Современные научные воззрения на происхождение некоторых индоевропейских языков.

Автор: Юлия Григорьева

Карта эволюции индоевропейских языков, где ареал сатем показан красным цветом. Центральный ареал сатемизации обозначен тёмно-красным цветом и соответствует археологическим культурам Синташта-Петровка-Аркаим, Абашевской и Срубной.Задача статьи - изложение накопленных сравнительно-историческим языкознанием фактов о происхождении следующих индоевропейских языков: древнеиндийского литературного, церковнославянского, готского и древнеанглийского. Хотя данные языки относятся к разным группам индоевропейской семьи (индийской, славянской и германской), их генетическое родство, общее праиндоевропейское прошлое, наличие регулярных фонетических соответствий и близкое сходство грамматических форм обосновывает постановку подобной задачи. Интересно также отметить тот факт, что современные индийские языки, «выросшие» в атмосфере санскрита, как и современный английский, прошли путь от флективного, синтетического, языка до аналитического.

Миграция индоевропейцев из Европы на восток началась в V-III тысячелетии до н. э. в период неолита. Это были уже не совсем кочевые племена. Они занимались земледелием, изготовляли глиняную посуду, разводили скот и домашнюю птицу, умели прясть и ткать, использовали колесо. Среди них было распространено многобожие.

Индоевропейские племена ариев вторглись на территорию Индостана с Северо-Запада во II - начале I тысячелетия до н. э. Они говорили на нескольких близкородственных диалектах. Западные диалекты легли в основу языка, отраженного в ведах и называемого ведийским (Veda - священное знание). Ведийский язык представлял собой самый ранний период древнеиндийского. Периодом его становления ученые считают XV-X вв. до н. э. Восточные диалекты индоевропейского легли в основу древнеиндийского языка, который позже был назван санскритом. Он сохранился в многочисленных памятниках древней и средневековой литературы разных жанров. С середины I тысячелетия до н. э. по III-IV вв. н. э. складывались индийские эпические поэмы Махабхарата и Рамаяна. Древнеиндийский язык этих поэм называют эпическим санскритом [10, с. 3]. Большинство санскритских памятников было создано на классическом санскрите -языке IV-VII вв. н. э.

Особое место среди памятников на древнеиндийском занимают труды по языкознанию - лексикографические работы, описания звукового состава и грамматического строя языка, поразительные по своей полноте. Работы многочисленных грамматистов в V-IV вв. до н. э. были систематизированы ученым Панини в трактате «Восьмикнижие». В труде Панини зафиксированы языковые нормы, соблюдение которых позже становится обязательным в литературных произведениях на классическом санскрите [10, с. 4]. В отличие от иранцев индийцы не имели письменности, в письменной форме санскрит существует около 2-х тыс. лет. Грамматика Панини была сочинена и заучена наизусть, богатая морфология санскрита тщательно описана в ее стихах, при этом данная грамматика характеризуется высокой степенью абстракции лингвистической мысли, чуждой европейцам, поэтому позднее было составлено несколько томов комментариев к ней.

Термин «санскрит» употребляется в узком и широком смысле. В узком он подразумевает эпический и классический язык, в широком (включая ведийский) употребляется как синоним древнеиндийского. Санскрит сыграл исключительно важную роль в Индии как язык культурного единства страны. До сих пор его изучение входит в систему традиционного индийского образования. Санскрит используется как язык богослужения в индуистских храмах, на нем издаются газеты и журналы, ученые ведут на этом языке переписку; санскрит признается рабочим языком на научных санскритологических конференциях [10, c. 5].

Открытие санскрита европейцами привело к созданию научной индоевропеистики и к утверждению сравнительно-исторического метода в языкознании. В начале XIX в. полагали, что индийский древнее родственных ему языков и был их общим предком (Ф. Шлегель), но от взгляда на санскрит как на «праязык», язык-основу, компаративисты вскоре отказались. Новые сравнительно-исторические исследования, основанные на длительном изучении фактического материала, в конце XIX в. поколебали мнение об архаичности санскрита. Уточнения в сложившиеся ранее представления о фонетике, морфонологии и морфологии санскрита внесла «ларингальная теория» (Ф. де Сос-сюр, Е. Курилович) [10, c. 6].

Идеи Ф. де Соссюра о сонантических коэффициентах были изложены в его труде «Мемуар о первичной системе гласных в индоевропейских языках» [11]. В звуке, обозначенном как «шва» (термин принадлежит А. Фику), Ф. де Соссюр усматривал не гласный, а, наподобие слабой ступени дифтонгов, вокализацию сонантических коэффициентов. В дальнейшем датский лингвист Г. Меллер, разрабатывавший в течение ряда десятилетий вопросы родства индоевропейских языков с семитическими, выдвинул предположение о родстве сонантических коэффициентов с семитическими ларингалами [15]. С этого времени речь уже может идти о ларингальной теории, объясняющей строение индоевропейского корня и слога. Новый этап в развитии этой теории наступил в 1927 г., когда Е. Курилович выступил с утверждением, что хеттское h является отражением постулированного де Соссюром согласного «шва» [12]. В середине ХХ в. Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов привели ряд серьезных доводов в пользу фонетической характеристики индоевропейского «ларинга-ла» как фарингального спиранта [8; 4].

Хеттский язык составляет отдельную подгруппу индоевропейских языков. Хетты - древнейший народ, упоминаемый в книге Бытия, соперник Древнего Египта (земля Ханаанская, восточная Анатолия в Малой Азии). Их расцвет пришелся на рубеж II-I тысячелетия до н. э. Столица хеттов была раскопана в 1907 г. в 90 милях к востоку от современной Анкары. Хетты имели письменность (при раскопках были обнаружены глиняные таблички, напоминавшие Вавилонскую клинопись). Хетты на пятьсот лет раньше других индоевропейских племен обособились и выделились в отдельную подгруппу из праязыкового единства. Распад индоевропейской праязыковой общности сопровождался исчезновением ларингала.

Как принято считать в современной германской филологии, германские языки возникают как результат самостоятельного развития одной из крупных диалектных групп индоевропейского праязыкового единства, имевшего сильные диалектные деления и впоследствии распавшегося на отдельные диалекты около IV тысячелетия до н. э. Согласно теории субстрата, сторонником которой выступал известный индоевропеист А. Мейе, на рубеже III-IV тысячелетий до н. э. протогерманцы смешались с неким древним неиндоевропейским этносом Северной Европы, что впоследствии привело к перестройке фонетической системы в древнегерманском языке, коренному изменению его артикуляторного типа, а именно - смене типа ударения со свободного тонического, музыкального на фиксированное на первой корневой морфеме динамическое, экспираторное, связанное не с повышением тона, а с силой выдоха, и, как результат, первому передвижению шумных согласных, получившему название закона Я. Гримма. Язык-подоснова исчез под влиянием языка-«завоевателя», но потом проявился в виде определенных артикуляционных навыков - особенностях произношения, ударения, интонации. Формирование крупных языковых семей вроде индоевропейской связано с заменой языка подосновы языком завоевателя, т. е. существование общего праязыка без сильных диалектных членений есть гипотетически восстанавливаемая языковая модель, научная абстракция, система фактов, полученных с помощью сравнительно-исторического метода. Данная теория объясняет, например, наличие неиндоевропейского словаря в хеттском и албанском языках, консонантный сдвиг в протогерманском и армянском языках. Местное население подчиняется пришлому меньшинству, которое приходит на новые территории либо как завоеватель (военная элита), либо как колонизатор-мигрант, фермер, торговец, стоящий на более высокой ступени развития.

Необходимо помнить, что ударение не является самостоятельной сущностью, независимой от фонем и способной воздействовать на них. Фонологический анализ вычленяет фонемы и акцентуацию из линейного ряда как две стороны единого процесса [9, с. 14]. Ударение «подчинило» себе германские языки, что повлияло на всю их историю, проявляясь в утрате автономности и уравновешенного характера слога, усилении акцента на ударном слоге, асимметрии и неустойчивости системы кратких и долгих гласных, разной судьбе ударных и безударных слогов, в частности редукции ослабленного, безударного слога, удлинении и расщеплении ударного гласного (теория Вреде), распространении омонимичных грамматических форм и аналитизма, а также создании особого аллитерационного стиха в древнегерманской поэзии. Древнее тоническое ударение еще проявляет себя в германских языках, например в современном шведском слова tomt (участок земли) и tomte (гном) отличаются разным тоном.

Как было сказано выше, германские языки характеризуются, в частности, особым консонантизмом, описанным законами Я. Гримма и К. Вернера и возникшем, по мнению А. Мейе, в результате усиления экспирации или запаздывания действия голосовых связок. Глухие смычные произносятся при плохо закрытой в момент смычки голосовой щели. Как следствие, воздух скапливается на протяжении периода смычки в ротовой полости и должен быть выдохнут после эксплозии смычного (открытия смычки согласного), момент которой откладывается. Таким образом, индоевропейские глухие смычные p, t, k переходят в глухие щелевые. При произнесении индоевропейских так называемых неудавшихся звонких bdg голосовые связки поздно вводятся в действие, их вибрация начинается только в момент эксплозии, весь период смычки слышен глухой звук, отчего происходит переход вышеназванных звонких смычных в глухие смычные p, t, k, именуемые «напряженными» в фонетике английского языка. В результате первого передвижения согласных было снято противопоставление по придыхательности, по звонкости в системе смычных (ряд p, t, к), оформлено противопоставление по звонкости в системе щелевых и новые оппозиции между серией смычных и серией глухих щелевых, что указывает на фонологический характер процесса.

Древнеиндоевропейская система согласных традиционно выглядит следующим образом: единственный щелевой согласный s; сонорные r, l, m, n; шумные смычные противопоставлялись по пяти рядам (губные b, p, bh, ph; переднеязычные / дентальные d, t, dh, th; среднеязычные / палатальные g’, k’, g’h, k’h; велярные / заднеязычные g, k, gh, kh; увулярные / лабиовелярные gwkw, gwh, kwh) и трем сериям: глухие, звонкие и придыхательные. Таким образом, в индоевропейском праязыке предположительно было три основных гуттуральных ряда шумных смычных, различавшихся по месту артикуляции, - палатальные, велярные и лабиовелярные. В индоевропейских языках ареала satem, в частности, славянских и санскрите, произошла нейтрализация велярных и увулярных при сохранении палатализации, напротив, в языках ареала centum, в частности, германских и тохарском произошла нейтрализация палатальных и велярных (снято противопоставление по твердости-мягкости) при сохранении лабиализации. Здесь интересно отметить еще одну языковую закономерность, причинно-следственные отношения в фонологических системах. Сопоставительно-типологический метод, основанный на установлении сходства и различия системных отношений одного уровня в разных языках (типологии системных отношений), свидетельствует о том, что развитая система согласных фонем, парных по твердости-мягкости, не сочетается в одной системе с противопоставлением гласных по длительности или высоте тона [9, с. 28].

Однако современные языковые универсалии заключаются в том, что не существует такой консонантной системы, в которой велярный ряд имел бы дополнительную корреляцию по двум тембровым окраскам (палатализация и лабиализация), а передние ряды ее бы не имели. Поскольку обычно велярные подвергаются палатализации, т. е. переходят в среднеязычные, а не наоборот, то из этого следует, что гипотеза о трех рядах гуттуральных общеиндоевропейских согласных не работает, а соответствие велярных в ареале centum переднеязычным в ареале satem, и наоборот, соответствие велярных в ареале satem лабиовелярным в ареале centum предполагает более позднее преобразование первоначальной системы путем либо палатализации в одном диалекте, либо лабиализации в другом из-за общей тенденции к удобству произношения.

В 70-е гг. ХХ в. Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов выдвинули глоттальную теорию, состоящую, в частности, в том, что германская система являлась ареалом сохранения протоиндоевропейского консонантизма как результат раннего отделения прагерманцев от центральной группы, а изменился, напротив, консонантизм других языков этой группы.

Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Ивановым была предложена реинтерпретация традиционной системы трех серий индоевропейских смычных согласных (I - звонкие простые d, g, но практически без b, II - звонкие придыхательные bh, dh, gh, III - глухие простые p, t, k), в которой все три серии трактуются иначе: I - незвонкие глоттализованные t’, k’ (p’ встречается редко или отсутствует), II - звонкие, III - глухие, с реализацией двух последних в виде придыхательных и непридыхательных аллофонов типа dhd и tht соответственно [5].

Традиционная система трех серий смычных согласных не находит типологической поддержки в закономерностях организации фонемной парадигматики в других языках - как в плане наличия серии звонких придыхательных фонем при отсутствии глухих придыхательных, так и в отношении ущербной представленности или отсутствия b (при наличии bh, p) [9, с. 70].

Новая интерпретация, согласующаяся с многочисленными аналогиями в других языках и соответствующая статистически наиболее вероятным структурным закономерностям строения фонологических систем, позволила по-новому взглянуть на соотношение архаизмов и инноваций в различных ветвях индоевропейской языковой семьи. В частности, в германской, армянской и, возможно, хетто-лувийской системах рефлексы трех серий смычных оказались наиболее близки их индоевропейским прототипам. Отражение согласных I серии как незвонких получило типологическую поддержку в диалектах удинского и лезгинского языков, где глоттализованные переходят в простые глухие. Глухая реализация согласных I серии сохранилась и в древних индоиранских диалектах на морфемных швах [13].

Если принять во внимание, что первая серия индоевропейских смычных - это глухие непридыхательные, то следует сделать вывод о том, что наиболее поздние и удаленные от общеиндоевропейской системы явления обнаружены в индоиранских, греческом, италийских и других языках, т. е. принятие интерпретации Т. В. Гамкрелид-зе и В. В. Иванова приводит к «десанскритизации» индоевропейской модели [12].

Звонкие придыхательные рассматриваются как позднейшее развитие в праиндоиранском, прагреческом, праиталийском и праармянском, т. е. они считаются диалектными вариантами, не имеющими общеиндоевропейского характера [2].

Древние германские племена населяли север центральной Европы между Эльбой и Одером, а также юг Скандинавии, включая полуостров Ютландия с начала неолита, III тысячелетия до н. э. [1, с. 7]. На то, что прародиной германцев могла быть Скандинавия, указывают несколько фактов, приведенных ниже.

Древнегерманские племена и их языки подразделяются на три крупные ветви:

-    восточногерманскую, представленную только мертвыми языками (в частности, готским);

-    северогерманскую, представленную современными скандинавскими языками - шведским, датским, норвежским и исландским, развившимися из древнесеверного;

-    западногерманскую, представленную сегодня английским, немецким, нидерландским, фризским, африкаанс, идишем, а в древности древнеанглийским, древневерхненемецким, нижнефранкским, древнефризским, древнесаксонским.

Наличие общих фонетических, грамматических, лексических признаков (изоглосс) указывает на генетическую близость восточных и северных германцев, свидетельствует об их особом единстве и родстве, древнем диалектном членении еще в пределах германского языка-основы. В частности, только в современных скандинавских языках сохранились слабые глаголы IV класса с основообразующим суффиксом на -nan / no- непереходные, возвратные, предельные со значением изменения состояния, которые существовали в готском, но их уже не было как особого морфологического класса в древнеанглийском и шире - в западногерманских языках. Большинство из них означали наступление состояния, независимо от действия субъекта, что сближало их с формами медиопассива [7, с. 176]. В современном шведском языке, например, есть два глагола: переходный mjuka upp «смягчать» и «наследник» IV класса непереходный глагол mjukna со значением «смягчаться». В составе современной Швеции в Балтийском море есть остров Готланд (Gotland). Неслучайно полный титул шведского короля Карла XII звучал примерно так: «Карл, Божией милостью король Шведов, Готов и Вендов, великий князь Финляндии, герцог Сконский, Эстонский, Лифляндский, Карельский, Бременский, Верденский, Штеттинский, Померанский, Кассубенский и Вен-денский, князь Рюгенский, владетель Ингерманландии и Висмара; а также пфальцграф Рейнский в Баварии, герцог Юлихский, Клевский и Бергский, и прочая, и прочая, и прочая... » [6, с. 15]. Шведский язык сохранил больше архаичных черт, нежели современный английский, например древнеанглийский аномальный глагол bttan - «жить» в современном английском не представлен, а в шведском он сохранился с тем же значением, но употребляется как правильный, регулярный, глагол третьего спряжения bo.

За период своего существования на территории Южной Европы готы создали два княжества: остготское на территории современной Италии (с V по VI вв.) и вестготское на территории современной Испании (с V по VIII вв.). Появление готской письменности связано с распространением среди готов христианства в IV в. Вестготский епископ Ульфила изобрел на основе греческого алфавита Азбуку и перевел Святое Писание на готский язык. Некоторые буквы могли быть также заимствованы из латинского и рунического. Дошедшие до наших дней рукописи готской Библии являются более поздними списками вестготского текста, сделанными остготами в V- VI вв. [1, с. 95]. Особенно ценен готский материал для изучения древнейших особенностей германских языков и построения их сравнительной грамматики, так как готский - единственный представитель восточногерманской группы, на котором были созданы первые письменные памятники, отражающие наиболее ранние черты в морфологии германских языков. Следует также отметить изоглоссы, относящиеся к весьма архаичным явлениям индоевропейской морфологии, - чередования основообразующих элементов в гетероклитическом склонении имен существительных в хеттском языке (uuatar - «вода» - uuetenas -«воды»), с одной стороны, и распределение суффиксов r/n в готском и северных языках (vatn / wxter) - с другой [7, с. 21].

Во II—I вв. до н. э. готы и их сородичи переселились на континент из Скандинавии [1, с. 91]. О скандинавском племени гаутов (древнеанглийское Geatas) и его герое Беовульфе рассказывает древнеанглийская поэма «Беовульф».

Англосаксонская поэзия представлена довольно большим количеством памятников, среди которых особенное место занимает эпическая поэма «Беовульф», написанная в стиле, характерном для северноевропейской саги, и напоминающая героические эпосы скандинавских народов (близкородственные западногерманские племена англов, саксов, фризов и ютов, впоследствии переселившихся на Британские острова, также называют северогерманскими ингвеонскими племенами).

Поэма дошла до нашего времени в единственной рукописи, датируемой концом Х в. и хранящейся в Британском музее. По мнению большинства исследователей, данный эпос относится к концу VII или к первой трети VIII вв. Согласно М. Александеру, - британскому профессору английской литературы и переводчику «Беовульфа» на современный английский язык, - письменная фиксация поэмы произошла до смерти короля Альфреда в 899 г. Поэме присуща и эпическая архаизация. События, о которых в произведении идет речь, относятся к языческой эпохе, но англосаксы периода создания «Беовульфа» уже были христианами. Действие поэмы происходит в южноскандинавском королевстве (Scede-land) в V-VI вв. после падения Рима, в период Великого переселения народов, до заселения англосаксами Британских островов. Англосаксы воспринимали Скандинавию и мир героического эпоса как свою континентальную прародину, как территорию своих материковых предков. Они гордились ими, поскольку правили в Англии от имени предков-завоевателей. Хенгест, упомянутый в поэме в стихах 1083 и 1127, мог быть Хенгестом, пришедшим в Кент в 449 г.

Англосаксы VII-VIII вв. образовывали военно-аристократическое общество, сочетавшее варварство с особым интересом к литературе. В то время Нортумбрия, королевство на севере Англии, была центром европейской культуры. Оригинал поэмы записан на классическом позднем западносаксонском диалекте с включением языковых черт иных диалектов, прежде всего диалектов англов. Последний факт указывает на то, что один из этапов сложения эпоса имел место к северу от Темзы при королевском дворе, чьи интересы были ориентированы на родину предков - Скандинавию. В поэме присутствуют элементы всех четырех основных древнеанглийских диалектов, впоследствии сформировавших позднедревнеанглийское литературное койнэ (нортумбрийского, мерсийского, кентского и уэссекского), ввиду того, что эпос в течение нескольких столетий существовал в устной традиции до момента его письменной фиксации клириком, который, должно быть, воспринимал языческих предков короля, равно как и своих собственных, как ветхозаветных царей Израилевых. Норманское завоевание 1066 г. уничтожило аудиторию, способную адекватно воспринимать поэму «Беовульф». Изменения в языке среднеанглийского периода сделали эпическую поэму архаичной и непонятной для английского читателя эпохи Дж. Чосера, когда английский язык стал использоваться в литературной сфере наравне с французским. Поэма была впервые издана с параллельным переводом на латынь только в XIX в., в год битвы при Ватерлоо, в Копенгагене исландским подданным датского королевского двора.

Общепринятая периодизация истории английского языка включает следующие этапы:

-    древнеанглийский период (V-XI вв.); древнеанглийский язык представляет собой этап развития языков германской группы, когда он обособился от прочих близкородственных диалектов и приобрел черты, не имеющие в них параллелей. В эту же эпоху благодаря христианизации Британии язык получил письменную фиксацию на основе латинского алфавита с элементами рунических знаков. Первые письменные памятники - «Англосаксонская хроника» и поэма «Гимн монаха Кэдмона» (обе VII в., написанные на уэссекском и нортумбрийском диалектах соответственно);

-    среднеанглийский период (XI-XV вв.), эпоха бурных изменений во всех сферах языка, развивающегося в сторону аналитизма.

-    новоанглийский период (XV в. - по настоящее время), период формирования английского языка в его современном виде со всеми присущими ему частями речи, грамматическими категориями и особенностями синтаксиса.

Церковнославянский язык, на котором ведется богослужение в православных славянских странах и который насчитывает более тысячи лет, был создан первоучителями Кириллом и Мефодием на основе говора присолунских славян (болгар) [3, c. 25]. Кирилл и Ме-фодий, а также их ученики переводили Писание с древнегреческого на южнославянский диалект, воспроизводя обороты и величественное течение речи своего родного языка и отражая неповторимое своеобразие своей личности.

В истории церковнославянского языка выделяют три главных периода:

-    с Х по XIII вв. период старославянского языка, или начальный период славянской письменности, наиболее древних ее памятников, близких своим древнегреческим оригиналам;

-    XIV в. - первая половина XVI в. - средний период, характеризующийся сохранением прежнего грамматического строя и формированием живых славянских языков (русского, сербского, болгарского, македонского); в этот период формируются так называемые изводы -местные редакции церковнославянского языка;

-    со второй половины XVI в. (начало книгопечатания, 1564) по настоящее время - новый период, период печатных книг; церковнославянский язык вновь унифицируется - во всех славянских Православных Церквях начинают употребляться русские печатные книги, русский извод церковнославянского языка; после исправлений богослужебных книг при патриархе Никоне (вторая половина XVII в.) церковнославянский язык получает те орфографические правила, которые действуют и по сей день; в России славянский язык был не только богослужебным, но и литературным вплоть до эпохи петровских реформ [3, с. 26-27].

Григорьева Юлия Борисовна,
кандидат филологических наук, доцент  каф. грамматики и истории английского языка,
Московский государственный лингвистический университет.

Журнал "Вестник Московского государственного лингвистического университета" Выпуск 25 (711) 2014

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.    Арсеньева М. Г., Балашова С. П., Берков В. П., Соловьева Л. Н.Введение в германскую филологию : учебник для филологических факультетов. -М. : ГИС, 2000. - 314 с.
  2.    Бомхард А. Р.Современные направления реконструкции праиндоевропейского консонантизма // ВЯ. - № 2. - М., 1988. - С. 5-22.
  3.    Воробьева А. Г.Учебник церковнославянского языка. - М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2008. - 368 с., илл.
  4.    Гамкрелидзе Т. В.Хеттский язык и ларингальная теория // Труды ин-та языкознания АН Груз. ССР. - Сер. вост. яз. - Т. 3. - 1960. - С. 17-91.
  5.    Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В.Лингвистическая типология и реконструкция системы индоевропейских смычных // Конференция по сравнительно-исторической грамматике индоевропейских языков: предварительные материалы. - М., 1972. - С. 15-28.
  6.    Григорьев Б. Н.Карл XII, или пять пуль для короля. - М. : Молодая гвардия, 2006. - 550 с.: илл. - (ЖЗЛ: Сер. биогр. Вып. 998).
  7.    Гухман М. М.Готский язык. - М. : Изд-во Моск. ун-та, 1996. - 288 с.
  8.    Иванов В. В.Проблема ларингальных в свете данных древних индоевропейских языков Малой Азии // Вестник МГУ Ист. - филол. сер. - 1957. -№ 2. - С. 23-46.
  9.    Карасева Т. А.Историческая фонетика латинского языка. Грамматический комментарий к латинским текстам VII-I веков до нашей эры. - М. : Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. - 255 с.
  10.    КочергинаВ. А.Санскрит : учеб. для вузов. - М.: Академический Проект, 2007. - 335 с.
  11.    Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию / пер. А. А. Бобовича и А. Б. Черняка ; пер. с фр., под ред. А. А. Холодовича: - М., 1977. - С. 302-561.
  12.    Шарашидзе Ж.Рецензия на книгу Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова «Индоевропейский язык и индоевропейцы». Ч. I-II. Тбилиси, 1984 // ВЯ. - № 4. - М., 1988. - С. 129-138.
  13.    Эдельман Д. И.Рецензия на книгу Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова «Индоевропейский язык и индоевропейцы». Ч. I-II. Тбилиси, 1984 // ВЯ. - № 4. - М., 1988. - С. 140-145.
  14.    Kurilowicz J.Schwa indoeuropeen et h Hittite // Symbolae Grammaticae in honorem Joannis Rozwadowski. - I. - Krakow, 1927. - P. 95-104.
  15.    Moeller H.Die semitischindogermanischen laryngalen Konsonanten // Memoire de l’Academie Royale des Sciences et des Lettres de Danemark. -7 ser., T. IV. - № 1. - Kobenhavn, 1917. - 255 S.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.