На украинском направлении – II. (Первые итоги)

Автор: Игорь Гуров

Украина 2014С ужасом и болью все мы смотрим на события, происходящие с несчастной братской Украиной. Вместо разоружения, денацификации и психологической реабилитации представителей уже многотысячных, но пока ещё не массовых праворадикальных военизированных группировок на наших глазах происходит их интенсивная милитаризация и легализация под видом украинской «национальной гвардии», а также дальнейшее наращивание их численности. Вместо переговоров с донецкими и луганскими ополченцами по вопросу будущей федерализации страны и созданию действительно демократической системы формирования органов власти на Юго-Востоке, наблюдается лишь раздача мятежных регионов на откуп олигархам и военное подавление любых попыток сопротивления русского населения действиям самозваной киевской власти. А тем временем «цивилизованная» Европа сходит с ума от лени, сытости и самонадеянной самоуверенности и не желает замечать возрождения бандеровского фашизма на Украине.

 Зимний этап стихийной махновщины киевского майдана постепенно перешел в весеннюю фазу запланированной агрессивной бандеровщины – жестокой тоталитарной идеологизированной бандитской структуры с изуверским наследием кошмарных событий Второй мировой войны, хотя внешне действия киевских узурпаторов прикрываются формально «демократическими» институтами и процедурами. Между тем последователи гитлеровского пособника и нацистского преступника Степана Бандеры ныне не только входят в состав руководящей киевской хунты, но и играют в ней всё более заметную роль, навязывая стране и народу в завуалированных формах фашистскую идеологию и пещерную русофобию.

Какова история появления необандеровщины на Украине? Попытаемся дать на это ответ. В конце 1980-ых гг. мне довелось подолгу жить на Украине и много общаться с киевской креативной молодёжью и интеллигенцией, часть представителей которых вместе с участниками западноукраинских оппозиционных групп и стали одним главных источников возрождения современного украинского неонацизма.

Следует отметить, что киевская интеллигенция по причине своего столичнореспубликанского снобизма и завышенной интеллектуальной самооценки даже во времена существования СССР была склонна к фрондёрству (эпатажной оппозиционности). Ещё тогда у столичных киевских интеллектуалов типичными для самовосприятия были штампы:  "мынетакие", "москвадостала", "насобъедают". Примерно с 1987 г. в Киеве и в некоторых областных центрах Западной Украины под лозунгами политического обновления начали зарождаться первые «перестроечные» организации (наподобие экологических движений, вызванных к жизни Чернобыльской катастрофой). А в подполье к тому времени уже действовали мелкие оппозиционные группы общедемократического, правозащитного, национал-демократического и даже националистического направления. В 1988 -1989 гг. в Киеве при районных комитетах комсомола также появились «неформальные» молодёжные клубы, в которые стали активно привлекаться представители креативной молодёжи. Тогда же возникла организация "Спадчина" (Наследие), активно культивировавшая идеи популяризации исторического наследия УССР, а заодно и проекты дальнейшей украинизации её общественной жизни. В эту структуру входила уже не только «перестроечная» молодёжь, жаждавшая политических перемен, но и более взрослая публика. За спиной её руководителей маячили фигуры бывшего бандеровца - «народного писменника» Дмитро Павлычко и паталогического русофоба-мазепинца, воспитанника московских школ и вузов Юрия Ильенко, озлобленное и извращенное воображение которых постоянно штамповало для скармливания молодым балбесам бесчисленное количество русоненавистнических сказочных измышлений на исторические и фольклорные темы.

Журнал НационалистЧерез эту взрослую русофобскую братию в руки молодёжи стали всё чаще попадать старые издания ОУН и близких к ней националистических организаций, напечатанные ещё в период предвоенной Польши и гитлеровской оккупации. И украинская общественно-активная молодёжь стала пропитывать свои мозги бандеровщиной как идеологией, альтернативной для закосневшей в догматизме забюрократизированной номенклатурной КПСС. Тем временем в Киеве и в областных центрах Украины как грибы после дождя начали возникать студенческие национал-перестроечные организации наподобие киевского товарищества "Громада". Возникли также разные фракции первой оппозиционной общесоюзной партии - т.н. Демократического союза. Сначала идеи, распространяемые в среде неформалов и общественников были вроде бы неплохими: любить свою историю, возрождать культуру (фольклор), сохранять язык, бороться против крайней бюрократизации и застойных явлений в общественной жизни и экономике. Однако постепенно почти все эти организации стали в ускоренном темпе бандеризироваться. В 1990 году киевская необандеровская публика на фоне развала Советского Союза объединилась с бандеровскими группами со всей Украины (особенно Западной). С этого года необандеровщина окончательно оформилась и структурировалась. Была налажена прямая связь с представителями бандеровского зарубежья (за полвека до этого спасенными и законсервированными в далёких эмиграциях американскими и германскими спецслужбами), откуда поступало огромное количество пропагандистских материалов и технических средств. В качестве главенствующей идеи среди новых бандеровцев утвердилась мечта о "Великой Украинской Державе" и откровенная русофобия под видом борьбы против "советского и российского империализма", однако не отталкивавшая от себя дерусифицированных субъектов с русскими фамилиями, готовых отречься от русского имени ради призрачной украинской "великодержавности" (по принципу крови, "почвы" и "мовы"). Появилась объединенная организация, претендующая на роль ведущей среди неонацистов - Украинская национальная ассамблея - Украинская народная самооборона (УНА – УНСО), структура с большим процентом последователей из числа украинских студентов, пэтэушников и старшеклассников, с лозунгом "От малороссийского болота к Украинской державе" и жутковатыми шутками наподобие: "Утопим москалей в жидовской крови". Тогда это были всего лишь романтичные подростки, но уже с повадками молодых волчат, которые они стали активно развивать для будущих войн с "российскими империалистами" и во имя насаждения всеобщей украинизации на бескрайних пространствах Великоукраинской Державы (и посылая для этого тогдашних "воныжедитей" на войны в Приднестровье, Грузию, Карабах, Абхазию и Чечню для приобретения опыта). Ну а 1991 год с его смутой и развалом СССР лил воду уже на их мельницу. Изворотливый и беспринципный президент Кравчук (бывший первосек КПУ) тут же провозгласил ускоренную всеобщую украинизацию и в том же году приступил к активной рассылке по всем партийным структурам постановлений и инструкций, предписывавших осуществлять партийный курс на полное отделение Украины от СССР. Во времена его же первосекретарства в Киеве стала приобретать влияние генерация амбициозных политических выскочек из числа второсортных писателей и публицистов (типа Драча, Хмары и им подобных), выступавших под личиной народных рухов за перестройку и тому подобных движений. А в период кравчуковского президентства незалежные и свидомые «историки» быстро перекрасившиеся из ультрасоветских воспевателей «Славы КПСС» в ультранационалистических агитаторов «подвигов Бандеры» и «значения Голодомора» стали во всю публиковать новосочинённые учебники истории Украины, переполненные завалами исторического мусора и фальсификациями с откровенно русофобским душком.

Привлеченные под сентиментальные слезливые песенки про подвиги запорожских казаков, австро-венгерских «сичовых стрельцов» и западэнских «героев УПА», а также совместные поездки к местам «боевой славы» бандеровских живодёров середины XX-го века новообращенные молодые националисты - «воныжедиты» первого поколения образца 1989 - 1991 годов, составили костяк зарождающихся украинских националистических группировок. Их отличали почти комсомольские лица, вдохновлённость возрождённой идеей "укробатьковщинизма", двухполюсное черно-белое мышление, а также склонность к дешевому актерству и сентиментальному русоненавистническому псевдопатриотизму («Украина – это АнтиРоссия»). Логика их сознания отличалась крайним примитивизмом и строилась на убогой схеме: раз КПСС - это плохо, то ОУН - это уж точно хорошо. Вот из таких контуженных перестройкой "национальных активистов" и вырастали будущие тягнибоки, парубии, ляшки, яроши и им подобные погромщики Украины. А верховодили и программировали таких бывших «детей» профессиональные бандеровские оборотни со стажем типа поэта Павлычко и Шухевича-младшего.

Сегодня только на первый взгляд кажется, будто киевская хунта, её новое «легитимное» порошенковское прикрытие и сформированный ими аппарат представляют собой коалицию либеральных и националистических партий. На самом деле все эти группировки оказались переполнены необандеровцами и украинскими национал-фашистами, которые последние годы, действуя методом веерной инфильтрации, просачивались в актив основных политических партий, будучи неофициально друг с другом тесно связаны и давно знакомы. Например, представитель руководства "Батькивщины" Андрей Парубий ещё в 1991 году вместе с Олегом Тягнибоком (лидером нынешней "Свободы") создавал неофашистскую "Социал-национальную партию Украины". А лидер "Тризуба им. Бандеры" и "Правого сектора" Дмитрий Ярош являлся консультантом-помощником одного из лидеров партии "Удар", а в прошлом - ющенковской "Нашей Украины" и нынешним руководителем СБУ Валентином Наливайченко. Кстати, в конце 1980-ых - начале 1990-х гг. кое-кто из будущих застрельщиков киевского майдана подвизался на собраниях упомянутого ранее киевского общества "Спадчина", на которых постепенно и вызревали многие националистические и русофобские проекты, позднее воплощенные в жизнь их создателями.

Стоит также отметить тот факт, что наиболее «свидомая» часть населения Украины состоит из далеко не самых адекватных людей, зараженных не скрываемой завистью к любым успехам России, а также охваченных и маниакальной жаждой реванша, комплексом «культурного превосходства» и сладкими грёзами о скором пришествии на Украину плодов воплощения в жизнь «великой европейской мечты» новоизобретенного постсоветского и постмодернистского «украинства». Любопытен и нацсостав этих самых «щирых украинцев», состоящих из нового столичного киевского истеблишмента, оторвавшегося от своих подлинных корней. Например, министр внутренних дел Аваков - армянин, родившийся в Баку, днепропетровский сатрап Коломойский – еврей, от которого с ужасом открещивается большинство украинских и израильских евреев, Тимошенко, Порошенко, Яценюк и Турчинов – вообще лица смутного происхождения и какой-то шарахающейся самоидентификации. Вроде бы украинцы Кличко и Ляшко успели отметиться своей нетрадиционной ориентацией. От заявлений Тягнибока и Фарион порою за версту веет клиентурой психиатрической лечебницы. Поступки Яроша и Наливайченко также заставляют задумываться об их странных комплексах и паталогиях. В сущности, правящая киевская политтусовка - это собрание безродных авантюристов, лишь прикрывающихся украинской "мовой" из корыстных соображений. Перечисленные проходимцы – это профессиональные «перекруты» - известные в украинской истории ещё со времен Выговского и Мазепы высокопоставленные перебежчики и оборотни.

Нынешние киевские властители представляют собой группу элитных политических перевёртышей, эксплуатирующих якобы национальную идею и использующих в качестве шпаргалок бредовые историософские схемы, сочиненные бандеровскими «австроукрами» в своих послевоенных канадских эмиграциях. Анализируя сочинения, которыми на протяжении последних десятилетий отравлялись души жителей Украины, в качестве наиболее употребляемых элементов таких схем можно выделить следующие украинские исторические мифы и сопутствующие им идеологические болезни:

1)      Анекдотичный миф о великих «украх» - особых арийских племенах, от которых происходят  расово чистые украинцы, в отличие от русских – потомков финно-угорских племён и тюрков;

2)      Миф о «насильственной русификации» Украины, и в первую очередь 8 юго-восточных областей, якобы проводившейся последние 300 лет в отношении «исконно украинских» областей Юго-Востока, забывая упомянуть, что до прихода переселенцев из Российской империи здесь было лишь Дикое поле с различными ордами татарских кочевников и отдельными турецкими крепостями;

3)      Миф о бандеровской борьбе с фашизмом (почти антифашизме), и врожденном «свободолюбии» украинцев, особенно «западных». Не следует изображать западэнского нациста - конкурента гитлеровцев в борьбе за сферы влияния, исповедовавшего и практиковавшего ту же идеологию и практику - в качестве якобы антифашиста. Хотя и среди бандеровцев встречались несчастные люди, насильно мобилизованные в банды и принужденные соучаствовать в кровавых злодеяниях украинских националистов, но это лишь подтверждает факт нацистской природы бандеровского фашизма;

4)      Миф об ужасном «восточном монстре» – русском соседе, который вечно угрожает своему более западному и более цивилизованному соседу-украинцу и нависает над ним в виде дикого хищника и от которого надо как можно сильнее отдалиться и отгородиться (вариант польского мифа о Речи Посполитой – передовой крепости Запада, обороняющего его от посягательств восточных варваров);

5)      Синдром западэнской заносчивости и культа западенского «культурного превосходства» (мол, мы ближе к Европе и оттого более «цивилизованные», а значит вправе поучать своих более «отсталых» и диких восточных соотечественников);

6)      Идея реванша в отношении к России (мол, украинцы – первородные славян, которых незаслуженно обделили государственностью и ресурсами в имперский период и которых Россия продолжает угнетать и использовать в своих интересах);

7)      Наконец, застарелый синдром Старовойтовой – Ремчукова. Повсеместно навязываемая точка зрения либеральной постсоветской интеллигенции, которую осенью 1988 года в своих телеинтервью выдвинула известная ультралибералка Г. Старовойтова в отношении русского населения Латвии, и которую 09.04.2014 г. в программе «Политика» снова повторил бывший депутат Государственной Думы РФ от партии СПС известный журналист К. Ремчуков, возмутившийся тем, почему русские дети на бывших русских территориях, подаренных партийными вождями какой-нибудь из новосозданных квазигосударственных республик не зубрят титульный язык, и не желают его использовать в повседневной жизни, а наоборот пытаются отстаивать свой родной русский язык, являющийся основным языком общения на этих землях на протяжении нескольких последних столетий. Под воздействием этого порочного «синдрома Ремчукова» ультралибералы не в силах признать, что учить новый государственный язык – это всего лишь право жителей Юго-Востока Украины (Новороссии и Донбасса), а не их принудительная обязанность.

 Книга про УПАХотелось бы также обратить внимание на один весьма примечательный факт. Дело в том, что в ведущие украинские информационные структуры после 1991 года были инкорпорированы профессионалы информационных войн - известные пропагандисты с  скандальной американской радиостанции Радио Свобода, занимавшейся идеологическими диверсиями против Советского Союза в годы холодной войны, а также потомки беглых бандеровцев, прибывшие в Киев из США и Канады, и эпатажные украинские националисты,  вышедшие из собственного интеллектуального подполья и прошедшие обучение в американских и других западных вузах в 1990-е – 2000-е годы. А ведь экспортно-революционные события на киевском майдане начались именно с твиттерных призывов к протестным акциям, организованных киевским тележурналистом Мустафой Найемом из «Савик Шустер студии» - учеником и сотрудником телепрограмм известного ветерана холодной войны и бывшего корреспондента Радио Свобода, а ныне известного украинского телеведущего Савика Шустера.

Политическая глупость, зависть и жадность ведут украинскую элиту к действиям, провоцирующим развал страны. Какое бы заявление "свидомой" киевской и львивской элиты по отношению к Юго-Востоку мы не прочли - повсюду сквозит комплекс надуманного превосходства над "русификованными схидняками". Впрочем в стране есть ещё и особая олигархическая прослойка (в том числе и в Центре и на Юго-Востоке), которая за деньги и власть готова навязывать жителям своих регионов любой язык, хоть эскимосский или папуасский, и при этом изображать себя сверхсознательными украинцами. А уж в политических пристрастиях они готовы провозгласить себя и бандеровцами, и берьевцами, и обамовцами и любыми экстравагантными "гомофилами", лишь бы на этом можно было ещё больше разбогатеть.

Поэтому не вижу ничего удивительного в том, что вожди и спонсоры майдана (порошенки, клячки и пр.) заранее назначают себя победителями на прошедших президентских и муниципальных "выборах". Центральная власть полностью находится в их руках ещё с февраля 2014 года. Пустая формальность по псевдолегитимизации этой власти киевскими самозванцами не решит острейших проблем, стоящих сегодня перед Украиной. Ново-старая киевская политическая и экономическая элита пытается закрепиться у власти и увековечить за собой обладание ею.

Досрочные «победители» избирательной гонки уже объявили о том, что собираются применить военную силу для  уничтожения донбасских ополченцев и усмирения мятежного Юго-Востока. А боевиков Правого сектора и других националистических группировок они продолжат легализировать под видом формирований «национальной гвардии». Заявления Порошенко о "евровыборе украинцев" - это, по-существу, подтверждение стремления киевской верхушки не только вступить в ЕС, но и затащить Украину в НАТО, окончательно нацелив её против России. Федерализировать страну и предоставлять большую самостоятельность регионам киевские правители не станут, зато  с легкостью передадут их территории вместе с населением на откуп подходящим олигархам. Они окончательно бандеризируют украинское образование, историю, культуру. Вместо изучения русского языка в качестве второго обязательного везде введут преподавание языка английского. И ещё лет на 20 продолжат при помощи всех своих СМИ бесконечную промывку мозгов в целях превращения населения Украины из «малороссийского киселя» в «новую европейскую нацию», скрепив её «единство» пролитой кровью «врагов нации».

Игорь Гуров

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.