ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Исторические источники по истории православных братств на территории Белоруссии во второй половине XVI - первой половине XVII века

Вильно. Гравюра ХVI в.Сложность изучения истории православных братств на восточнославянских территориях Речи Посполитой состоит в том, что большинство архивов братств погибло. В лучшем положении оказались украинские братства. Только архивы Львовского Успенского, Луцкого Крестовоздвиженского и Киевского Богоявленского братств опубликованы компактно. От архивов других братств сохранились лишь отдельные группы документов. Автором статьи впервые проведен отбор и видовой анализ опубликованных исторических источников по истории православных братств Беларуси во второй половине XVI - первой половине XVII в.

Православные братства были объединениями горожан для проведения совместных трапез, оказания помощи членам братства, поддержания патронируемого храма. В XV-XVI вв. разные формы контроля церковной жизни со стороны прихожан были православной традицией, нашедшей выражение в праве патроната. В польско-литовском государстве данное право служило источником конфликта между братствами и духовенством. Во второй половине XVI в. религиозно-культурная атмосфера православных земель Речи Посполитой стала быстро меняться. Начиналось пробуждение конфессионального самосознания, получили распространение протестантские влияния, развернулись диссидентские движения внутри самого православия. Светские лица и представители духовенства пытались повысить уровень религиозной культуры и просвещения населения. В это же время в польском католицизме успешно развернулась Контрреформация и Католическая реформа, сопровождаемые активизацией миссионерской деятельности и пропаганды в отношении православных [1, с. 29]. В 80-х гг. XVI в. реформировали свои уставы православные братства. Возникли Львовское Успенское и Виленское Троицкое братства, которые были влиятельными организациями православного населения в течение последующих двух веков.

Восточнославянские земли, входившие в состав Польского королевства и Великого княжества Литовского, в церковно-юридическом отношении были территорией Киевской православной митрополии, подчинявшейся Константинопольскому патриархату. В 1593 г. константинопольский патриарх Иеремия даровал Львовскому братству при храме Успения пресвятой богородицы ставропигию - право непосредственного ему подчинения. Братчики становились независимыми от местных епископов и митрополита, но могли контролировать их действия [2, с. 36]. По образцу уставов Львовского Успенского и Виленского Троицкого братств были созданы православные братства в других городах Речи Посполитой в конце XVI - начале XVII в. С разрешения патриархов и государственной власти братчики открывали школы и типографии [2, с. 11]. Из узкосословных организаций православные братства превратились в объединения, в которые могли вступать представители других сословий (дворянства и духовенства).

Природа «братского движения», причины стремительного роста значения православных братств в Киевской митрополии, в политической и культурной жизни Речи Посполитой являются предметом споров историков на протяжении десятилетий. Сложность изучения истории православных братств состоит в том, что большинство архивов братств погибло. В лучшем положении оказались украинские братства, поскольку сохранился архив крупнейшего и влиятельнейшего из них - Успенского во Львове. Информация источников этого братства является определяющей в исследованиях авторов, занимающихся социально-политической и религиозно-культурной историей восточнославянских земель Речи Посполитой во второй половине XVI -первой половине XVII в.

В русских изданиях начиная с 40-50-х гг. XIX в. был введен в научный оборот целый комплекс документальных материалов из архива униатских митрополитов, коллекций актовых источников, так называемых Литовской и Коронной метрик. Публикация источников осуществлялась археографическими комиссиями и частными лицами до Октябрьской революции и была продолжена научными учреждениями в советское время. Только документам Львовского Успенского, Луцкого Кре-стовоздвиженского и Киевского Богоявленского братств посчастливилось быть опубликованными компактно. От архивов других братств сохранились лишь отдельные документы или группы документов.

Среди белорусских братств самым влиятельным было Виленское Троицкое, позже Святодухов-ское братство. Сведения о нем содержатся в актовых материалах, опубликованных Археографическими комиссиями в Вильне и Санкт-Петербурге.

Печатный Устав братства - «Чин Виленского братства», упоминание о котором содержится в послании Виленского братства Львовскому 28 мая 1588 г. [3, с. 4-6] считался потерянным уже в XIX в. [4, с. 315]. Действительно, эта книга не дошла до нас [5, с. 167], но составить представление об Уставе братства позволяет привилей (жалованная грамота) короля Сигизмунда III от 21 июня 1589 г. [3, с. 22-25; 6, с. 140-141 ]. Одна из публикаций этого документа помещена в «Чтениях общества истории древностей российских», там же находится «Реестр уписования братий братства церковного Святей Живоначальной Троице, олтаря Сретения Господня, в месте Виленском, року от воплощения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, 1594» [7, с. 29-40]. Привилеи 9 октября 1592 г. [6, с. 149-153] закрепляют за братством его дома, разрешают открытие школы и типографии, освобождают от всех городских повинностей.

Среди опубликованных документов Виленского братства преобладают акты судов по делам братства, например акты Виленского гродского суда по случаю нападения студентов Виленского иезуитского коллегиума на Свято-Духовский монастырь во время праздника Пасхи (25 апреля - 15 мая 1598 г.) [6, с. 29-39] или документы, освещающие ход тяжбы Виленского братства с униатским митрополитом Ипатием Потием и архимандритом Ве-льямином Рутским в 1601-1609 г. Братство протестовало против присвоения Ипатием Потием себе митрополичьей власти [8, с. 41-54; 9, с. 41—42], нарушения им и Вельямином Рутским «прав и привилегий православных церквей» [8, с. 84-85]. Рут-ский был введен во владение Виленским Свято-Троицким монастырем, хотя он издавна считался православным [8, с. 80-83; 10, с. 51-53].

В особую группу документов можно выделить акты судов, рассматривавших имущественные дела братства. Например, мандат короля Сигизмунда III (1596 г., 24 янв.) «старшинам Виленского Свято-Троицкого монастыря о явке их в королевский суд для рассмотрения документов на право владения домами, принадлежащими Свято-Духовскому братству» [10, с. 23-26], декрет королевский (1596 г., 10 февр.) по делу о братском доме, который был оставлен королем за братством [11, с. 221-222].

Братские дома постоянно становились предметом спора Виленского братства как с частными лицами [8, с. 39-40], так и с городской администрацией. Виленский магистрат пытался опротестовать права братства на два дома в Вильне [11, с. 222-226]. Братство в свою очередь доказывало незаконность действий магистрата [8, с. 55-59]. К этой группе документов примыкает «челобитная депутата Виленского православного братства сеймовым чинам, о разных насилиях и обидах, претерпеваемых православными от Киевского униатского митрополита Ипатия Потия и Виленских магистратских властей» [3, с. 245-252]. Но братские дома были не единственным предметом спора. Об этом свидетельствуют, например, жалоба братчиков на архимандрита Сомойлу Сенчилу по случаю насильственного завладения им братским фольварком Ко-ристи (1607) [8, с. 72-74] или жалоба старосты Виленского Святодуховского братства на крестьянина Валентия по случаю порубки леса в братском имении - Судеревском дворце и посвидетельствование возного (1608 г., 26 аир.) [8, с. 74-75].

В 1608 г. возникло униатское братство при Свято-Троицком монастыре (бывшем православном), которое начало делать «опресыи и пренагабеня» православному братству, заявляя притязания на братские грунты, на типографию [4, с. 325]. Сохранились документы о взаимоотношениях Виленского православного братства с униатским [6, с. 155-158, 169-177; 11, с. 239-243], но больше сохранилось документов, характеризующих отношение королевской власти к униатскому братству [8, с. 95-97].

Ситуация еще более осложнилась после издания братской православной типографией «Фрино-са», или «Плача Восточной Церкви» Теофила Ортолога (Феофила Орфолога) (псевдоним Мелетия Смотрицкого до его перехода в унию) в 1610 г. [5, с. 184]. Это полемическое сочинение вызвало такое волнение в обществе, что король издал ряд «листов», которыми запретил продажу и куплю русских книг Виленской Святодуховской типографии под опасением штрафа в 5 000 червоных золотых, велел сжечь книги братской типографии, заключить в тюрьму автора, корректора и наборщиков [8, с. 93-95; 11, с. 384-385].

Сложными оставались отношения православного и униатского братств и в дальнейшем. Подтверждением может служить протестация «старшины Виленского Православного братства... Варшавскому старостинскому суду, о похищении униатами братского имущества, и вместе с тем королевских привилегий, пожалованных оному, с жалобою о разных чинимых им обидах и притеснениях» (1630 г., 15 июня) [3, с. 518-521]. «Обиды и притеснения» продолжались и в последующие годы, причем были взаимными. Например, жалобы духовенства Виленской Святодуховской церкви от имени всех братчиков на настоятеля Троицкого монастыря (1637 г., 5 аир.) [8, с. 124-125] и посви-детельствование возного Мартина Лютостанского (1637 г., 5 аир.) [8, с. 123-124] по поводу нападения на православное погребальное шествие и истязания виленского скорняка Павла Семеновича. В ответ от обвиненной стороны - «Протестация Виленских Свято-Троицких монахов против монахов Святодуховского монастыря по делу о беспорядках, произведенных сими последними» (1637, 10 аир.) [8, с. 121-122].

Помимо Вильно братства существовали в Бресте, Минске, Могилеве, Орше, Пинске, Слуцке и других городах и местечках. Источники по их истории сохранились крайне неравномерно: «...это все такие отрывочные сведения, что связать их в одну картину почти не представляется возможности» [12, с. LXXXIV], Это преимущественно публикации актового характера, помещенные в археографических сборниках с 1824 по 1940 г.

Польский король Сигизмунд III, разрешая брестским православным мещанам учредить братство и школу при Николаевской церкви по образцу Виленского Троицкого и Львовского Успенского братств [3, с. 37-39; 13, с. 243-244; 14, стб. 69-71], ссылался на грамоту (благословенный лист) Владимирского и Брестского епископа Мелетия Хреб-товича 1590 г. [15, с. 8-10].

Адам Потий в конце 80-х - начале 90-х гг. XVI в., будучи еще светским лицом, покровительствовал братству: «Еще же и пан Адам Потий, кашталян Берестийский, сенатор короля его милости, чин братства Лвовского в Берестью заложил» [3, с. 44]. Позднее, действуя уже как униатский епископ, Потий содействовал закрытию школы и упадку Брестского Николаевского братства [3, с. 90, 176,215; 13, с. 266-267].

Чин (Устав) Львовского братства, «преподанный» Брестскому братству, был внесен в гродские книги игуменом брестского монастыря Афанасием Филипповичем в 1641 г. Публикация 40-х гг. XIX в. представляет собой особый «Чин», переписанный из брестских гродских книг в пинские в 1668 г. [16, с. 55].

В актах Брестского магистрата находился «увязчий лист» королевского дворянина Федора Корсака о передаче православной церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Бресте (1633 г., 7 мая) [15, с. 13-14]. Сделано это было на основании универсала Владислава IV (1633 г., 24 мар.) [15, с. 10-11] о возвращении православным отнятых униатами церквей. Привилей короля об учреждении при этой церкви православного братства с прежними правами, школою и шпиталем (1641 г., 13 окт.) вошел в «Диариуш Брестского игумена Афанасия Филипповича». Диариуш, являясь повествовательным источником, вобрал в себя важнейшие документальные источники по истории Брестского братства, в том числе лист братству митрополита Петра Могилы [16, стб. 72-74, 80].

В «Собрании древних грамот и актов городов Минской губернии» (Минск, 1848) и других археографических изданиях содержатся документы о белорусских братствах, прежде всего минских [17, с. 12; 18, с. 51-56].

Жалованной грамотой 11 сентября 1592 г. Си-гизмунд III учредил «братство церковное соборное, прозываемое шпитальное... дом вольный братский для сходок и номов своих межи, прикладом инших мест наших... школу и шпиталь при братстве» [3, с. 53-54].

После заключения Брестской унии братским имуществом завладели униаты.

Из грамоты короля Владислава следует, что новое православное братство «...cerkwi zalozenia ss pierwo-apostolow Piotra у Pawla niezuniowanych monasteru miasta naszego Minskiego... ufundowane-go... в году 1613... а пред тем еще обывателями воеводства Минского и иных воеводств и поветов в году 1612... заложеного и подписями стверженого, а потом в году 1614 и 1620 благословленного их духовенством...» [19, с. 102].

В грамоте патриарха Феофана (1620 г.) отмечено, что Минское Петропавловское братство «яко и иные братства старати же бы размножение хвалы Божей чрез науку в школе, которую мают мети на кгрунтах своих, языка грецкаго, славенскаго и латинскаго было» [17, с. 13].

В цитированной ранее грамоте Владислава IV (1633 г., 18 мар.) подчеркнуто, что Минское Петропавловское братство образовалось «weglug artykulow у porzcdk6v» Виленского Святодухов-ского братства, дарованных константинопольским патриархом Иеремией и подтвержденных Сигиз-мундом III 21 июля 1589 г. [19, с. 102]. В этой грамоте содержится также перечень «фундаций» братству от дворянства «to wiecnemi czasy» [19, с. 103-104].

Сохранился универсал Петра Могилы Минскому православному братству о притеснениях от католиков и униатов (1640 г., 2 аир.) в издании 40-х гг. XIX в. [16, с. 64-66].

Опубликованные источники, содержащие сведения об истории Могилевского Богоявленского православного братства, по видовой принадлежности являются законодательными, актовыми и делопроизводственными материалами.

Это жалованные грамоты (привилеи, листы) братству от греческих патриархов [20, с. 47-52], польских королей Сигизмунда III и Владислава IV [20, с. 170]. Особо стоит отметить благословенную грамоту Петра Могилы на основание Могилевского Богоявленского братства (1635 г., 15 июля), в которой содержится перечень документов, полученных братством от светских и духовных властей, а также указание на то, что образовалось Могилев-ское братство по образцу Львовского и Виленского братств [20, с. 57-60].

Документы, характеризующие взаимоотношения братства с местной православной иерархией. Например, послание Петра Могилы к Могилевскому братству о вспомоществовании в реставрации Софийской церкви в «столице митрополитанской» Киеве (1634 г., 4 нояб.) [20, с. 52-53] и датированное тем же числом запрещение митрополита Могилевскому братству избирать архимандрита в братский монастырь без епископского благословения [20, с. 53-54]. К этой же группе можно отнести инструкцию Могилевского братства бурмистру Захару Сидоровичу («дозорцу братскому»), посланному к митрополиту Петру Могиле по делам братского монастыря (1639 г., 1 авг.) [20, с. 64-65].

Документы, характеризующие отношения братства с униатами и их владыками, например королевский позыв братству явиться в суд, выданный вследствие неповиновения братства униатскому епископу Гедиону Бролницкому (1601 г., 7 авг.) [20, с. 31-34]. Взаимоотношения его с другими православными братствами, прежде всего Львовским [20, с. 24-25] и Виленским [20, с. 54-55], в том числе и по имущественным вопросам, и, наконец, документы, содержащие фундушевые [20, с. 61-64] и продажные [20, с. 26-27] записи братству и братскому монастырю [20, с. 49-51].

Много интересной информации о Могилевском Богоявленском братстве содержится в томах «Историко-юридических материалов» [21], которые почти полностью относятся к истории Восточной Белоруссии (во времена Речи Посполитой это воеводства Полоцкое, Витебское, Мстиславское и княжество Инфляндское - Лифляндия) [18, с. 170-171].

Среди актов Могилевского магистрата, имеющих отношение к братству, следует назвать дарственные записи разных лет братскому Богоявленскому монастырю [22, с. 211-218]. Особенной щедростью отличаются дарственные записи на земли и имущества, данные могилевским бурмистром Тимофеем Гапоновичем Козлом [22, с. 275-279].

Таким образом, опубликованные письменные источники по истории православных братств на территории Беларуси во второй половине XVI -первой половине XVII в. - это преимущественно законодательные, актовые и делопроизводительные материалы. В этих документах отражена жизнь и деятельность горожан, церковных и государственных институтов. Проведенный анализ позволяет судить об информативных возможностях источников по истории православных братств [23] и вполне соотносится с актуальным в современном источниковедении исследовательским подходом, результатом которого должна стать реконструкция православных братств как городских корпораций XVI-XVIII вв., их связей со светскими и духовными властями, роли в истории культуры восточно-славянских народов [24].

Оксана Анатольевна Фефелова кандидат исторических наук,
зав. Кафедрой Томского государственного педагогического университета.
Вестник ТГПУ. 2010. Выпуск 9 (99)

 

Список литературы и источников

1.    Дмитриев М. В. Киевская митрополия во второй половине XVI в. и генезис Брестской церковной унии 1595-1596 гг.: автореф.... дис. д-ра ист. наук. М.: МГУ, 2001.
2.    Памятники, изданные Киевскою комиссиею для разбора древних актов. 2-е изд., с доп. Киев, 1898. Т. 3. Отд. 1.
3.    Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографической комиссией: в 5 т. (далее - АЗР). СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1851. Т. 4:1588-1632 гг. 583 с.
4.    Харлампович К. В. Западнорусские православные школы XVI и начала XVII века, отношение их к инославным, религиозное обучение в них и заслуги в деле защиты православной веры и церкви. Казань: Типо-Литография Императорского Университета, 1898.524 с.
5.    Анушкин А. Назаре книгопечатания в Литве. Вильнюс: Минтис, 1970.196 с.
6.    Акты, издаваемые Виленской комиссией для разбора древних актов: в 38 т. (далее - АВАК). Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1878. Т. 9: Акты Виленского земского суда, магистра, магдебургии и конфедерации. XXI, 591,57 с.
7.    Чтения в Императорском Обществе истории древностей российских при Московском университете (далее - ЧОИДР). М.: Университетская тип., 1859. Кн. 3. Отд. 3.
8.    АВАК. Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1875. Т. 8: Акты Виленского гродского суда. XXV, 652,82 с.
9.    Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные археографической комиссией: в 15 т. (далее - Акты ЮЗР). СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1865. Т. 2:1599-1637 гг. 288 с.
10.    Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси, издаваемый при управлении Виленского учебного округа: в 14 т. (далее- АСД). Вильна: Печатня в типографии Блюмовича, 1874. Т. 10. VIII, 391 с.
11.    Белоруссия в эпоху феодализма: Сборник документов и материалов: вЗт. Минск: Изд-во Академии наук БССР, 1959. Т. 1: С древнейших времен до середины XVII века/сост. канд. ист. наукЗ. Ю. Копысский, М. Ф. Залога. 516 с.
12.    Довгялло Д. Исторические данные об отдельных церквях Западной России до половины XVII в. // АВАК. Вильна: Типография «Русский почин», 1908. Т. 33: Акты, относящиеся к истории Западно-русской церкви. 567 с.
13.    Акты ЮЗР. СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1863. Т. 1:1361-1598 гг. 301 с.
14.    Филиппович Афанасий. «Диариуш албо список деев правдивых, в справе помноженя и объясненя веры православное голошеный ...»// Русская историческая библиотека: в 39 т. (далее - РИБ). Памятники полемической литературы в Западной Руси: в 3 кн. (далее - ППЛ). СПб.: Типография и хромолитография А. Траншеля, 1878. Т. 4 (ППЛ. - Кн. 1.). 1448,236 стб., 24 с.
15.    АСД. Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1890. Т. 11. XI, 372 с.
16.    ЧОИДР. М.: Университетская Типография, 1848. Кн. 1. №6. Отд. 4. Смесь. С. 55-61; 64-66.
17.    Миловидов А. И. К истории западно-русских церковных братств // ЧОИДР. М.: Университетская Типография, 1896. Кн. 1. Смесь. С. 11-15.
18.    Улащик Н. Н. Очерки по археографии и источниковедению истории Белоруссии феодального периода. М.: Наука, 1973. 303 с.
19.    АВАК. Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1880. Т. 11: Акты Главного Литовского трибунала. XLI, 545,69 с.
20.    АСД. Вильна: Печатня Губернского правления, 1867. Т. 2.401 с.
21.    Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг Витебской и Могилевской губерний, хранящиеся в центральном архиве в Витебске: в 32 выл. Витебск, Вильна, 1876-1906 (далее - ИЮМ).
22.    ИЮМ. Витебск: Типография Губернского правления, 1878. Выл. 9. VII, 546 с.
23.    Фефелова О. А. Православные братства на восточнославянских территориях Речи Посполитой во второй половине XVI - первой половине XVII вв.: дис.... канд. ист. наук. Томск: ТГУ, 2001.246 с.
24.  Шустова Ю. Э. Документы Львовского Успенского Ставропигийского братства (1586-1788). Источниковедческое исследование. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009.664 с. (Серия - Россия и Христианский Восток. Библиотека).

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 52 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте