ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Белорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства письменных исторических источников. Часть 5

 

Пятая часть  сборника цитат из исторических документов, подобранные Юрием Аверьяновым и Александром Гронским, для раздела «Белорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства письменных исторических источников».

 

 

Оглавление  пятой части документов

Список всех документов

 

***

 

Хроника Быховца. Сер. 16 в.

Рукопись обнаружена в библиотеке помещика Александра Быховца  учителем Виленской гимназии Ипполитом Климашевским. В 1830 г. Климашевский напечатал небольшой отрывок найденной хроники на латинице (которую он назвал Литовской), дав параллельно перевод на польский. Приняв участие в восстании 1830—1831 гг., Климашевский попал в плен, находился в заключении, бежал за границу и закончил жизнь, видимо, в эмиграции. В 1834 г. Хозяин рукописи Быховец передал рукопись известному историку Литвы Теодору Нарбуту.  Нарбут, который в то время работал над своим капитальным трудом «Древняя история литовского народа», широко использовал новый источник для своего исследования, а в 1846 г. издал хронику в полном объеме на латинице. Тот же Нарбут дал и название хронике — по имени ее владельца — Хроника Быховца. После публикации рукопись исчезла. Теодор Нарбут известен в качестве исследователя, делавшего ссылки на недостоверные или даже на вымышленные источники, а так как хронику Быховца, кроме него, из ученых никто не видел, то это дало повод высказать предположение, что, возможно, хроника Быховца является плодом фантазии Нарбута. Однако наличие некоторых писем и сверка данной рукописи с некоторыми аналогами подтверждают подлинность существования рукописи.
Поскольку оригинал хроники был написан кириллицей, а мы сейчас имеем лишь текст, переданный польской графикой, то весьма существенным является вопрос, как переписчик переписал его, т. е. какими буквами латинского алфавита были переданы буквы оригинала. То, что текст переписан латиницей польскоязычным автором, не знавшим древнерусского языка, сводит на нет филологическую ценность документа. Однако этот факт не смущает современных белорусских языковедов, которые находят в документе подтверждения своим теориям, что западнорусский письменный вариант древнерусского языка является «старобелорусским языком», и что лексические и фонетические отличия белорусского языка от русского были видны уже тогда.
Оставим это на совести белорусских филологов.  Хроника Быховца представляет собой ценнейший источник по истории Великого княжества Литовского за период от начала существования этого государства до 1506 г.; кроме того, она содержит и легендарную часть истории литовского народа. Ввиду того, что в состав ВКЛ в течение столетий входили Белоруссия, почти вся Украина и часть современной России, в хронике имеется масса данных по истории этих земель.

«Хроника Быховца» полный текст  {http://litopys.org.ua/psrl3235/lytov08.htm}

Перевод «Хроники Быховца» на современный русский язык


«Хроника Быховца» написана на западнорусском языке, самоназвание которого было «язык русский»: «Y koli syn ieho Rymont dorostał let swoich, y otec ieho Troyden dał ieho dla nauki jazyka ruskoho do Lwa Mstysławicza, kotory założył horod wo imia swoie Lwow»..

В документе излагается кровавая история завоевания западной Руси литовской ордой, что особенно полезно почитать поклонникам мифа о ВКЛ – процветавшем «белорусском» государстве и «симбиозе» двух народов. Автор обладал ярко выраженным русским этническим самосознанием.

 

  • «князь великий Кернус и Гимбут, желая расширить свое отечество, собрали силы свои литовские и жемайтские и пошли на Русь к Браславу и к Полоцку, и много вреда русским сделали и землю их разорили, и множество людей увели в плен».

 

  • «А в то время узнал князь великий Жемайтский Монтвил, что Русская сторона опустела, и князья русские разогнаны, и он, дав войско сыну своему Ердивилу, послал с ним панов своих радных, прежде всего из [герба] Колюмнов по имени Грумпя, а второго из Урсеинов по имени Ейкшис, а третьего из Розы по имени Гровжис. И зашли [они] за реку Вилию, и потом перешли реку Неман и нашли в четырех милях от реки Немана гору красивую, и понравилось им, и создали на ней город и назвали его Новогрудок. И устроил себе князь великий Ердивил столицу и назвался великим князем Новогрудским».

 

  • «начал княжить Живибуд, великий князь литовский, в обоих тех княжествах, Литве и Жемайтии, а Ердивил в Новогрудке и во всех тех вышеназванных русских городах».

 

  • «служила богу усердно, и жила там несколько лет, и стала святой, которую зовут святой Пракседой, а по-русски Прасковией».

 

  • «разбил князь Скирмунт князя Луцкого и Пинского наголову и всю силу и рать их русскую. Только князь Мстислав с небольшой дружиной едва смог убежать в городЛуцк. А князь великий Скирмунт забрал город Пинск и город Туров и огласилась Русь плачем великим, что так все побиты безбожной Литвой».

 

  • «И князь великий Скирмунт, собрав все войска свои, встретил его на своей границе, в Койданове, и разгромил того царя и всю силу его татарскую побил, и самего царя убил и после такой великой победы пошел на Русскую землю и взял города Мозырь, Чернигов, Стародуб, Карачев, и одержав победу вернулся назад, сохранив всех в целости».

 

  • «И когда княжил Войшелк в Новогрудке и в русских городах и, договорившись с князьями русскими, вел много войн с князем польским Болеславом. И много войн вел, и много крови пролил в Польской земле, и землю опустошил и города польские, Ильзу и другие, многократно сжигал. А потому, когда он правил, крестился в русскую веру и принял монашеское звание».

 

  • «Тройден женился на дочери князя мазовецкого и имел от нее сына, названного Рымонтом. И когда сын его Рымонт вырос до определенных лет, отец его Тройден отдал его для обучения русскому языку Льву Мстиславичу, который заложил город, названный по его имени, Львов. И, живя у князя Льва, Рымонт научился русскому языку, и понравилась ему вера христианская».

 

  • «А князь великий Гедимин, прогнав князей русских и оградив землю от немцев, правил много лет в спокойствии».

Вернуться к оглавлению

 

***

 

Хроника Литовская и Жмойтская. 17 век.

Хроника литовская и жмойтская— памятник русско-литовского летописания, созданный в XVII веке. Рукопись была обнаружена Виктором Ивановичем Бугановым в Отделе рукописных книг Государственного архива Тюменской области, в связи с чем этот список получил название Тобольского. Аналогичным Тобольскому являются Ленинградский список, Красноярский и Краковский.

Написана «Кройника» на западнорусском языке, по содержанию близка к Хронике Быховца и особенно к «Хронике польской, литовской, жамойтской и всей Руси» Мацея Стрыйковского — основному источнику для создания «Кройники». Описывает события, происходившие в ВКЛ, начиная от легендарных времён (бегства Палемона из Рима) и заканчивая избранием на престол Сигизмунда III. Создана, вероятно по заказу Радзивиллов поскольку «Кройника» уделяет им много внимания и прославляет их род, а также описывает события восхваляющие литовский князей. Тем не менее, видно, что автор русский патриот. В тексте много мест в которых говорится о русском единстве. Составителем «Кроники» была помещена повесть о Куликовской битве, где Ягайло представлен предателем общерусского дела. «Кроника» Является частью большой рукописи, озаглавленной: «Летопис, то есть кройника великая з розных многих кройникаров диалектом руским написана».

 

  • Из века в век русские хранили память о своем славянском происхождении):
    На лл. 367 — 374 —

    «Кройника славяноруская [о] панствах руских, полских и литовских». На лл. 375 — 377 находится раздел, озаглавленный: «Початок и вивод старожитного и в[а]лечного народу славенского, з которых Русь и вси словяны початок и рожай свой выводят».

 

  • Автор перечисляет основные части Руси, он явно обладал ярким русским этническим самосознанием:
    на лл. 377 об. — 382 —

    «Кройныка о Белой и Чорной Руси, всходней, полночной, полуденой и о всех народех их старожитных и их княжатах, великоновгородских, зборских, псковских, белоозерских, киевских, луцких, володимерских, волинских, галицких, Подгорских, подолских и иных славных народах руских». Лл. 382 — 450 заняты записями «О преславном столечном всего народа росского головном месте Киеве». Раздел этот заканчивается сообщением о Чигиринском походе 1677 г. (свидетельство общерусского сознание автора).

 

 

 

  • Куликовская битва для автора Хроники – великая победа русского народа. Он подчеркивает участие в великой битве западнорусских (литовских) воинов, положивши свои головы за общее свое отечество. Обычно, националистические «ученые» в тупике, не зная, как толковать высокий, вдохновенный русский патриотизм западнорусского автора Хроники:

    «
    Мова (речь) великого князя и цара…. зачати битву от великой ревности за вЂру христианскую, за церкви святыя, за землю Рускую и за свою обиду».

    «осми бояр суждалских, чотыредесят бояр муромских, дватцети трох бояр дмитровских, тритцети бояр ростовских, шестидесят бояр можайских, тритцети бояр звенигородских, пятнатцети бояр тверских, пятнатцети бояр углецких, седмдесяти бояр ярославских, тритцети началников литовских, а от всЂх полков всей дружины воинской, положивших головы своя за честь божию и за тебе, княэя своего, и отчество свое, двЂстЂ  пятдесят и три тысячи».

    «Тогды великий князь Димитрий из глубины сердца своего воздхнул и, обернувшися до гробов побитых российских воинов, со слезами, великим плачем мовил: «Братия моя вселюбезнЂйшая, князи, бояре, воеводы и всЂ витязы старыи и молодыи, сынове рускии».

    «Потом великий князь помолися во обители святой и слухал литоргии святой, вкуси хлЂба от трапезы тоя святой обители по прошению преподобнаго Сергия. Воздавши по сем благодарение, поиде на Москву. И ту литовскии князи начаша проситися во своя. Великий же князь Димитрий нача их чтити со всЂм их воинством и бояри их, и велми их ударова дарами великими, просящи их: «ЖивЂте здЂ со мною. Дам вам болш вашей державы». Но не возможе их уняти, отпусти их и сам опровадил их со братом своим до Можайска. B разлучении же c ними мовил со слезами: «Братия моя милая и способники наши. Господь да сохранит восхождение ваше и исхождение ваше от нынЂ и до вЂка». И отпустил их, a сам вернулся в свой град Москву и сЂл на своем княжении».

 

  • Автор очерчивает этническую территорию  русских:

    «Ягейло войну против Руси Полоцкой поднесл,A по малом теж часЂ Кестут Новгородок и СЂверское князство опановал на Руси,A потом Ягейло Витолтови Волынь весь и Подолье, краины руские, отдал в пановане.

    «Потым року 1397 Святослав, смоленский князь, учинил раду з Андреем, княжатем полоцким, Литву воювати».

    «Того ж року, скоро весна настала, зобравши свое руское войско, СвЂтослав, князь смоленский, ишол на Мстиславль».

    «Там же СвЂтослав, шики свои розорваныи гды направовал, копием от едного литвина зостал на вылиот пробитым, спал c коня и взял заплату своего окрутенства».

    «Осадивши замок Полоцкий рицерством литовским и всю Русь Полоцкую, Лукомскую, Витебскую, Оршанскую, Смоленскую, Мстиславскую, з оных бЂд успокоили и до послушенства князства Литовского привели».

 

  • В ВКЛ проживали два основних этноса – русские и литовцы:

    «Року 1399. Владислав Ягейло, зобравши войско, якое могл, тягнул до Литвы, абы тыи несноски мижи литовскими и рускими панами усмирил»

    «B том же теж замку также 14 000 литвы и руси частю от огня, частю от нЂмцов згинуло, a Вышшого замку поляки з Мосроковским, старостою виленским, моцно боронили и хочай нЂмци уставичным з дЂл стрелянем болшую часть муру замкового розбили, еднак же поляцы нЂмцом не поддалися. Наримонт, князь пинский, брат рожоный Ягейлов,мужне обоих замков з литвою, поляками и русью боронил».

    «Скиргайло был болшей смЂлости, к тому скарбы великии и зычливость во всей Руссии мЂл»

    «Потом Витолт, чинячи собЂ пановане самовладное в Лит†и в Руси, выправил з тым же поселством до Володимера Олгердовича, князя киевского».

    «Был Скиргайло на крещении святом названый Константин и был вЂры руской, ане лядзкой».

 

  • В Великом княжестве Московском также проживают русские:

    «Василий Димитровичъ, великий князь московский, послав против панны княжат и бояр великих руских, которыи поткали еЂ з великою честию, также митрополит з многими владыки, архимандриты, игумены и зо всЂм духовенством стрЂтил еЂ пред Москвою».

    «Там же старосту Ягейлового Весну з обламков казал скинути (и зламал Весна щию, и умер) и опановал Витебско, a потым добыл Орши и иншие замочки руские побрал.»

    «Року 1409. Витолт, будучи першим звитязством запаленый, збирал войско цЂлый рок, братию теж, княжат, згромадил, котрыи были на удЂле  и до него збЂглися, як рой до матки, так люд литовский и руский».

    «Послал зараз Спытка, воеводу краковского, до татар на рековане o мир, на що татаре зараз призволили, але молодых панят руских наших охота до бою. Лаяли старых, мовячи: «Мы хочем битися a не мирити; битисябитися пришлисмо».
  • Для автора литвин – это литовец, дикий язычник:

    «
    На той час един кознодЂя при обецности кролевской мЂл казане о вЂри от створеня свЂта и o згрЂшенюАдамовом. Теды один литвин, стоячи в костелЂ, крикнул голосом великим: «Милостивый кролю, неправду тои каплан повЂдает, абы свЂт мЂл быти створен, гды жь он человЂк молодый, a мы далеко естесмо старшие, a еднак того не памятаем, a он правит и сам не знает що». A кроль на то осмЂхнулся, уважил, то ему мовячи: «Не повЂдает той каплан того, абы то за его памяти стало, але o кылко тысячей лЂт пред его нароженем тое все Господь Бог створил, и есть то написано, що он каплан и мы читаем власне. Як теперь за твоей памяти що дЂется, a будет то написано, будут твои дЂти и внуки и правнуки, и послЂдний по нас всЂх роды читати». И так той литвин пришол к памяти и утих, болш не кричал».

 

 

  • Новгород – был торговым центром всей Руси:

    «
    A Великий Новгород здавна был можный, маючи под собою князств пять, и всей Руси там был склад купецкий; мЂли тежь  под своею державою на всход слонца длиною краин на сто пятдесять миль, аж до мора Ледоватого широко».

 

 

 

  • О борьбе русского князя Свидригайла и русских (руси) с ляхами и литовцами. Причем жену Свидригайла из Твери автор называет не «московиткой», а русской:

    «A так Швидригайло утекл спЂшно и от жоны на Русь, там же был от своей руси принятый вдячне, a Жигимонт жону его руску, дочку князя тверского, поимал в ОшмянЂх. A так всю Литву, Вилно, Троки, и иншие замки, также землю Жомойтскую снадно осЂл и опановал, и того ж часу поднесен был на князство Литовское. A Швидригайло Полоцко, Смоленск, Киев, и Русь всю опановал».

    «Ляхи, будучи стрвожоны новою и несподЂваною тривогою, одни вперед лед ламали, a другие, возы свои всЂ в гати покидавши, попереворочали, дали битву. ЛечьФеодор натирал на них з русью своею добре на помЂшаных и выЂжджаючихз рЂки; русь отвсюль нагрЂвала, бючи, топячи, имаючи поляков, тылко волохов, котрые пали на лупЂзст†лядском, много поляки побыли. Там Войска Швидригалова лягло на пляцу 32 000, a чотыре тысячи поимала литва живцем, межи которыми много было панов и княжат руских. Поиман Дадиконт князь и князь Юрий Семеновичь, Феодор Одинцевечь, Розбовд, маршалок литовский, и Монивид, воевода троцкий, a в Руси на Волыню КирдЂй, муж в войнЂ цвичоный».

 

 

 

  • Автор ясно и недвусмысленно пишет о руси московской (!!!):

    «Швидригало Литву сплюндровал.Року 1443. Швидригайло, маючи войско листанское и велми много руси московской, вторгнул до Литвы, бурил, палил, стинал люд, a князь ФеодорДмитровичь, Корибут Збаразский и князь Нос з другой стороны Волынь и Подолье, которое было до Полщи послущное, воевали. A Швидригайло мЂсто Виленское и обои Троки, Крево, Молодечно, Лиду и Ешишка зо всЂми волостями окрутне звоевал и выпалил, a потом Петра Монскирдовича, гетмана Жигимонтового, поразил и войско литовское розгромил».

    «Того ж року Швидригайло, зобравшися з русаками и з мистром листанским и крижаками, тягнул аж до Браславля».

    «О голодЂ великом в ЛитвЂ. Року 1448. Голод был велми великий в ЛитвЂ, так, же людей по селах Ђдали псы, свини, вовки, медвЂде, умерлых, що не было кому ховати, бо после голоду встало повЂтре великое и в самом мЂсти Смоленску по улицах труп людцкий псы волочили, и з голоду великого люде людей Ђдали, также матки дЂтей своих. A по всей землЂ Российской была тогды четвертка жита по десять коп литовских, также и в Лит†для которой дорожнеты в людех учинилося великое забойство».

    «О унЂи, на соборЂ Флиоренском постановленой. Року 1449. За панованя цесара константинополского Иоанна Калуяновича Палеолиога a за цесара заходних панств Облрихта з дому княжат ракуских, за короля полского Владислава Ягейловича, за князя литовского Жигимонта стался для упокоеня ростырков и незгодов церкви христовы и правдивого оказаня преступников преданий апостолских и догмат отец богоносных, собор духовный в ФерарЂ и в7 Флиоренции, на котором то соборЂ унЂю заходници (албо якобы згоду) и сполковане руси и греком з римским костелом змыслили, котрая то унЂя и по сей день межи правовЂрными колотнЂ и ростирки церк†божой чинят».

    «О замордованю князя Жигимонта. Року 1454. Жигимонт Кестутовичь, великий князь литовский и руский, по оном звитязст†над Швидригайлом одержаном, гды выгнал Швидригайла з панства, a так Литовское, Смоленское, Полоцкое, Киевское, Подолское, Витебское, Мстиславское князства руские опановал».

    «Сейм в ПетрковЂ. Того ж року Казимер, кроль полский и великий князь литовский, в Петрко†учинил сейм, на котором сеймЂ панове коронныи просили кроля, абы им зложил другий сейм в ПарчовЂ, на котором сеймЂ, абы и панове литовскии были, умысливши таемне сами в собЂ, абы без вЂдомости кролевское панов литовских поимать и посажать до вязеня, a князство Литовское до Короны прилучити так, як пред тым з панами рускими учинили и премыскими, а Премышль отобрали до Короны».

    «О напра†церкви Печерской. Року 1470. Той благочестивый князь Семен Олелковичь, або Александровичь, внук Володимеров, правнук Олгерда, вел[икого] князя литовского, руського и жомоитского, продок князей Слуцких, будучи князем киевским за панованя короля полского Казимера Ягейловича, направил мало не з самого фундаменту церковь Успения Пречистые Богородицы в монастыру Печерском в Кие†своим власным коштом и праве панским накладом».

    «О взятю Гойницы под крижаками. Року 1478. Гды поляцы долго лежали под Гойницею, мЂстом крижацким, месеца септеврия дня 11, учинили нЂмцы з мЂста вытечку, a сточивши з поляками битву слушную и много своих нЂмцов стративши, назад до мЂста утЂкали, a поляцы б[ь]ючи их гонили, чого боячися нЂмци абы наши весьпол з утЂкаючими мЂщанами до мЂста не впали, зоперли мЂсто и велми много своих на полю зоставили. A так, едны побитые, a другие поиманы от наших зостали, a иншие збройныи, в вал скачучи, в водЂ потонули, a ку тому тежьлитва з русью огнистыми стрЂлами шпЂхлЂров со збожжем и  четвертую часть мЂста спалили».

 

  • Киевляне не приняли воеводу-литовца:

    «Киев в повЂт обернен. Року 1488. Кроль Казимир по смерти князя Семена Олелковича мЂсто и князство Киевское в повЂт обернул, a Мартина Е Гаштолта, литвина, воеводою в Кие†учинил. Але кияне, маючи за речь неслушную служити человЂкови роду не княжего будучому и незгожаючомуся в вЂри, a до того литвинови, котрые пред тым им голдовали, Гаштолта по два разы приЂждаючого не приймовали».

 

  • Автор симпатизирует победам Царя Ивана Васильевича (Грозного), который отбирает в Литве «замки руские»:

    «О взятю Новгорода Великого от Москвы. Року 1486. Иван Васильевич, великий князь московский, муж рицерский, зобравши войско свое московское великое, тягнул под Новгород Великий, на той час литовский…Иван Васильевичь, муж сердца смЂлого и рицер валечный»…. «СЂверские княжата поддалися цару московскому. Скоро Иван Васильевичь, царьмосковский, опановал Великий Новгород, княжата сЂверские до Ивана Васильевича до московского великого князя и царя пристали»…

    «Того ж року Иван Васильевичь, великий князь московский, маючи час в погоду за нового панованя Александрового, на початку весны поднесл войну на панство Литовское и взял Вязму, Холопен, Мещерск, Любческ, Серпохов и инные замки руские сЂверские, Лит†от Олгерда и Витолта служачие, и инших волостей много в корохком часЂ опановал. Видячи то, Александер и ланове Великого князства Литовского, же было трудно з так можным неприятелем войну зачати, выправили послы до него великие, которые приЂхавши до Москвы учинили з ним вЂчное примирье и межи обома панствы, Литовским и Московским».

    «Року 1497. Стефан, воевода волоский, хотячи помститися кривды своей и невинности поднесеня войны против себе от Яна Олбрихта, короля полского, зобрал войско великое з волохов своих, мултанов, турков, татар и вторгнул на По…Стефан, господар волоский, все Подоле и Подгоре сплюндровал…полон з поляков и руси…доле и до Руси, и всЂ волости, села, мЂстечка без отпору сплюндровал, Премышль, Радомл, Преворско, Ланцут спалил. A так множество многое, на повтора-крот 100 000 люду обоей плоти в неволю турки, татаре, и волохи вывели так, иж Трацию, Македонию, Азию и Грецию татаре бранцами рускими и полскими наполнили были».

 

  • Автор, русский патриот, напоминает о былой незначительности литовцев, покоривших западную часть Руси, очевидна его ностальгия о прежнем величии Русского государства и неприязнь к литовским завоевателям. Радивилл представляется автором не как некий «белорусский князь», а как литовец-завоеватель Руси. Русские города для автора – как Полоцк, так и Псков, Новгород, для него вся Русская страна – жертва татарского нашествия:

    «
    Еднак же той народ литовский през час долгий от початку своего панованя незначный был. Русь мЂла над ними звЂрхность и трибут от них отбирала, a меновите: всЂ пануючии княжата киевские землЂ Руской монархии отбиралы от них в данЂ вЂники и лыка на вЂровки, a то для недостатку и неплодности землЂ, котрая еще не была выправна, и абы толко монарха руский свою зверхность над ними оказовал. Аж потом Мендок и Витен з Гедимином, преславные и преважные оных панств княжата, взявши пред себе оный прирожоный свой анимуш, и долго оное ремесло рицерское, порохом припалое, з земли поднесли, почали ся з ярма руского, котороеся было з аптецессаров их, зачало выбивати княжатом руским. И так силными были, же не тылко ярмо их з себе зскинула Литва, але тежь оных самых до того ж привели, же им мусЂли трибут, або дань, през час долгий давати, a звлаща в тые часы, гды сами межи собою княжата руские гинули воюючися, a до того зась от татар ажь дощенту знищеныи и вытраченыи».

    «Потом Кернос, маючи частыи наЂзды в Вилийской осадЂ от князей руских, умыслил моцью отбитися, а, злучивши войско свое литовское Завилийское з братом Гимбрудом, князем жмойтским, тягнул в руские панства ку Берестю, которого теперь зовут Литовским (а на той час належал до князства Полоцкого), a там волости руские окрутне сплюндровавши, здобычи и полону набрали без отпору, a потым до самого Полоцка, здобычи до своих литовских яскинь отславши, тягнули. Котрое то Полоцкое князство все сродзе сплюндровали и люду велми много руского в полон забрали. A тое ся Лит†и Жмойди в той час зс тоей причины в Руси щастило, гды половцы з народу готтов, также побратимове литовские, з княжатем своим секал руские князства».

    «A гды перешли Немен, нашли в чтырох милях гору красную вынеслую, на которой первей был замок столечный Новъгородок княжати руского, през Батия збуреный. Там зараз Радивил збудовал замок и осЂл без розляня крови (бо не было кому боронити), опановал великую часть Руской земли и почал писатися великим князем новгородским. Потом далЂй тягнул Радивил и найшол над Немном старое городище, замок от Батия збуреный, збудовал замок другий и назвал его Городком, a оттоля тягнул на Подляше, где в той час ятвяги мешкали, найшол там Бересте, Хмелник, Дорогичин, Сурож, БЂлско, Бранско, мЂста и замки побуроные от Батия. Тые всЂ замки знову побудовал Радивил, a русь, христиане, которые были по оном несщасливом спустошеню Батиевом зостали, принял их ласкаве в свою оборону, a они ему на послушенство присягли. Так Радивил моц и пановане свое в руских князствах и замках предреченных снадне за короткий час розмножил и розширил, и писался таковым титулом: Радивид Монтвиловичь Жомойтский и Литовское земли дЂдичный пан, перший великий князь руский новгородський».

    «Киданцарь татаров заволских, внук Батиев, зневолил княжат руских в их незгодЂ и до трибуту албо дани их примусил, и баскаки, албо старосты, и поборцы свои в руских князствах ховал, так и в той час скоро учул, ижь новый князь Радивил Жмойтского панства Новгородское, Берестейское, Подляшское и … бо держали на той час землю Рускую сами мЂщане полоцкие и на килкадесять миль справуючи. Таковой ж на той час волности уживали псковяне, и новогородчаны великие, которые были достали за несворою и незгодою, внутрными войнами, забойством и мордерством княжат руских, гды один другого з панств выганяли и забияли. A татаре, гды половцов поразили, также княжат руских немало побыли, a потом з Батием царем притягнули и остаток спустошили, зачим мЂста можнЂйшие руские — Новгород Великий, Псков и Полоцко».

    «Року 1268. Скирмонт и Гинвил, учинивши погреб обычаем поганским отцу своему князю Мекгалови, усыпали костем его курган великий недалеко Новгородка. Скирмонт, яко старший сын, сЂл на отцевской столици в Новгородку князства Руского и Литовского по Вилии рецЂ, a Гинвил, яко молодший, Полоцкое князство взял з удЂлу, на котром пануючи сщасливе, понял в стан4 малженский Марию, дочку великого князя Бориса тверскаго, для котрой окрестился в рускую вЂру, и дано ему имя на крещении Георгий. Той найперший князь з Литвы зостал христианином, зспсковяны и з смоляны воевал ся долго».

 

  • О Борисе Полоцком:

    «И того князя Бориса под ним напис «Вспоможи, господи, раба своего Бориса сына Гинвилового». A то написано литерами рускими. А Руские делятся на области … войну для сполных границ з смоленщаны, и c князем витебским, и з псковяны».

 

  • О захвате литовцами русских земель:

    :
    «A иж княжата литовские, Радивил наперед, a по нем Микгайло, Скирмонт и Гинвил посЂли были много князств руских и на них панували».

    «Мендок, зоставшипаном и великим князем литовским и жомойтским, и руским, великие и знаменитые войны з Русю и Инфлянтами крижаками мЂвал и завше относил звитязство, a потом почал стискати приятелей своих з маетностей, и того ж року выправил сыновцов своих на звоеване руских князств, Ердвила, Викента и Тевтила, або Феофила. И росказал им перше тягнути до Смоленска, мовячи до них так: «Хто собЂ що добудет на Руси, то нехай собЂ вЂчне держит и за отчизну мает».

    «A так тыи три братия княжата литовские, перестаючи на том, що собЂ завоевали, угрунтовалися в преречоных панствах, и закон и вЂру христианскую рускую приняли».

 

  • О Великом князе Галицком Даниииле Романовиче:

    «Данила Романовича, кроля руского, котрый в той час кролевал и кролем всей России писался (бо был коронованый)», з Койданом царема внуком Батиевым, котрый в той час прешедши Рускую краину през Руские панства, Полскую, Куявскую, Шлионскую землю, Муравскую и Венгерское панство окрутне были сплендровали».

 

  • Описание «межнационального русско-литовского конфликта»:

    «О забитю князя Войселка от Лва князя руского. A скоро до него Войселко п[ъ]яный c покою безпечне выйшол, не сподЂваючися зрады, зараз ему почал Лев выкидати на очи окрутенство отца его Мендога, котороечинил над землями рускими, же неслушне оторвал замков руских килкось собЂ, a затым з великою попудливостю слугам своим казал оскочити, a сам ему шаблею ростял голову, ажьмозок з ней бризнул на стЂну, и покинул его в монастыру забитого. А инших панов литовских, у господах спячих, стинано, дворан тежьВойселковых п[ъ]яных, котрые такой чести не сподЂвалися, посЂчено, a других на замку Володимерском посажено до вязеня».

    «A Baсилий, князь галицкий, стрый Лвов, з Сварном дорогицким, показуючи з себе, иж смерти Войселковой не были винны, бо его были сами на свое слово з монастыра Вронского выбавали, з великою жалостию того припадку жаловали, маючи то за вЂчную ганбу и зелживость народу руского, же так зацное княжа против праву всЂх народов за зламаною от них приреченою вЂрою был забитый; там же его в монастыру святаго Михаила в Володимеру, яко князя, учтиве поховано. И в том Войселку забитом, сыну Мендоговом, скончилася фамилия Палемонова, княжати римського».

    «был великий голод в Полщи, в Руси, в Лит†и инших краинах прилеглих»…

 

 

  • Грюнвальдская битва (со стороны Гедимина никаких «белорусских полков» не упоминается, в его войске только литовцы, русские и татары):

    « Кгедимин зась, великий князь литовский, любо мЂл не послЂднее войско з литвы, з руси и татар зобраное…ЗамЂшалися нЂмцы зараз, обачивши несподЂваную зраду, подали тыл, a литва, жомойт, русь за ними, а татаре з боков и c переду утЂкаючим а, зброею обтяжоным, на легких конех заходячи из луков стрЂляючи, лит†нЂмцов як в сЂть загоняли,…Року 1321. Гедимин з литвою и жомонтю ирусью, и татарами нЂмцов наголову поразивши».

 

 

  • И Брянск для автора – тоже Русь:

    «О поражцЂ литовской над Русью. Потом тягнул Гедимин в Киевские волости, беручи и палячи всюда, где ишол. Видячи то, Станислав, князь киевский, умыслил лит†отбиватися, a не ждучи их в КиевЂ, ним приидуть, мыслил o собЂ. Княжата тежь иншие сЂверские, видячи, же бЂда литовская наступует, збиралися до купы противко литвЂ. И так князь переяславский Олег, a луцкий князь Лев, от литвы выгнаный, Роман бранский з рицерством и войсками, якые3 могли на той час згромадити, стягнулися на ратунок до Станислава, князя киевского, который обозом лежал над Ирпенем рЂкою три мили от Киева.  …князь Станислав киевский и Роман бранский зараз тыл подали, a рицерство руское розно по полях перхнуло, a литва руснаков аж до ночи гонили, били, сЂкли и имали. Гедимин день и ночь вытхнул и войску своему дал вытхути, a потым руси не даючи на проволоку до збираня войска, притягнул до Киева и, облегши замок добывал его уставичными штурмами. …Станислава, который был ажь на РЂзань утекл c проиграной битвы c князем Романом бранским».

 

 

  • Рязанское княжество для автора, несомненно – Русь (!) и жили в нем русские люди (руские, русь, руснаки, русины):

    «
    A Резанское князство было здавна можнЂйшее над иншии всЂ князства руские, котрое князство лежит межи Окою и Доном, рЂками великими и славными, з котрых одна Танаис, або Дон речоная, Азию и Европию дЂлит, a впадает в Мертвое море, або Чорное, отколя купцы Доном з Москвы и Резани, жеглюючи аж до Кафы, Перекопу, Константинополя и до всей Греции, и до Африки морем приходят. ВсЂ иншие краины московские Резанское панство гойне живностю, урожаем збожа, медов, звЂру, быдла и риб перевысшало и людей чирствостю и смЂлостю прирожоною военною ушляхтило».

    «Там же в КерновЂ, мЂстЂ столечном князства Великого Литовского, рицерство свое, на оных войнах руских добре заслужоное ударовавши, все войско для вытхненя до домов роспустил».

 

  • Москва для автора такой же город русский и князь московський тоже руський князь:

    «
    О вибитю Москвы з голду татарского. Димитрий, потомок власный Володимеров и Ярославов, княжат руских, будучи великим князем московским року от Христа 1334, почал ся выбивати з моцы и послушенства татарского, которым его продки и всЂ княжата руские от Батия, царя татарского, звоеваные и зневоленыи, голдовали през лЂт полтораста»… «Батий царь татарский в шестсот тысячий войска татарского руские панства звоевал, Полщу и Венгры сплюндровал, и от того часу нещасливаго всЂ княжата руские и московские не тылко голдовниками были татарскими».

 

  • Для автора Хроники борьба Москвы с Ордой – борьба всего русского народа, всей Руси. Мамай нападает «на Русь»,на «землю Российскую» а не на некую «Московию». Автор на западнорусском наречии воспевает великую русскую национальную победу. Красивый и мужестсвенно-поэтический текст напоминает «Слово о полку Игореве»:

    «О извЂщению великому князю Дмитрию, яко Мамай идет воевати Русь.Великий благовЂрный князь и царь московский Димитрий Ивановичь учувши, же идет на него царь татарский Мамай з войском великим на христиаи, ревнуючи Батиеви нечестивому продкови своему, оскорбився велми, и, вставши, пошол пред образ Христа спасителя, павши на колЂна почал молитися со слезами: да простит милостивый бог грЂхи его и заступит землю Российскую от безбожнаго Мамая. Потым князь Димитрий, взявши брата своего Владимира, пошол до опреосвященного митрополита Киприяна и сказал ему, же царь татарский Маймай идет на Русь».

    «…уже татаре бЂгают, a сынове рускии мужахуся и укрЂпляхуся, очекиваючи подвига своего. …Тогды старыи жолнЂре рускии радовахуся, неприятелей чюючиблиско, совершенного обЂтования и прекрасных вЂнцов от Сергия святаго предреченных чающе, a молодшии иншии боялися, видячи смерть пред очима, котрых старЂйшии укрЂпляху, абы смЂле поступовали в бою, предлагаючи им за дочасную смерть вЂчный  живот и за тлЂнныя почести вЂнци неувядаемыя небесныя славы. И так друг друга утвержающи, чинили сердце до войны доброе и мужественно з помощию божиею устрЂмляхуся противу нечестивых. И так зараз великий князь Димитрий з братом своим и з княжатами литовскими Олгердовичами почал войско шиковати, a найлЂпшей литовский воевода Димитрий Боброк, родом волынец, велми своих ушиковал чинно и благообразно, a гды уже ушиковано войско и кому где стояти росказано, выехал великий князь з иншими князями на мЂсце высокое и обачил всЂ корогви воинства своего и, яко вси полки их стройно, в бронях и шлемах от золота свЂтячиися, чинно розряжены и уставлены, и всЂ вои и богатыри рускии готовы и охочии до войны, господу же Богу молятся o побЂдЂ на враги (!)».

 

  • Русские ВКЛ это не литва как то выдумывают свядомые:

    «A так, едны побитые, a другие поиманы от наших зостали, a иншие збройныи, в вал скачучи, в водЂ потонули, a ку тому тежьлитва з русью огнистыми стрЂлами шпЂхлЂров со збожжем и четвертую часть мЂста спалили, a потым нЂмци видячи, же зле барзо, здорове и маетки вымовивши у кроля, же в цЂлости зостанут, поддали з военным риштунком и стрелбою мЂсто кролеви».

 

  • И на территории сегоднешней Украины сражались русские а не « укры-бандеровцы»:

    «A турки, звоевавши Волохи аж до ХотЂня, вторгнули до Подоля и колко сел спалили. Учувши то Казимер кроль, зараз рушил полскую и рускую шляхту».

 

 

 

  • Хоть Москва воюет с Новгородом, но это не означает, что москвичи и новгородцы – разные народы как это утверждают белорусские фантазеры Владимир Орлов, Вадим Деружинский да Анатолий Тарас :

    «
    Року 1486. Иван Васильевич, великий князь московский, муж рицерский, зобравши войско свое московское великое, тягнул под Новгород Великий, на той час литовский. A новгородци, не ждучи облеженя, ушиковалися и звели з ним битву у реки Солоны, але от москвы поражены, утекли до мЂста Новгорода своего, которое през недбалство литовское  и кроля Казимера, притягнувши, москва взяла Новгород».

 

  • Белорусские свядомые зело не любят Ивана Грозного и зовут его «Шаленым», а вот автор «Кроники» явно симпатизирует Ивану Васильевичу, отвоевывавшему русские земли у окуппировавших их литовцев:

    «Иван Васильевичь, муж сердца смЂлого и рицер валечный, не могучи стерпЂти, выбился з той повинностий, a пограничных и прилеглых руских княжат свои повинноватыи болш фортелем, ниж потужностю под моц свою подбыл, так теж замков, издавнаЛит†служачих, много побрал».

    «Зараз там же войску своему грошми турецкими, червонными золотыми, поплатили; полскому, волоскому, литовскому и рускому, особно полковником, ротмистром ипоручником — що кому приналежало з подарками давали. Стефан зас воевода и гетманове полский, литовский и руский Гаштолт, по педдесяттисячий червонных золотых собЂ взяли».

    «Того ж року Иван Васильевичь, великий князь московский, маючи час в погоду за нового панованя Александрового, на початку весны поднесл войну на панство Литовское и взял Вязму, Холопен, Мещерск, Любческ, Серпохов и инные замки руские сЂверские, Лит†от Олгерда и Витолта служачие, и инших волостей много в корохком часЂ опановал».

    «Року 1499. Василий Ивановичь, великий князь московский, болшого розширеня панства своего прагнучи, не стерегучи примиря, нашол причину таковую на Литву, иж Александер, великий князь литовский, дочцЂ его ЕленЂ, которая была за ним, не збудовал церкви руской на Виленском замку. Задаваючи теж то, иж Литва его кондицию примиря преступила, надто стародавных продков своих упоминался, руских панств всЂх от Литвы, аж по Березину рЂку».

    «A так, оточивши двор, Глинский несподЂване, в постели лежачого, казал турчинови стяти, a забивши Забережанского, маючи при собЂ 3000 Ђзды, розослал их часть по Литовской земли шукати литовских панов и казал их забиватъ, мордовать, a инших панов литовских и руских обЂтницами и подарками o князство Литовское приобрЂл, роспустил теж загоны по всей ЛитвЂ, огнем и мечем плюндруючи, Туров и Мозыр взял и своими людми осадил. Потом Иван Васильевичь, царь мос[ковский] прислал ему на помочь Евстафия Дашковича, оного славного козака (который ся ему передал) з 20 000 люду Ђздных московских, и зараз Глинский под иншие замки руские тягнул Глинский».

    «Року 1509. Воевода волоский Стефан збройною рукою вторгнул до Руси, Лвов зрабовал, отколь немало скарбов выбрал».

    «Татаре поражены от наших. Того ж року князь Константин Острозский з литвою и русью25 000 под Вишневцем татар перекопских побил, a з ним был Михаил Вишневецкий з сынами и князь Андрей Збаразский, a сам царь татарский Мендли Гирей  ушол в малой дружинЂ».

    «Москва взяла Смоленск. Року 1514. Пришол князь великий Иван Васильевичь под Смоленск з войском великим московским и стоял под городом недЂль 12, стрЂляючи з дЂл, a кроль Жигмонт то учул, зобрал войско полское, литовское и руское иишол боронити Смоленска; выЂхал за неделю перед запустами спасовыми, a смоленщане не дочекавши от кроля отсечиподдалися князю московскому з городом и замком Смоленским септеврия I».
  • Автор четко разделяет жителей Речи Посполитой на поляков русских и литовцев.  Что-то не видно в хронике литвинов», которых придумала белорусская свядомая интеллигенция:

    «Того ж року Лит†и всей Руси даны суть права писане».

    «Саранча великая в Полщи, в Руси и в Лит†была».

    «По зистю его през увесь рок кролевство Полское в покою, праве небесною силою и обороною над надЂю всЂх станов трвало, аж потым, року 1574 априля 7 дня почалася елекцыя в Варша†албо под Варшавою в полю, в шопах, на котрую елекцию панове полские, литовские и руские и все рицерство з[ъ]Ђхалися в'великих почтах».

Вернуться к оглавлению

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 134 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте