Кому нужна «сибирская нация»

Автор: Александр Добровольский

 

Игра-стратегия Украинство - как проект разделения русского народа с последующим дроблением Русского Мира на множество государственных образований имеет давнюю историю. Он не ограничивается только собственно украинством, приведшим к распаду Российской империи, и в последующем СССР. Этот процесс будет идти и далее, дробя уже собственно украинцев, белорусов и русских на все более мелкие народцы.   Варфоломей Копитар, дворцовый библиотекарь в Вене, еще в 40-х годах XIX века работал над планом мирной агрессии в отношении России. Он ставил задачей, чтобы каждая деревня там писала по-своему.  Над этим стратегическим планом и сейчас продолжается работа посредством многочисленных НПО. Зачастую необдуманная национальная политика центральной власти приводит к тому, что сепаратизмом  больна Украина, в Белоруссии становится модным литвинство.  Ну а в России, кроме проблем с сепаратизмом угро-финских и тюркских народов, появилась еще одна -  один за другим стали заявлять о себе  мифические народы такие как меря. Это уже круче литвинов. Они даже своё кино успели снять, и получить за него поощрительный приз в Венеции (в правильном направлении идут товарищи). Есть ещё сибиряки, у которых тоже все по серьёзному - даже свой язык придумали (однако денег стоит немалых).
Приводим статью Александра Добровольского, в которой он размышляет над тем кому это все надо.

(Редакция З.Р.)

В стране еще толком не успела начаться Всероссийская перепись населения – переписаны лишь первые 270 000 человек в самых отдаленных и труднодоступных районах Забайкалья, Дагестана и Горного Алтая – но уже появились первые и неожиданные проблемы.

Как показали социологические исследования, всего 64% россиян вообще знают или «что-то слышали» о том, что в стране с 14 по 25 октября пройдет перепись населения. Хотя три четверти населения страны готовы участвовать в переписи, но целых 11% не хотят этого и не пустят к себе переписчиков. Доля положительно настроенных к переписи еще ниже среди молодежи в возрасте 18–24 лет – всего 69%. Из тех, кто переписываться вообще не собирается, 52% сделают это потому, что или скрываются от службы в армии, или прячутся от налоговых органов, или просто не желают сотрудничать с властью. А из тех, кто все же готов встречаться с переписчиками, 19% заявили, что будут скрывать от них информацию о себе или ее часть.

Сами по себе эти данные – вещь тревожная. Они ясно указывают на высокую апатию населения, его усталость от действий властей, неверие в государство и его реформаторство, а также в то, что от правительства можно ждать позитивных изменений в жизни. Т. е. это – те причины, которые в последние годы заставляют многих россиян не участвовать даже в местных выборах. По сути дела, налицо – неверие людей в заявленные властью идеалы, а также то, что социальная политика государства не поддерживается и даже отвергается значительной частью общества.

Есть и еще одна проблема. Уже первые пробные мероприятия по переписи населения в сибирских регионах показали, что во многих местностях этнически русские люди даже не хотят считать себя русскими, а изобретают новые национальности вроде «сибиряков» или «русскоустьинцев». В якутских СМИ появились обращения к жителям сел, расположенных в низовьях реки Индигирки, где живут потомки русских переселенцев из Новгорода, с призывом указывать свою национальность не как «русские», а как «русскоустьинцы». В других местностях столь же организованно жителей призывают именовать себя не русскими, а «сибиряками», как будто такая национальность вообще существует. Официально перестали считаться русскими жители чукотского села Марково, являющиеся потомками смешения русских казаков и местных чукотских родов. Они даже добились официального признания своей принадлежности к чуванцам – одному из малочисленных народов Севера.

Кстати, нежелание людей считать себя русскими и вообще гражданами России, сепаратистское по своей сути, проявилось в последние 20 лет и уже отмечено во многих регионах. Например, в Калининградской области оно проявляется в форме некого эпатажа вроде требований жителей Калининграда называть свой город Кенигсбергом и, соответственно, самим жить в подобии немецкого города. Или в виде включения в Конституции ряда российских автономий пассажа о том, что они обладают полным государственным суверенитетом, что противоречит российским законам. Или попыток назвать государственным языком Якутии наряду с якутским и русским еще и английский, как это было в 90-е годы.

Что касается призывов общественной организации «Русскоустьинцы» к жителям сибирских сел не называть себя русскими, то и они не новы. Село Русское Устье было основано в конце ХVI в. переселенцами с Русского Севера: оно было своего рода форпостом освоения северо-востока Сибири, а затем и дальневосточных рубежей русскими переселенцами. Их жители, действительно, сумели сохранить древние язык и традиции Русского Севера, утраченные в западной части страны; этнографы выделяют их в некую культурно-этнографическую общность со своим старорусским говором и фольклором. Но требование официально признать за ними принадлежность к некой отдельной национальности выдвигается впервые.

Естественно, это ведет страну к дальнейшей дезинтеграции, как это уже произошло с Советским Союзом, где националисты в 80-е годы сумели разорвать многовековые связи народов единой страны, делавшие ее сильной и влиятельной. Появившиеся на месте бывших советских республик государства – зачастую слабые и зависимые от других стран – оказались не способны к нормальному самостоятельному развитию.

Вступившие в Евросоюз республики Прибалтики, например, тут же отказались от части суверенитета; их внешнюю, экономическую и фискальную политику определяют теперь центральные органы Евросоюза в Брюсселе. Крупные балтийские промышленные предприятия обанкрочены в соответствии с директивами ЕС, а страны погрязли в долгах из-за резкого сужения налогооблагаемой базы. Безработица в Прибалтике, неслыханная во времена СССР, уже достигает 19-20%, хотя эстонцы, латыши и литовцы и получили право ездить по всему пространству ЕС, предлагая свои услуги в качестве сантехников, уборщиков мусора, нянек в богадельнях и официанток в ресторанах.

Положение мелких стран, которые появились на месте бывшей Югославии, только показывает, что их зависимость от других – норма, а не исключение. Раньше Черногория, Босния и Герцеговина или Македония были частью большой страны с суверенной внешней и внутренней политикой, в значительной степени определявшей состояние экономики всей Европы. Теперь Балканы – конгломерат слабых и зависимых стран-лилипутов, чьи правители управляются телефонными звонками из Брюсселя. Или из Вашингтона – с требованиями разместить на их территории базы НАТО. Македония и Косово эти базы уже разместили, и теперь их полиция не имеет права задерживать на дорогах натовские автомобили даже за совершенные теми ДТП.

Нынешние попытки сибирских и иных националистов изобретать новые нации и национальности ведут к искусственному дроблению русских, их ослаблению и растаскиванию на десятки этносов, подэтносов и миниэтносов. А перепись населения, которая проходит в ситуации нынешнего серьезного этнического и демографического кризиса, может быть использована, чтобы показать: русские в России уже не составляют большинства или являются незначительным большинством. В конечном итоге это ведет страну к краху.

Редакция КМ.RU получила интересное письмо дьякона Андрея Белоуса из Ангарска. Клирик Иркутской епархии Русской православной церкви, он своими глазами наблюдает рост в Сибири активности людей, заинтересованных в объявлении ее жителей не русскими, а «сибиряками». Причем этих представителей местной интеллигенции не смущает и то, что новая нация, которую они хотят провозгласить в Сибири, полностью не отвечает ни одному из главных признаков нации. Как пишет в своем письме Андрей Белоус, «определение нации говорит, что это – исторически сложившаяся устойчивая общность людей, для которой свойственна общность территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика (часто – религии). Однако у большинства современных жителей Сибири просто нет за плечами той истории, за которую эта общность могла сложиться в нацию».

Дьякон Белоус подчеркивает, что нация обычно складывается в процессе совместной жизни не одного и не двух, а десятков поколений людей, чего нет у русских жителей Сибири, которые начали расселяться в ней в основном в ХХ веке. Нет у сибиряков и общей плотно заселенной территории, поскольку огромные расстояния и отсутствие дорог объективно скорее разделяют сибирское население, а не делают его единым. Из-за этого Сибирь сейчас, по сути, состоит из суммы отдельных заселенных регионов, разделенных огромными безлюдными пространствами. Экономические связи Сибири крайне разнонаправленные, причем достаточно пройтись по сибирским магазинам, чтобы увидеть три основные группы продуктов: произведенные в Сибири, в Центральной России и в Китае. Причем если местные товары – это в основном продукты питания, а из Центральной России завозят промышленные товары, то Китай представлен и теми, и другими. В результате «по этому признаку получается, что мы – не сибиряки, а китайцы, что совсем уже полная чушь», пишет дьякон Белоус.

Что касается четвертого признака нации – общего языка, то никакого «сибирского языка» или говора нет. Как нет у сибирских жителей и значительного числа слов, которые бы использовали только они и не использовали жители Центральной России. Если такие слова и были в XIX в., то в ХХ-м почти полностью исчезли. Нет также и заметных особенностей произношения: хотя в диалектах могут иначе склоняться существительные или глаголы, но ни о каком «сибирском языке» не может быть и речи.

Сибирская культура и духовность особо не отличаются от русской культуры и русских традиций. Общей с европейскими русскими жителями является и православная религия, объединяющая сибиряков с остальной Россией. Поэтому на самом деле инициаторами провозглашения «нации сибиряков» движет, по мнению дьякона Белоуса, экономический интерес местных нуворишей и бюрократов, их нежелание делиться с центральной властью налогами и прибылями, стремление оставлять их у себя, чтобы обогащаться еще стремительнее, чем сегодня.

Но известно, что сепаратизм так же бесконечен, как и атом. Желание сибиряков отгородиться от остальной России под предлогом «сибирской нации» и создать подобие «Сибирской Республики» неминуемо вызовет у жителей Новосибирской или Иркутской области желание создать уже свою «нацию новосибирцев» и такое же государство – благо территория позволяет и ресурсы имеются. Или жители Тюмени, в свою очередь, могут решить, что иркутяне или новосибирцы их «объедают», и тоже захотят провозгласить свой суверенитет… И на карте России начнут появляться слабые и нежизнеспособные «страны», которые тут же будут подпадать под влияние и контроль Китая, Турции с Ираном или заокеанского дяди Сэма. А их правителям (как сегодня – лидерам суверенных стран Балтии и Балкан) придется «отдавать под козырек» в ответ на приказания из чужих столиц, чьи жители говорят вовсе не на общем с ними русском языке.

Хотя, конечно, такой расклад – из области фантастики. Но все же наводит на размышления. Так что грядущая перепись населения будет важным этапом в общественном самосознании россиян.

 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.