Введение суда присяжных в Северо-Западном крае Российской империи

Автор: Александр Загорнов

Заседание суда с присяжными при Александре II.Преобразование судебной сферы во второй половине XIX века стало важной задачей для правительства Российской империи. Единое правовое пространство призвано было сплотить части большого государства.

Важность и значимость судебной реформы определялись той ролью, которую призван был играть суд в новых, изменяющихся условиях. По существу, он служил двигателем преобразований институтов государственной власти, обеспечивающим защиту личных, политических, социальных, экономических прав и свобод граждан.

Судебные уставы, принятые 20 ноября 1864 г., создали в Российской империи новую судебную систему, соответствующую уже капиталистическим условиям развития. Одним из важнейших звеньев этой системы, наряду с мировым судом, трансформированной прокуратурой и появившейся адвокатурой, стал суд присяжных.

Появившись в Англии, суд присяжных в странах континентальной Европы стал распространяться после Французской революции 1789 г. и последовавших за ней наполеоновских войн.

Модель присяжных, которую взяли за основу разработчики судебной реформы 1864 г., опиралась на континентальную систему.

Институт присяжных заседателей для пространства империи, в том числе и белорусской ее составляющей, был совершенно новым явлением. Он обеспечивал участие населения в отправлении правосудия и таким образом повышал общественное доверие к судебным решениям.

В ходе подготовки судебной реформы в октябре 1861 г. создавалась специальная комиссия во главе со статс-секретарем Государственного Совета С.И. Зарудным, в которую вошли известные юристы: А.Н. Плавский, Н.И. Стояновский, К.П. Победоносцев и др. За основу была взята теория буржуазного судоустройства и судопроизводства, опробированная уже западноевропейским законодательством и судебной практикой.

Предполагалось создать новый, буржуазный суд, базирующийся в своей деятельности на следующих принципах: отделение от администрации, всесословность, равенство всех граждан перед законом, независимость и несменяемость судей, устность, гласность и состязательность процесса, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности и т.д. Должны были быть  учреждены институт судебных следователей, мировой суд, адвокатура, суд присяжных.

Результатом работы комиссии стали «Основные положения преобразования судебной части в России», представленные императору Александру II в апреле 1862 г. После обсуждения в Государственном Совете «Положения» были утверждены императором и опубликованы.

 Документ состоял из трех частей, посвященных судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. Имея ввиду, что изменения в судебной сфере чрезвычайно важны, так как прямо или косвенно затрагивают интересы каждого гражданина, правительство пригласило к обсуждению «Основных положений» судебных чиновников всех частей империи.

Замечания чиновников различного уровня, прежде всего, конечно же, из судебного ведомства, на то, какие положения реформы приемлемы, а какие нужно изменить, также были опубликованы, составив несколько томов из обширного собрания под общим названием «Материалы по преобразованию судебной части в России». Данные «Материалы» в 74 томах собрал С.И. Зарудный, отразив таким образом сложную и кропотливую работу по подготовке судебной реформы.

 В рамках указанного издания 39 судебных чиновников Северо-Западного края внесли свои предложения и замечания.

Следует учесть то, что они именно таким образом включались в подготовку, а потом и реализацию судебной реформы, так как существенно обновить кадры правительство не имело возможности. Важным моментом является то, что мнения чиновников продемонстрировали, что ожидали получить специалисты от реализации реформы и, в этой связи, продуктивным будет в перспективе сравнение ожидаемого и полученного. С другой стороны, сложности и трудности судебных преобразований в Северо-Западном крае, определенные на фазе подготовки, потом в полной мере проявились при проведении реформы в жизнь.

 Анализ мнений этих чиновников позволяет определить отношение местного судейского корпуса к судебным преобразованиям и выделить основные моменты коррекции «Основных положений» с целью более полного учета специфики края. Отметим, что данные отзывы поступили еще до восстания 1863 г.,  существенно повлиявшего на ход реформирования в данной части империи. Опубликованные отзывы председателей палат уголовного и гражданского суда, губернских прокуроров, уездных судей, секретарей палат содержат позитивную оценку предстоящих изменений в судебной сфере и содержат предложения по повышению эффективности судебной реформы в белорусско-литовских губерниях.

 Основными обсуждаемыми вопросами были комплектование мирового суда, корпорации адвокатов, коллегии присяжных заседателей.

 Институт присяжных заседателей вызвал у специалистов оживленный интерес. Преобладала позитивная оценка данного института. Предлагалось даже, чтобы все судебные дела решались с участием присяжных заседателей[1].

А виленский уездный судья князь Жагель выступил с предложением исключить имущественный ценз для присяжных заседателей при сохранении всех других[2].

Столь высокая оценка данного института соседствовала с ограничениями при формировании состава коллегии присяжных.

Учитывая значительный процент проживающего в крае еврейского населения, довольно четко проводилась линия на ограничение его участия в качестве присяжных заседателей. Предлагалось, например, допустить не более двух евреев в коллегию по делу, где обвиняется еврей и не более одного – по делам лиц других вероисповеданий[3], или же до 1/3 состава коллегии, т.е. до 4 человек из 12[4], или только тех, кто имеет университетское образование[5]. Характерно, что столь подробно ограничительные меры рассматривались только в отношении евреев.

Среди предложений и мнений чиновников можно выделить такие, которые резко отличались от  других неожиданностью и специфичностью допускаемых изменений.

Так, витебский губернский уголовных дел стряпчий Чулицкий выразил точку зрения, что суд с участием присяжных при рассмотрении дел по обвинению женщин в тяжких преступлениях необходимо формировать особым образом: половину коллегии присяжных должны составлять женщины, а судьями обязаны выступать тоже женщины, так как только они могут «определить самым точным образом вину женщины и побуждения, вовлекшие ее в преступление»[6].

При подготовке к введению судебной реформы  в Западном крае в печати звучала и точка зрения о том, что поляки не являются препятствием для проведения преобразований.

Так, Н.Ренненкампф писал, что «сделав самые незначительные и несущественные уклонения от судебных уставов» можно успешно провести реформу. Он указывал на следующие изменения: во-первых, назначение мировых судей от правительства; во-вторых, «определить процент польских уроженцев в числе 12 присяжных, и тем отнять у польского населения, более деятельного и интеллигентного, возможность преобладать в судах в качестве присяжных»; в-третьих, не допускать поляков к адвокатской деятельности[7].

После официального введения в действие Судебных уставов 1864 г. подготовительные работы по преобразованию судебной системы на белорусской территории ускорились. Например, генерал-губернатор Северо-Западного края в сентябре 1865 г. предложил гродненскому губернатору, чтобы председатели палат уголовного и гражданского судов и прокурор в соответствии с инструкцией министра юстиции представили сведения по введению  судебных уставов в Гродненской губернии «с условием, конечно, некоторых временных отступлений, вызываемых настоящим положением края, не вполне еще соответствующего всецелому применению гласного, основанного на выборном начале, судопроизводства»[8].

Одно из предлагаемых для обсуждения отступлений заключалось в существенной корректировке формирования суда присяжных и адвокатуры. Так, помимо общих условий, закрепленных уставами, присяжные заседатели и поверенные должны были быть «православного вероисповедания и хорошо умеющими читать, писать и говорить по-русски»[9]. Таким образом, усиливался бы русский элемент в целом и, особенно, обеспечивалось его определяющее влияние в суде. Отзывы председателей гражданского и уголовного суда Гродненской губернии, а также губернского прокурора позволяют определить подходы к разрешению «польского вопроса» на белорусской территории. С одной стороны, например, указывалось, что недопущение местных юристов «из поляков» в адвокатуру противоречило бы «всем юридическим понятиям и в особенности состязательному началу, проводимому реформою»[10]. С другой, предлагалось самым существенным образом ограничить, иногда до полного исключения, участие «лиц польского происхождения» в судебных учреждениях, особенно в системе местных судов.

Одним из представителей этой точки зрения был гродненский губернский прокурор Миловецкий, который писал, что «при выборном начале мировые судьи в западных провинциях, без сомнения, будут, по большей части, состоять из лиц польского происхождения, столь враждебных для России», «эти лица будут одними из самых усерднейших деятелей польской пропаганды»[11].

Важным моментом судебного реформирования, по мнению прокурора, является, как и указывал генерал-губернатор, формирование состава присяжных заседателей. Предлагалось расширить права крестьян по избранию в заседатели. В частности, допускать не только крестьян, занимающих какую-либо должность в органах крестьянского самоуправления, но также просто авторитетных и влиятельных. Обращает на себя внимание, что данное предложение касалось и православных, и католиков, так как крестьянство, в целом, проявило лояльность правительству во время восстания 1863 г. и поэтому заслуживало доверия.

Такое расширение прав крестьян позволяло ограничить или, во всяком случае, уравнять возможности достаточно многочисленной «прежней польской шляхты, обращенной в последнее время в податное состояние» и проживающей в сельской местности, быть избранной в присяжные заседатели[12].

Один из судебных уставов – «Учреждение судебных установлений» - среди вопросов организации деятельности новых судебных органов важное место отводил суду присяжных (Раздел 2, глава 2, ст. 81-109)[13]. Выборные присяжные заседатели вводились на уровне окружных судов.

Данный институт вводился в уголовный процесс для определения вины подсудимых и служил дополнительным средством обеспечения непредвзятости судебного решения.

Сама скамья присяжных состояла из 12 действительных и 2-х запасных заседателей[14]. Присяжные заседатели избирались из местного населения вне зависимости от сословной принадлежности. Предусматривались следующие условия, необходимые  для избрания: русское подданство, возраст от 25 до 70 лет, ценз оседлости (проживание не менее 2-х лет в том уезде, где избирается), служебный ценз (в списки вносились все лица, состоящие на государственной службе и занимающие должности пятого и ниже классов, избранные в органы городского, дворянского, волостного, сельского управления), имущественный ценз (жалованье по службе, вознаграждение за труд или доход от капитала, занятие ремеслом или промыслами (в столицах – не менее 500 рублей в год, в других местах – не менее 200 рублей в год))[15].

Конечно, порядок комплектования состава присяжных заседателей обеспечивал преобладание среди них привилегированных сословий и ограничивал доступ неимущих слоев населения. Однако предоставлял возможность участия для хозяйственных и предприимчивых представителей городского и сельского населения. Практика  показала, что присяжными заседателями часто были именно крестьяне.

При подборе кандидатов к избранию присяжным заседателем законодатель делал акцент на то, чтобы он пользовался доверием, был «благонамеренным гражданином»[16]. Поэтому не допускались в присяжные заседатели лица: «состоящие под судом и следствием», «подвергшиеся заключению в тюрьме или более строгому наказанию», состоявшие под судом за серьезные преступления и не получившие оправдания[17]; уволенные со службы в судебном порядке, исключенные из духовного звания за пороки; несостоятельные должники и расточители; невменяемые; не знающие русского языка[18].

Обращает на себя внимание, что определенное вероисповедание законом не регламентировалось. Даже на более важные должности, например, судей, судебных приставов, адвокатов, законодательством была предусмотрена возможность занятия их лицами неправославной веры с обязательной присягой в соответствии с правилами их вероисповедания[19].

Для избрания присяжных заседателей составлялись общие и очередные списки. Поручено это было особым комиссиям во главе с губернским предводителем дворянства. В их состав входили уездные предводители дворянства, городские головы, мировые судьи[20].

Составленные комиссиями общие списки присяжных заседателей передавались губернатору для проверки благонадежности присяжных и утверждения. Губернатор имел право сокращать число избранных на 1/3 и даже 1/2, мог вычеркнуть любую кандидатуру с обоснованием причин. Затем на основании общих списков, публикуемых в местных ведомостях, уже составлялись очередные списки. В них включались те лица, которые в наступающем году должны были привлекаться к участию в заседаниях окружного суда[21]. За три недели до судебного заседания председатель суда по жребию отбирал 30 очередных и 6 запасных заседателей[22]. К открытию заседания суда должно было быть налицо не менее 30 присяжных заседателей. Список присяжных заседателей представлялся прокурору или частному обвинителю, а затем подсудимому. Подсудимый имел право отвести до 12 присяжных заседателей, а прокурор и частный обвинитель – не более 6. Из числа не отведенных для участия в процессе путем жеребьевки избиралось 12 комплектных и 2 запасных присяжных заседателя. Затем они приводились к присяге. Присяжные заседатели из своей среды избирали старшину из числа грамотных лиц для руководства их совещаниями[23].

Исполнение должности присяжного заседателя являлось обязанностью и за уклонение от нее предусматривался штраф и лишение права избирать и быть избранным на должность, требующую общественного доверия.

Целиком судебные уставы были введены на белорусской территории почти через 13 после их официального провозглашения.

19 июня 1877 г. император Александр II утвердил мнение Государственного Совета о введении в действие судебных уставов 20 ноября 1864 г. в полном объеме в 9 западных губерниях, к которым относилась и белорусская территория. Закон был обнародован в августе.

В нем говорилось и о суде присяжных, формирование состава которого на данной территории регулировалось с отступлением от общих правил.

Состав временных комиссии по каждому уезду при отсутствии земских учреждений формировался особым образом: в него входили уездный предводитель дворянства, все местные мировые судьи, мировые посредники, уездный исправник и полицмейстер[24].

Важно отметить, что и проверка списков присяжных заседателей, составленных уездными комиссиями, отличалась от порядка, закрепленного ст.94-96 Учреждения судебных  установлений. Так, например, губернская комиссия, в состав которой входили, помимо губернатора, губернский предводитель дворянства, председатели местных окружного суда и съезда мировых судей, прокурор окружного суда, имела право исключать из списков кандидатуры без указания причин (указание причин требовалось по ст.94). Более того, постановления комиссии по исключению из общих списков присяжных заседателей не подлежали обжалованию, что в свою очередь противоречило ст.95-96 УСУ[25].

Следующим, отличительным от общего порядка, был вопрос о количестве евреев, вносимых в список присяжных заседателей, что вообще не было отражено  в главе 2 «О присяжных заседателях» УСУ.

Так, отмечалось, что при составлении очередных и запасных списков присяжных заседателей необходимо было соблюдать, чтобы число евреев, вносимых в эти списки, «соответствовало процентному отношению общего числа их в каждом уезде к численности всего населения уезда»[26].

Старшина присяжных заседателей обязательно должен был быть избираем из «лиц христианских исповеданий»[27].

Суд присяжных был краеугольным камнем реформы уголовной юстиции Российской империи. Само участие присяжных заседателей уже предполагало демократическую процедуру судебного разбирательства и противоречило обвинительному уклону в сфере уголовного судопроизводства.

Этот институт стимулировал состязательность процесса, совершенствовал создание доказательной базы, повышал профессиональный уровень юристов, положительно влиял на рост правового сознания населения.

Однако следует отметить, что данный институт, основанный на широком вовлечении представителей общества в одну из сфер государственной деятельности – отправление правосудия, начал действовать при отсутствии в империи представительных учреждений.

 

Загорнов Александр Александрович,
кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права

Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина

Опубликовано: Международный журнал социальных и гуманитарных наук "Аспект". 2017г. №1(1)

 

[1] Материалы по преобразованию судебной части в России. Т.XX. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863. С.63.

[2] Материалы по преобразованию судебной части в России. Т.XX. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863. С.707.

[3] Там же, С.127.

[4] Там же, С.250.

[5] Материалы по преобразованию судебной части в России. Т. XXIV. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863. Т.XXIV. С.129-130

[6] Материалы по преобразованию судебной части в России. Т.XX. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863. С.278.

[7] Ренненкампф Н. Еще раз о сущности судебной реформы и о применении ее в юго-западном крае. Киев.,1866. С.5-6,10.

[8] РГИА, Ф.1405, Оп.64, Д.5784, Л.2.

[9] Там же, Л.1.

[10] Там же, Л.12 об.

[11] РГИА, Ф.1405, Оп.64, Д.5784, Л.14-14 об.

[12] Там же, Л.15 об.

[13] Российское законодательство X-XX веков: В девяти томах. – Т.8. Судебная реформа. – М.: Юрид.лит., 1991. – C. 40-44.

[14] Там же, C. 184.

[15] Российское законодательство X-XX веков: В девяти томах. – Т.8. Судебная реформа. – М.: Юрид.лит., 1991. – C. 41.

[16] Там же, C. 91.

[17] Там же, C. 41.

[18] Там же,  C.41.

[19] Там же,  C. 91.

[20] Там же,  C. 42-43.

[21] Российское законодательство X-XX веков: В девяти томах. – Т.8. Судебная реформа. – М.: Юрид.лит., 1991. – C. 42-43.

[22] Там же,  C. 174.

[23] Там же, C. 184-185.

[24] Певзнер, Б.В. Сборник узаконений и решений Сената по введению Судебной реформы в Западном крае. / Б.В. Певзнер.  –  Житомир, 1880. – C. 2

[25] Певзнер, Б.В. Сборник узаконений и решений Сената по введению Судебной реформы в Западном крае. / Б.В. Певзнер.  –  Житомир, 1880. – C. 2

[26] Там же, C. 2.

[27] Там же, C. 3.

 

Литература

  1. Материалы по преобразованию судебной части в России. Т.XX. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863.
  2. Материалы по преобразованию судебной части в России. Т.XXIV. Замечания о развитии основных положений преобразования судебной части в России. Часть первая. Спб., 1863.
  3.  Певзнер, Б.В. Сборник узаконений и решений Сената по введению Судебной реформы в Западном крае. / Б.В. Певзнер.  –  Житомир, 1880. – 351 с.
  4. Российское законодательство X-XX веков: В девяти томах. – Т.8. Судебная реформа. – М.: Юрид.лит., 1991. - 496 с.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.