Отношение священнослужителем белорусских губернии к отечественной войне 1812 года

Автор: Александр Воробьев

 Переправа француских войск через НеманВойна 1812 года обострила многие социально-политические и экономические проблемы на территории белорусских губерний Российской империи. Это обострение было в немалой степени обусловлено тем, что территория Беларуси оказалась в составе России буквально накануне Отечественной войны 1812 года в результате трех разделов Речи Посполитой. Обострились в период этой войны и межконфессиональные отношения, ибо, несмотря на то, что господствующей религией Российской империи являлось православие, на территории белорусских губерний достаточно сильны были позиции католицизма и униатства. В таком положении не было ничего удивительного, поскольку во времена Речи Посполитой на территории Беларуси активно насаждался католицизм, являвшийся господствующей религией в этом государстве. Столкнувшись с сильным противодействием белорусского народа окатоличиванию, польские власти прибегли к унии части православных священнослужителей с католической церковью. И на этом направлении своей деятельности они добились гораздо более существенных успехов, нежели в насаждении католицизма. Однако католическая церковь не прекращала активной деятельности и в отношении схизматиков (т.е. православных верующих и священнослужителей). В период Отечественной войны 1812 года и священнослужители, и верующие разных религиозных конфессий, должны были сделать свой выбор и встать либо на сторону России, либо на сторону агрессора (наполеоновской Франции). В армии Наполеона преобладали католики по вероисповеданию (французы, итальянцы, бельгийцы, испанцы, немцы из южногерманских государств), кроме того, на сторону Наполеона практически сразу после вступления его войск на территорию Российской империи стали в массовых масштабах переходить поляки, привлеченные Наполеоном обещанием восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года. Активно готовилась встретить Наполеона на территории Беларуси католическая церковь. Костелы и католические монастыри развернули вербовку шляхетской молодежи в отряды, помогали обучать ее военному делу. В Несвиже гимназисты и школьники большими партиями, под руководством домиканских монахов, ходили по городу с барабанным боем и воинственными криками, неся на шестах пестрые платки в виде знамен. Так велась подготовка желающих вступить в наполеоновскую армию [1, с. 21]. Кроме того, на начальном этапе Отечественной войны, когда русская армия отступала под натиском превосходящих сил французов, польские помещики и католическое духовенство белорусских губерний всячески саботировали военные мероприятия царского правительства [1, с. 19]. С приходом французских войск униаты и католики развернули активную деятельность по насильственному обращению белорусского населения в католичество. Они начали захватывать православные церкви (так, например, была захвачена церковь в деревне Выдрица Борисовского уезда, и некоторые другие). Производилось насильственное превращение православных церквей в униатские церкви. Униатские попы насильно захватили церкви в Игумене, Смиловичах, Хотлянах и других населенных пунктах Минской губернии. То же происходило и в других губерниях. В Могилеве ксендз Маевский потребовал от местного православного населения прекращения церковного звона [1, с. 57]. Верными слугами французских захватчиков являлись иезуиты, которые, по свидетельству наполеоновского приближенного, герцога Армана-Огюста де Коленкура, единственные из всех жителей белорусских губерний неизменно радостно встречали французские войска, оказывая им всяческое содействие, что было отмечено и самим Наполеоном [2, с. 131].

Вместе с тем, были предатели и среди православных священнослужителей. Одним из таких был глава Могилевской православной епархии, архиепископ Варлаам Шишацкий [1, с. 73]. 25 июля 1812 года архиепископ Варлаам, получив предписание от Могилевской «временной комиссии» привести население Могилева к присяге на верность французскому императору, немедленно отправился в кафедральный собор, где отслужил молебен с поминовением имени Наполеона и привел к присяге собранное по его приказанию духовенство. Однако провинциальное духовенство не выполняло требований архиепископа. В дальнейшем Варлаам призывал крестьян повиноваться своим помещикам и оказывать французской армии всевозможное «вос-помоществование». В ответ на эти призывы крестьяне разгромили его имения. Так, принадлежавший Варлааму фольварок Барсуково «архиерейскими же крестьянами был разгромлен, амбары с зерновым хлебом разбиты, хлеб разный и 25 четвертей пшеницы разобраны, конопляного масла несколько больших бочек нарочно разлито. Находившийся в фольварке скот весь был разобран крестьянами [1, с. 74]. Активная поддержка французских оккупантов довольно часто оборачивалась ущербом для тех священнослужителей, которые становились на их сторону. Так известный военачальник, организатор партизанского движения в тылу французской армии Д.Давыдов, уже на втором этапе Отечественной войны, когда русская армия наступала, сумел отплатить сторицей католическому духовенству, да и всем жителям польского происхождения города Гродно за их активную антироссийскую политику на первом этапе войны. Он велел отыскать того ксендза, который «говорил похвальное слово Наполеону при вступлении неприятеля в пределы России, и приказал ему сочинить и говорить в российской церкви слово, в котором бы он разругал и предал проклятию Наполеона с его войском, с его союзниками и восхвалил бы нашего императора, вождя, народ и войско» [3, с. 243].

В заключение можно сделать следующие выводы: 1. активно поддерживали наполеоновские войска на территории белорусских губерний в период Отечественной войны католическая и униатская церкви и католические ордена (в первую очередь иезуиты); 2. поддержка французов католиками и униатами была закономерной, ибо для первых это были единоверцы, а для вторых - близкие по религиозным воззрениям люди; 3. кроме того, католики и униаты не считали Россию своей родиной, их родиной была Речь Посполитая, за которую они и воевали в составе французской армии против России; 4. подавляющее большинство православных священнослужителей поддерживала русскую армию, состоявшую из их единоверцев и Россию, так как для них она и была родной страной; 4. однако, среди православного духовенства были и такие, как архиепископ Варлаам, которые поддерживали французов, вероятно, ради сохранения своего положения в тогдашней конфессиональной структуре белорусских губерний и своей собственности, но эти исключения лишь подчеркивали вышеуказанную подавляющую тенденцию.

Воробьев Александр Александрович,
кандидат исторических наук, доцент
Могилевского государственного университета имени А.А.Кулешова.

Сборник "Религия и общество" № 8, 2014 г.

Литература

1.    Корнейчик, Е.И. Белорусский народ в Отечественной войне 1812 года. - Мн.: гос. изд.-во БССР, 1962. - 118 с.

2.    Коленкур, АО. Русская кампания 1812 года. Мемуары французского дипломата. - Смоленск: Русич, 2004. - 544 с.

3.    Давыдов, Д. Военные записки. - М., Воениздат, 1982. - 360 с.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.