Об атамане Краснове и красновцах.

Автор: Анатолий Филатов

 Некоторые штрихи к общественному восприятию нашего исторического прошлого и настоящего

Встреча группенфюрера СС Хельмута фон Паннвица с группенфюрером СС Петром Красновым. Сентябрь 1943 года. В так называемом «монархическом», как бы российском, движении в нашей стране и за её пределами периодически обнаруживается возвеличивание атамана Краснова. «Монархическое» и «монархистов» я окавычиваю не по причине того, что монархисты есть, а монархии нет, в конце концов, есть же социалисты без социализма, а коммунисты, тем более, без коммунизма, а оттого, что эти окавыченные «монархисты», в отличие от идейных монархистов (которые, по сути, являются имперцами), строятся и действуют по шаблонам кумиропочитания, кумиропоклонения и исторической ограниченности. Собственно, почитание атамана Краснова и передаёт всю эту специфику. Удивительно, но атамана Краснова почему-то эти «монархисты» тоже называют «монархистом», твердят о какой-то его верности присяге Императору Николаю II. Хотя, на самом деле Пётр Краснов в общем-то остался безучастным к отречению Царя, служил как ни в чём не бывало в своей части, получал должности от Министра-председателя Всероссийского Временного правительства социалиста-революционера А.Ф. Керенского и выполнял его приказы. Ко всему прочему, отречение Николая II означало и освобождение всех от присяги, как минимум, присяги Царю. О Святой Руси и Самодержце П. Краснов начал вспоминать после Гражданской войны, провала своего сепаратного проекта Донской республики, будучи в эмиграции, а в 1939-1940 гг., когда уже получил паспорт нацистской Германии и начал непосредственно работать на гитлеровскую государственную машину, он стал сторонником целостной России, вместо СССР, но, судя по всему, под германским наглядом. Вот такой «монархист» весьма примечательный, как и нынешние «монархисты». А получается-то, что из Краснова пытаются слепить «монархиста», чтобы хоть как-то оправдать его прислужничество германским нацистам и войну против своего (своего ли?) народа, хотя и именуемого тогда советским.

Итак, по пунктам.

1. Краснов "пошёл на сделку с дьяволом" (по определению автора публикации «В этот день, 70 лет назад был казнён донской атаман Пётр Краснов» А. Васильева[1], с чем я согласен, но, добавлю, дьявола-врага России и русских), потому как-то оправдывать или, тем более, привечать его считаю не просто аморальным, но и русофобским и антироссийским. Этот дьявол-Гитлер, замечу, один из фрагментов тысячелетней агрессии и козней Европы против России (неважно как она называлась в тот или иной исторический период).

Кстати, ещё в 1918 г. атаман Краснов, как глава Донской республики (Всевеликого войска Донского) предлагал германскому Императору Вильгельму II не только широкое сотрудничество и мир (почти по стопам Ленина, инициировавшего заключение сепаратного Брестского мирного договора Советской России с Германской, Австро-Венгерской и Османской Империями и Болгарским Царством и по лекалам сепаратистской Центральной рады Украинской народной республики), но и добивается от Германии поддержки в обеспечении государственной самостоятельности, вне России, Северного Кавказа, Кубанской, Терской и Астраханской областей, которые он, вероятно, предполагал включить в состав Донской республики. И чем тогда такая Донская республика отличалась от УНР?

2. Отсюда, почитатели Краснова являются а) либо людьми с ограниченным мировоззрением (в контексте русских культурно-цивилизационных ценностей), б) либо скрытыми русофобами и недоброжелателями России (вне зависимости от этно-культурной самоидентификации), в) либо использующими броваду и различные девиации с целью самоутверждения таким образом (за неимением других возможностей), г) либо «романтиками» (если не фанатиками) монархии России, создавшими из неё и её представителей своих кумиров (причём, замечу, сосредоточивающиеся именно на последнем Императоре, заслуживающим человеческого сострадания и, действительно, страстотерпце, но слабом государственном правителе).

3. Ущербно приветствовать всех антикоммунистов без разбора, потому что среди них наберётся великое множество врагов России и русских. Более пагубно становиться в ряды подобных антикоммунистов. Такие антикоммунисты легко превращаются в русофобов. Среди так называемых «монархистов» и красновцев достаточно людей, которые открыто или завуалированно приравнивают нацистскую Германию Советскому Союзу, считают их в равной степени разжигателями Второй Мировой войны, ставят знак равенства между нацистской НСРПГ (НСДАП) и советской ВКП (б), не видят разницы между нацистским режимом в Германии 1933-1945 гг. и коммунистическим режимом в СССР того же периода, более того, отдают предпочтение первому. Посему, в частности, эти монархиствующие говорят о «бедной» Польше, которая пострадала в равной мере от Германии и СССР в 1939 г. На минуточку, сравним эти измышлизмы с тем, что кричат сейчас украинствующие из подкласса бандеровцев и прочих оуновцев. Всё однаково. А те красновцы и прочие «монархисты», которые «не замечают» этих антирусских и антироссийских выпадов, которые молча соглашаются с ними, которые не брезгуют сообществом с хулителями солдат Красной Армии и ненавистниками памяти воинов-победителей европейского нацизма и фашизма, оскорбителями Бессмертного полка, они не то, что ничем не лучше отмеченных мерзавцев, они даже гораздо хуже. Ибо, получается, более подлее. Хотя, куда уж. Если ж, не подлее, то недоумки. Хотя, разбираться в сортах того и другого я не специалист.

4. Оправдывая пособничество атамана Краснова нацистской Германии тем, что он, якобы, боролся против коммунистического режима, нынешние красновцы-«монархисты», многие не замечая того, скатываются в один лагерь с укросвидомитами, оправдывающими теми же, по сути, приёмами Бандеру, Шухевича, Стецько, Мельника и прочих. Конечно, ни те, ни другие не признаются в своём родстве, да и позиции их разнятся, как разнятся подходы их кумиров – П. Краснов в 40-х годах уже не придерживался политики сепаратизма, да и о Донской республике он не вспоминал, а оуновцы (члены Организации украинских националистов) хотели этнократическое украинское государство, П. Краснов не декларировал ненависть к русским, а оуновцы этой ненавистью жили. Но вот утверждения у современных красновцев и бандеровцев оказываются очень похожими.

5. Большевистская революция 1917 г. это, безусловно, чёрный апогей Второй Великой смуты в России и её последствия глубоко трагичны для страны и народа. Но, время для избавления от большевистской напасти закончилось в 1920-1922 гг. После этого бороться против коммунистического режима в СССР означало, прежде всего, и терзание народа и страны, только-только начинавших поправляться от лихолетий Гражданской войны. Тем более антинародным и антирусским было пособничество нацистской Германии, которая хотя и декларировала борьбу с «жидо-большевистским режимом», но не менее жестоко преследовала народные массы, готовя и реализуя им положение рабов «арийской нации». Такова историческая ситуация и историческая правда.

Из этого вовсе не следует, что надо обелять коммунистический режим с его гонениями на верующих и священников, нещадной эксплуатацией народа в 20-40-х гг., антинародной экономикой, репрессиями, в жернова которой попало множество невинных людей; режим, который был и антирусским (узаконивший разделение русской нации на русских, украинцев и белорусов), жертвовавший Россией, когда ему вздумается, который являлся не более чем вариацией (коммунистической) европейской цивилизационной модели. Но, при этом надо видеть и систему социальной защиты и социального обеспечения населения, которую коммунистический режим в СССР выстроил к 60-70-м гг., размах промышленного и гражданского строительства в стране, технологические прорывы в авиации, космонавтике, медицине, научные достижения, создание ядерного щита, который сохранил нашу страну – Россию – в 90-е годы. И много чего другого положительного. И это тоже наша история.

Опять же, что касается репрессий в советский период истории России, то нельзя безоговорочно утверждать, что они были тотальными и жестокими. Например, родной брат атамана Краснова – Платон Николаевич Краснов, переводчик и публицист, далёкий от политики, все смутные годы провёл в Петрограде и умер в нём, уже переименованном в Ленинград, в 1924 г. Не располагаю сведениями о причине скоропостижной смерти Платона Краснова (58 лет), но также нет никаких данных, что в его отношении со стороны большевистского режима были предприняты какие-либо репрессивные действия как к родному брату атамана Краснова, решительно боровшемуся с Советской властью. Ну, ладно, уже слышу возражения, мол проглядели большевика брата атамана Краснова, а иначе бы репрессировали. Можно с этим согласиться? Допустим, можно. Но, есть и другие примеры, более показательные. – Отец Георгия Вернадского, русского историка, вынужденного эмигрировать в 1920 г. из Советской России в связи со службой в администрации Правителя юга России и Главнокомандующего Русской армией барона П.Н. Врангеля, Владимир Иванович Вернадский остался в СССР, был академиком, руководил различными научно-исследовательскими организациями, неоднократно выезжал за границу, где встречался со своим сыном и дочерью Ниной, тоже эмигрировавшей из Советской России. В общем, не всё однозначно.

6. Если кто-то будет утверждать, что в досоветской России всё было безоблачно и солнечно, а «овцы» и «волки» благоденствовали каждые по-своему, то это будет, в лучшем случае, докучная сказка без конца или небывальщина из той же серии. Потому этот пункт и развивать нет никакой необходимости.

7. Такие красновцы и «монархисты» говорят о том, что Россия закончилась в 1917 г. А всё, что было потом и что есть сейчас это не Россия. Так они пытаются не только разорвать нашу историю, выбросить из неё целый фрагмент советской эпохи, они провоцируют разрыв самого российского народа и русской нации. Так они питают и разных кучм и медведчуков, пишущих про Украину-неРоссию. Так они разлагают саму почву русской жизни и пространство исторической и будущей России, копая пропасть в нашей непрерывной, но и противоречивой, почти что полутора тысячелетней общественной жизни (если отталкиваться от псковского Острова). Копают, надо сказать, с усердием, хотя и усердием земляных червей. С умыслом это делается или без умысла, значения не имеет. Количество и степень вреда от этого не изменяется. И вред этот может стать погибельным, если мы промолчим или смиримся с такими червоточинами.

8. И наконец. Если уж говорить о Петре Николаевиче Краснове как действительно талантливой личности – знатном военачальнике, эффективном управленце-организаторе, интересном публицисте и писателе-хроникёре, то его политический путь с февраля 1917 г. следует описывать как путь трагических для него и пагубных для общества заблуждений, которые в целом ряде случаев стали преступлениями против российского (советского в определённый исторический период) народа. А может биографам П.Н. Краснова следовало бы уделить более предметное внимание роли его жены в выборе им политической ориентации и мировоззренческих установок. Только таким образом и можно будет вписать атамана Краснова в контекст общей российской истории, определить его место в российском культурно-цивилизационном пространстве. И не возмущаться казнью политического коллаборациониста атамана Краснова в 1947 г., а видеть в ней неизбежность наказания (весьма сурового) за военные преступления заблудившегося в мировоззренческой ориентации человека. Тем самым и принести пользу для самого исторического имени П. Краснова, и избежать провоцирования конфликтогенности в российском обществе.



[1] См.: «Наша держава». Российское общественно-политическое информагентство. – 16 января 2017 –http://www.monarchism.info/2017/01/70.html
Филатов Анатолий Сергеевич,
кандидат философских наук,  доцент кафедры политических наук и международных отношений
Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.