Твердорус Феофил Павликов (из львовской газеты 1890 г.)

Автор: Редакция "ЗР"

 Нынешняя украинская элита демонстрирует признаки поразительного нравственно-политического вырождения, а украинская система образования переиначена так, чтобы это вырождение выставлять в виде небывалого достоинства и признака принадлежности к европейской цивилизации!

В прошлые века наши предки вели себя по-другому, кладя жизнь и здоровье на благо общерусского дела. Был некогда в истории Украины (в современных её территориальных очертаниях) популярный термин – «твердорусы». В это трудно поверить, но так называли сторонников общерусского единства, живших в XIX в. в Галиции и Буковине, нынешних западно-украинских регионах, находившихся тогда под австро-венгерским ярмом, а сегодня превращенных в отстойник украинского шовинизма.

«Твердорусы» были самым стойким сегментом старорусинского движения, а старорусинами поляки называли носителей общерусского самосознания, противников украиноманского движения. Сами украиноманы получили сначала наименование младорусинов, но этот термин не прижился. Культурно-политическое украинство настолько далеко отошло от своих русских корней, что предпочло называться на иной манер – украинцами, окончательно отрекшись от корня «рус».

Вся социальная и административно-политическая система империи Габсбургов на западно-русских землях была построена так, что русскость являлась главным препятствием для карьерного роста. Параллелей с современной Украиной не находите?

В XIX в. быть галицким русским, да еще православным означало быть объектом травли для колониальной администрации, где служило много поляков (австрийцы использовали их против старорусинского движения), и предметом повышенного интереса австрийской жандармерии. Это могло обернуться чем угодно, вплоть до тюрьмы и физической расправы. Казалось, в таких условиях «твердорусскость» сохранить невозможно. Для нейтрализации галицко-русских патриотов австрийцы и поляки использовали все средства – угрозы, казни, подкуп и т.п. Красочно-трагически об этом написал в стихотворении «Киев» (1844) славянофил Алексей Хомяков: «Братцы, где ж сыны Волыни? Галич, где твои сыны? Горе, горе! Их спалили Польши дикие костры; их сманили, их пленили Польши шумные пиры. Меч и лесть, обман и пламя их похитили у нас; их ведет чужое знамя, ими правит чуждый глас».

Но были такие, кто устоял и перед мечами и виселицами, и кого не сманили ни пиры, ни лесть, ни обман. В отличие от многих современных представителей украинской интеллигенции, они твердо держались своих взглядов, не поддаваясь ни подкупу, ни угрозам. Потому и звались они «твердорусы».

Дабы нынешние украинцы с белорусами знали, как, в совсем недалеком прошлом, их предки отстаивали свою веру, и с гордостью несли имя «русский» на сайте «Западная Русь» постоянно размещаются материалы, в которых возвращаются славные имена «твердорусов». Сейчас предлагаем текст из мартовского номера газеты «Русское слово» (выходила во Львове в конце 19 в.), в котором рассказывается об одном из «твредорусов» Феофиле Павликове. В публикации полностью сохранена оригинальная орфография галицкого варианта русского языка, во многом унаследовавшего традиции западнорусского языка, бывшего государственным на землях современной Украины и Белоруссии (Западной Руси) до его запрета в 1696 году польскими властями Речи Посполитой. Текст легко читается без перевода, он по-своему очень красив, и удивительно напоминает белорусскую народную речь, которую, в противопоставление искусственной белорусской «літаратурнай мове», свядомые презрительно кличут «трасянкой». А ведь эта схожесть не случайна, ведь западнорусский литературный язык имел свои особенности, во многом под влиянием местных говоров Западной Руси.  

Владислав Гулевич.

 

Ѳеофилъ Павликовъ.

Межи патріотами галицкой Руси, уже отъ памятного 1848 р. занимае одно из первыхъ мѣстъ крылошянинъ Ѳеофил Павликовъ. Извѣстно то каждому, кто лишь хотя-бы побѣжно знае исторію нашого народного отрожденья, и до нынѣ у насъ майже не было важнѣйшого событія, русского Общества, чи народного собранія, въ которомъ бы не участвовалъ той борецъ за русскою правду.

Ѳеофил Павликовъ родился 7 августа 1821 р. въ мѣстѣ Бережанахъ изъ отца Михаила, пароха и декана тамъ-же, гдѣ и покончилъ до 1837 р. школы нормальныи и гимназиальные съ наилучшимъ въ наукахъ успѣхомъ.  Философию и богословіе кончилъ на университетѣ во Львовѣ въ 1843 р., былъ высвещенъ епископомъ Яхимовичемь въ 1846 р. и поставленъ администраторомъ въ Дунаевѣ, бережанского округа. Но такъ якъ того-же року умеръ его отецъ, то онъ въ пять мѣсяцевъ потомъ переселился изъ Дунаева на администрацію до Бережанъ, и сталъ въ р. 1848 дѣйствительнымъ парохомъ Бережанъ, гдѣ и пребылъ черезъ близко 12 лѣтъ, дѣйствуючи благодатно не лишь яко проповедникъ въ церкви, но также яко учитель въ тамошнихъ школахъ, такъ головной якъ и гимназіальной, былъ бо онъ въ первой мѣстнымъ ординаріатскимъ надзирателемъ, въ р. 1853 также заступникомъ директора, а въ другой, т. е. въ гимназіи, отъ р. 1849 до 1853 первымъ учителемъ русскаго языка.

Уже изъ первыхъ лѣтъ своей дѣятельности въ Бережанахъ, Ѳ. Павликовъ сталъ извѣстенъ русскому свѣту яко ревный патріотъ, отличающійся къ тому рѣдкимъ краснорѣчіемъ и прекраснымъ голосомъ до спѣву; такъ то и не диво, що навѣтъ большій мѣста, чѣмъ Бсрежаны, рады были мати у себе такого пароха, якъ былъ Ѳ. Павликовъ. Тожь коли въ р. 1857 опорожненною стала парохія при Успенской церкви въ городѣ Львовѣ, Ставропигійекое Братство той же церкви, маючи право надавати презенту, выбрало собѣ изъ числа многихъ убѣгателей своимь парохомъ именно Ѳ. Павликова, хотя той былъ тогда всего 12 лѣтъ священникомъ и наймолодшимъ изъ всѣхъ, которыи на тую парохію подались.

Наставши въ 1858 р. парохомъ при Ставронигіи во Львовѣ, Ѳ. Павликовъ сейже часъ надѣленъ былъ отъ епископа Спиридона Литвиновича отличіемъ крылошанскимъ съ титуломъ и характеромъ совѣтника и референта митрополичой консисторіи, гдѣ и обнялъ веденье справъ вдовичо-сиротского фонда и справъ школьныхъ Львовской архидіецезіи. Но властиво найважнѣйшая дѣятельность Ѳ. Павликова для справъ русского народа началась съ р. 1861, коли онъ отъ сельскихъ громадъ повѣтовъ бережанского и перемышлянского былъ выбранъ посломъ до сойма. Тутъ открылось ему поле до дѣйствія, самое соотвѣтное такъ для его жаркого русского патріотизма, якъ и для рѣдкихъ дарованій его живой, краснорѣчивой бесѣды. Одаренный чвезвычайною быстротою мысли, при томъ и крѣпкою бодростію духа и любовнымъ для справъ народныхъ сердцемъ, Ѳ. Павликовъ при каждой случайности, гдѣ лишь ишло о оборону правъ русского народа, выступалъ всегда первый съ готовою, основно задуманною, а громко и неразъ рѣзко голошенною бесѣдою противъ польской большости. Тожь и не диво, що по  уконченью первой соймовой сесіи, народъ русскій выбиралъ его посломъ своимъ еще и до двохъ другихъ слѣдующихъ по собѣ сесій, а то именно въ р. 1867 выбрали его такимъ посломъ сельскіи громады повѣта нодгаецкого, а въ р. 1870 повѣты Белзъ, Угновъ и Сокаль. Такъ и посольствовалъ онъ честно, а властиво боролся въ соймѣ краевомъ громко и славно за святую Русь черезъ полныхъ лѣтъ 15. Кромѣ того былъ онъ въ р. 1873 выбранъ за повѣти Бережпиы-Рогатинъ-Пбдгайцы посломъ до вѣденьской думы державной, и яко такій заступалъ тамъ-же съ ровною ревностію справы нашого народа ажь до р. 1879.

За той долгій часъ своего дѣйствованія въ соймахъ, онъ трудился еще и во всякихъ другихъ институціяхъ и Обществахъ, гдѣ лишь находилъ случайность своимъ знаніемъ и дарованіями прислужитись справѣ русско-народной, причинитись до поднесенья просвѣщенія и добробыту нашого народа. За то и удостоился онъ великого довѣрія и всякихъ почестей такъ отъ стороны властей, якъ и отъ нашихъ институтовъ и Обществъ.

Въ р. 1863 митрополитъ Яхимовичъ, намѣряючи созвати областный русско-церковный соборъ, именовалъ его членомъ комисіи, которая занималась тогда приготовленіями до того собора. Въ р. 1864 былъ онъ поставленъ ординаріятскимъ комисаремъ при испытахъ учителей школъ реальныхъ, а въ 1865 р. именованъ почетнымъ крылошаниномъ митрополичой капитулы. Въ р. 1866 отпоручники клира львовской архіепархіи выбрали его совѣтникомъ новоустроенной тогда комисіи вдовичо-сиротинского Фонда, и такимъ совѣтникомъ клиръ той выбирае его рокъ за рокомъ до нынѣ. Въ р. 1869 именовалъ его митрополитъ Литвиновичъ ординаріятскимъ комисаремъ школьнымъ для мѣста Львова и прилежащихъ до Львова селъ, а въ р. 1871 именовано его еще членомъ школьной рады мѣста Львова и школьной окружной рады, а намѣстничество членомъ комисіи бѣдныхъ Львова.

Въ р. 1870, коли „Русская Рада“, основанная еще въ р. 1848. собралась сновъ во Львовѣ на подставѣ новыхъ статутовъ, Ѳ. Павликовъ открылъ первое собраніе той Рады прекрасною патріотичною промовою, которая въ томъ-же роцѣ была и отдѣльно напечатана, а въ р. 1875 былъ онъ избранъ также предсѣдателемъ сей „Русской Рады“. Кромѣ того Ѳ. Павликовъ, будучи уже отъ давна членомъ старшихъ нашихъ Обществъ якъ „Народного Дома" и „Матицы", приступалъ также въ члены мало не всѣхъ русскихъ Обществъ, якіи за новѣйшихъ часовъ у насъ заводилися, якъ то: Общества им. М. Качковского, „Народной Читальни" во Львовѣ и пр., а въ часѣ общихъ собраній членовъ „Народного Дома", „Матицы" и Общества им. М. Качковского, былъ онъ каждого разу выбиранный до управляющихъ выдѣловъ тѣхъ же Обществъ членомъ, а Общества Качковского по четыре разы предсѣдателемъ (отъ р. 1880—1884). И, якъ сказано, всѣ тѣ почести и отличія принималъ и принимае на себе Ѳ. Павликовъ не для гоноровъ, не для величанія, а для той цѣли, щобы на благо русского народа въ каждой порѣ, въ каждомъ мѣстцѣ, при каждой случайности всѣми силами своими потрудитися, вымовою живого, громко-звучного слова своего на защиту Руси проговорити, а братію свою до дѣланья на добро подняти, заохотити и ровно же крѣпкими, якъ онъ самъ, учинити.

 Газета "Русское слово", Львовъ, 23 марта 1890 г.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.