Начало Великой Отечественной войны – рубежное время для русского самосознания

Автор: Игорь Зеленковский

Игорь Зеленковский на Международной научной конференции «Вставай страна огромная ...»В последнее время появилась закономерность – можно назвать дату начала войны, но далеко не всегда ее окончание. Прослеживается тенденция стирания временных границ войн. Таким образом, формируется  состояние перманентной войны, которую можно уже не объявлять и никогда не заканчивать. Это состояние незаконченности войны, которое, как при хронической болезни, периодически сопровождается обострениями, появилось в ХХ веке с началом формирования глобальной экономики и центров ее управления.

То, что мы сейчас вынуждены отстаивать не только итоги Великой Отечественной войны, которые во многом были перечеркнуты после развала СССР, а сам смысл и значение Победы над фашизмом, подтверждает, что современные войны продолжаются и после их официального окончания.

Сегодня, когда мы отмечаем 70-летие начала Великой Отечественной войны, в Одессу заходят боевые корабли НАТО, а на территории Украины в Новороссии проходят учения с участием стран, чьи солдаты на этой земле ранее с нами воевали. Одновременно возрастает наступление на все, что связано с памятью о Великой Победе, и не только в Прибалтике или Грузии, где уничтожаются памятники, но и на Украине, являющейся частью Русского мира. В годовщину начала войны украинские националисты устраивают провокации против ветеранов во Львове. Конституционный суд Украины объявляет красный флаг Победы неконституционным символом. А в Российской Федерации либеральные политики пытаются нас убедить в том, что воевали мы не за свое право на жизнь, а защищали режим, ничем не лучший нацизма.

За этим рядом событий кроется факт того, что война продолжается, но только в другой форме, и бои идут за иные рубежи, больше связанные с символами и смысловым значением явлений. Это обязывает нас мобилизоваться и направить свои усилия на то, чтобы подобные действия  имели правильное объяснение, и обществу было понятно, какие угрозы могут за этим последовать.  Но для начала нам придется очистить сознание людей от накопившегося за последние годы огромного пласта исторических фальсификаций, в очередной раз четко дать определение Великой Отечественной войне и напомнить, за что на ней сражались наши деды и прадеды.

Сегодня Запад, а следом многие либеральные историки и политики в России, на Украине и в Белоруссии развернули очередную кампанию по искажению истории Великой Отечественной войны. Из множества направлений атак на правду о войне следует выделить несколько основных. Прежде всего, это попытка поставить знак равенства между нацизмом и коммунизмом, и далее, проводя десталинизацию, заставить нас покаяться за своих предков и стереть память об их подвиге. Также нам навязывают концепцию, в соответствии с которой Гражданская война, начавшаяся после Октябрьского переворота 1917 г., длится чуть ли не по сей день. И что именно поэтому во время Великой Отечественной войны было такое, невиданное ранее на Руси, количество солдат и офицеров, перешедших на сторону врага. Далее в теоретических построениях либералов следует, что белорусские и украинские националисты-коллаборационисты в условиях продолжающейся Гражданской войны боролись за будущую независимость Украины и Белоруссии.  По перечисленным направлениям атак на наше восприятие прошлого сейчас ведется огромная работа и на Западе, и в странах СНГ, пишется множество статей, книг, проходят симпозиумы, семинары и конференции.

Ну что же, на войне – как на войне, и наши ответы на информационном фронте должны быть без политкорректности резкими, четкими и внятными.

Не стремясь защищать буквально всё в советскую эпоху, к которой у нас, свои, «внутренние» вопросы, необходимо все же понимать, что ставить знак равенства между сталинизмом и нацизмом – антинаучно. Коммунизм – это вид либерализма, в котором приносится в жертву все национальное.  В нацизме же – в абсолюте конкретная нация или группа «высших наций». Либеральная Европа пытается избавиться от вины за нацизм и свои преступления во Второй мировой войне и часть этой вины переложить на нас. Отсюда эти отожествления. Особую пикантность таким «маневрам» западной мысли придает факт, что именно в Германии в 70-е годы прошлого века появились книги немецкого историка Эрнста Нольте, в которых и было предложено уравнять тоталитарные режимы нацизма и коммунизма.

Что касается личности Сталина, то, затеяв десталинизацию, наши либералы, являющиеся идейными наследниками троцкистов, умышленно повесили на него все преступления, совершенные большевиками в 20-е и в начале 30-х годов. Но если разобраться, то именно Сталин разрушил один из первых глобальных проектов «нового мирового порядка», который стал реализовываться после Октябрьского переворота. С середины 30-х годов, когда советский вождь окончательно сосредоточил власть в своих руках, массовые репрессии были отведены от русского народа и направлены в основном против большевиков первого призыва, которые и повинны в «красном терроре». Мы никогда не узнаем, почему большевик Сталин переломил хребет большевизму и начал возрождение экономического потенциала России, реставрацию многих дореволюционных порядков, а также прекратил преследования Церкви.

Причины, побудившие на это Сталина, останутся тайной, но есть факты, которые мы обязаны знать. Мы должны понимать, что без сталинского руководства страна не смогла бы сконцентрировать свои силы, и мы бы проиграли войну. И если говорить о тяжелом наследии советизма, то надо ставить вопрос не о десталинизации, а о дебольшевизации. Следовательно, нам надо ставить на рассмотрение вопрос о том, что наши доморощенные либералы – есть наследники большевизма в его крайней форме троцкизма. Являясь продолжателями дела Троцкого по социальному эксперименту над Русским миром, они сейчас продолжают его разрушение уже в современных условиях глобализма – интернационала спекулятивного капитала.

Теперь о Гражданской войне. Формально на территории Советской России она закончилась в 1922 году после подавления последних очагов сопротивления белых на Дальнем Востоке. Но тогда за пределы России эмигрировало огромное количество людей. По данным Лиги Наций, по состоянию на август 1921 г. было более 1,4 млн. беженцев из России. Доктор исторических наук В.М. Кабузан оценивает общее число эмигрировавших из России в 1918-1924 годах примерно в 5 млн. человек, включая сюда и около 2 млн. жителей польских и прибалтийских губерний, входивших в состав Российской империи до Первой мировой войны. Можно сказать, что за рубежом оказалась огромная часть Русского мира.  Многие эмигранты были объединены в Русский общевоинский союз, который всеми возможными силами продолжал борьбу с большевизмом. Сопротивление в виде антисоветских восстаний продолжалось по всей территории Советской России на протяжении 20-х и в начале 30-х годов.  Таким образом, Русский мир оставался в состоянии Гражданской войны и после ее официального окончания.

Казалось бы, это подтверждает версию либералов, что разномастные коллаборационисты, сотрудничавшие с фашистами, продолжали Гражданскую войну. Но есть факты, расставляющие все по своим местам. С началом Великой Отечественной войны РОВС (организация, объединявшая военные организации и союзы белой эмиграции) самораспустился  из-за того, что многие видные деятели Белого движения, и прежде всего генерал Деникин, отказались от сотрудничества с фашистской Германией.  Таким образом, белая эмиграция официально прекратила ведение войны с Советами, и Гражданская война в Русском мире завершилась. Этот важный факт мы обязаны помнить. И хотя были во время войны на стороне фашистов и казачьи формирования генерала Краснова, и Русская освободительная армия (РОА) генерала Власова, и множество прочих мелких воинских и полицейских формирований, их борьба с большевизмом отходила на десятый план, главное – они выступали на стороне врагов Отечества, и в связи с этим ничто не может стать оправданием их предательства.

Утверждения, что никогда до того на стороне врага не воевало столько русских, и что это также говорит в пользу версии о продолжающемся во время Отечественной войны гражданском противостоянии, не верны. Во время монголо-татарского нашествия в  XIII веке, монголы брали русские города, используя пленных. Например, подойдя к Киеву, кочевники длительное время проводили облаву по всей прилегающей округе. И только затем они пошли на приступ, погнав впереди толпы безоружных людей и тем истощив силы защитников города. Такая же варварская тактика использовалась и фашистами, когда в лагерях смерти они вербовали пленных для РОА. Но, выбирая между жизнью и смертью, в РОА Власова записывались не многие, да и им до самого конца войны немцы не особенно доверяли. Таким образом, с началом Великой Отечественной войны, перед лицом более грозной опасности все настоящие патриоты сплотились в борьбе с фашизмом.

Украинские и белорусские националисты, служившие в национальных формированиях вермахта, были не борцами за независимость Украины и Белоруссии, а прежде всего политическими авантюристами, предателями (глубоко заблуждающихся людей было среди них немного).  Большинство украинцев и белорусов в 1941 году продолжали считать себя русскими, поскольку за двадцать лет принудительной большевистской украинизации и белорусизации православного русского населения Украины и Белоруссии их русское самосознание не было уничтожено полностью. Поэтому националистические формирования были малочисленными, и их нельзя ставить рядом с партизанским движением, развернувшим народную войнуна оккупированной территории. Не были украинские и белорусские националисты борцами за независимость, а только добровольными пособниками нацистов по осуществлению плана «Ост» и уничтожению собственного народа.

С началом Великой Отечественной войны украинцы и белорусы сплотились с великороссами в единый русский народ. Это как раз и было главным и определяющим фактором нашей общей Победы.

Таким образом, начало Великой Отечественной войны было не только окончанием гражданского противостояния в Русском мире, а ирубежным временем для русского самосознания.

Сейчас мы находимся в очередной  информационной фазе продолжающейся Великой Отечественной войны. Надо признать, что мы пока отступаем, и это отступление материализуется в нашей разделенности и трениях между Российской Федерацией, Украиной и Белоруссией. Но мы имеем реальный шанс победить и на информационном фронте.

Сейчас, как и 70 лет назад – 22 июня 1941 года, Русский мир опять оказался в рубежном времени. И выбор мы должны сделать, беря пример с наших дедов и прадедов – русских солдат-победителей.

Игорь Зеленковский

Тезисы доклада зачитанного на Международной научной конференции
"Вставай страна огромная ..." в Севастополе (16.06.2011г..
22)

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.