О страданиях русских галичан

Продолжаем знакомить читателей сайта «Западная Русь» с отдельными материалами из русского патриотический журнал в США «Сводное слово Руси» (1959-1994 г.г.). Полное название журнала: «Свободное слово: Ежемесячный карпато-русский журнал». Основан как «Свободное слово Карпатской Руси», переименован в конце 1970-х годов в «Свободное Слово Руси».  Издавался по инициативе Михаила Ильича Туряницы, закарпатского эмигранта с русским самосознанием. Первый номер журнала вышел в 1959 г. После 1989 г. и до 1993 года журнал редактировал Олег Россич, выходец из Белоруссии.  Материал для публикации подготовлен Владиславом Гулевичем.      

 

 

«Свободное слово Карпатской Руси» (№3-4, 1962 г.)

От Редакции.

Страинца «Свободное слово Карпатской Руси» в формате PDF Белорусы счастливее нас, их собратьев, юго-западных русских. Враги России не позаботились о своевременном лишении белорусов природного, исторического имени. Забыли в революционной суматохе, что ли. И вышло неловко: белорусов приказано считать иностранцами, а имя их – бело-РОССЫ, бело-РУССКИЙ выдаёт обманщиков с головой.

В отношении нас, русских южной и западной Руси, обманщики-революционеры оказались в положении несравненно более выгодном: могли воспользоваться кличкой «украинец», заготовленной заблаговременно, задолго до революции.

В какие реки крови обошлась кличка «украинец» одним только галичанам, можно составить хотя бы приблизительное представление, читая публикуемые ниже показания.

Мы их публикуем не только для информации читателя, плохо или совсем не знакомого с историей борьбы за право называться своим природным именем, отнимаемым врагами даже в эмиграции.

Нет, мы это делаем, имея в виду даже не современных янычар из украинствующих врагов своего же русского народа. В данном случае, мы имеем в виду тех, кто опаснее янычар, кто приносит несоизмеримо больший вред своему народу, чем это могут сделать янычарские полки. Мы печатаем этот материал, в первую очередь, для того, чтобы обратить на него внимание русских же интеллигентов. Нам хочется сказать им: не подхватывайте никаких кличек для русского народа, изготовляемых чужими и навязываемых для всеобщего употребления.

Вы, знающие многострадальную историю своего народа и действительность, в которой он вынужден сейчас пребывать, не отрекайтесь перед разношерстными врагами России от русского имени.

Не клеймите русский народ  кличками; больше того, боритесь за русское имя. За русскую правду, в соответствии с требованием таких наук, как история, география, этнография и языковедение.

Русские эмигранты, ведь вы – посланники и без того обокраденного русского народа. Зачем вы в слове и письме так часто обворовываете его вконец, употребляя перед лицом всего мира искусственную терминологию!?

Не отрекайтесь от самого дорогого, самого важного, без чего мы дрянь, пыль, ветром гонимая, каины…

Не отрекайтесь от своего природного русского имени ни за себя, ни, тем более, за русский народ.

Ни прямо, ни косвенно – через ложную терминологию, словесный блуд, безответственность мысли, неряшливость чувства.  От зла можно спастись только в том случае, если не уступать ему ни в чём ни на йоту.

                                                                     ***

«Депутат австрийского парламента поляк Дашинский (русские депутаты были приговорены к смертной казни) сказал на одном из заседаний, что у подножья самых Карпат погибло около 60 000 невинных жертв» (Временник, Научно-Литературные записки Львовского Ставропигиона на 1935 г., с. 68 и 69).

За что погибли эти люди? Были ли они действительно невинны? Об этом мы можем узнать из речи инженера Хиляка, представителя галицко-русской молодёжи:

«…Талергоф, пекло мук и страданий, лобное место, голгофа русского народа и густой лес крестов «под соснами», а в их тени они – наши отцы и наши матери, наши братья и наши сёстры. Которые сложили там головы. Неповинно! Но воистину ли неповинно? Нет, они виноваты, тяжко виноваты. Ибо своему народу служили верно, добра, счастья и лучшей доли ему желали, заветов отцов не ломали, великую идею единства русского народа исповедовали.

И не преступление ли это? Однако наиболее странным, наиболее волнующим, наиболее трагическим в этом мученичестве русского народа было то. Что брат брата выдавал на пытки, брат против брата лжесвидетельствовал, брат брата за иудин грош продавал, брат брату Каином был. Может ли быть трагизм больше и ужаснее этого? Пересмотрите историю всех народов мира, и такого явления не найдёте. Когда лучшие представители народа «изнывали по тюрьмам сырым, в любви беззаветной к народу», в то время вторая его часть создавала «січові» отделения стрелков и плечо о плечо с палачом-гнобителем своего народа добровольно и охотно защищала целость и неприкосновенность границ Австрийской Империи. Где же честь? Где народная совесть? Вот до чего довела слепая ненависть к Руси, привитая на продолжении долгих лет, словно отрава, народной душе.

 Предатель забыл свою историю, отбросил традиции, отрекся своего историческо­го имени, потоптал заветы отцов..." (там же, стр. 84-85).

С той же силой свидетельствует нам о слав­ных деяниях самостийников в Галичине Фома Дьяков, крестьянин села Вербежа, из под Льво­ва. Он был приговорен к смертной казни в 1915 году, но император Франц Иосиф подарил ему, и некоторым другим, жизнь.

«Нехай не гине николи память о наших не­винных тысячах русских людей, лучших и до­рогих наших батьков и матерей, братов и сес­тер, котри в страшних муках погибли от куль, баг'нетов и на австро-мадьярских шибеницах (виселицах), що неначе густий лес покрыли всю нашу землю. Той зверский терор в свето­вой истории записано кровавыми буквами и я верю, що та память о мучениках буде вечная. Наши дети, внуки, правнуки и тысячелетний потомки будут их вспоминати и благословити за тое, що в страшных смертельных муках и страданиях не выреклися своего великого слав­янского русского имени и за идею русского народа принесли себе кроваво в жертву. Ганьба (стыд) буде на вечный спомин за писемни и устни ложни доноси выродних наших родних братов, котры выреклися тысячелетнего рус­ского имени, стались лютыми янычарами, про­клятыми каинами, юдами, зрадниками и запроданцами русского славянского народа и рус­ской славянской земли за австрийские и гер­манские охлапы!" (там же, ст. 75).

А вот, речь другого крестьянина, Василия Куровца, села Батятич, из под Каминки Струмиловой.

«Сумный в истории Руси був 1914 рок! Ав­стрия думала, що огнем и мечем вырве з груди народа нашего русскую душу, а Немечина ду­мала, що захопит в свои руки урожайный, чо- рноземный край от Карпат до Кавказа. Коли той план заломився о русские штыки, то немецка гидра стала мститися на невинном галицко- русском народе. О Русь, святая мать моя! По- можи забути ту жестоку муку, ту обиду, на- несену нашему обездоленному народу. Сумно н страшно погадати: тысячи могил раскину­лись, куды лише очима поведемо, по нашей отчине, и тысячи могил под соснами в Талер- гофе. В тиху ночь чути их стон и горькие ры­данья и тугу за родную землю... Скажемо се­бе ныне, братья и сестры, що николи мы их не забудем и рокрочно будем поминати по зако­ну наших батьков, и таким способом будем передавати их имена нашим грядущим поколениям. Тут торжественно могу заявити, що еслиб наветь все отреклися их идеи, то-есть Святой Руси, — здорова селянска душа буде крепко ей держатися, бо та идея освящена кровью наших батьков и матерей». (там же, стр. 78)

Кто же эти иуды-предатели, которые отрек­лись от тысячелетнего русского имени и пове­ли своих братьев на страшную голгофу Талергофа? Об этом мы можем узнать из речи отца Иосифа Яворского, из села Ляшкова, депута­та в сейм в Варшаве.

«Дорогая русская семья и честные гости. Еще в 1911-12 г .г. многие представители Укра­инского Клуба в австрийском парламенте, па­че всех Василько и Кость Левицкий, старались всеми силами доказать австро-немецкому пра­вительству, что они являются верноподданнейшими сынами и защитниками Австрии, а все русские организации и общества, то наи­большие враги австрийского государства. Эта лояльность украинцев ввиду Австрии породи­ла кровь, муки, терпение русского народа и Талергоф. Всем, кто знает австрийское парламентарное устройство, ведомо, что так называ­емые делегации австрийского и угорского пар­ламента собирались то в Вене, то в Будапеште. В 1912 году представитель украинского клуба, д-р. Кость Левицкий, во время заседания та­кой делегации внес на руки министра войны интерпелляцию следующего содержания:

„Известно ли вашей эксцеленции, что в Галичине есть много «руссофильских» бурс (об­щежитий) для учащейся молодежи, воспита­нники которых приобретают в армии права вольноопределяющихся и достигают офицерс­кой степени? Каковы виды на успех войны, еже­ли в армии, среди офицеров, так много врагов  «руссофилов»? Известно ли вашей эксцелен­ции, что среди галицкого населения шляется много «руссофильских» шпионов, от которых кишит, и рубли катятся в народе? Что намеряет сделать ваша эксцеленция на случай войны, чтобы защититься перед «руссофильскою» ра­ботою, которая в нашем народе так распростра­няется?"»

 

 Министр ответил, что примет предупредите­льные меры, чтобы ненадежные элементы, т. е. студенты-руссофилы, не производились в офи­церы и на случай войны обезвредит «руссофи­лов». Последствия этого запроса Костя Левицкого — то лишение многих студентов-славян офицерских прав. Административные власти выготовили списки и на основании их все рус­ские были арестованы .

Армия получила инструкции и карты с под­черкнутыми красным карандашей селами, ко­торые отдали свои голоса русским кандидатам в австрийский парламент. И красная черточка на карте оставила кровавые жертвы в этих се­лах еще до Талергофа.

Вы сами помните, что когда в село пришел офицер, то говорил вежливо, но увидев крас­ную черточку на карте, моментально превра­щался в палача. И кричал немец или мадьяр:

- Ты рус?

А наш несчастный крестьянин отвечал­:

— Да, русин, прошу пана.

И уже готовая веревка повисла на его шее!

Так множились жертвы австро-мадьярского

 произвола. Но вскоре не хватило виселец, снурков ибо слишком много было русского народа. Для оставшихся в живых австрийская власть приготовила пекло, ему имя - Т а л е р г о ф !

Если бы кто-нибудь не поверил в мой слова, что Талергоф приготовили вышеупомянутые мною украинцы, пусть посмотрит в стенографические записки делегаций"

(там же, стр. 86 и 87)

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.