О польской политике по отношению к белорусской государственности в документах 1919 г.

Автор: Редакция "ЗР"

 Из записки начальника политического отдела департамента Восточных земель М. Смеховского об основах польской политики на литовско-белорусских землях

 

г. Варшава                                                                31 июля 1919 г.

Строго конфиденциально

Проблемы Белоруссии

Мы здесь не коснулись шире нашего отношения к белорусской проблеме потому, что в настоящее время на первый план выдвигаются прежде всего литовские проблемы, и события ставят нас перед необходимостью решить их.

Белорусский вопрос тесно связан с развитием наших военных действий на востоке и зависит от того, как далеко смогут продвинуться наши войска. Во всяком случае Виленская и Гродненская губернии должны быть оставлены исключительно в сфере польского влияния, и белорусское движение на этих территориях специально поддерживать не следует, тем более, что не известно, не придется ли в случае, если не будет достигнуто соглашение, включить эти территории в состав Польши. Так что в настоящее время следует обратить осо­бое внимание на поддержку польских элементов на юго-востоке этих терри­торий, особенно в Гродненской губернии в уездах: Пружанском, Слонимском, Кобринском и, может быть, Новогрудском и Пинском Минской губернии, чтобы польским территориям в Литве, а именно Виленской губернии дать глубокое основание для объединения с Польшей; следовало бы усилить там

 всестороннюю деятельность «Стражи Кресовой»[1], развернув ее также и среди православного населения этих районов; в настоящее время можно уже начать работу по наделению землей крестьян, переводя их из Польши, и т. д.

Центр тяжести белорусского движения следует переместить на восток и там, на территориях Минской и Могилевской губ[ерний], оказать ему поддержку; бассейны рек Березины и Днепра сделать центром возрождения Белоруссии? и только эти территории считать тем равноправным автоном­ным районом, который должен войти в состав данной федерации земель В[еликого] К[няжества] Литовского.

М. Свеховский


[1] «Стража Кресова» – общественно-политическая организация, созданная для защиты польских интересов на «кресах» (окраинах – польск) восточных. С 1 апреля 1919 г. действовала в Беларуси. Формально выступала за объединение бывших земель Великого княжества Литовского с Польшей на конфедеративных началах. На деле поддерживала инкорпорацию белорусских, украинских и литовских земель польским государством, активно проводила политику полонизации.

 Документы и материалы по истории советско-польских отношений (ноябрь 1918 — апрель 1920 гг.). М., 1964. Т. II. С. 284—290.

 

 ***

 

Из памятной записки организационного отдела «Стражи кресовой» о политике Польше в отношении Белоруссии

 

г. Варшава                                         Не позднее 26 декабря 1919 г.

Конфиденциально

[...]

Окончательным результатом польской политики в Белоруссии должно явиться присоединение последней к Польше на основе автономии. Более точное определение принципов, на которых основывалась бы эта автономия, опять-таки представляется в настоящий момент невозможным. Какова она будет, — зависит прежде всего от того, как определятся восточные границы Белоруссии, связанной с Польшей. Если бы дело дошло до объединения Западной Белоруссии со всей так наз. Восточной Белоруссией (напр., До­рогобуж и Дисна), то можно было бы говорить о создании Белорусского княжества, связанного с Польшей унией. В интересах расширения сферы своего влияния Польша должна была бы отказаться от некоторых прав на ту часть территории, которая занята ею в настоящий момент, напр., на Минщину.

Объединение белорусских земель является одним из основных требова­ний белорусских деятелей. Выдвижение его теперь, когда Белоруссия долж­на войти в сферу польского влияния, явилось бы для восточной политики Польши чрезвычайно большим козырем, потому что, как уже отмечалось выше, это не только умерило бы претензии России в отношении земель, занятых в настоящий момент польскими войсками, но и перенесло бы гра­ницу спорных территорий на несколько сот километров далее на восток. Оно дало бы возможность перейти в отношении России к наступательной тактике, которая по аналогии, например, с теперешней чешской внешней политикой, может дать чрезвычайно выгодные результаты. Естественно, что требование объединения белорусских земель должно быть выдвинуто самими белорусами. И именно в этом заключается трудность. Подавляя любые политические действия белорусов, Польша и в этом случае должна не только стараться вызвать постановку ими подобного требования, но и санкционировать его, что явилось бы для белорусов основанием требовать признания других принятых ими политических решений. Ни в коем случае нельзя стремиться к тому, чтобы подобные выступления исходили от Совета, лучше было бы основываться на декларации Комитета или же на резолю­циях, принятых на ряде специально с этой целью организованных митингов.

Резюмируя вышесказанное, мы приходим к заключению, что:

1)     В настоящий момент польская политика на востоке должна быть на­правлена на осуществление в ближайшем будущем ряда мер, опирающихся на выступления населения, проживающего на территории восточных земель (трех северных губерний: Виленской, Гродненской и Минской), в поддержку неразрывного единства этих земель с Польшей.

2)     В частности, в отношении Минщины следует придерживаться того принципа, что в настоящий момент ее судьба должна быть тесно связана с судьбами Виленщины и Гродненщины. Выделение из этих земель отдельных территорий, в отношении которых проводилась бы совершенно иная по­литическая линия, роковым образом отразилось бы на польских интересах в Минщине. Не говоря уже о том, что это ослабило бы патриотическое стремление польского населения, оно могло бы быть истолковано един­ственно как признание того, что Минщина является чужой территорией, на которую Польша не может претендовать. Выделение Минщины чрезвычайно усилило бы политические стремления белорусов, что сейчас для нас очень опасно, а также дало бы России основание для дальнейшего отстаивания своих претензий в отношении этих земель.

3)     Самой удобной формой, в которой население могло бы выразить свою волю, касающуюся судьбы вышеуказанных земель, явились бы выборы на демократических основах представителей (в соотношении 1 к 50 000 чел. населения), которые после принятия резолюции о принадлежности этих земель к Польше вошли бы в состав варшавского сейма. Проведение пле­бисцита или созыв отдельного конституционного сейма в Вильно были бы не только чрезвычайно опасны, но и просто неприемлемы.

4)     Проведение вышеуказанной линии не предрешает вопроса о строе, который должен быть установлен на отдельных территориях после их вклю­чения в состав Польского государства. Принимая во внимание уже сложив­шиеся отношения и обстоятельства, следует стремиться к присоединению Минщины к Польше на основе достаточно широкой местной автономии.

5)    В случае объединения Западной Белоруссии с Восточной и перене­сения границ территорий, занятых польскими войсками, до границ 1772 г., принципы, изложенные выше в пунктах 2, 3 и 4 о политической линии, кото­рую следует проводить в отношении Минщины, должны будут подвергнуться решительным изменениям. В этом случае было бы своевременно выдвинуть план создания Белорусского княжества, связанного унией с Польшей, со столицей в Минске. В интересах значительного расширения сферы своего влияния Польша должна будет отказаться от некоторых прав и привилегий в Белоруссии.

6)      Чрезвычайно важно было бы добиться, чтобы белорусы потребовали объединения Восточной Белоруссии с Западной путем занятия восточных территорий польскими войсками (белорусские части могли бы принять уча­стие в этом). Это позволило бы занять твердую позицию в отношении России и в результате этого распространить польское влияние на значительную территорию. Следует иметь в виду, что объединение белорусских земель благодаря действиям польских войск и обеспечение Белоруссии возможности постоянного развития разрушили бы ее симпатии к России и заставили бы в борьбе с последней опираться исключительно на Польшу.

7)     В настоящее время в отношении белорусского населения, проживаю­щего на Минщине, должен осуществляться следующий принцип: с одной стороны, ускорение естественного процесса полонизации католического населения, с другой стороны — высвобождение православного населения из-под восточного, русского влияния и пробуждение у него чувства нацио­нальной обособленности на основе элементов западной культуры (введение латинского алфавита).

8)     Такой «дерусификации» удалось бы достигнуть благодаря самой ши­рокой поддержке руководителей белорусского движения в их стремлении поднять уровень просвещения и культуры среди белорусского населения и пробудить у него национальные чувства (принимая, однако, во внимание принципы, изложенные в предыдущем пункте). Одновременно следовало бы энергично противодействовать всяким стремлениям белорусов к са­мостоятельной международной политике. Это должно найти выражение в борьбе против Белорусского совета и правительства[2] и в сотрудничестве с Минским белорусским комитетом (оказание ему финансовой поддержки)[3]. Установления с белорусами определенного «modus vivendi»[4] можно добить­ся путем убеждения их в том, что культурное и экономическое развитие страны, а также гарантия прочных основ белорусского движения возможны лишь при поддержке Польши. Взамен ряда реальных выгодных условий, предоставляемых белорусам, и свобод, гарантирующих им национальное существование в будущем, Польша имеет право потребовать от них пре­кращения проводимой ими в настоящее время неопределенной политики, вредной для Польского государства, опирающейся только на демагогию, а не на прочную реальную основу.

9)    Следует стремиться к отделению белорусской православной церкви от Москвы и созданию самостоятельной национальной церкви, подчиняю­щейся собственным властям (белорусский синод). Такое решение мог бы вынести съезд высшего духовенства православной церкви всех польских земель, который утвердил бы отделение от Москвы и обратился бы к поль­скому правительству с просьбой об опеке. Стремление к возрождению унии, которая была бы встречена в настоящий момент очень неприязненно как православным, так и католическим населением, не имело бы никаких шан­сов на успех и дискредитировало бы всякие попытки к самоопределению православной церкви на белорусских землях и, кроме того, могло бы ото­рвать определенное количество населения от католицизма, что явилось бы в настоящий момент во всех отношениях пагубным.

10)     В связи с тем, что белорусы, склоняясь в общем к принятию под­держки со стороны Польши, все же ведут по отношению к ней неопределен­ную политику, а также в связи с тем, что любые недостаточно продуманные и неосторожные шаги Польши в белорусском вопросе могут вызвать в на­стоящее время бурные протесты со стороны лидеров белорусского движения и будучи истолкованы как уступки, которые якобы делаются Польшей под нажимом, могут явиться причиной усиления политики демагогии, к которой они прибегают, — польские меры нужно проводить исключительно осторож­но и планомерно, избегая всяких слишком резких шагов.


[2] Имеется в виду Рада БНР.

[3] Имеется в виду Временный (Минский) белорусский национальный комитет – общественно-политическая организация, координационный орган белорусского националистов во время польско-советской войны 1919–1920 гг. БНК осуществлял активную деятельность по проведению белорусизации учебных заведений и по развитию белорусскоязычной прессы.

[4] Взаимные отношения (лат.).

 

 Документы и материалы по истории советско-польских отношений (ноябрь 1918 — апрель 1920 гг.). М., 1964. Т. II. С. 453—461.

  Государственные границы Беларуси : сб. документов и материалов.
В 2 т. Т. 1. (март 1917 – ноябрь 1926) / сост. : В. Е. Снапковский
[и др.]. – Минск : БГУ, 2012. – 495 с.
IBSN 978-985-518-713-5.

 Страницы сборника с приведенными документами в формате djvu

Программу для просмотра WinDjView, можно скачать и установить
по ссылке <http://windjview.sourceforge.net/ru/>

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.