имелись произведения художественной литературы, а также сочинения преподавателей и выпускников гимназии, в которых получило образное освещение прошлое Гродненщины. В отделе было собрано огромное количество географических карт, гравюр, фотографии замков, церквей, других историко-культурных памятников Принеманского края. В конце XIX – начале XX века местный отдел Гродненской мужской гимназии был признан лучшим в губернии специализированным книгохранилищем по истории Северо-Западного края. Эта работа Е. Ф. Орловского в сочетании с написанными им учебными пособиями по описанию Гродненской и Виленской губерний получила высокую оценку на Первом съезде преподавателей средних учебных заведений Виленского округа в 1907 году, активным участником которого был и сам историк-краевед.

По общему мнению всех, знавших Орловского, он был живым примером того, как должен ученый человек использовать свое время. А потому, где бы историк не находился, при нем всегда были книги, а вместе с ними листочки для его многочисленных записей. Имея все странности «ученого человека», он достаточно благодушно относился к подшучиванию над собой и не особенно заботился об устранении этих «странностей». Евстафий Филоретович не избегал компаний и общественных увеселений, был  интересным собеседником, неистощимым рассказчиком анекдотов и веселых историй. Увлеченность наукой, вероятно, помешала историку обзавестись своей семьей. Уже будучи сорокавосьмилетним, он вступил в свой первый законный брак с бездетной вдовой местного чиновника В. В. Смирновой. Потомства у четы Орловских не было.

В конце 1910 г. у историка обнаружился рак желудка. Тяжелую болезнь Орловский переносил стойко, не впадая в отчаяние. Лишь за полтора месяца до смерти он прекратил посещать гимназию. «С верою и упованием на милосердие Божие исполнил он христианский долг исповеди и святого причастия», – так сообщалось в некрологе о его кончине. Не стало Орловского 2 декабря 1913 года. Умирал он в сознании и последними его словами сестре было: «Умереть легко, да умирать трудно». Похороны историка, краеведа и педагога, состоявшиеся 4 декабря на православном кладбище неподалеку от Марфинской церкви, показали не только глубокую скорбь горожан в связи с кончиной замечательного историка, педагога и человека, но и явились выражением их неподдельной любви и уважения к трудам и благородным деяниям Орловского. В день его погребения все учебные заведения города по распоряжению попечителя округа были освобождены от занятий. Казалось, весь город вышел на проводы в последний путь своего летописца. С прощальными речами в его адрес выступили: законоучитель мужской гимназии В. Штепенко, священикипротоиереи И. Корчинский и К. Михайловский, директор гимназии И. А. Глебов, доктор К. Белецкий, преподаватели гимназии и реального училища Д. Н. Кропотов, Н. И. Остроумов, гимназисты В. Кузьмицкий и В. Берестовский. Понять сказанное ими несложно – все они восхищались его преданностью педагогическому труду, исторической науке и родному краю, высокими человеческими качествами. 24 венка легли на могилу Евстафия Филоретовича Орловского. Был водружен большой деревянный крест с твердой уверенностью, что он никогда не станет для историка крестом забвения... Начался сбор пожертвований на устройство достойного его памяти надгробия. Однако уже через несколько лет в годы военного лихолетья и гражданской войны крест на могиле знаменитого гродненца был уничтожен, а место захоронения затеряно, так что установить его сегодня практически невозможно. Думается, что «нынешняя публикация «Гродненской старины» Е. Ф. Орловского является актом, хотя и запоздалого, но все же свершившегося покаяния всех нас перед памятью человека, влюбленного в родную историю.

Л.М. СолоневичВ отличие от Орловского, автор другой работы, помещенной в данном сборнике, Л.М. Солоневич, не был профессиональным историком. И тем не менее его труд «Краткий исторический очерк Гродненской губернии за сто лет ея существования. 1802–1902» (Гродно, 1901) стал первым комплексным освещением данной темы, выдвинувшей имя этого человека в один ряд с другими известными городскими историками и краеведами. Лукьян Михайлович Солоневич родился 8 (24) октября 1866 года. Происходил он из крестьян Гродненской губернии, но уже отец его Михаил, первым в семье выйдя, что называется, «в люди», служил сельским священником. Известно, что Л. М. Солоневич окончил в 1886 году Свислочскую учительскую гимназию, затем работал в народных училищах Гродненского, Вельского и Пружанского уездов, а с 1896 года – на низших канцелярских должностях в Гродненском губернском правлении. Одновременно с середины 1890-х годов Лукъян Солоневич начал сотрудничать с «Гродненскими губернскими ведомостями». В 1897 году он становится секретарем неофициальной части газеты, а в 1905 году – ее редактором. Как журналист и публицист он много писал о проблемах села, народного образования, медико-санитарном состоянии губернии,  являлся одним из инициаторов борьбы с пьянством, организатором движения за народную трезвость. Именно в этот период жизни Лукьяна Солоневича шла и его работа над очерком истории Гродненской губернии. Опыт литературной и газетной работы, сидение в библиотеках и архивах сделали свое дело: книга получилась острой, полемичной, во многом переросшей рамки «заказного юбилейного издания». Это подчеркивали не только местные историки и краеведы, чиновники, но и просто любители истории Гродненщины. Были у новой книги и недруги, в силу того, что своей главной задачей автор поставил: «лишний раз засвидетельствовать, что Гродненская губерния не есть завоеванный польский край, а коренная древнерусская область, издавна оторванная от общей материи Русской земли», и что вся нынешняя ее жизнь «обусловлена в значительной степени историческим прошлым края, следы которого до сих пор остались в народной памяти».

Разделив всю историю Гродненской губернии на четыре периода, автор показал в каждом из них то, что он считал главной тенденцией в здешней народной исторической жизни. В первом периоде, охватывающем жизнь Гродненщины во времена Киевской Руси, Великого Княжества Литовского, Речи Посполитой и нескольких лет в составе Российской империи, Солоневич сумел показать, что отрыв Принеманского края от своих родовых корней, несмотря ни на какие трудности, все-таки обратил здесь ход истории в нужном русле. По мнению автора, в конце ХVIII века вся жизнь коренного населения губернии оказалась поставленной на тот «естественный и единственный путь развития», по которому весь край и губерния идут «безо всяких сомнений и колебаний».

Следующий период (1802–1840-е годы) – время действия в Гродненской губернии Литовского статута и других местных законоположений, Солоневич рассматривал в целом как положительный в становлении русской администрации. Вместе с тем живучесть традиций т. н. «польщизны» были одной из причин мятежа 1830–1831 годов, принесшего много бедствий народу. Положительно оценивая воссоединение белорусских униатов с Православной Церковью и тем самым ликвидацию последствий навязанной народу Брестской унии, автор, между тем, констатировал, что хотя благодаря этому «религиозная зависимость сельского населения губернии от римско-католического духовенства   ослабла,   над   ним   еще   продолжала   тяготеть   зависимость крепостная и зависимость экономическая», порожденная  нахождением губернии в черте т. н. еврейской оседлости.

Третий период (1840–1863 годы) Гродненской губернии автор очерка считал переходным для ее жителей в смысле обретения преимуществ русской духовности и культуры. Он начался со знаменательного акта, связанного с тем, что в 1840 году Литовско-Гродненская губерния стала именоваться Гродненской, изменились ее границы, началось движение в сторону ослабления крепостной зависимости крестьян от помещиков. Вместе с тем, одновременное существование в губернии двух властей — «одной законной и открытой русской» и другой «тайной, революционной, польской», что не могло не привести к восстанию 1863 года. По мнению историка, это восстание на Гродненщине по своим целям было польским, но не настолько, чтобы быть признанным восстанием всего польского народа. Его поддержали лишь католическое духовенство и шляхта, «мечтания» же красных не разделяло большинство его участников.

Четвертый период (1863–1901 годы) исторической жизни Гродненской губернии автор называл «периодом коренных реформ в губернии и усиления русского самосознания в местном населении». Такую динамику движения Солоневич подкреплял показом значительных изменений в хозяйственной и культурной жизни Гродненщины, что, однако, не мешало ему в духе тогдашней либеральной оппозиционности резко  критиковать  правительственную политику в аграрном вопросе.

Не случайно, когда гродненским губернатором в 1902 году стал в будущем великий русский реформатор П. А. Столыпин, он не только одобрил труд Л. М. Солоневича, но и взял к себе в секретари, а с назначением в премьеры тотчас же забрал его к себе, в Петербург (версия непроверенная). Во всяком случае, старший сын Лукьяна Михайловича от брака с Ю. В. Ярушевич

И. Л. Солоневич спустя годы об этой теме писал так: «Мой отец в детстве свинопас, потом народный учитель, потом статистический чиновник в Гродно, потом редактор «Гродненских губернских ведомостей» при П. А. Столыпине, потом издатель газеты «Северо-Западная жизнь» на деньги того же П. А. Столыпина, тогда уже премьер-министра, полностью разделял столыпинский опыт». Этот столыпинский опыт во многом определял мировоззрение и политическую тактику и самого автора этих воспоминаний, ставшего в 30-е годы XIX века видным публицистом и мыслителем русской эмиграции.

В 1908 года Л. М. Солоневич вместе с П. Коронкевичем, А. Кудерским и Н. Вруцевичем основал в Вильно «Белорусское общество», главной целью которого был «борьба с польско-католическим влиянием на белорусов в социально-экономической и культурной жизни края, объединение белорусов на принципах исторического единства с великоросами и малоросами (украинцами)». Через год Солоневич переезжает в Вильно вместе с семьей, где основывает газету «Белорусская жизнь». Первый и единственный номер ее вышел 9 февраля 1909 года: на большее у энтузиаста «Белорусского общества» не  хватило  ни  сил,  ни  средств.  Весной  того  же  года  Солоневич  перевозит семью в Петербург, а сам, вдохновленный поддержкой Столыпина, с головой окунается в организационную работу в Беларуси. В итоге спустя два года, Лукьян Михайлович вместе с П. В. Коронкевичем возобновляет выпуск столь нужной обществу газеты, правда, под новым названием – «Северо-Западная жизнь». Газета издавалась в разное время в Вильно, Гродно и в Минске, где прекратила свое существование в связи с военными действиями конца 1915 года. Основная задача газеты совпадала с линией Л. М. Солоневича, нашедшей  ранее  отражение  в  «Кратком  очерке  Гродненской  губернии»: «всестороннее выяснение нужд и потребностей края, выяснение взаимоотношений между народностями его населяющими и защита наиболее слабого в культурном и экономическом отношении белорусского элемента». Подписная цена на год составляла 6 рублей, льготная – 4 рубля 50 коп. Этими льготами пользовались «народные учителя, притчи сельских церквей, волостные писаря, сельские фельдшеры и вообще все сельские интеллигенты, а также крестьяне и учащиеся разных учебных заведений». Редакция и контора газеты в Гродно располагалась по ул. Муравьевской, в доме Библина, тел. № 315. Газета имела успех.

В начале 1912 года Лукьян Солоневич вместе с братом Семеном и сыном Иваном (при поддержке виленского историка и краеведа О. В. Щербицкого) основал при редакции газеты «Белорусскую историческую библиотеку», позволявшую, как говорил ее основатель, «всякому белорусу заглянуть в нашу историческую сокровищницу». После революционных событий 1917 года Л. М. Солоневич отошел от журналистики и общественной деятельности. Жил на Кубани, Кавказе и Крыму. Несмотря на бедственное семейное положение Лукьян Михайлович занимался самообразованием, знал 3 или 4 иностранных языка, подрабатывая этим там, где можно было. Читая И. Мечникова, заинтересовался молочно-кислыми бактериями. Стал заниматься научной деятельностью. Когда же разразился голод, он организовал в домашних условиях изготовление лактобицелина, кефира и других молочных продуктов, чем спас свое большое семейство от неминуемой смерти. 19 апреля 1935 года Л. М. Солоневич как один из «родственников врагов народа» был арестован и сослан в Сибирь. Зимой 1937 года, в одну из лютых морозных ночей, он умер в одиночной камере тюрьмы г. Енисейска. Но род автора «Краткого очерка Гродненской губернии» не пресекся. Потомки и родственники Л. М. Солоневича живут в России, Украине, Беларуси, в дальнем зарубежье. Его старший сын Иван Лукьянович Солоневич (1891–1953) стал выдающимся публицистом и философом. Его замечательные труды после длительного забвения вместе с памятью об отце возвращаются на родину из далекой Аргентины, где продолжает, несмотря ни на какие трудности, издаваться основанная Солоневичем младшим газета «Наша Страна».

Автором второго юбилейного издания, посвященного истории Гродненской губернии, был офицер 171 Кобринского пехотного полка Владимир Сергеевич Манассеин (1878 – ?). Полк этот длительное время дислоцировался в г. Гродно. Манассеин же служил в нем, начиная с 1904 года (вначале в должности казначея и исполняющего обязанности поручика, затем – поручика), а с 1907 года – в должности командира первой роты 4-го саперного батальона этого же полка. В этот период времени В. С. Манассеін особенно плодотворно занимался научно-исследовательской деятельностью. Ее итогом стало издание в г. Гродно с 1901 по 1903 годы четырех его исторических трудов «Петр I и Карл ХII под Гродной в походе 1706 г.», «Крестьянский вопрос в Гродненской губернии в XIX столетии», «Освобождение крестьян в Литовских губерниях» и, наконец, «Исторический очерк Гродненской губернии в военнополитическом отношении за первые сто лет ее существования (1802–1902)». Отличительной особенностью этого труда по сравнению с книгами Е. Ф. Орловского и Л. М. Солоневича было более пристальное внимание Манассеина к вопросам военно-политическим.

С традиционных для тогдашней историографии позиций молодой историк сосредоточивал внимание на военных действиях противоборствующих сторон в ходе восстания 1830–1831 годов, а также общественно-политическом движениі в губернии в 30–50-е годы XIX века. Значительный интерес благодаря доступу автора к архивам Виленского военного округа и Гродненского губернского правления вызывают страницы данной работы, посвященные восстанию 1863 года в Принеманском крае, характеристикам графа М. Н. Муравьева, руководителем и участниками восстания К. Калиновского, С. Сераковского и др. Много внимания уделялось автором мерам, принимаемым властями по восстановлению в губернии мирной жизни в послеповстанческий период. Как военный человек, автор достаточно подробно останавливался на анализе современной ему политики царского правительства на территории губернии в период правления императоров Александра III и Николая II. В книге впервые получило освещение участие последнего российского императора в больших военных маневрах, проходивших в 1897 году на Гродненщине.

После 1907 года дальнейшая судьба В. С. Манассеина прослеживается лишь частично. Известно, что в 1911 году он окончил юридический факультет Казанского университета. В годы гражданской войны воевал на стороне белых в чине подполковника. Затем с обещанием честно служить трудовому народу» перешел на сторону красных. В 1920-е годы работал профессором истории русского права в Иркутском госуниверситете, директором  его фундаментальной библиотеки. В 1925 году являлся участником первого краеведческого съезда Восточной Сибири. Целенаправленно работал над историей Иркутска. Опубликовал исследование «Библиотека декабриста М. С. Лунина» (М., 1931). В 1937 году Манассеин был арестован. Умер 27 августа 1937 года в тюремной больнице, т. е. за день до принятия постановления о расстреле. Реабилитирован в мае 1958 года.

Определенный интерес в ряде юбилейных трудов представляет исторический очерк А. А. Турчиновича «Столетие Гродненской губернии (1802–1902 гг.), опубликованный в «Виленском календаре» на 1903 год. Александр Адольфович Турчинович родился в 1870 году в местечке Изабелин Новогрудского уезда в крестьянской семье. После окончания в 1889 году Гродненской мужской гимназии учился на отделении древних языков и русской словесности Петербургского историко-филологического института. После окончания его в 1893 году работал в Могилевской, а затем в Виленской гимназиях. С 1907 года преподавал всеобщую историю и латынь в Гродненской мужской гимназии, а также в частных гимназиях Хныкина и Барковской. В 1912 году – преподаватель древних языков в 6-ой Петербургской гимназии. Один из инициаторов проведения ученических образовательных экскурсий по всей России. Вместе с гимназистами из Могилева, Вильно и Гродно участвовал в такого рода экскурсиях в Москву, Петербург, Киев, затем были Крым, Кавказ, Прибалтика, путешествия по Днепру, Волге и Каспийскому морю. Написал два пособия и путеводитель для учителей в этой области знаний. Неоднократно посещал Германию, Францию и Италию. С целью изучения памятников классической давности, а также ознакомления с опытом работы в этих странах средних учебных заведений. В 1911 году принимал участие в работе Всероссийского съезда преподавателей древних языков и выступил там с докладом. Во время работы в Вильно являлся членом театрального совета при генерал-губернаторстве, членом комиссии по устройству  педагогического музея. В Гродно А. А. Турчинович входил в число основателей губернского педагогического общества, а также в редакционную коллегию издававшегося здесь журнала «Педагогическое дело». Кроме этого издания, сотрудничал также с «Гродненскими губернскими ведомостями», «Виленским Вестником», «Гермесом» и др. После 1917 года дальнейшая судьба Турчиновича неизвестна. Наиболее значительными работами А. А. Турчиновича следует признать книги:  «О  судьбе  памятников  классической  литературы»  (Вильно,  1900); «Палладиум: главные сведения из римских древностей, литературы и метрики» (Гродно, 1911; Петербург, 1913); также учебник «Краткая, но полная грамматика латинского языка для гимназий» (Петроград, 1917). Исторический очерк «Столетие Гродненской губернии (1802–1902 гг.)» был написан им в виленский период жизни. Он представлял собою краткий пересказ наиболее важных событий из жизни Гродненской губернии в традиционном историографическом плане. Сделать это после выхода в свет юбилейных изданий на эту же тему Л. М. Солоневича и В. С. Манассеина было не очень сложно. Достоинства работы А. А. Турчиновича состояли в четкости и популярности изложения.

Значительно активизировали изучение истории губернии образование самостоятельной Гродненской православной епархии в  1900  году. Гродненского церковно-археологического комитета (1904 г.), а также публикаторская деятельность «Гродненских епархиальных ведомостей». В лоне церковно-археологического комитета и местного православного журнала сформировалась целая плеяда церковных историков и краеведов: Николай Диковский, Сергей Павлович, Лев Паевский, Иоанн Корчинский, Иоанн Романовский (Сиротко), Иосиф Карский, Иоанн Пашкевич и др. В 1907–1914 годы    значительная    часть    местных    светских    историков    и    краеведов объединялась  на  базе  «Гродненского  педагогического  общества»  в  т.   н. «исторической подсекции». Здесь не только обсуждались проблемы истории края, но и готовились к публикации труды гродненцев Дмитрия Кропотова, Дмитрия Милютина, Александра Турчиновича, Евстафия Орловского, Михаила Субботника, Матвея Фивейского, Сергея Никеловского и др.

В советский период комплексное изучение истории Гродненской губернии не осуществлялось, за исключением некоторых аспектов ее социально-экономического развития, а также революционного движения. С 1990-х годов исследования по губернскому периоду стали носить более системный характер (труды В. Н. Черепицы, В. В. Шведа, С. А. Пивоварчика, С. В. Донских и др.) Идет подготовка к изданию многотомной истории города.

предыдущее   -  в начало главы  -  далее

Комментарии   

 
+13 # Петр Крошич 12.08.2015 21:27
Во время прочтения скупых строк автобиографии Суворова об участия в боях против Барской конфедерации появляется ощущение, ч о читаешь докладную записку о действиях командира отряда супер спецназа: стремительные переходы, ночные атаки через непроходимые места, блокирование стратегических пунктов и прочее, и прочее. Суворов, оперируя небольшими отрядами в несколько сотен бойцов громит многотысячные соединения, притом хорошо вооруженные и под командованием лучших офицеров Европы.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+7 # Максим Михайлович 20.08.2015 15:45
Просто хорошо обученные, натренированные и закаленные войска вполне себе "общего назначения", бившие многократно превосходившие их численностью отряды конфедератов именно за счет своего качества.
Их 40-летний командир имел опыт службы в тылу, в адъютантуре, в интендантстве, кавалерии, пехоте, в том числе и опыт боевой. И основу войск под его командой в конфедератской войне составлял Суздальский пехотный полк, им лично обученный и воспитанный.

P.S. "Спецназ" - с этим понятием на обыденном уровне ассоциируются некие супермены-униве рсалы. В действительност и, спецназ - это специалисты для решения узкоспециальных задач, для задач общего характера непригодные именно в силу специализации.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 140 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Присоединяйтесь в Вконтакте Присоединяйтесь в Facebook Присоединяйтесь в LiveJournal