Походы армии А.В. Суворова в 1799-1800 годах в чешском общественном мнении и прессе.

Автор: Кирилл Шевченко

Текст доклада доктора исторических наук, профессора кафедры гражданского права и процесса РГСУ, заведующего Центром евразийских исследований Филиала Российского государственного социального университета в г. Минске Кирилла Владимировича Шевченко, на международной научно-практической конференции, посвящённая 285-летию со дня рождения А.В. Суворова, прошедшей 27 ноября 2015г. в Кобринском военно-историческом музее им. А.В. Суворова.

 


 

Если для польского общественного мнения имя А.В. Суворова связано с русско-польским вооруженным противостоянием, безнадежно проигранными сражениями, национальным позором, подавлением восстания Костюшко в 1794 г. и взятием Варшавы, то восприятие великого русского полководца чешским обществом было в основном позитивным. Непосредственное знакомство чехов с Суворовым произошло в самом начале чешского национального возрождения, деятели которого только начали узнавать Россию и русскую культуру, черпая вдохновение в самом факте существования мощной славянской державы, символом которой для чехов надолго стал прославленный русский полководец и его армия.

 Контакты Суворова и его армии с чехами состоялись в 1799-1800 гг., оказав весомое стимулирующее воздействие на чешскую общественность. В это время Чехия только вступала в эпоху своего национального возрождения и чешская интеллигенция стремилась поднять престиж чешской культуры и укрепить позиции родного чешского языка, серьезно ослабленного в результате германизаторской политики Габсбургов после подавления чешского антигабсбургского восстания в 1620 г. Существование могущественной и независимой славянской державы, родственной чехам в этническом и культурном отношении, оказывало мобилизующее влияние на чешскую интеллигенцию, поощряя ее к работе на национальной ниве. Это было тем более важно, что ряд чешских национальных деятелей той эпохи, включая известного ученого – основателя научного славяноведения Йозефа Добровского, были уверены в неминуемой германизации чехов и в скором исчезновении чешского языка. Подобный пессимизм имел в то время самые веские основания, поскольку социальный престиж чешского языка, распространенного в основном среди крестьян и городской бедноты, был крайне низок; языком высшего сословия, а также языком науки и культуры в Чехии в конце XVIII – начале XIX вв. был исключительно немецкий язык.    

 Непосредственное знакомство чехов с Россией и русскими в ходе наполеоновских войн пришлось именно на тот период времени, когда чешские национальные деятели в силу упадка чешской культуры и тяжелого национального положения чехов в Австрийской империи в наибольшей степени нуждались в подобных контактах. По мнению чешских историков, контакты чехов с русскими в 1799-1800 и в 1813 годах привели к «усилению чешского национального самосознания благодаря вере в Россию, независимое славянское государство, населенное народом, говорящим на родственном чехам языке».[1]

В 1799 г. Австрия, в состав которой входили тогда чешские земли, и Россия стали союзниками в рамках антинаполеоновской коалиции. После очередного поражения от французов Вена возлагала большие надежды на военную помощь России, обещанную императором Павлом I. Во главе армии, направленной на помощь Австрии, был поставлен А.В. Суворов. При всем своем высокомерии и национальном самодовольстве австрийцы отдавали должное высоким боевым качествам русской армии и полководческому таланту Суворова. Еще в октябре 1789 г. в австрийском журнале «Politisches Journal» было опубликовано письмо одного австрийского офицера с очень высокой оценкой русских солдат и их полководца. «Как бы ни были отличны наши солдаты, однако русские в некоторых отношениях должны быть поставлены еще выше, - признавал автор. – Их послушанию, верности, решимости и мужеству нет меры…».[2] О Суворове австрийский офицер отзывался как о человеке «очень образованном, любезном, боготворимым своими солдатами и высоко чтимым нашими войсками».[3] Таким образом, к концу XVIII в. чешская общественность благодаря австрийской прессе имела общее представление о русской армии и ее полководце.

По пути к театру военных действий часть русских войск в конце 1798 – начале 1799 гг. прошла по территории Моравии через города Оломоуц, Брно и Зноймо. В марте 1799 г. А.В. Суворов останавливался в столице Моравии г. Брно, где на одном из домов в исторической части города впоследствии была установлена мемориальная доска в память об этом событии. Другая часть русской армии в июле 1799 г. прошла по территории Чехии через города Хрудим, Часлав, Прагу и Пльзень. Чешская общественность, будучи прекрасно осведомлена о полководческой славе Суворова и победах русской армии под его командованием, заранее подготовилась к встрече союзных войск. Местное чешское население тепло встречало русских солдат, воспринимая их не только как союзников по антинаполеоновской коалиции, но и как представителей родственного чехам славянского народа.

Дом Якуба Виммера (дворец Поргесов) в Праге, в котором останавливался А.С. Суворов. В столицу Чешского королевства Прагу подразделения русской армии вступили днем 11 июля 1799 года. Пражане встретили приход русских войск с радостью и ликованием. «Уже между четырьмя и пятью часами утра на улицах Праги было заметно необычайное оживление, так как к семи часам мы надеялись увидеть русских, - писал корреспондент одной из тогдашних пражских газет. – Однако всем пришлось ждать довольно долго, так как лишь к двум часам пополудни показались передовые части… От полковника до рядового – все поражают своим геройским видом…».[4]

Пражане стремились оказать максимальное содействие и помощь союзной русской армии. «Все наши пражские граждане, побуждаемые старочешским гостеприимством, усердно старались доставить возможные удобства этим прославленным и прекрасным войскам, за что эти знаменитые славяне выражали пражанам искреннюю признательность»,[5] - сообщали пражские газеты, отмечавшие в то же время, что русские войска держали себя в Чехии с большим достоинством. Характеризуя отношение русской армии к местному населению, чешская пресса констатировала, что «по отношению к нашему народу русские чрезвычайно добры и любезны; они единодушно утверждают, что на всем пути их длинного перехода они всюду были встречаемы с неподдельным восторгом».[6]

 Мемориальная доска на фасаде дома Якуба Виммера ( дворец Поргесов) в Праге, в котором останавливался А.С. Суворов.  Стремясь облегчить общение русских солдат и жителей Праги, известный чешский ученый и национальный деятель Й. Добровский во время пребывания русских войск в Чехии в 1799 г. подготовил и издал учебник-самоучитель русского языка. Пособие состояло из наиболее распространенных русских слов и выражений с их переводом на чешский и немецкий языки. В предисловии к своему пособию Добровский как признанный ученый и знаток славянской филологии подчеркивал изначальное родство и близость русского и чешского языков, которые, по его мнению, стали отдаляться друг от друга только с VI века.[7]

Бюст Александра Васильевича Суворова во дворе дома Якуба Виммера (дворец Поргесов) в Праге, в котором останавливался А.С. Суворов.  После завершения итальянского похода в конце 1799 г. на обратном пути в Россию столицу Чехии посетил сам А.В. Суворов. Часть русской армии перезимовала на территории Чехии. 20 декабря 1799 г. Суворов со своим штабом прибыл в Прагу и был размещен во дворце барона Виммера в исторической части города. Городские власти, местная аристократия и частные лица устроили в честь русского полководца целый ряд торжественных мероприятий. По сообщениям пражских газет того времени, «девушки возлагали на Суворова лавровые венки; повсюду звучали песнопения в его честь. Билеты на театральные представления в честь почетного гостя стоили в три раза выше обычной цены, но их сразу раскупали. Все восторженно приветствовали знаменитого генерала, как только он появлялся в своей ложе…».[8] 22 декабря 1799 г. знаменитой в то время труппой Гвардасони был дан торжественный спектакль в честь Суворова. Когда великий русский полководец появился в театре, вся публика приветствовала его громовым криком: «Да здравствует герой Суворов!».[9]

 29 декабря 1799 г. городские власти Праги устроили в честь русского полководца торжественный обед. Сразу после этого генерал Багратион дал в гостинице «В лазни» на пражской Малой Стране блестящий ответный бал для пражан от имени русского командования. Последнее торжественное мероприятие в честь Суворова в Праге состоялось 25 января 1800 г. в гостинице «У золотого и белого единорога» на Малой Стране. По отзывам чешских газет того времени, Суворов в этот день особенно понравился чехам своей обходительностью, непринужденностью, чувством юмора и веселым нравом. Пробыв в Праге более месяца, Суворов 28 января 1800 г. выехал через г. Високе Мито в столицу Австрийской империи Вену. Активная светская жизнь нелегко давалась Суворову, поскольку после тяжелого итальянского похода его здоровье ухудшилось, а во время пребывания в Праге он сильно простудился и страдал от постоянного кашля.

 Легкомысленная на первый взгляд череда светских увеселительных мероприятий, сопровождавших пребывание Суворова в Чехии, в действительности имела значительно более глубокий смысл и последствия. По словам современных чешских историков, «в чешских землях в это время набирало силу национальное возрождение, и знаменитый полководец из могучего славянского государства был для чешских патриотов моральным символом их освободительных усилий».[10] Примечательно в этой связи, что интерес к славянским народам и к России у Яна Коллара, одного из самых известных представителей чешского и словацкого национального возрождения, пробудился еще в детстве, когда он стал свидетелем прихода русской армии под командованием Суворова и непосредственно общался с русскими солдатами.

Рассказы очевидцев о суворовских солдатах передавались в чешских землях из поколения в поколение, став важной составной частью чешского фольклора XIX века и существенно повлияв на формирование местной русофильской традиции. Близкий к будущему первому президенту Чехословакии Т.Г. Масарику либеральный пражский «Час», популярный среди чешской интеллигенции начала ХХ в. и критически относившийся к России, признавал в январе 1904 г., что «любая критика России совершенно непопулярна в чешском обществе… поскольку речь идет о славянском государстве, к которому обращены симпатии всего славянского мира».[11]

Впоследствии, продолжая суворовские традиции, русская армия не раз становилась орудием пробуждения славянских чувств и катализатором национального движения славянских народов Австрийской империи. Так, русинское и словацкое население Венгрии восторженно встречало русскую армию под командованием И.Ф. Паскевича, вступившую в 1849 г. для подавления венгерского антигабсбургского восстания. На местных русинов произвело ошеломляющее впечатление то обстоятельство, что солдаты самой мощной армии в Европе «по-нашему говорят» и «по-нашему молятся». Видный деятель национального возрождения угорских русинов А. Духнович вспоминал, что самой большой радостью в его жизни был момент, когда он в 1849 г. «впервые увидел славную русскую армию. Я не могу описать чувство восторга, которое возникло у меня при виде первого казака на улице Прешова, - вспоминал Духнович. – Я плясал и плакал от радости».[12]

Суворов и его пребывание в Праге надолго сохранилось в исторической памяти чехов. В 1900 г. в столетний юбилей посещения Суворовым Праги в городе Телч на чешском языке была издана брошюра под символичным названием «Суворов, великий генерал».[13] Влиятельная пражская газета «Народни политика», отмечая столетний юбилей пребывания Суворова в Праге, писала в мае 1900 г.: «Суворов – один из самых интересных полководцев всех эпох.  По своему характеру это был суровый, бесстрашный и требовательный к себе и другим человек, глубоко порядочный, но при этом совершенно бескомпромиссный…».[14] 

Ассоциация чехами полководческого таланта Суворова и непобедимости его армии с военным могуществом России способствовала тому, что в своих комментариях к начавшейся в 1904 г. русско-японской войне вся чешская пресса, отмечая прогресс и силу японской армии и флота, тем не менее, единодушно симпатизировала и предсказывала победу России. «Как славяне, мы надеемся и верим в победу русского оружия»,[15] - писал влиятельный пражский «Час» 9 февраля 1904 г. Последующие неутешительные известия с Дальнего Востока о поражениях русской армии от японцев были крайне болезненно встречены чешской общественностью и прессой. Не ставя под сомнение героизм простых русских солдат, матросов и офицеров, основную вину за поражения русской армии от японцев чешская пресса возлагала на просчеты высшего политического руководства и военного командования Российской империи.[16]

 

* * *

 Несмотря на некоторые сложности в чешско-российских отношениях после распада Чехословакии в 1993 г. и последующей интеграции Чехии в евроатлантические структуры, память о славных победах русской армии живет и в современной Чехии. В декабре 2005 г. в ходе торжеств по поводу двухсотлетнего юбилея битвы при Аустерлице (чеш. Славков) в южной Моравии по инициативе чешской общественной организации «Klub Rusko» (Клуб «Россия») неподалеку от места знаменитой битвы был открыт памятник М.И. Кутузову. Средства на строительство данного памятника были собраны чехами. В своих речах при торжественном открытии памятника представители чешской общественности и некоторые чешские политики подчеркивали, что самые первые впечатления о России и русских у чехов формировались под воздействием их контактов с солдатами непобедимых армий Суворова и Кутузова.

 

Шевченко Кирилл Владимирович,
   доктор исторических наук,
заведующий Центром евразийских исследований
Филиала РГСУ в Минске

 


[1] Československý časopis historický. Přehled československých dějin I. Příloha 2. Ročník II. 1954. S. 99.

[2] Цветков С.Э. Александр Суворов. 1730-1800. М., 2005. С. 228-229.

[3] Там же. С. 229.

[4] Федоров Я. Суворов в Праге // Славяне. 1944. № 7. С. 32.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Францев В.А. Очерки по истории чешского возрождения. Варшава: Типография Варшавского Учебного округа, 1902. С. 31.

[8] http://suvorov.sweb.cz

[9] Федоров Я. Суворов в Праге // Славяне. 1944. № 7. С. 32.

[10] http://suvorov.sweb.cz

[11] Čas. 24 ledna 1904. Číslo 24.

[12] Magocsi P.R. The Rusyn-Ukrainians of Czechoslovakia. A Historical Survey. Wien, 1983. P. 25.

[13] Suvorov, velký generál. Telč, 1900.

[14] Národní politika. 31 května 1900.

[15] Čas. 9 února 1904. Číslo 40.

[16] Шевченко К.В. «Как славяне, мы верим в победу русского оружия…». Начало русско-японской войны в чешской прессе // Русско-японская война 1904-1905. Взгляд через столетие. Международный исторический сборник под редакцией О.Р. Айрапетова. Москва, 2004. С. 553.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.