ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

М. КОЯЛОВИЧЪ

ЧТЕНIЯ

ПО ИСТОРIИ

ЗАПАДНОЙ РОССIИ

Новое изданiе, переработанное и дополненное съ изданiя 1864 г.

ПРИЛОЖЕНА ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ КАРТА

С. ПЕТЕРБУРГЪ

1884

 

М. Коялович "Чтения по истории Западной России". (Предисловие и Чтение I)

Вышедшая в 1884 году Книга Михаила Иосифовича Кояловича «Чтения по истории Западной России», стала первым академическим трудом, в котором изложены, как социально-экономическое и демографическое состяние Западной России (Белоруссия и Малороссия), так и ее исторический обзор с древнейших времен до разрыва церковной унии в 1839 году.  В этой книге Михаил Коялович впервые рассмотрел историю Белоруссии с позиций русского православного народа Западной Руси, ранее веками пребывавшего в безмолвии.

М. Коялович "Чтения по истории Западной России". Чтение II.



астоящее чтение будет заключать в себе этнографические и статистические сведения о западной России в связи с теми историческими данными, какие окажутся необходимыми для уяснения их. Этнографические и статистические особенности страны не вырабатываются случайно, в короткое время. Какой ни будь нравственный или физический переворот может сгладить некоторые черты народной жизни, увеличить или уменьшить числовые данные; но не может изменить всей физиономии страны и даже числовых отношений, выражающих существенные проявления жизни.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение III.



сторическая жизнь западной России так заслонена, современными, большею частью неправильными воззрениями, перешедшими и в науку, что нам казалось невозможным приступить к изложению этой истории прежде, чем будет очищен к ней путь от этих современных, большею частью неправильных воззрений. К этой цели и направлены были два предшествовавших чтения. Первое чтение привело нас к заключению, что лучше всего смотреть на западно-русскую историю с точки зрения русской, народной.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение IV.



ы видели, что полоцкий государственный пункт потерял значение еще до татарского нашествия. Смоленский пункт, имевший значение поддерживавшей силы и для Белоруссии, и для галицко-волынского княжества и, провидимому, обещавший стать общим средоточием для всей западной России, с татарским нашествием также утратил это значение. Но не утратило его галицко-волынское княжество. Оно и взялось теперь создавать государственность западной России.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение V.


ы видели, что литовское княжество, сделавшееся государственным центром всей западной России, очутилось среди неодолимых затруднений. В нем обнаружилось естественное желание сохранить свою литовскую самобытность и развиваться по её началам; но это было невозможно: литовский языческий быт должен был погибнуть и пересоздаться в христианский.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение VI.



настоящий раз я расскажу в самом кратком виде историю Польши до соединения её с Литвой в конце ХІV в. (1386 г.), т. е. до того времени, на котором мы остановились в рассказе истории западной России. Будем излагать историю Польши в связи с историей других соседних народов, в особенности других славянских племен, и начнем с очень древнего времени.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение VII.

 

истории соединения литовского княжества с польским королевством действовали слишком разнообразные мотивы. Необходимо здесь иногда обращать внимание на самые по-видимому не важные обстоятельства. При изучении этого разнообразия обстоятельств, мы, как положили в начале, так и теперь будем показывать, какое отношение имели излагаемые нами события к началам и стремлениям западно-русского народа.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение VIII.



ы остановились на том факте, что в 1501 г. опять скреплено было соединение литовского княжества с польским королевством. Факт этот нужно признать самым неестественным во всей исторической жизни литовского княжества. Не даром для него понадобились принуждение, насилие. Чтобы видеть ясно его неестественность, довольно вспомнить, что тогда в литовском княжестве господствовала русская партия, и, однако при ней совершилось скрепление союза Литвы с Польшей; даже Глинский подписан на этом акте. 

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение IX.



е даром представители литовского княжества падали на Люблинском сейме перед Сигизмундом Августом на колени и с плачем умоляли его не сливать литовского государства с Польшей. Они довольно ясно предвидели гибельные последствия этого слития, которые действительно были очень велики и очень разнообразны. Чтобы видеть их яснее, мы должны ознакомиться с внутренним состоянием литовского княжества до Люблинской унии.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение X.



езуиты явились в Польшу в 1565 г. Их пригласил сюда весьма ученый, но еще более фанатичный польский прелат - Гозий, архиепископ Вармийский и кардинал, отдавшийся интересам латинства с совершенным забвением родины, и под конец своей жизни совершенно оставивший Польшу. Но в Польше иезуитам сначала трудно было утвердиться. Польские епископы были на деле более светскими, чем духовными людьми.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение XI.



заключении прошедшего чтения высказана была нами следующая мысль: с подрывом протестантства и православия в западной России начинается история простого народа. Высшее западно-русское сословие падало, ополячилось, народное дело переходило в руки народа.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение XII.



ервым последствием спутанности козацких начал, о которых мы говорили в прошедший раз, было то, что они чаще и чаще стали превращаться просто в кулачных борцов, ремесленников борьбы и нападать без разбору на своих и на чужих. Документы XVI столетия наполнены жалобами на их беспрерывные разбойничьи нападения, грабежи и убийства. Польское правительство решилось принять новые меры против этого зла, но приняло такие меры, которые не могли не увеличить его.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение XIII.



ы оставили Хмельницкого в прошедший раз в таком положении: спасшись бегством от поляков, он бежал в Сечь и, после переговоров с верными друзьями, удалился в Крым просить татарской помощи в предстоящей борьбе с Польшей. Крымский хан Ислам-Гирей не легко мог поверить дружбе и надеждам Хмельницкого и решиться на рискованную войну с Польшей.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение ХІV.



ы говорили в прошедший раз, что западно-русские дела к 1656 г. приняли очень дурной оборот, — большая часть завоеванных Россией областей была возвращена Польше и, что еще важнее, между русскими восточной и западной России произошел сильный разлад. Белоруссия, при её неблагоприятных географических и общественных условиях жизни, не могла заявить себя энергично при этих новых для неё обстоятельствах. Но другое дело Малороссия.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение ХV.



стория последних времен русско-польского государства состоит из двух, совершенно отдельных и непримиримых историй. Во-первых, история верхнего слоя этого государства, история шляхетско-польская, тесно связанная своими элементами с историей западной Европы и еще теснее с дипломатией всех соседних государств. Другая история русско-польского государства последних времен—это история народная, западно-русская. Для нас она имеет особенное значение, и мы увидим в ней самое логическое развитие прежней западно-русской истории.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Чтение ХVI.



заключение нашего исторического очерка западной России, расскажем, как возникла и стала осуществляться мысль о восстановлении польской государственности после разделов Польши. Мы увидим, что эта мысль развилась на русской почве, в западной России, почему этот вопрос и касается близко этой страны. В настоящем нашем рассказе, как и в предыдущем, мы опять увидим две истории, —шляхетско-польскую, которая разработана в бесчисленных сочинениях, и народную, западно-русскую, скрывающуюся до сих пор в архивной пыли.

М. Коялович. "Чтения по истории Западной России". Этнографическая карта.


Мы русские с поразительною тщательностью показываем на наших этнографических картах даже самые малые инородческие группы, в действительной жизни не имеющие народного значения и охваченные со всех сторон русским населением. Это, бесспорно, большая честь нашей научной добросовестности; но не надобно при этом забывать, что эти инородческие группы внутри России в значительной степени искусственно пестрят русское этнографическое пространство и нередко наводят на неправильные мысли. 

Сейчас на сайте

Сейчас 169 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте